Мудрый Юрист

О постановлении пленума верховного суда РФ по вопросу регистрации прав

Еременко Владимир Иванович, начальник Отдела права Евразийского патентного ведомства, доктор юридических наук.

Статья начальника Отдела права Евразийского патентного ведомства, доктора юридических наук В.И. Еременко посвящена анализу Постановления Пленума Верховного Суда РФ относительно вопроса о применимости положений статьи 8.1 Гражданского кодекса РФ к интеллектуальным правам.

Ключевые слова: Гражданский кодекс РФ, Верховный Суд РФ, Пленум, разъяснение, регистрация прав, интеллектуальные права.

23 июня 2015 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Постановление N 25) <1>, содержащее, пожалуй, самые масштабные (более 130 пунктов) и разноплановые по своему тематическому охвату разъяснения.

<1> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2015. N 8.

Одно из самых значимых нововведений части первой ГК РФ - включение в Кодекс новой статьи 8.1, закрепляющей основополагающие общие правила, по которым должна осуществляться государственная регистрация прав на имущество (в первую очередь на недвижимое), имеющая правоустанавливающее значение.

В пункте 3 Постановления N 25 указано следующее: "Статья 8.1 ГК РФ содержит основополагающие правила государственной регистрации прав на имущество, подлежащие применению независимо от того, что является объектом регистрации (права на недвижимое имущество, доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью и др.). Данная норма распространяется на регистрацию в различных реестрах: Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Едином государственном реестре юридических лиц и т.д.". Таким образом, в Постановлении N 25 отсутствует прямое указание о распространении статьи 8.1 ГК РФ на объекты интеллектуальной собственности.

Основная цель упомянутой выше статьи, введенной Федеральным законом от 30 декабря 2012 г. N 302-ФЗ "О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Закон N 302-ФЗ) <2>, - отмена системы двойной регистрации (сделок и прав) в отношении объектов недвижимости, поэтому в настоящее время по большинству сделок регистрации подлежат только права, как это принято в государствах романо-германской правовой системы.

<2> СЗ РФ. 2012. N 53. Ст. 7627.

В период после вступления в силу статьи 8.1 ГК РФ одним из самых трудноразрешимых являлся вопрос о том, могут ли положения данной статьи применяться к интеллектуальным правам.

Принято считать, что все общие положения раздела I ГК РФ применяются к другим разделам Кодекса. Однако в отношении интеллектуальных прав, имеющих столь значительную специфику, что они закреплены в отдельном разделе VII ГК РФ, следовало бы сделать специальную запись об этом. Как известно, только касательно сделок по распоряжению исключительным правом в пункте 2 ст. 1233 ГК РФ указано, что к соответствующим договорам применяются общие положения об обязательствах (ст. ст. 307 - 419) и о договоре (ст. ст. 420 - 453), т.е. полностью раздел III ГК РФ, поскольку иное не установлено правилами настоящего раздела и не вытекает из содержания или характера исключительного права. Кроме того, нельзя игнорировать статью 128 ГК РФ, в которой приведен перечень объектов гражданских прав, разделенных точкой с запятой, чем подчеркивается их самостоятельный характер. В связи с этим охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации некорректно отождествлять с имуществом. Вместе с тем следует также учитывать норму статьи 1226 ГК РФ, согласно которой исключительное право (экономическая составляющая интеллектуальных прав) признается имущественным правом.

Поэтому возможно как ограничительное (не могут применяться к интеллектуальным правам), так и расширительное толкование положений статьи 8.1 ГК РФ применительно к интеллектуальным правам (с оговоркой о том, если иное не установлено правилами раздела VII и не вытекает из содержания и характера интеллектуальных прав).

В ходе обсуждения проекта Постановления N 25 были высказаны различные точки зрения по указанному выше вопросу. Предложение Министерства юстиции РФ о том, что статья 8.1 ГК РФ об общих принципах государственной регистрации должна применяться к объектам интеллектуальных прав, не было учтено разработчиками проекта. Позиция Суда по интеллектуальным правам и ряда ученых-цивилистов по данной статье оказалась для разработчиков проекта Постановления N 25 предпочтительней.

Вместе с тем не все специалисты разделяют точку зрения разработчиков Постановления N 25 и Суда по интеллектуальным правам. Так, Р.С. Бевзенко <3> предлагает обратить внимание на то, что ни в названии, ни в тексте статьи законодатель не ограничивает сферу применения ее норм лишь государственной регистрацией прав на недвижимое имущество. По мнению этого автора, помимо государственной регистрации прав на недвижимые вещи сферой для применения норм, сосредоточенных в комментируемой статье, являются государственная регистрация прав на долю в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью и государственная регистрация исключительных прав. В подтверждение своей позиции он указывает, "что и недвижимые вещи, и объекты исключительных прав описываются в реестре путем специальных приемов: недвижимость - через кадастровое описание, изобретения - через описание существа изобретения, товарный знак - через графическое и текстуальное описание знака и т.п. С этой точки зрения нет никакой существенной разницы между регистрацией прав на вещи и на идеальные объекты" <3>.

<3> Бевзенко Р.С. Принципиальные положения статьи 8.1 Гражданского кодекса РФ о государственной регистрации прав на имущество // http://justicemaker.ru/view-article.php?id=48art=5036.

Вернемся, однако, к позиции Суда по интеллектуальным правам, изложенной в Справке о соотношении статьи 8.1 Гражданского кодекса РФ с положениями раздела VII Гражданского кодекса РФ "Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации", утв. Постановлением Президиума Суда по интеллектуальным правам от 22 августа 2014 г. N СП-21/10 (далее - Справка) <4>. Данная Справка составлена в связи с возникшим в практике Роспатента вопросом о применимости положений статьи 8.1 к интеллектуальным правам, подлежащим регистрации. В пункте 7 этой статьи определено, что в отношении зарегистрированного права в государственный реестр может быть внесена в порядке, установленном законом, отметка о возражении лица, соответствующее право которого было зарегистрировано ранее. При этом Роспатент отказывает во внесении отметки о наличии спора о праве на товарный знак в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания Российской Федерации со ссылкой на то, что сведения о наличии судебных споров, касающихся товарных знаков, к перечню сведений, подлежащих внесению в реестр в установленном пунктом 16 Административного регламента от 12 декабря 2007 г. N 346 порядке, не относятся.

<4> http://ipcmagazine.ru/official-cronicle/the-ratio-of-article-8-1.

Согласно Справке довод об отсутствии обязанности вносить сведения о судебном споре, определенной Административным регламентом, следует признать ненадлежащим, так как Административный регламент является подзаконным нормативным правовым актом, и в случае его противоречия ГК РФ применению подлежит статья 8.1 Кодекса. Исходя из пункта 10 ст. 8.1, правила, установленные этой статьей, применяются, если иное не установлено ГК РФ, а положения части четвертой ГК РФ устанавливают иные правила относительно регистрации исключительных прав.

Окончательный вывод Суда по интеллектуальным правам такой: "...следует признать, что положения статьи 8.1 ГК РФ как в целом, так и в части ее пункта 7 неприменимы к отношениям в сфере государственной регистрации результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации".

Указанная позиция Суда по интеллектуальным правам представляет собой ограничительный подход к толкованию положений статьи 8.1 ГК РФ относительно их применимости к интеллектуальным правам. Вместе с тем в Справке сделана попытка теоретического обоснования упомянутой выше позиции Суда по интеллектуальным правам: "...следует отметить, что статья 8.1 ГК РФ текстуально указывает на то, что она касается регистрации прав на имущество (очевидно, имея в виду в первую очередь вещные права). В отношении же исключительных прав регистрация осуществляется не в отношении прав на имущество, а в отношении самого имущества (исключительное право статьей 1226 ГК РФ признано имущественным правом, а статья 128 ГК РФ говорит о том, что имущественное право охватывается понятием "имущество")".

Как следует из изложенного выше, Суд по интеллектуальным правам со ссылкой на статьи 128 и 1226 ГК РФ исходит из понимания исключительных прав как разновидности имущества, т.е. объектов вещных прав. Однако для такого вывода нет законных оснований, поскольку в статье 1226 ГК РФ исключительное право признается имущественным правом как экономическая составляющая интеллектуальных прав, в отличие, в частности, от личных неимущественных прав. Что же касается указания в статье 128 Кодекса о включении имущественного права в состав иного имущества, то следует иметь в виду обстоятельство, что все объекты гражданских прав по тексту данной статьи разделены точкой с запятой, и это, по сути, свидетельствует о самостоятельном характере данных объектов, в том числе охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, что полностью снимает вопрос о поглощении исключительного права иным имуществом.

Как указано в пункте 4 ст. 129 ГК РФ, результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (ст. 1225 ГК РФ) не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому. Однако права на такие результаты и средства, а также материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты или средства, могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому в случаях и порядке, которые установлены настоящим Кодексом.

Если исходить из логического построения упомянутых выше норм, то и регистрации должны подлежать не сами результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации, которые являются нематериальными (идеальными) объектами, а права на такие результаты и средства. Однако, к сожалению, в части четвертой ГК РФ речь идет о регистрации тех или иных результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, а не о регистрации прав на такие результаты и средства, что было бы логически верно, если исходить из сути этих нематериальных (идеальных) объектов, а, кроме того, из содержания того же пункта 4 ст. 129 ГК РФ. Поэтому нельзя обойти вниманием вопрос о том, почему возникают подобные заблуждения относительно того, что подлежит регистрации: сами объекты интеллектуальной собственности либо исключительные права на эти объекты.

Действительно, в статье 1363 ГК РФ речь идет о государственной регистрации изобретений, полезных моделей и промышленных образцов, на основании которой федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности выдает соответствующие патенты. Кроме того, в статье 1393 ГК РФ говорится о порядке государственной регистрации изобретения, полезной модели, промышленного образца и выдачи патента, в том числе о внесении изобретения, полезной модели или промышленного образца в соответствующий государственный реестр.

Упомянутые выше записи имеют глубокие исторические корни, лежащие в основе советского изобретательского права. Так, в пункте 61 Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях указано, что на основании принятого решения о выдаче авторского свидетельства или патента Госкомизобретений СССР вносит изобретение в Государственный реестр изобретений СССР. В статье 16 Закона СССР от 31 мая 1991 г. N 2213-1 "Об изобретениях в СССР" предусмотрено, что Госпатент СССР в течение шести месяцев с даты регистрации изобретения в Государственном реестре изобретений СССР производит публикацию сведений о патенте.

Упомянутая выше традиция (регистрация самого объекта, а не патента, подтверждающего исключительное право на этот объект) имела продолжение и в российском патентном праве (ст. 26 Патентного закона РФ от 23 сентября 1992 г. N 3517-1 "Регистрация изобретения полезной модели, промышленного образца и выдача патента") и завершилась рассмотренными выше статьями ГК РФ. Сказанное справедливо и в отношении других результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые согласно части четвертой ГК РФ подлежат регистрации (ст. 1414 "Государственная регистрация селекционного достижения", ст. 1452 "Государственная регистрация топологии интегральной микросхемы", ст. 1480 "Государственная регистрация товарного знака", ст. 1518 "Государственная регистрация наименования места происхождения товара").

В мировой патентной практике, включая нормативные правовые акты международных организаций в области интеллектуальной собственности, нет единообразия по указанному вопросу, хотя патентных законов, в которых сказано о регистрации изобретений, все же меньшинство. Например, в соответствии со статьей 32 Патентного закона Великобритании 1977 г. в редакции 2007 г. в Патентном реестре регистрируются, в частности, патенты на изобретения и опубликованные патентные заявки <5>.

<5> http://www.wipo.int/wipolex/en/details.jsp?id=14693. Далее, если не указано иное, информация получена из указанного источника.

Согласно § 30(1) Патентного закона ФРГ 1980 г. в редакции 2013 г. Патентное ведомство ведет реестр, где указываются названия заявок на патенты, с которыми может ознакомиться любое лицо, и выданных патентов и свидетельств дополнительной охраны. Кроме того, как указано в § 54 данного Закона, если по заявке, по которой принято решение о запрещении публикации, связанной с государственной тайной, выдан патент, он регистрируется в особом реестре, ознакомление с которым осуществляется по особой процедуре.

В соответствии с правилом 50 Патентной инструкции к Евразийской патентной конвенции 1995 г. Евразийское патентное ведомство в течение шести месяцев с даты регистрации евразийского патента в Реестре евразийских патентов производит публикацию сведений о выдаче этого патента в Бюллетене Евразийского патентного ведомства.

Важно отметить: во всех упомянутых выше случаях предусматривается регистрация патентов (т.е. определенного перечня сведений, содержащихся в патенте), что представляется более корректным по сравнению с противоположным подходом, допускающим регистрацию самих объектов интеллектуальной собственности. Указанный противоположный подход можно проиллюстрировать на примере Патентного закона США 1952 г. в редакции 2013 г., в § 157 ("Основанная на законе регистрация изобретения" - Statutory invention registration) которого указано, что Комиссару предоставляется право публиковать предусмотренную законом регистрацию изобретения, содержащую описание и чертежи правильно поданной заявки на патент.

Как следует из вышеизложенного, во всех упомянутых случаях, по сути, речь идет об одних и тех же действиях по ведению соответствующих реестров; различаются только теоретические подходы к упомянутым действиям. Однако при всем разнообразии правового регулирования объекты интеллектуальной собственности нигде не отождествляются с объектами вещных прав.

В российских условиях приравнивание объектов интеллектуальной собственности к объектам вещных прав вовсе не является безобидным явлением, упречным только с теоретической точки зрения, поскольку может привести к печальным последствиям в сфере нормотворчества, что и было продемонстрировано, например, в процессе принятия так называемого четвертого антимонопольного пакета. Так, Госдумой 12 марта 2013 г. был принят в первом чтении проект поправок к проекту Федерального закона N 199585-6 "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции" (далее - проект), подготовленный Федеральной антимонопольной службой (ФАС России) <6>. В пункте 2 проекта предлагалось дополнить статью 3 Федерального закона "О защите конкуренции" частью 3 следующего содержания: "Положения настоящего Федерального закона подлежат применению к отношениям, связанным с обращением товаров, произведенных с использованием исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, если соглашения (действия), связанные с использованием исключительных прав, направлены на недопущение, ограничение или устранение конкуренции при обращении соответствующих товаров".

<6> http://www.91.11.ru/articles/2013-08-05/580013-project-popravok-k-proectu-federalnogo-zak.

Принятие упомянутой выше поправки означало бы катастрофу в сфере правовой охраны объектов интеллектуальной собственности, поскольку были бы полностью обесценены легальные и полезные для общества монополии, основанные на исключительных правах, а с ними и стимулы к развитию научно-технического прогресса в нашей стране. Данная поправка отсутствует в тексте Федерального закона от 5 октября 2015 г. N 275-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О защите конкуренции и отдельные законодательные акты Российской Федерации", но кто может поручиться, что подобные попытки со стороны ФАС России не повторятся в будущем и не увенчаются успехом? Поэтому рассмотренная ранее позиция отдельных ученых и Суда по интеллектуальным правам вольно или невольно может стать теоретической основой для новых сомнительных предложений ФАС России в области легальных монополий.

Что же касается вопроса о применимости положений статьи 8.1 ГК РФ к интеллектуальным правам, подлежащим регистрации, то, на мой взгляд, следует ориентироваться на сам закон. В пункте 10 данной статьи предписано, что правила, предусмотренные настоящей статьей, применяются, поскольку иное не установлено настоящим Кодексом. К сожалению, Закон N 302-ФЗ и Постановление N 25 обходят этот важный и сложный вопрос молчанием, а аргументация Суда по интеллектуальным правам, изложенная в соответствующей Справке, является, на мой взгляд, неубедительной. Поэтому в каждом конкретном случае необходимо соотносить тот или иной пункт статьи 8.1 ГК РФ с соответствующими положениями Кодекса. Например, в пункте 6 ст. 8.1 закреплена императивная норма о том, что зарегистрированное право может быть оспорено только в судебном порядке. Однако в отношении патентных прав действует иной порядок, который в настоящее время не предполагается изменять. Так, согласно пункту 2 ст. 1406 ГК РФ в случаях, указанных в статьях 1387, 1390, 1391, 1398, 1401 и 1404 Кодекса, защита патентных прав осуществляется в административном порядке в соответствии с пунктами 2 и 3 ст. 1248 настоящего Кодекса.

Библиография

Бевзенко Р.С. Принципиальные положения статьи 8.1 Гражданского кодекса РФ о государственной регистрации прав на имущество // http://justicemaker.ru/view-article.php?id=48art=5036.