Мудрый Юрист

Судебный поединок в древней руси как вид внесудебного разбирательства

Смирнов Александр Михайлович, старший научный сотрудник Научно-исследовательского института Федеральной службы исполнения наказаний России, кандидат юридических наук, доцент.

Излагается социально-правовая природа и механизм реализации судебных поединков во времена Древней Руси, в эпоху зарождения ее судебной системы, рассматривается эволюция государственного реагирования на совершение данных поединков, содержащих в себе элементы самосуда.

Ключевые слова: судебный поединок, самосуд.

Judicial duel in Ancient Russia as a type of extra judicial dispute

A.M. Smirnov

Describes the social and legal nature and mechanism of implementation of court fights in Ancient Russia, in the era of the birth of its judicial system, the evolution of the state to respond to the commission of these fights, which contain elements of lynching.

Key words: court fights, lynching.

Защита прав, свобод и законных интересов личности от различных посягательств не всегда была в России прерогативой государства.

Древнее судопроизводство, находясь на начальном этапе своего развития, в сравнении с современным было несовершенно (хотя, конечно, и эффективность современного суда вызывает сомнения). Полученных доказательств порой не хватало или было недостаточно, чтобы с уверенностью говорить, какая из сторон (обвинения или защиты) более права. Процедура обнаружения и сбора необходимых доказательств была неразвита.

Поэтому древние славяне разработали своеобразный институт, способный, по их мнению, поставить точку в затяжных, непонятных или дискуссионных судебных разбирательствах, коим стал так называемый судебный поединок - своеобразный способ отстаивания своих прав, разрешения имущественных и иных споров во внесудебном порядке.

Победитель указанного поединка считался выигравшим судебное разбирательство, и все обвинения с него снимались, поскольку согласно поверьям древних славян, правду всегда поддерживают высшие силы и помогают ей одержать вверх над реальным причинителем вреда, стремящимся утаить от суда свою вину.

Можно с уверенностью говорить, что судебные поединки были проявлениями самосудных расправ над обидчиком, допускаемых в то время государством.

Согласно представлениям славян, исход всякой битвы решался высшим божеством. Народ смотрел на поединки как на божью правду: "Дай, господине нам с ними (соперниками) божью правду, - говорили судье истцы или ответчики. - Да лезем с ними на поле биться".

Поэтому в любых раздорах и конфликтах считалось, что, даже если обиженный восставал с оружием на обидчика, божество должно было помогать правому и карать нарушителя священных законов.

Таким образом, судебные поединки имели большое значение для более честного и справедливого суда, поскольку допустимость их назначения оказывала сильное психологическое воздействие на каждую из состязающихся сторон, заставляя их подумать, прежде чем говорить неправду или оклеветать невиновного.

Древние славяне были уверены, что именно невиновный склонен возмутиться на суде настолько, чтобы забыть о риске для жизни и души (известно, что убийство, кроме как на войне, считалось смертным грехом, не отпускаемым Церковью).

Судебный поединок мог назначаться как царем (князем), так и по требованию спорящих сторон.

В первом случае это было связано, во-первых, с тем, что в то время государство на Руси еще не было сильно развито и не делегировало себе полное право на насилие, а во-вторых, в ходе судебного разбирательства иногда было невозможно решить, кто прав, а кто виноват, в третьих, причиной могла быть обычная лень или нежелание представителей знати разбираться в многочисленных спорах мирян.

Арабский писатель Мукаддези, занимавшийся исследованием традиций русских людей, пишет: "Когда царь решит спор между двумя тяжущимися, и они решением его останутся недовольны, тогда он говорит им: Разбирайтесь мечами своими - чей острее, того и победа".

Во втором случае спорщики выступали перед князем с ходатайством о назначении поединка в связи с невыносимой для них судебной волокитой и нежеланием (или неготовностью) платить взятки участникам судебного процесса. Поединок, таким образом, был своеобразным средством ухода простого народа от коррумпированности князей и церковников, окончательное решение которых зависело от того, какая сторона сколько и чем заплатит.

В подобных условиях, по мнению славян, рассматриваемый поединок был более скорым, дешевым способом разрешения спора и помогал избежать неправосудия, поскольку являлся абсолютно справедливым, т.к. его исход решался не усмотрением князя или представителя церкви, а беспристрастными высшими силами, Богом.

Поэтому не случайно право требовать от суда назначения судебного поединка в Древней Руси приобрело у обычных граждан большую популярность.

Распространенность данных поединков и решение споров самочинно на Руси было связано с тем, что сборник руководящих начал и правил, регламентирующих все стороны жизни славян, коим являлся "Домострой" попа Сильвестра, еще в XVI в. настоятельно рекомендовал согражданам не выносить споры на уровень государственных, общественных и церковных институтов <1>.

<1> Домострой: полный текст; Сильвестров. ред. URL: http://www.bibliotekar.ru/index.files/2-3.htm.

Судебный поединок настолько укоренился в славянском обществе, что уничтожить его в то время было невозможно. Князьям и священникам ничего не оставалось, как признать его своеобразной альтернативой судебной системы.

У славян судебный поединок получил название "поле". Последующие законы определяли случаи, в которых оно дозволялось, определяли вид оружия, с которым обязаны были сражаться бойцы, и самый ход борьбы.

В частности, Псковская судная грамота (1467 г.) <2> в ст. ст. 10 - 28 строго регламентировала основания назначения судебного поединка и правила его проведения.

<2> Псковская судная грамота / Пер. Л.В. Черепнина и А.И. Яковлева // Исторические записки. М., 1940. Т. 6.

Традиционно в судебном поединке сражались мужчины. Однако Псковская Судная грамота постановляла, что на "поле" могли выходить не только мужчины, но и женщины.

По общему правилу бой должен быть равный, и потому дозволялось сражаться бойцу с бойцом, а небойцу с небойцом. "Небойцами" считались малолетние, престарелые, больные, увечные и женщины, а по Судебнику 1497 г. <3> - и священник против взрослого и здорового мужчины.

<3> Российское законодательство X - XX веков. М., 1985. Т. 2.

"Небойцам" давалось право нанимать и ставить вместо себя бойцов, т.н. "наймитов".

Так, например, согласно ст. 21 Псковской судной грамоты, если ответчиком, которому придется состязаться на поединке с послухом, окажется человек престарелый, или малолетний, или с каким-нибудь увечьем, или поп, или монах, то он имеет право выставить за себя наемного бойца, послух же не может заменять себя наемным бойцом.

Однако "небойцы" могли и отказаться от "наймитов". В этом случае принимались меры, чтобы уравнять силы противников. Например, если вдова вызывала кого на суд за убийство мужа или родственника и доходило до поединка, то ответчик должен был стать по пояс в яме и оттуда сражаться с нею. Тою же льготою пользовалась и девица, если сама желала расправиться с обидчиком. В ином случае ей предоставлялось сиротское право.

Сиротское право в судебном поединке возникало, когда обвинителем выступал малолетний сирота. За него на поединок выходил один из представителей рода; заступая на место сироты, он от него получал щит и меч.

Однако если иск вела женщина против женщины, то наймиты запрещались. Допускался также поединок между ответчиком и свидетелем, когда последний показывал против первого, но показания многих свидетелей составляли полное доказательство и делали поединок ненужным.

Те же положения развиты и в Судебнике Ивана Грозного (1550 г.) <4>: у "поля", кроме окольничего, дьяка и иных чинов от правительства, присутствовали еще стряпчие и поручники со стороны тяжущихся; те, которые ставили за себя наймитов, должны были присягать и целовать крест сами; "поле" допускалось и между свидетелями, которые разноречили между собою; бойцы одевались в панцири, латы, имели в руках щиты и дрались дубинками.

<4> Памятники русского права / Сост. А.А. Зимин. М., 1953. Выпуск 2. Памятники права феодально-раздробленной Руси XII - XV вв.

Не в силах отменить "поле", власти по настоятельным требованиям Русской Православной Церкви предпринимали попытки снизить опасность поединка. Например, в г. Пскове бой проходил в полном вооружении в присутствии судебных приставов, которые могли его остановить в случае явной победы одной из сторон, не доводя дело до смертоубийства (человеколюбивое узаконение, спасающее сразу две души).

В Великом Новгороде (согласно Новгородской судной грамоте <5>) власти пошли еще дальше. Они постановили, что тяжущиеся должны биться в доспехах, но... дубинами. За "полем" наблюдал лично посадник - глава выборной администрации Новгородской республики и ее наиболее авторитетное светское лицо (архиепископа тоже выбирали, но он, естественно, не мог участвовать в этом кровавом деле) <6>.

<5> Там же.
<6> Богданов А. Судебный поединок в Древней Руси. URL: http://www.politvektor.ru/glavnaya-tema/5367/.

Отношение Русской Православной Церкви к рассматриваемым поединкам с точки зрения исследователей данного вопроса выглядит неоднозначным. Одни авторы свидетельствуют об отрицательной позиции священнослужителей по отношению к данному жестокому средству восстановления справедливости, другие, наоборот, говорят о том, что Церковь в основном оправдывала и допускала судебные поединки, поскольку они в определенной степени пропагандировали православие на Руси.

В истории России известен только один официальный протест против судебных поединков, поступивший со стороны церкви, - это протест митрополита Фотия, который он послал в г. Новгород в 1410 г.

То обстоятельство, что Стоглав 1551 г. <7> допускал биться на "поле" монахам и священникам, говорит о том, что судебный поединок дозволялся Церковью. Однако согласно данному документу представители духовенства были ограничены в своих правах на "поле". Так, например, он запрещал присуждать "поле" для иноческого и священнического чина во всех делах, кроме душегубства и с поличным.

<7> Стоглав. Казань: Тип. Губерн. правления, 1862.

Негативную реакцию у духовенства на Руси судебные поединки вызывали только тем, что их участники зачастую прибегали к языческой магии, колдовству и чарам. М. Грек жаловался, что судьи, вопреки очевидности свидетельских показаний, изобличающих виновного, присуждают "поле", а обидчики на то и рассчитывают, т.к. у них всегда есть "чародей и ворожея, иж возможетъ действом сатанинским пособити своему полевщику". В частности, в старинных русских лечебниках встречаются указания на те волшебные средства, обладая которыми можно смело выходить на поединок.

К судебным поединкам на древнерусской земле прибегали не только славяне. Он был характерен в то время и для судебных процессов, например, немцев. Поэтому, чтобы не обострить политические отношения с данным народом, древнерусское право содержало соглашения о взаимном невмешательстве русских и немцев в проводимые каждой из сторон указанные поединки.

Например, в договоре смоленского князя Мстислава с Ригою и Готским берегом (1229 г.) сказано: "Русину не звати латина на поле биться у руской земли, а латинину не звати русина на поле биться у Ризе и на Готском березе. Аже латинески гость битеся межю собою у руской земли любо мечем, а любо деревем - князю то не надобе, мьжю собою соудити; тако аже рускии гость биеться у Ризе или на Гочкоме березе - латине то не надобе, а те промьжю собою урядятеся". Смысл статьи: русский не может вызывать немца на поединок в русскую землю, а немец русского - в Ригу и на Готский берег.

Таким образом, князь не должен был вмешиваться в поединки иноземцев на русской земле (т.е. "не мает с них судебных пошлин"), а немцы - в поединки русских людей в Риге и на Готском береге: "то им не надобе". Иными словами, русскому князю нет дела до "поля" на его земле, так же как и до него не было дела тамошним католическим властям. Вышеуказанный договор запрещал лишь специально вызывать человека за границу, чтобы сражаться там на поединке <8>.

<8> Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: опыт сравн. изучения славян. преданий и верований в связи с миф. сказаниями др. родств. народов. М., 1995.

Начиная с Ярослава Мудрого, великие русские князья предпринимали попытки ликвидировать увлечение славян самосудными расправами, в т.ч. и судебными поединками.

В "Правде" Ярослава (1016 г.) <9> уже была предпринята попытка ограничить обычай кровной мести, но признавалось, что большую часть споров дружинники и нарочитые мужи решали между собой с оружием в руках.

<9> Смолiй В.А., Степанков В.С. Iсторiя . : Генеза, 2007. Укр. яз.

С точки зрения великого князя Ярослава Мудрого, картина в русском городе выглядела неутешительно. Все свободные горожане, имевшие собственное ремесло (в т.ч. военное) и хозяйство, носили оружие и, судя по всему, не выходили без него из дому (так же, как и без шапки).

Поскольку Правда была подарена Ярославом Мудрым великому Новгороду и распространялась только на его жителей, следует вывод, что жители сельской местности были свободны от княжеских ограничений на судебные поединки и самосуды вообще <10>.

<10> Богданов А. Указ. соч.

Обычай решать спорные дела судебным поединком продолжал существовать на Руси в течение всего XVI в. и исчез в XVII в., когда окончательно потерял свою социально-уравнительную функцию. Процессы расслоения российского общества, выделения дворянства и светской знати обусловили отдельные процедуры судопроизводства для различных слоев населения. Судебный же поединок не предполагал сословного деления.

Так, например, начиная с Соборного уложения 1649 г. <11> упоминание о "поле" перестало существовать. Его место заняла присяга.

<11> Маньков А.Г. Уложение 1649 года - Кодекс феодального права России. М.: Наука, 1980.

Список литературы

  1. Афанасьев А.Н. Поэтические воззрения славян на природу: опыт сравн. изучения славян. преданий и верований в связи с миф. сказаниями др. родств. народов. М., 1995.
  2. Богданов А. Судебный поединок в Древней Руси. URL: http://www.politvektor.ru/glavnaya-tema/5367/.
  3. Домострой: полный текст; Сильвестров. ред. URL: http://www.bibliotekar.ru/index.files/2-3.htm.
  4. Маньков А.Г. Уложение 1649 года - Кодекс феодального права России. М.: Наука, 1980.
  5. Памятники русского права / Сост. А.А. Зимин. М., 1953. Выпуск 2: Памятники права феодально-раздробленной Руси XII - XV вв.
  6. Псковская судная грамота / Пер. Л.В. Черепнина и А.И. Яковлева // Исторические записки. М., 1940. Т. 6.
  7. Российское законодательство X - XX веков. М., 1985. Т. 2.
  8. Стоглав. Казань: Тип. Губерн. правления, 1862.
  9. Смолiй В.А., Степанков В.С. Iсторiя . : Генеза, 2007. Укр. яз.