Мудрый Юрист

Примирение сторон в судах амурской области: эффективность и пределы полномочий суда *

<*> Настоящая статья подготовлена по результатам проведенного обобщения практики судов Амурской области, утвержденного президиумом Амурского областного суда 9 сентября 2013 года // http://www.oblsud.tsl.ru/arhiv.htm.

Сергей Николаевич Семенов, председатель Амурского областного суда, кандидат юридических наук.

Иван Владимирович Шульга, судья Амурского областного суда.

Увеличение нагрузки на судей и работников аппаратов судов является актуальной проблемой современного российского правосудия <1>. Рост числа обращений за судебной защитой и их многообразие на фоне неизменного количества судей требуют дополнительных мер по обеспечению качества правосудия, в частности развития и активного внедрения в судебную практику примирительных процедур.

<1> Постановление Совета судей РФ от 19 декабря 2012 г. "О состоянии судебной системы Российской Федерации и основных направлениях ее развития" // Вестник Высшей квалификационной коллегии судей РФ. 2013. N 1(35).

Гражданское процессуальное законодательство Российской Федерации предусматривает меры, направленные на примирение сторон в ходе судебного разбирательства. В целях повышения эффективности примирительных процедур нами было проведено исследование практики судов Амурской области на основе анализа судебных постановлений, принятых президиумом и судебной коллегией по гражданским делам Амурского областного суда, районными (городскими) судами Амурской области, непосредственного изучения 509 гражданских дел, прекращенных районными судами в связи с утверждением мировых соглашений за период с 2012 по 2013 год, а также статистической отчетности районных судов.

1. Участие суда в примирении сторон

В связи с утверждением мировых соглашений районными (городскими) судами Амурской области прекращено производство по 453 гражданским делам за 2011 год, 390 гражданским делам за 2012 год и 284 гражданским делам за шесть месяцев 2013 года, что составляет соответственно 1,6%, 1,4% и 1,9% от общего числа рассмотренных дел.

Согласно изученным делам в 72 (14%) случаях после утверждения мировых соглашений судами выдавались исполнительные листы. Значит, мировые соглашения чаще всего исполняются сторонами добровольно, что свидетельствует об эффективности применения данной процедуры для мирного разрешения споров.

Среди оконченных мировым соглашением дел можно выделить следующие: вытекающие из брачно-семейных отношений (прежде всего споры о детях и разделе имущества супругов) - 101 дело; о взыскании ущерба в результате дорожно-транспортных происшествий (в том числе в рамках законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности автовладельцев) - 81; по трудовым спорам (в том числе по поводу взысканий заработной платы) - 67 дел; по спорам о правах на жилое помещение - 56; о защите прав потребителей - 24 дела; о взыскании платы за жилое помещение - 16 дел.

Таким образом, примирение сторон состоялось лишь по небольшой части от общего количества рассмотренных дел, и, как правило, это происходит по определенным категориям споров.

В первом или предварительном судебных заседаниях мировые соглашения были утверждены по 340 делам (67%). Согласно протоколам судебных заседаний судом принимались активные меры к примирению сторон по 50 делам (9%) <2>.

<2> Учитывались действия суда по выявлению возможности для заключения мирового соглашения, отраженные в протоколах судебных заседаний.

Приведенная статистика свидетельствует о незначительной роли суда в примирении сторон - в подавляющем большинстве случаев инициатива заключения мировых соглашений исходит от участвующих в деле лиц. Как следует из материалов дел, участие суда ограничивается лишь указанием на право сторон заключить мировое соглашение. Вывод о формальном отношении судов к выполнению возложенной на них действующим процессуальным законом обязанности - принимать меры к примирению сторон - подтверждается и практикой президиума Амурского областного суда.

Например, Постановлением президиума Амурского областного суда от 11 февраля 2013 г. по гражданскому делу по иску о признании недействительными свидетельства о праве пожизненного наследуемого владения земельным участком, права собственности на объекты недвижимости и об освобождении самовольно занятого земельного участка были отменены состоявшиеся по делу судебные постановления <3>. Одним из оснований для вмешательства суда кассационной инстанции послужило невыполнение судом требований закона о принятии мер к примирению сторон, тогда как ответчик в суде кассационной инстанции указывал на предпринятые меры к досудебному урегулированию спора и возможность достижения мирового соглашения.

<3> Архив Амурского областного суда. Кассационное производство N 44-г-15/13.

Аналогичное основание для отмены судебных постановлений установлено в постановлениях президиума Амурского областного суда от 3 июня 2013 г. по гражданскому делу по первоначальному иску о сносе самовольно возведенной постройки и встречному иску о признании права общей совместной собственности на земельный участок и объект незавершенного строительства <4> и от 11 февраля 2013 г. по иску об устранении препятствий в пользовании земельным участком <5>. В ходе судебного заседания в кассационной инстанции стороны указали на предпринятые ими ранее меры к досудебному урегулированию спора и возможность достижения мирового соглашения, при этом они пояснили, что судом не принимались меры для примирения сторон.

<4> Там же. Кассационное производство N 44-г-77/13.
<5> Там же. Кассационное производство N 44-г-13/13.

В рассмотренных выше случаях президиум Амурского областного суда учел, что в материалах дела отсутствуют какие-либо сведения о предпринятых судом реальных мерах к заключению сторонами мирового соглашения. Тем самым суд надлежащим образом не исполнил свою обязанность по примирению сторон.

Согласно пункту 5 части первой ст. 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) одной из задач суда является принятие мер по заключению сторонами мирового соглашения.

В силу ст. 148 ГПК РФ к задачам подготовки дела к судебному разбирательству относится, в частности, примирение сторон.

Как указано в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству" <6>, задача судьи состоит: в разъяснении сторонам преимуществ окончания дела миром; в разъяснении того, что по своей юридической силе определение об утверждении мирового соглашения не уступает решению суда и в случае необходимости также подлежит принудительному исполнению; в соблюдении процедуры утверждения мирового соглашения.

<6> Бюллетень ВС РФ. 2008. N 9.

Согласно ст. 172 ГПК РФ рассмотрение дела по существу начинается докладом председательствующего или кого-либо из судей; затем председательствующий выясняет, поддерживает ли истец свои требования, признает ли ответчик требования истца и не желают ли стороны закончить дело заключением мирового соглашения или провести процедуру медиации.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в абзаце втором п. 9 Постановления от 26 июня 2008 г. N 13 "О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении и разрешении дел в суде первой инстанции" <7> указал: если стороны выразили желание закончить дело мировым соглашением, то в случае необходимости им может быть предоставлена возможность сформулировать условия мирового соглашения, для чего судом объявляется перерыв в судебном заседании или, в зависимости от обстоятельств дела, судебное разбирательство откладывается.

<7> Бюллетень ВС РФ. 2008. N 10.

Положения процессуального закона (с учетом разъяснений Верховного Суда РФ) прямо предусматривают обязанность суда принимать меры к примирению сторон. В этих целях, как на стадии подготовки дела к судебному разбирательству, так и в ходе судебного заседания, при рассмотрении дела по существу суд должен разъяснить сторонам содержание права на утверждение мирового соглашения и преимущества окончания дела миром, а при необходимости - создать условия для его заключения путем объявления перерыва в судебном заседании или отложения судебного заседания.

Материалы изученных дел свидетельствуют о том, что в подавляющем большинстве случаев суды ограничиваются формальным указанием на наличие у стороны соответствующего права. Вместе с тем требования процессуального закона могут быть признаны выполненными при условии разъяснения судом содержания права на заключение мирового соглашения, природы мирового соглашения, юридической силы определения суда об утверждении такого соглашения и возможности его принудительного исполнения.

В Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации отсутствует определение понятия "мировое соглашение". Но с точки зрения правоприменителя, мировое соглашение представляет собой договоренность сторон о прекращении судебного разбирательства на определенных ими условиях и рассматривается как процессуально экономичное средство разрешения судебных споров.

С учетом изложенного полагаем, что судам следует разъяснять сторонам природу мирового соглашения как соглашения об уступках сторон, направленного на достижение наиболее выгодного и менее обременительного для участвующих в деле лиц разрешения спора. В этих целях в каждом случае необходимо выяснять фактические интересы сторон при обращении в суд и возможность их взаимного удовлетворения.

В силу ст. 172 ГПК РФ выяснение данных обстоятельств обязательно в ходе каждого судебного заседания, что имеет особое значение при изменении объема представленных доказательств и позиции сторон, появлении новых обстоятельств по делу.

Так, в Константиновском районном суде Амурской области рассматривалось гражданское дело по иску о взыскании задолженности по заработной плате. В ходе судебного заседания, после представления новых доказательств и изменения позиции ответчика, признавшего факт нарушения требований закона, судом было предложено заключить мировое соглашение, в результате чего производство по делу было прекращено в связи с примирением сторон <8>.

<8> Архив Константиновского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-240/2012.

Аналогичная ситуация имела место в Благовещенском городском суде Амурской области при рассмотрении трудового спора о признании незаконными приказов о дисциплинарной ответственности. На вопросы суда представитель ответчика дал пояснения, подтверждающие основания иска, в связи с чем суд повторно предложил сторонам заключить мировое соглашение <9>.

<9> Архив Благовещенского городского суда Амурской области. Гражданское дело N 2-8363/12.

В рамках спора об определении порядка общения с ребенком, рассмотренного в Благовещенском районном суде, стороны, не возражая против мирового соглашения, не могли сами выработать его условия. В связи с этим суд самостоятельно предложил вариант времени и места общения с ребенком <10>.

<10> Там же. Гражданское дело N 2-231/2013.

В ходе предварительного судебного заседания судья Завитинского районного суда Амурской области после объяснений сторон и предоставления ими доказательств повторно вернулся к вопросу об их примирении, более подробно разъяснив сторонам содержание права на заключение мирового соглашения и последствия такого соглашения <11>.

<11> Архив Завитинского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-93/12.

В ходе судебного заседания судья Ивановского районного суда на основании вопросов, заданных сторонам, обозначил возможность заключения между ними мирового соглашения, условия которого предложил обсудить в перерыве судебного заседания <12>.

<12> Архив Ивановского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-81/2011.

Все эти примеры из судебной практики указывают на пределы участия суда в примирении сторон, которые судьи сочли допустимыми. Суды не только систематически предлагают сторонам вернуться к обсуждению вопроса о заключении мирового соглашения, но и оказывают им активную помощь в согласовании условий, предлагая те или иные их варианты, а также предоставляя время для обсуждения. Изучение судебной практики свидетельствует о значительных возможностях суда по примирению сторон в ходе их опроса. Вопросы суда позволяют сторонам объективно оценить свои позиции, определить реально преследуемые интересы и возможность их достижения.

По смыслу ст. 46 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право на беспристрастный суд, предполагающее отсутствие предубеждения и пристрастности судей, является одним из неотъемлемых свойств права на судебную защиту и необходимым условием справедливого судебного разбирательства.

Как следует из практики Европейского суда по правам человека, принцип беспристрастности суда занимает одно из первых мест среди требований, установленных в пункте 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Европейский суд указал, что беспристрастность должна оцениваться в соответствии с субъективным подходом, отражающим личные убеждения данного судьи по конкретному делу, а также в соответствии с объективным подходом, который определяет, имелись ли достаточные гарантии, чтобы исключить какие-либо сомнения по данному поводу <13>.

<13> См.: Постановления ЕСПЧ от 24 мая 1989 г. по делу "Hauschildt v. Denmark" (жалоба N 10486/83); от 3 февраля 2011. г. по делу "Игорь Кабанов (Igor Kabanov) против Российской Федерации" (жалоба N 8921/05) // Источник - СПС "КонсультантПлюс".

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в Постановлении от 25 марта 2008 г. N 6-П, суд должен быть не только "субъективно беспристрастным", но и "объективно беспристрастным", что означает, что в процессе отправления правосудия необходимы достаточные гарантии, исключающие какие-либо сомнения по этому поводу <14>.

<14> Постановление Конституционного Суда РФ от 25 марта 2008 г. N 6-П "По делу о проверке конституционности части 3 статьи 21 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества "Товарищество застройщиков", открытого акционерного общества "Нижнекамскнефтехим" и открытого акционерного общества "ТНК-ВР Холдинг" // СЗ РФ. 2008. N 13. Ст. 1352.

Данные нормативные положения в их конституционно-правовом толковании и в прецедентной практике Европейского суда по правам человека означают, что совершение судом каких-либо действий, не связанных с предрешением результата спора, выводов по обстоятельствам дела, которые являются предметом разногласий сторон и выражением предвзятости по отношению к участвующим в деле лицам, не может рассматриваться как нарушение принципа беспристрастности суда в объективном или субъективном смысле.

Практика судов, которые активно оказывают сторонам содействие в заключении мировых соглашений, разъясняя преимущества их заключения с учетом обстоятельств дела и интересов сторон, а также предлагая допустимые варианты условий, в полной мере соответствует требованиям действующего законодательства как в части обязанности суда по примирению сторон, так и в части сохранения независимости и беспристрастности суда. Такие процессуальные действия не связаны с предрешением результата рассмотрения спора по существу, выводов, касающихся установления обстоятельств дела и их юридической квалификации, либо выражением судьей какого-либо мнения по поводу будущей оценки доказательств.

Статистические данные показывают, что заключение мировых соглашений наиболее вероятно по тем категориям дел, относительно которых имеются устоявшиеся правовые позиции, изложенные Верховным Судом РФ в постановлениях и обзорах судебной практики. Поэтому при рассмотрении таких гражданских дел роль суда в примирении сторон должна быть более активной.

Мировые соглашения в подавляющем большинстве случаев заключаются в ходе первых судебных заседаний, что свидетельствует о готовности сторон завершить дело миром еще до обращения в суд. Это подтверждает необходимость применения эффективных досудебных процедур урегулирования споров, и прежде всего - по определенным категориям дел.

2. Применение процедуры медиации судами Амурской области

С 1 января 2011 года в России действует Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" <15>, на основании которого стороны могут прибегнуть к медиации. Нормы о медиации закреплены также в Гражданском процессуальном кодексе Российской Федерации.

<15> СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4162.

Согласно справкам районных судов и материалам изученных дел в практике судов Амурской области еще не было случаев применения медиативных процедур.

Объективным препятствием для проведения процедуры медиации является отсутствие медиаторов в пределах территориальной юрисдикции судов. По сведениям, представленным судами, медиаторы на территории области зарегистрированы лишь в двух городских муниципальных образованиях (г. Свободный и г. Благовещенска Амурской области).

Однако и при наличии медиаторов суды не всегда разъясняют сторонам право воспользоваться их помощью, что подтверждается материалами изученных гражданских дел.

В связи с этим следует отметить, что ГПК РФ (п. 5 ч. 1 ст. 150; ст. 172) прямо предусматривает обязанность суда разъяснить участвующим в деле лицам право воспользоваться процедурой медиации в рамках их примирения.

Таким образом, судам общей юрисдикции, на территории которых действуют медиаторы, по каждому делу следует разъяснять сторонам их право на применение медиации и соответствующим образом отражать это в материалах дела, в том числе в протоколе судебного заседания.

По нашему мнению, нарушение требований процессуального закона в части применения медиации обусловлено как ее новизной, так и отсутствием широкого признания этой примирительной процедуры в профессиональном юридическом сообществе. Для эффективного применения альтернативных процедур урегулирования споров требуются определенные организационные условия, в том числе достаточное количество квалифицированных и, что немаловажно, пользующихся авторитетом посредников. Необходимый кадровый резерв могут составить судьи, находящиеся в отставке. В связи с этим целесообразно устранить применяемые в отношении их законодательные ограничения на осуществление деятельности медиатора. Большое значение для распространения медиации имеет дальнейшее развитие законодательства, в частности, в аспекте обязательного применения этой процедуры по отдельным категориям дел и повышения экономической заинтересованности сторон в ее применении.

3. Процессуальные требования к оформлению мирового соглашения и утверждению его судом

Правила процессуального оформления мировых соглашений и требования, касающиеся их допустимости, определены в положениях части второй ст. 39 и части третьей ст. 173 ГПК РФ.

Как указано в п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 июня 2008 г. N 11, особое значение имеет проверка условий мирового соглашения, заключенного сторонами, и процессуальное закрепление соответствующих распорядительных действий сторон в предварительном судебном заседании (ст. 152 ГПК РФ). Условия мирового соглашения заносятся в протокол судебного заседания и подписываются обеими сторонами, а если мировое соглашение выражено в письменном заявлении суду, то оно приобщается к делу, на что указывается в протоколе (ч. 1 ст. 173 ГПК РФ).

Как правило, условия мирового соглашения оформляются путем составления сторонами адресованного суду заявления, которое в дальнейшем приобщается к материалам дела, но иногда они вносятся непосредственно в протокол судебного заседания.

Нарушение этих требований закона привело к отмене определения Свободненского городского суда Амурской области об утверждении мирового соглашения по спору о разделе совместно нажитого имущества супругов. Как установила апелляционная инстанция Амурского областного суда, утвержденное судом мировое соглашение по содержанию не соответствует мировому соглашению, которое находилось в материалах дела, представленное к нему дополнение стороной не согласовано <16>.

<16> Архив Амурского областного суда. Апелляционное производство N 33-2912/2011.

Согласно части второй ст. 173 ГПК РФ судья разъясняет сторонам последствия заключения мирового соглашения, в силу которых производство по делу прекращается и повторное обращение в суд по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям не допускается (ст. ст. 220, 221 ГПК РФ).

В практике судов встречаются случаи, когда обе или одна из сторон направляют суду письменное ходатайство об утверждении мирового соглашения и не участвуют в судебном заседании. В такой ситуации требования части второй ст. 173 ГПК РФ о необходимости разъяснения сторонам последствий заключения мирового соглашения признаются выполненными, если в адресованном суду письменном ходатайстве содержится оговорка о разъяснении последствий.

Именной такой подход применил Ивановский районный суд в деле по спору о разделе совместно нажитого имущества супругов <17>.

<17> Архив Ивановского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-250/2012.

Вместе с тем в качестве примера можно привести случаи из практики, когда суд занимает противоположную позицию и признает обязательным личное участие сторон при разъяснении им последствий утверждения мирового соглашения <18>.

<18> Архив Благовещенского городского суда Амурской области. Гражданское дело N 2-6853/2012.

Положения части второй ст. 173 ГПК РФ являются процессуальной гарантией добровольности волеизъявления стороны при заключении мирового соглашения.

Таким образом, если в адресованном суду письменном ходатайстве стороны подтвердили, что последствия заключения мирового соглашения им известны и понятны и у суда отсутствуют основания сомневаться в этом, требования части второй ст. 173 ГПК РФ следует признать выполненными.

Согласно части второй ст. 39 ГПК РФ суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

Примерный перечень условий, при которых заключение мировых соглашений не допускается в рамках наследственных правоотношений, приведен в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012 г. N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" <19>.

<19> Бюллетень ВС РФ. 2012. N 7.

На недопустимость заключения мировых соглашений по спорам в порядке главы 25 ГПК РФ указано в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 февраля 2009 г. N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" <20>.

<20> Российская газета. 18 февраля 2009 г.

В силу требований ст. 57 Семейного кодекса Российской Федерации суд при утверждении мирового соглашения между родителями о месте проживания ребенка также должен учесть мнение ребенка <21>.

<21> Обзор практики разрешения судами споров, связанных с воспитанием детей. Утвержден Президиумом ВС РФ 20 июля 2011 г. // Бюллетень ВС РФ. 2012. N 7.

В тех случаях, когда мировое соглашение между истцом и ответчиком не затрагивает прав иных лиц, в том числе участвующих в деле в качестве соответчиков или третьих лиц, их возражения не могут препятствовать его утверждению.

Так, Благовещенским городским судом Амурской области было утверждено мировое соглашение с истцом - участником долевой собственности на жилой дом, о добровольном выселении ответчика, вселенного другим участником долевой собственности. Последний, привлеченный судом в качестве третьего лица, обжаловал определение суда. Рассматривая данную жалобу, суд апелляционной инстанции указал, что заключение мирового соглашения о выселении между истцом и вселенным без его согласия ответчиком не затрагивает права и законные интересы заявителя жалобы как собственника доли в праве собственности <22>.

<22> Архив Амурского областного суда. Апелляционное производство N 33 АП-523/12.

Процессуальное законодательство предусматривает самостоятельное участие в процессе соответчиков (ч. 3 ст. 40 ГПК РФ) и не ограничивает право любого из соответчиков заключить мировое соглашение с истцом. Такое толкование этой процессуальной нормы было приведено в постановлении президиума Амурского областного суда от 13 августа 2012 г. по гражданскому делу по иску о взыскании долга, обращении взыскания на заложенное имущество, которым признана необоснованной отмена в полном объеме определения об утверждении мирового соглашения по солидарным обязательствам в связи с жалобой лишь одного из соответчиков <23>.

<23> Архив Амурского областного суда. Кассационное производство N 44-г-181/12.

Вместе с тем имеют место случаи, когда вопрос о влиянии мирового соглашения на права третьих лиц исследуется судом не в полном объеме.

Можно привести следующий пример: в рамках спора о выселении суд утвердил мировое соглашение, по условиям которого ответчица обязалась выселиться из спорного помещения и выселить из этого помещения членов своей семьи, которые, как следовало из материалов дела, мировое соглашение не заключали и их мнение судом не выяснялось <24>. Данное определение кем-либо не обжаловалось, однако, по нашему мнению, включение в мировое соглашение обязательств лиц, которые не участвуют в нем, противоречит самой его природе.

<24> Архив Ивановского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-158/13.

Как указано в п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 "О судебном решении" <25>, исходя из того, что решение является актом правосудия, окончательно разрешающим дело, его резолютивная часть должна содержать исчерпывающие выводы, вытекающие из установленных в мотивировочной части фактических обстоятельств.

<25> Бюллетень ВС РФ. 2004. N 2.

В связи с этим в резолютивной части должно быть четко сформулировано, что именно постановил суд как по первоначально заявленному иску, так и по встречному требованию, если оно было заявлено (ст. 138 ГПК РФ), кто, какие конкретно действия и в чью пользу должен произвести, за какой из сторон признано оспариваемое право. Суду надлежит разрешить и другие вопросы, указанные в законе, с тем чтобы решение не вызывало затруднений при исполнении (ч. 5 ст. 198, ст. ст. 204 - 207 ГПК РФ). При отказе в заявленных требованиях полностью или частично суд должен точно указать, кому, в отношении кого и в чем отказано <26>.

<26> Там же. С. 4.

Определение суда об утверждении мирового соглашения влечет прекращение производства по делу (ст. 220 ГПК РФ) и в дальнейшем лишает стороны права на повторное обращение в суд с аналогичными требованиями (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ), т.е. является актом правосудия, окончательно разрешающим дело. Учитывая возможность его дальнейшего принудительного исполнения, полагаем, что на определение суда об утверждении мирового соглашения распространяются требования, которые закон предъявляет к содержанию резолютивной части судебного решения. Таким образом, в нем обязательно должны быть указаны конкретные действия сторон и в чью пользу они должны быть произведены, за какой из сторон признано оспариваемое право, а также решены иные вопросы, влияющие на его исполнимость.

Невозможность исполнения определения суда об утверждении мирового соглашения в связи с неполнотой или противоречивостью его условий свидетельствует о существенном нарушении норм процессуального права, поскольку искажает само существо правосудия как процедуры разрешения споров. В том случае, когда условия мирового соглашения являются неисполнимыми в связи с их неопределенностью, его утверждение судом недопустимо в силу части второй ст. 39 ГПК РФ как не соответствующее требованиям закона.

Примером такой судебной ошибки является гражданское дело по заявлению об оспаривании действий судебного пристава-исполнителя при исполнении требований исполнительного листа, рассмотренное президиумом Амурского областного суда 3 июня 2013 года <27>.

<27> Архив Амурского областного суда. Кассационное производство N 44-г-78/13.

Как следует из материалов дела, между должником и взыскателем имелся спор относительно исполнения условий заключенного судом мирового соглашения следующего содержания:

а) должник обязан перенести стену гаража, возведенного на территории приусадебного участка дома N 56, на расстояние 1 метр 40 сантиметров от границы участка дома N 54а;

б) провести мероприятия по повышению степени огнестойкости здания гаража до II степени;

в) уменьшить конек крыши дома N 56 до уровня прежней крыши дома.

В ходе проверки законности действий судебного пристава-исполнителя, по мнению которого, требования исполнительного документа так и не были выполнены, суды, рассматривающие это дело, были вынуждены восполнять пробелы условий мирового соглашения путем их толкования, анализа дополнительно представленных доказательств о том, что представляет собой гараж, указанный в соглашении, и что следует понимать под снижением крыши до прежнего уровня.

Отменяя состоявшиеся решения, президиум Амурского областного суда указал следующее: содержание требований исполнительного листа и условия мирового соглашения изложены судом иным образом по сравнению с тем, как они были первоначально определены в указанных документах.

В соответствии с частью первой ст. 202 ГПК РФ в случае неясности решения суд, принявший его, по заявлению лиц, участвующих в деле, судебного пристава-исполнителя, вправе разъяснить решение суда, не изменяя его содержания.

В силу части первой ст. 433 ГПК РФ и части 1 ст. 32 Федерального закона от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" <28> в случае неясности требования, содержащегося в исполнительном документе, неясности способа и порядка его исполнения взыскатель, должник, судебный пристав-исполнитель вправе обратиться в суд, принявший судебный акт, с заявлением о разъяснении исполнительного документа, способа и порядка его исполнения.

<28> СЗ РФ. 2007. N 41. Ст. 4849.

Из приведенных положений следует, что для разъяснения судебного постановления, подлежащего исполнению, процессуальным законом установлена специальная процедура, в том числе предусматривающая ограничение пределов разъяснения, специальную подсудность, вынесение отдельного процессуального документа, резолютивная часть которого восполняет недостатки судебного постановления и в связи с этим рассматривается как его необходимая составляющая. Иной возможности для разъяснения судебного постановления законом не предусмотрено.

Таким образом, законом прямо предусмотрен порядок разрешения споров о содержании требований исполнительного документа, обусловленных их неясностью.

Однако суд разъяснил содержание определения суда от 1 марта 2011 г., утвердившего условия мирового соглашения в нарушение установленного процессуальным законом порядка.

В результате ошибки, допущенной судом при утверждении мирового соглашения, возникли препятствия для его исполнения, которые не только не позволили разрешить спор, но и привели к дальнейшим судебным разбирательствам.

Согласно материалам изученных дел, наиболее распространенные недостатки условий мировых соглашений связаны с тем, что в них не указаны индивидуально определенные признаки вещей или иного имущества (например, в случае спора о разделе имущества отсутствует указание на все идентификационные признаки автомобиля), не определены сроки совершения тех или иных действий (например, не указан срок изменения формулировки увольнения и даты увольнения, выплаты денежных средств), характер прав и обязанностей сторон.

Так, закрепляя обязанность соответчиков выплатить денежные средства, суд, утвердивший мировое соглашение, не определил, в солидарном либо долевом порядке она подлежит исполнению <29>.

<29> Архив Тындинского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-1500/12.

В другом случае суд утвердил мировое соглашение по спору о действительности договора купли-продажи, по условиям которого стороны признавали этот договор недействительным <30>. Вместе с тем вопрос о том, кто будет являться собственником недвижимости, не был разрешен. В дальнейшем в порядке разъяснения судебного постановления суд был вынужден дополнить резолютивную часть определения об утверждении мирового соглашения, тогда как ст. 202 ГПК РФ содержит запрет на изменение содержания решения.

<30> Архив Ивановского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-508/2012.

Приведем еще один пример. Согласно мировому соглашению по спору об определении места жительства ребенка и порядка общения с ним отец по согласованию с матерью вправе навещать ребенка по месту жительства и периодически забирать его к себе, в том числе в период отпуска и каникул <31>. Однако условие об обязательном согласовании с матерью времени общения отца с ребенком ставит под сомнение возможность принудительного исполнения мирового соглашения в случае разногласий сторон.

<31> Архив Ивановского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-564/12.

Вместе с тем имеются примеры из практики, когда суды принимали меры к устранению недостатков условий мирового соглашения, сформулированных сторонами, что представляется обоснованным в силу требований процессуального законодательства.

Так, в ходе судебного заседания суд указал сторонам, что мировое соглашение не может быть утверждено судом, поскольку не определено условие о сроках исполнения обязанности. В связи с этим судебное заседание было отложено. В последующем в мировое соглашение внесены уточнения и оно было утверждено судом <32>.

<32> Архив Тындинского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-45/12.

Согласно материалам изученных дел суды исходят из того, что определение об утверждении мирового соглашения по своей природе сопоставимо с судебным решением, следовательно, к нему применимы положения ГПК РФ о возможности устранения описок и арифметических ошибок, разъяснения содержания, изменения способа исполнения, а также иные положения, касающиеся вопросов исполнения. Данная позиция нашла свое подтверждение в п. 15 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года <33>.

<33> См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2012 года. Утвержден Президиумом ВС РФ 10 октября 2012 г. // Бюллетень ВС РФ. 2013. N 1.

Помимо вышеизложенных положений действующее процессуальное законодательство не содержит иных ограничений относительно условий заключения мировых соглашений. В том числе отсутствует запрет на утверждение мировых соглашений, которые содержат условия, не связанные с предметом первоначально заявленных требований.

В связи с этим суды признают допустимым, когда в содержание мирового соглашения включают те права и обязанности сторон, которые не были предметом спора либо не охватывались предъявленными требованиями.

Например, Тындинским районным судом Амурской области было утверждено мировое соглашение по гражданскому делу о взыскании денежных средств. По условиям соглашения одна из сторон передавала в собственность другой стороне долю в праве собственности на недвижимое имущество, а вторая сторона обязалась выплатить денежные средства <34>.

<34> Архив Тындинского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-774/12.

Этот же суд в рамках дела о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на заложенное имущество утвердил мировое соглашение, по условиям которого банк снимал обременение с заложенного имущества, а ответчики обязались в установленный срок осуществить его продажу с перечислением денежных средств в счет погашения долга <35>.

<35> Там же. Гражданское дело N 2-29/13.

Райчихинским городским судом Амурской области было утверждено мировое соглашение по спору о разделе имущества супругов, по условиям которого сторона обязалась передать свою долю в праве собственности на жилое помещение своему ребенку <36>.

<36> Архив Райчихинского городского суда Амурской области. Гражданское дело N 2-89/12.

Сковородинским районным судом Амурской области в ходе производства по делу о предоставлении жилья на условиях социального найма взамен жилого помещения, признанного аварийным, было утверждено мировое соглашение, согласно которому муниципальное образование выделяет денежные средства, а истец приобретает на них жилое помещение <37>.

<37> Архив Сковородинского районного суда Амурской области. Гражданское дело N 2-42/13.

Распространенной является практика утверждения судами мировых соглашений по спорам о признании увольнения незаконным с условием изменения даты и формулировки увольнения.

Как указано в п. 51 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" <38>, если на момент вынесения решения денежное обязательство не было исполнено должником, в решении суда о взыскании с должника процентов за пользование чужими денежными средствами должны содержаться сведения о денежной сумме, на которую начислены проценты; дате, начиная с которой производится начисление процентов; размере процентов, исходя из учетной ставки банковского процента соответственно на день предъявления иска или на день вынесения решения; указание на то, что проценты подлежат начислению по день фактической уплаты кредитору денежных средств.

<38> Бюллетень ВС РФ. 1996. N 9.

С учетом данной правовой позиции высших судов резолютивная часть решения суда может содержать требование об уплате процентов до наступления определенного события (исполнения решения суда), если все необходимые сведения для исчисления процентов судом указаны. В дальнейшем при принудительном исполнении размер денежных средств определяется судебным приставом-исполнителем.

Такой подход допустим и в отношении утверждаемых судом мировых соглашений. Включение в их содержание условий об ответственности за несвоевременное исполнение обязательств законом не ограничено и соответствует природе мирового соглашения как добровольной договоренности сторон.

Примирение сторон в судах посредством заключения мировых соглашений имеет значительный потенциал с точки зрения процессуальной экономии и эффективного разрешения споров. Препятствием к более широкому применению данной процедуры является отсутствие сложившегося в судебной практике единообразного подхода к пониманию природы мирового соглашения и пределов полномочий судьи в примирении сторон. В связи с этим путем внесения изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации либо разъяснений судебной практики высшим судебным органом необходимо определить понятие мирового соглашения, условия его заключения, расширить права и уточнить обязанности суда с целью исключения формального подхода.

Для активного внедрения в практику судов процедуры альтернативного разрешения споров требуются организационные меры, направленные на формирование корпуса мировых посредников, а также широкое освещение преимуществ этой процедуры в профессиональном юридическом сообществе.

Как нам представляется, было бы целесообразно рассмотреть вопрос о введении обязательных примирительных процедур по отдельным категориям дел, в том числе в досудебном порядке.

Дальнейшее совершенствование механизмов добровольного урегулирования споров позволит не только избежать дополнительных расходов на судебную систему, но и сделать еще один шаг в сторону развития институтов гражданского общества.