Мудрый Юрист

К вопросу о периодизации истории правового регулирования миграции в российском государстве

Бужак Кирилл Валерьевич, аспирант кафедры административного права Северо-Западного института управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации.

На основе анализа состояния развития миграционных процессов в Древней Руси и памятников русского права автор доказывает, что началом периодизации истории правового регулирования миграции в Российском государстве (ее первым этапом) является время с IX по первую четверть XII в.

Ключевые слова: периодизация, история миграции, внешняя миграция, правовое регулирование.

Revisited periodization of the history of migration legal regulation in the Russian state

K.V. Buzhak

Buzhak Kirill Valer'evich, postgraduate student administrative law department Russian presidential academy of national economy and public administration North-West institute.

Based on the analysis of the evolvement of migration processes in Ancient Russia and monuments of the Russian law the author proves that the beginning of periodizatation of the history of migration legal regulation in the Russian State (its first phase) was the period starting in the 9th century and finishing in the first quarter of 12th century.

Key words: periodization, history of migration, international migration, legal regulation.

Сложившееся к настоящему времени представление о периодах истории правового регулирования миграции вызывает достаточно много вопросов. Думается, что более или менее полной периодизации, отражающей весь процесс зарождения и развития норм, регулирующих миграцию, начиная с древнейших времен и до наших дней, еще не сложилось. Особенно это касается вопроса о первом, начальном периоде истории правового регулирования миграции.

Так, исходя из экономико-демографических и аналогичных им критериев, в изучении истории развития миграционных процессов, включая эмиграцию и иммиграцию, отправной точкой в основном считается XVIII в., а в периодизации выделяются три крупных временных промежутка: первый период (XVIII - начало XX в.), второй (советский) период (1917 - 1991 гг.), третий (современный) период (с 1992 г.). Причем только советский период разделен на этапы <1>. Для периодизации истории правового регулирования миграции такие подходы не совсем приемлемы. Между тем если в научной литературе пока недостаточно ясно отражен вопрос о периодах указанной истории, то в учебных программах вузов аналогичные подходы просматриваются. По теме "Исторические аспекты регулирования миграции в России" выделяются три периода: дореволюционный, советский и постсоветский. Рекомендуется целесообразным изучение этих аспектов начинать с XVII в., а периодизация строится следующим образом: 1) начало XVII в. - 1917 г. - становление миграционного законодательства в условиях расширения Российской империи; 2) 1917 - 1991 гг. - советский период развития миграционного законодательства; 3) 1991 - настоящее время - становление и развитие российского миграционного законодательства <2>. В работе Э.Т. Сибагатулиной рассматриваются более ранние периоды развития миграционных процессов, в частности в Древней Руси, говорится о приглашении Рюрика как начале дипломатической миграции элит сопредельных государств. Но отмечается, что масштабы миграции, степень влияния ее на социально-политическую жизнь Русского государства и уровень развития права были не развиты, а миграционные процессы и связанные с ними отношения нашли отражение в истории российского права не ранее чем с середины XVI в. <3>. В статье А.М. Фумм приводятся достаточно многочисленные факты иммиграции в Древнюю Русь, но констатируется, что древнерусское право регулировало, и то не полностью, главным образом приезд иностранных купцов <4>. Таким образом, пока в основном имеется периодизация, начинающаяся не ранее XVI в. Но изучение источников и других материалов показывает значительную роль периода Древнерусского государства (IX - первая четверть XII в.) в развитии норм, регулирующих миграцию. Начало периодизации истории правового регулирования миграции в государстве Российском видится в этом случае на 6 - 7 столетий ранее XVI в.

<1> Магомедова А.Г. Экономико-демографические аспекты внешней миграции в России: Сб. статей. М., 2006. С. 11 - 12, 25, 101 - 102.
<2> Дорофеев О.В. Рабочая учебная программа по дисциплине "Миграционная политика". Краснодар, 2011; Цинделиани И.А. Программа дисциплины "Миграционное право".
<3> Сибагатулина Э.Т. Правовое регулирование миграционных процессов в истории отечественного законодательства // Миграционное право. 2010. N 3. С. 16 - 18.
<4> Фумм А.М. Из истории въезда иностранцев на территорию Древней Руси // История государства и права. 2012. N 8. С. 6 - 9.

Уже в первом летописном своде Древней Руси - Повести временных лет, в которой датированные события охватывают время с 852 по 1117 г., отражены факты довольно значительной иммиграции на земли восточных славян и практика широкого привлечения иностранцев на службу в Древнерусском государстве в качестве военной силы, управленцев, для отправления административных функций и во многих других сферах. Это, к примеру, переселение жителей Скандинавии, и не элиты варягов, а множества родов; использование на службе и в военных походах не только варягов, но и печенегов (915 и 944 гг. - князь Игорь, 1019 г. - князь Святополк), половцев (1079 г. - князь Роман), хазар и касогов (1023 г. - князь Мстислав); захват князьями Ярославом и Мстиславом военнопленных-поляков и заселение последними вновь образованных городов в пограничье (1031 - 1032 гг.). О развитии миграционного движения между Русью и другими странами, особенно с Византией, говорят и события, связанные с выбором веры и становлением православия в Древнерусском государстве: известный религиозный "диспут" с приездом проповедников от "болгар магометанской веры", посланцев папы Римского - "иноземцев из Рима", "хазарских евреев", философа из Византии; переселение корсунских священников в Киев, участие византийцев в строительстве церквей, переводе книг и т.д. <5>. Известна история о норвежском конунге Олаве Трюггвасоне, который малолетним был продан в рабство на землях, подвластных Новгороду, был выкуплен родственником - дружинником князя Владимира, стал воспитанником семьи князя, а затем воеводой (X в.) <6>. Арабские источники показывают отрегулированный порядок миграционных связей, особенно в сфере торговли <7>. Г.Г. Литаврин относительно Византии отмечал, что "формы организации торговых экспедиций русов в империю представляли собой сложившуюся и четко отработанную за многие годы во всех своих звеньях систему" <8>. Миграция, связанная с иноземцами-военнопленными, вообще заслуживает отдельной темы, так как последние составляли основную массу как в целом иноземцев, так и рабов в Древнерусском государстве <9>.

<5> Повесть временных лет по Лаврентьевской летописи. 1377 г. / Подготовка текста, перевод, статьи и ком. Д.С. Лихачева; Под ред. В.П. Адриановой-Перетц. СПб., 1996. С. 7 - 129, 143 - 268.
<6> Большая сага об Олаве Трюггвасоне / Джаксон Т.Н. // Исландские королевские саги о Восточной Европе (с древнейших времен до 1000 г.). М., 1993. С. 121 - 122, 132 - 138.
<7> Ковалевский А.П. Книга Ахмета Ибн-Фадлана и его путешествие на Волгу в 921 - 922 гг. Харьков, 1956. С. 141 - 159.
<8> Литаврин Г.Г. О юридическом статусе древних русов в Византии в X столетии (Предварительные замечания) / Отв. ред. Г.Г. Литаврин // Византийские очерки. М., 1991. С. 77 - 81.
<9> Чичерин Б.Н. Опыты по истории русского права. М., 1858. С. 144 - 146; Фроянов И.Я. Рабство и данничество у восточных славян (VI - X вв.). СПб., 1996. С. 76, 85.

М.Ф. Владимирский-Буданов, указывая на значение миграционных процессов в развитии права Древней Руси, писал, что начиная с X в. восточные славяне вовлечены были в столкновение с отдаленными странами - Византией и западноевропейским миром, а "весь X век есть век периодических движений целых масс восточных славян на Византию". Это возмутило прежний спокойный уровень обычного права восточных славян двояким образом: усилило разнообразие в понимании юридических норм и принудило "согласить" свои отечественные нормы с чужеземными. Отсюда возникли первые приемы законодательства: договоры с иноземцами и рецепция чужих законов <10>. К таким договорам относятся русско-византийские договоры 907, 911 (912) и 944 (945) гг., являющиеся не только первыми международными документами Древнерусского государства, но и правовыми актами, в которых отражены нормы, регулирующие внешнюю миграцию. Кроме М.Ф. Владимирского-Буданова, еще ряд известных ученых - юристов и историков указывают на непосредственную связь этих договоров с темой миграции. Так, И.Ф.Г. Эверс, относя отдельные положения договоров, касающиеся вопросов обращения с иноземцами, к разделу "Народное право", писал: "Так русы вступили посредством грамоты в первые связи, основанные на праве народном" <11>. В.О. Ключевский отмечал, что самым видным явлением во внешней истории Руси до половины XI в. были военные походы киевских князей на Царьград. Поводами для начала военных действий нередко объявлялись события, связанные с ущемлением мигрантов. В результате походов русские князья получали не только выгоды от контрибуций и ограбления населения, но и добивались предоставления льгот лицам, приезжающим из Руси в Византию, особенно для торговцев. Поэтому всего подробнее и точнее определен в договорах порядок ежегодных торговых сношений Руси с Византией, а также порядок частных отношений русских в Константинополе с греками: с этой стороны договоры отличаются замечательной выработкой юридических норм, особенно международного права <12>. В.Т. Пашуто писал, что установлению межгосударственных договорных отношений Руси с Византией предшествовали очень давние, вековые связи с ней отдельных земель восточнославянской конфедерации, что позволяет думать о наличии у князей некоторых русских земель определенных договоров с Византией, касающихся торговли и войны. А, к примеру, русско-византийский договор 907 г. лишь зафиксировал и объединил нормы, уже бытовавшие в прежних соглашениях отдельных восточнославянских земель с Византией <13>.

<10> Обзоръ исторiи русскаго права. Изданiе третье. Съ дополненiями / Проф. М.Ф. Владимiрский-Буданов. Кiевъ-С.-Петербургъ, 1900. С. 96 - 97.
<11> Древнъйшее русское право въ историческом его раскрытiи. Сочиненiе I.Ф.Г. Эверса. СПб., 1835. С. 35.
<12> Ключевский В.О. Курс русской истории. Ч. I. М., 1987. С. 167 - 168.
<13> Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968. С. 57, 60 - 61.

Договор 907 г. содержит опыт развития двух тенденций в регулировании внешней миграции, имеющих чрезвычайно важное значение и для современного миграционного права: с одной стороны, это создание привлекательных условий для мигрантов, с другой - принятие эффективных мер противодействия возможным угрозам общественному правопорядку и безопасности, экономическим интересам принимающего государства. Прибывающие из Руси в Византию (в Константинополь) лица получали место для проживания; представители посольских миссий брались на полное довольствие принимающей страной; торговцы имели право беспошлинной торговли и обеспечивались продуктами питания на период работы торга (на шесть месяцев) и бесплатной баней; лица, убывающие домой, получали "на дорогу" еду, снасти и другие предметы для своего транспорта и другое, необходимое им. В то же время получение льгот и услуг обусловливалось требованием прибывать и проживать в установленном месте - только за пределами столицы страны, за ее охраняемыми оборонительными стенами, а также проходить "перепись по лицам" - своеобразную регистрацию. Прибывшие из Руси могли быть пропущены в Константинополь только через одни ворота, в сопровождении византийского чиновника, группами не более чем по 50 человек и безоружными <14>.

<14> 907 год. Договор Руси с Византией. Приложение // Памятники русского права. Вып. первый. М., 1952. С. 64 - 66.

Договор 911 г. демонстрирует дальнейшее развитие норм, регулирующих внешнюю миграцию. В нем появляются положения о праве иноземцев (мигрантов) на свидетельство и предъявление доказательств в суде; о защите от преступных посягательств лиц, прибывающих из одной страны в другую (Византия и Древнерусское государство); об обеспечении семейных, имущественных и других прав иноземцев. В договоре (ст. 8) впервые пересмотрена, хотя и на уровне двух государств, существующая практика обращения с иноземцами, потерпевшими кораблекрушение и оказавшимися на чужом берегу. Вопреки господствующему в X в. в Европе так называемому береговому праву, т.е. праву на людей и имущество с разбитого корабля, договор устанавливает правовой статус потерпевших бедствие на водных путях, предусматривающий право на личную свободу и на имущество, защиту жизни и здоровья, а также оказание помощи пострадавшим: разгрузка судна, помощь гребцами, сопровождение с целью охраны. В договоре отражено и развитие административно-правового аспекта регулирования внешней миграции, в частности по борьбе с незаконной миграцией. Так, ст. 12 предусмотрены розыск и возврат на Русь из Византии украденных, бежавших или насильственно проданных русских челядинов, депортация в страну проживания "различных "людях", ходящих в Грецию и остающихся в долгу", а также беглых преступников (ст. 14) <15>.

<15> 911 год. Договор Руси с Византией // Памятники русского права. Вып. первый. М., 1952. С. 6 - 14.

В договоре 944 г. получают дальнейшее развитие административно-правовые меры, направленные на ужесточение контроля за лицами, прибывающими в другую страну. Статьей 2 установлено, что прибывающие лица должны иметь с собой и предъявлять специальные грамоты, в которых содержалась бы информация о цели приезда, количестве кораблей (если таковые имеются). Далее указывалось и на основную цель такой меры: "Чтобы из таких грамот узнали и мы, что приходят они с мирными намерениями". В случае отсутствия подобных грамот прибывшие подлежали задержанию с направлением информации в страну проживания. При оказании сопротивления при задержании допускалось убийство таких лиц без каких-либо компенсаций стране проживания. Если прибывший без грамоты скроется и вернется в свою страну, то также об этом направляется информация для принятия мер по усмотрению страны проживания. Примечательно, что грамоты вводились по инициативе русской стороны. Согласно ст. 2-а прибывающим из Руси в Византию лицам запрещалось проживать в зимнее время в отведенном им месте компактного проживания ("А у святого Мамона зимовать они не имеют права"), тогда как в договоре 907 г. такого ограничения не было. Эта мера была направлена на усиление безопасности принимающей стороны, так как в зимнее время большие торги не проводились, а пребывание больших групп мигрантов - купцов с вооруженной охраной было нецелесообразным с точки зрения безопасности. Также в случае совершения каким-либо русским или греком "беззакония" рассмотрение инцидента возлагалось на чиновника, осуществляющего охрану мигранта (здесь - купца). Договор предусматривал и меры общего характера, направленные не только на профилактику нарушений мигрантами общественного порядка, но и на защиту нравственных устоев, обычаев населения страны пребывания. Так, он обязывал русского князя запретить отправляющимся из Руси в Византию совершать бесчинства на территории империи. А термин "бесчинство" ("бесчиние") имеет довольно широкую трактовку. Это и отсутствие "чинности", своеволие, недостойное, скандальное поведение, невоздержанность, беспорядочность, беспутство, буйство. И нарушение чина, приличия, пристойности, нравственности, покоя и порядка, "вежества", обычая. Если коротко говорить, то это грубое нарушение общественного порядка, общепринятых норм поведения <16>. Статья 3 предусматривала право возврата челядинов (рабов), бежавших от владельцев-мигрантов, что равнозначно возврату имущества: "Если убежит челядин от русских, пришедших в страну нашего царского величества и живущих около святого Мамона, и если найдется он, то пусть его возьмут". Статья 4 обязывала договаривающиеся стороны возвращать как сбежавших челядинов (в данном случае - мигрантов), так и имеющееся у последних имущество. Статья 10 устанавливала такую меру усиления безопасности, как запрет на проживание русских в определенное время года в определенных местностях, затрагивающих интересы Византии <17>.

<16> Библия. Ветхий и Новый Заветы. Синоидальный перевод // Архимандрит Никофор. Библейская энциклопедия. М., 1891. С. Ам. 3:9; 1 Кор. 13:5; Гал. 5:21; 1 Фес. 5:14; 2 Фес. 3:6, 7,11; Толковый словарь живого Великорусскаго языка Владимiра Даля. Третье, исправленное и значительное дополненное изданiе, подъ редакцiею проф. И.А. Бодуэна-де-Куртенэ. Томъ первый. А - З. СПб., 1903. С. 193; Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 18-е изд. М., 1986. С. 42.
<17> 944 год. Договор Руси с Византией. С. 30 - 41.

Как видно, уже в период Древнерусского государства миграционные процессы получили на его территории достаточное для того времени развитие. Они инициировали появление первых писаных норм, регулирующих вопросы внешней миграции. Эти нормы нашли отражение в русско-византийских договорах X в. Анализ содержания и сущности положений договоров 907, 911 (912) и 944 (945) гг. показывает, что одним из основных вопросов, отраженных в них, является вопрос о лицах, перемещающихся из одной страны в другую (из Руси в Византию и из Византии на территорию Руси). Исходя из позиций современного миграционного права, можно говорить, хотя и условно, что в договорах решаются вопросы международной (внешней) миграции, а определенные категории приезжающих из страны в страну лиц (представители посольских и торговых миссий, лица, приезжающие без цели торговли, потерпевшие кораблекрушение, беглые рабы и преступники) имеют некоторые основные признаки, характеризующие их как мигранта - физическое лицо: покидают прежнее место жительства или пребывания; их переезд сопровождается прибытием в другую страну, т.е. влечет пересечение границ (хотя и достаточно условных) этой страны; территориальное перемещение подчинено определенной цели; в результате перемещения они получают специальный, отличный от общего, правовой статус, регулируемый законодательством. Нормы, касающиеся мигрантов, закреплены в источнике международного права - международно-правовом договоре, и, естественно, сами эти нормы можно охарактеризовать как договорные <18>. В договорах ясно просматривается начало развития норм, касающихся особо актуальных и в наше время вопросов учета иммигрантов и контроля за их поведением; введения различных режимов миграционного благоприятствования; борьбы с незаконной миграцией; противодействия угрозам общественному порядку, в тот числе связанным с концентрацией большого количества мигрантов в одном компактном месте проживания, а также пренебрежительному отношению к нравственным устоям, традициям и обычаям населения принимающей страны. Об уровне правового регулирования внешней миграции в русско-византийских договорах X в. можно судить по оценке, которую дал Н.М. Карамзин договору 911 (912) г.: "Сей договор представляет нам Россиян уже не дикими варварами, но людьми, которые знают святость чести и народных торжественных условий; имеют свои законы, утверждающие безопасность личную, собственность, право наследия, силу завещаний" <19>.

<18> Зинченко Н.Н. Международное миграционное право: основы теории и практики. М., 2011. С. 20 - 22, 49; Хабриева Т.Я. Миграционное право России: теория и практика. М., 2008. С. 80 - 81.
<19> Николай Карамзинъ. Исторiя государства Россiйскаго. Томъ I. Изданiе четвертое. СПб., 1833. С. 142.

Таким образом, началом периодизации истории правового регулирования миграции в Российском государстве представляется правильным считать X в. Первый период, который знаменует собой зарождение писаных норм, регулирующих миграционные процессы, занимает в этом случае временной промежуток между X - первой четвертью XII в.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Библия. Ветхий и Новый Заветы. Синоидальный перевод // Архимандрит Никофор. Библейская энциклопедия. М., 1891. Репринтное издание. 1990.
  2. Большая сага об Олаве Трюггвасоне / Т.Н. Джаксон // Исландские королевские саги о Восточной Европе (с древнейших времен до 1000 г.). М.: Наука, 1993.
  3. Древнъйшее русское право въ историческом его раскрытiи. Сочиненiе I.Ф.Г. Эверса. СПб., 1835.
  4. Зинченко Н.Н. Международное миграционное право: основы теории и практики. М.: Научная книга, 2011.
  5. Ключевский В.О. Курс русской истории. Часть I / Под ред. В.Л. Янина. М.: Мысль, 1987.
  6. Ковалевский А.П. Книга Ахмета Ибн-Фадлана и его путешествие на Волгу в 921 - 922 гг. Харьков, 1956.
  7. Литаврин Г.Г. О юридическом статусе древних русов в Византии в X столетии (Предварительные замечания) / Отв. ред. Г.Г. Литаврин // Византийские очерки. М., 1991.
  8. Магомедова А.Г. Экономико-демографические аспекты внешней миграции в России / Гл. ред. В.А. Ионцев. М.: ТЕИС, 2006.
  9. Николай Карамзинъ. Исторiя государства Россiйскаго. Томъ I. Изданiе четвертое. Иждивенiем книгопродавца Смирдина. Санкт-Петербургъ. Въ типографiи вдовы Плюшаръ съ сыномъ. 1833.
  10. Обзоръ историi русскаго права. Изданiе третье. Съ дополненiями / Проф. М.Ф. Владимiрский-Буданов. Кiевъ-С.-Петербургъ, 1900.
  11. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 18-е изд. М., 1986.
  12. Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси. М., 1968.
  13. Повесть временных лет по Лаврентьевской летописи. 1377 г. Историко-литературный очерк / Подготовка текста, перевод, статьи и комментарии Д.С. Лихачева; Под ред. В.П. Адриановой-Перетц. СПб., Наука, 1996.
  14. Рабочая учебная программа по дисциплине "Миграционная политика" / О.В. Дорофеев. Краснодар, издание Кубанского государственного университета, 2011.
  15. Сибагатулина Э.Т. Правовое регулирование миграционных процессов в истории отечественного законодательства // Миграционное право. 2010. N 3.
  16. Толковый словарь живого Великорусскаго языка Владимiра Даля. Третье, исправленное и значительное дополненное изданiе, подъ редакцiею проф. И.А. Бодуэна-де-Куртенэ. Томъ первый. А - З. Изданiе поставщиковъ Двора Его Императорского Величества Товарищества М.О. Вольфъ. С.-Петербургъ, 1903.
  17. Фроянов И.Я. Рабство и данничество у восточных славян (VI - X вв.). СПб.: Санкт-Петербургский университет, 1996.
  18. Фумм А.М. Из истории въезда иностранцев на территорию Древней Руси // История государства и права. 2012. N 8.
  19. Хабриева Т.Я. Миграционное право России: теория и практика. М.: КОНТРАКТ, 2008.
  20. Цинделиани И.А. Программа дисциплины "Миграционное право". URL: http://fs.nashaucheba.ru/docs/ 44/index-687654.html.
  21. Чичерин Б.Н. Опыты по истории русского права. М.: Издание К. Солдатенкова, П. Щепкина. 1858.
  22. 907 год. Договор Руси с Византией. Памятники русского права. Выпуск первый / Под ред. С.В. Юшкова; Сост. А.А. Зимин // Памятники права Киевского государства X - XII вв. М.: Государственное издательство юридической литературы, 1952.