Мудрый Юрист

Вклад трудовой миграции в российскую смертность *

<*> Исследование проведено при поддержке гранта РФФИ N 15-06-05410_а.

Иванова Алла Ефимовна, доктор экономических наук, профессор, заведующая отделением статистики здоровья ФБГУ ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава РФ.

Рязанцев Сергей Васильевич, член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, профессор, руководитель Центра социальной демографии и экономической социологии Института социально-политических исследований, Российская академия наук.

Масштабная трудовая миграция оказывает значительное влияние на демографические процессы в России. Существенные расхождения в оценке численности населения по данным текущей оценки естественного и миграционного движения, с одной стороны, и по данным переписей, с другой - оказывают принципиальное воздействие на оценку уровней, тенденций и нозологических особенностей изменения смертности населения. Не только корректировка численности, но, прежде всего, возрастной структуры населения влияет на масштабы и направленность изменений смертности. На примере Москвы показано, что учет итогов переписи 2010 г. и особенно 2002 г. принципиально улучшил оценку продолжительности жизни населения (до 2,8 лет у мужчин и 0,9 года у женщин), изменил представление о трендах (отсутствие негативной динамики средней продолжительности жизни (СПЖ) после 1997 г.) и нозологической структуре (наибольшим пересмотр оценок смертности был в отношении причин, характерных для средних возрастов, прежде всего травм и отравлений).

Ключевые слова: трудовая миграция, смертность, продолжительность жизни, Россия, Москва.

Activities of the local police officer on the control of observance of the migration legislation by foreign citizens

A.E. Ivanova, S.V. Ryazantsev

Ivanova Alla E., Doctor of Economical Sciences, Professor, Head of the Health Statistics Department of Federal State Budgetary Institution Central Scientific Research Institute for Public Health Organization and Informatization of the Ministry of Health of the Russian Federation.

Ryazantsev Sergey V., Corresponding Member of the Russian Academy of Science, Doctor of Economical Sciences, Professor, Head of the Center for Social Demography and Economic Sociology of the Institute of Socio-Political Research Russian Academy of Sciences.

Large-scale labour migration has a significant impact on demographic processes in Russia. Significant discrepancies in the estimates of the population according to current estimates of natural and migration movements, on the one hand, and census data, with another, have a fundamental impact on the measurement of levels, trends and nosological peculiarities of changes of mortality. Not only the adjustment of the quantity but, above all, the age structure of the population affects the magnitude and direction of changes in mortality. On the example of Moscow shows that the inclusion of the results of the 2010 census, and especially 2002 fundamentally improved the estimate of life expectancy of the population (up to 2.8 years in men and 0.9 years for women), has changed the concept of trends (the absence of negative dynamics of SPM after 1997) and the nosological structure of (the highest revision of mortality estimates was regarding the causes, characteristic of the middle ages, first of all, injuries and poisoning).

Key words: labor migration, mortality, life expectancy, Russia, Moscow.

Масштабы и тенденции трудовой миграции в Россию. Российская Федерация является страной, которая принимает значительное количество временных трудящихся-мигрантов. В настоящее время российский рынок труда является привлекательным для трудоспособного населения из стран Центральной Азии, Закавказья, некоторых стран Азии и Восточной Европы. Официальная численность трудящихся-мигрантов в Российской Федерации основана на данных количества разрешительных документов, выданных Федеральной миграционной службой (ФМС). В 2014 г. было выдано 3690 тыс. разрешительных документов, в том числе 2387 тыс. патентов и 1303 тыс. разрешений на работу (рис. 1). С января по июль 2015 г. было выдано 1406 тыс. разрешительных документов трудящимся-мигрантам, в том числе 1265 тыс. патентов и 141 тысяча разрешений на работу <1>.

<1> Сведения по миграционной ситуации в Российской Федерации за 7 месяцев 2015 года URL: http://www.fms.gov.ru/about/statistics/data/details/159274/.
4000 T--------------------------------------------------------------------------------------------------------
¦
¦ --¬
3500 +-----------------------------------------------------------------------------------------------------++
¦ ¦¦
¦ ¦¦
3000 +-----------------------------------------------------------------------------------------------------++
¦ ¦¦
¦ ¦¦
2500 +----------------------------------------------------------------------------------------------------2387
¦ --¬ ¦¦
¦ ¦ ¦ --¬ --¬ ¦¦
2000 +-----------------------------------------------------------------------+ +-------186-------++--++--++
¦ ¦ ¦ --¬ --¬ ¦¦ ¦¦ ¦¦
¦ --¬ ¦ ¦ ¦¦ ¦¦ 1080 1118 ¦¦
1500 +------------------------------------------------------------------+ +--+ +-------+-+--765--¬+--++--++
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ --¬ ¦ ¦ ¦¦ +-+ ¦¦ +-+
¦ ¦ ¦ 2426 ¦ ¦ ¦ ¦ +-+ ¦ ¦ +-+ ¦ ¦
1000 +-------------------------------------------------------------T-T--+ +--+ +--+ +--+ +--+ +--+ +--+ +--+ +
¦ --¬ ¦ ¦ 1717 ¦ ¦ ¦ ¦ 1641 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ 1473 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ 1303
500 +--------------------------------------------------------+ +-1014--+ +--+ +--+ +--+ +-1028-1149-1112--+ +
¦ 129 --¬ --¬ 245 242 211 213 --¬ --¬ --¬ --¬ 703 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ --¬ 281 292 --¬ --¬ --¬ --¬ 284 360 378 460 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
0 +-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+T-+-+¬
1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014
--¬ --¬
¦ ¦ Разрешения на работу у юридических лиц ¦¦ Патенты на работу у физических лиц
L-- L--

Рис. 1. Количество разрешительных документов, выданных трудящимся-мигрантам в Российской Федерации в 1994 - 2014 гг., тыс. единиц <2>

<2> Данные Федеральной миграционной службы России (получены по официальному запросу автора в июле 2015 г.).

В потоке трудящихся-мигрантов в Россию постепенно увеличивается доля стран Центральной Азии. В 2014 г. крупнейшими посылающими трудящихся-мигрантов странами были Узбекистан, Таджикистан, Украина, Китай, Киргизстан, Молдова, Армения, КНДР, Турция и Вьетнам (рис. 2). Со всеми этими государствами у России сложились устойчивые миграционные связи на протяжении 1990 - 2010-х гг., и их перечень практически не изменяется.

Рис. 2. Численность трудящихся-мигрантов в Российской Федерации по странам происхождения и типам разрешительных документов в 2014 г., человек <3>

<3> Данные Федеральной миграционной службы России (получены по официальному запросу автора в июле 2015 г.).

По территории Российской Федерации трудящиеся-мигранты распределяются неравномерно. Основная их часть (43%) работает в Центральном федеральном округе. Абсолютным лидером является Москва и Московская область, которые концентрируют около трети всех трудящихся-мигрантов в стране. Здесь разнообразный и емкий рынок труда, который активно принимает трудящихся-мигрантов из Центральной Азии, Закавказья, Украины и Молдовы. Большинство мигрантов здесь работают в строительстве, торговле, сфере услуг, коммунальном хозяйстве, на транспорте. В Уральском федеральном округе работает каждый шестой трудящийся-мигрант. Особо привлекательны Тюменская область с Ямало-Ненецким и Ханты-Мансийским округами. Здесь трудящиеся-мигранты работают в нефтедобывающей промышленности и строительстве. На Дальнем Востоке работают примерно 10% трудящихся-мигрантов. В большинстве своем - в Приморском крае, Хабаровском крае и Амурской области, где они заняты в строительстве, сельском хозяйстве, лесной отрасли и происходят из Китая, КНДР и Вьетнама.

Несмотря на усилия государственных структур, в России присутствует значительное количество недокументированных трудовых мигрантов, которые работают на стройках, дачах, предприятиях, у частных лиц без официального оформления. Труд недокументированных трудовых мигрантов в российской экономике используется практически повсеместно, и главными причинами являются стремление бизнесменов сэкономить на оплате труда рабочих, отсутствие социальной ответственности работодателей за условия труда и жизни работников. Кроме того, в стране сформировалась неэффективная и коррумпированная система распределения квот на разрешения для работы иностранных трудовых мигрантов. Фактически происходит спекулятивная торговля квотами на выдачу разрешений на работу иностранцев в России через посреднические фирмы. Ответственные бизнесмены, заявившие и обосновавшие перед властями в установленном порядке необходимость привлечения трудящихся-мигрантов, не имели гарантий получить квоты в будущем году и были вынуждены платить посредническим фирмам. Цена получения разрешения на работу через посредников достигла в Москве в 2014 г. 30 - 40 тыс. руб., а в российских регионах до 15 - 20 тыс. руб. (при государственной пошлине 8 тыс. руб., в том числе около 2000 руб. за разрешение на работу и 6 тыс. руб. за разрешение на право привлечения иностранной рабочей силы) <4>.

<4> Интервью с экспертом Н.И. Тагильцевой НКО "Нелегалов нет" (г. Екатеринбург) в марте 2015 г.

Таким образом, в 2015 г. от 2,8 до 3 млн недокументированных трудовых мигрантов могло находиться на российском рынке труда <5>. И если на эти цифры распространить данные на структуру документированной миграции, то в России могут находиться как минимум от 1,5 до 2 млн граждан из стран Северной и Центральной Азии, не прошедших регистрационных процедур (мигранты, не имеющие регистрации по месту пребывания и (или) разрешения на работу, патента). Доклад Государственного Департамента США о торговле людьми за 2012 г. включил Россию в категорию стран, где "абсолютное число жертв злостных форм торговли людьми очень велико или существенно растет". По оценкам Центра миграционных исследований, речь может идти о 1 - 1,5 млн человек, находящихся фактически в положении рабов <6>. По оценкам неправительственных организаций, в России примерно 4 млн мигрантов являются объектами трудовой эксплуатации, близкой к рабству <7>. Серьезной проблемой в России является эксплуатация трудовых мигрантов из стран Центральной Азии. По оценкам председателя Ассоциации адвокатов России "За права человека" Е. Архипова, стоимость одного выходца из стран Центральной Азии на криминальном рынке колеблется от 300 до 500 долларов США, а "заказать раба можно через криминальные структуры, а также через бригадиров трудовых мигрантов". Рабами мигранты оказываются, прежде всего, из-за долгов: даже только чтобы приехать в Россию и вернуться домой, они вынуждены платить криминалу по 2 тыс. руб. <8>. Однако все приведенные выше оценки являются, скорее всего, завышенными. Наше исследование 2013 г. свидетельствует, что численность трудовых мигрантов, которые находятся в ситуации трудовой эксплуатации в Российской Федерации, может составлять от 500 тыс. до 1 млн человек (рис. 3) <9>.

<5> Ryazantsev S. Trafficking in Human Beings for Labour Exploitation and Irregular Labour Migration in the Russian Federation: Forms, Trends and Countermeasures, Stockholm, ADSTRINGO, Baltic Sea States Council, 2015. URL: http://www.ryazantsev.org/book1-16.pdf.
<6> Жизнь рабов: как трудовые мигранты становятся пленниками. Сообщение Московского бюро по правам человека в связи с использованием рабского труда мигрантов через информационное агентство REX от 26 ноября 2012 г. URL: www.iarex.ru/articles/31509/html.
<7> Колесниченко А. В России на почти рабском положении находится 4 миллиона мигрантов из СНГ: Сообщение портала "Центр Азия". URL: www.centrasia.ru/newsA.php?st=1075269840.
<8> Жизнь рабов: как трудовые мигранты становятся пленниками. Сообщение Московского бюро по правам человека в связи с использованием рабского труда мигрантов через информационное агентство REX от 26 ноября 2012 г. URL: www.iarex.ru/articles/31509/html.
<9> Ryazantsev S. Trafficking in Human Beings for Labour Exploitation and Irregular Labour Migration in the Russian Federation: Forms, Trends and Countermeasures, Stockholm, ADSTRINGO, Baltic Sea States Council, 2015. URL: http://www.ryazantsev.org/book1-16.pdf.
------------------------¬------------------------¬
¦ Документированные ¦¦ Недокументированные ¦
¦ трудовые мигранты ¦¦ трудовые мигранты ¦
¦(2.2 - 2.3 млн человек)¦¦(2.5 - 3.0 млн человек)¦
L------------------------L------------------------
------------------------¬
¦ Трудовые мигранты ¦
¦ в "серой" экономике ¦
¦(2.5 - 3.0 млн человек)¦
L------------------------
-----------------------------------¬
¦ Трудовые мигранты ¦
¦ в "черной" экономике ¦
¦ (1.0 - 1.5 млн человек) ¦
-----+----------------------------------+----------¬
¦ Трудовые мигранты - жертвы трудовой эксплуатации ¦
¦ (0.5 - 1.0 млн человек) ¦
L---------------------------------------------------

Рис. 3. Оценка численности трудящихся-мигрантов в Российской Федерации по их экономико-правовому статусу в 2015 г.

В 2014 г. российские власти ужесточили подход к борьбе с незаконной миграцией. Согласно заявлению заместителя директора ФМС Е.Ю. Егоровой: "Причинами изменений стал рост антимигрантских настроений в стране. А объективной основой - наличие 3,5 млн иностранных граждан, нарушивших режим пребывания в Российской Федерации. Причем каждый десятый нарушитель миграционного режима выезжает из России, получает новую миграционную карту и снова возвращается в страну. Государственная Дума приняла за последнее время 13 законов по противодействию незаконной миграции. Мы не применяем депортации, а не даем возможности въехать в Россию нарушителям миграционного законодательства. Был закрыт въезд в Российскую Федерацию для 600 тыс. человек" <10>. К середине 2015 г. число иностранцев, которым был закрыт въезд в Российскую Федерацию, достигло 1,3 млн человек.

<10> Выступление заместителя директора ФМС России Е.Ю. Егоровой на научном семинаре "Актуальные проблемы регулирования миграции в России" в феврале 2014 г. в Институте социально-экономических проблем народонаселения РАН.

Конечно, отчасти это решило проблему недокументированной миграции. Но, к сожалению, под действие запрета на въезд в Российскую Федерацию попали также многие трудовые мигранты, которые совершили незначительные административные правонарушения (штрафы, долг и пр.) или стали жертвами бюрократических ошибок. Столь радикальная мера, как "запрет на въезд" в Россию уже имела значительный негативный резонанс в странах - донорах трудящихся-мигрантов. Кроме того, она не решает настоящих причин недокументированной миграции, каковыми являются: 1) отсутствие полной и достоверной информации у трудящихся-мигрантов об особенностях оформления документов на работу в России; 2) невозможность легальной регистрации по месту пребывания из-за отсутствия жилья и нежелания хозяев жилья регистрировать трудящихся-мигрантов; 3) сложность получения разрешений на работу в России в условиях неперсонифицированной системы квот; 4) с 2015 г. патент для граждан стран с безвизовым режимом стал достаточно дорогим, а кроме того, слишком регламентированы секторы и регионы занятости, в некоторых регионах в патент вписывается работа у физического или юридического лица, что также приводит к тому, что зачастую трудящиеся-мигранты выходят за рамки правового статуса и становятся нарушителями закона.

Трудовая миграция в переписи и текущем учете населения. Учет населения переписью считается более точной оценкой его в сравнении с данными, полученными на основании текущего учета естественного движения населения и миграции <11>. Вместе с тем в условиях полного и достоверного текущего учета естественного и миграционного движения между этими оценками не должно быть существенных отличий. В период социально-экономических трансформаций в России ситуация изменилась. Перепись и в 2002, и в 2010 гг. показала большую численность населения страны, чем оценка ее по данным текущего учета. По мнению экспертов, главным источником расхождений явилась проблема неполного учета миграции.

<11> Improving the quality and use of birth, death and cause-of-death information, Guidance for a standards-based review of country practices, WHO Regional Office for Europe, Copenhagen. 78 p.

При этом практически все превышение сконцентрировалось в Москве, которая является крупнейшим городом страны и центром притяжения миграционных потоков. Так, на начало 2002 г. численность населения Москвы, по данным текущего учета, составляла 8539 тыс. человек, а по переписи 2002 г. - 10383 тыс., то есть на 1844 тыс. больше (более 20%). В 2010 г. различия данных текущего учета (10563 тыс. человек на начало 2010 г.) и переписи населения (11382 тыс.) оказались меньше - 819 тыс., но также очень существенными (около 8%). Существенно, что знаменатель при расчете демографических показателей изменился не только количественно, но и структура населения претерпела заметные сдвиги, которые характеризуются увеличением доли молодежи и, соответственно, сокращением удельного веса пожилых групп (рис. 4). Все это не могло не сказаться на уровнях и тенденциях демографических показателей. Исследование ставило в качестве цели выявление изменений масштабов и трендов смертности населения, численность и возрастной состав населения Москвы под влиянием миграции.

Рис. 4. Демографическая пирамида населения Москвы с учетом и без учета итогов переписей населения в 2002 и 2010 гг.

Вопросы принципов учета численности населения в переписях и по данным текущего учета демографических событий важны для оценки достоверности демографических индикаторов. Вплоть до 1989 г. в России в переписях учитывались категории наличного и постоянного населения. С 2002 г. Россия перешла на учет в переписи только постоянного населения. При этом текущий учет демографических событий предусматривает возможность регистрации события по месту жительства и по месту наступления события. Это породило проблему неполной сопоставимости числителя и знаменателя при расчете демографических индикаторов. Эта проблема значима и в целом для России, однако для отдельных территорий, особенно с высокой миграционной подвижностью, проблема представляется крайне актуальной.

В исследовании были использованы материалы по Москве: Всероссийских переписей населения за 2002 и 2010 гг.; данных текущего учета случаев смерти и оценки численности и половозрастной структуры населения за межпереписные периоды: 1989 - 2001, 2002 - 2009 и 2010 - 2013 гг. Рассчитаны показатели продолжительности жизни населения, стандартизованные коэффициенты смертности и средний возраст умерших от основных причин: болезней системы кровообращения, новообразований, травм и отравлений, болезней органов дыхания, пищеварения, инфекций.

Вклад трудовой миграции в продолжительность жизни и смертность населения (на примере Москвы). Наибольшие расхождения с данными текущего учета дала перепись 2002 года, соответственно, и показатели смертности, рассчитанные без ее учета и с ее учетом, различаются очень существенно. И если в начале периода, в 1989 - 2001 гг., различия СПЖ по этим двум источникам данных составляли меньше 0,1 года, к 1995 г. они достигли величины более 1 года у мужчин и 0,3 года у женщин, то в 2001 г. они составляли 2,8 года у мужчин и 0,9 года у женщин. Перепись 2010 г. также откорректировала величину продолжительности жизни населения, но эта коррекция, во-первых, была существенно меньше, чем в 2002 г., и, во-вторых, она оказалась больше у женщин (0,6 года), чем у мужчин (0,1 года) (рис. 5).

Рис. 5. Динамика продолжительности жизни населения Москвы по данным текущей оценки демографических событий и с учетом переписей населения, лет Рис. 6. Динамика смертности населения Москвы по данным текущей оценки демографических событий и с учетом переписей населения, лет

Данные переписи изменили не только оценку продолжительности жизни, но и ее траекторию. При этом пересчет СПЖ с учетом переписи 2002 г. принципиально изменил тренд показателя: в период после 1997 г. у мужчин СПЖ стабилизировалась, тогда как текущая оценка демонстрировала снижение, у женщин отмечен рост вместо стабилизации. Пересчет СПЖ с учетом итогов переписи 2010 г. подтвердил динамику роста СПЖ и у мужчин, и у женщин, но ускорил темпы роста, прежде всего, у женщин.

Изменение величины и траектории СПЖ с учетом данных переписей в различной степени обусловлено основными причинами смерти. Учет данных переписи 2002 г. показал сокращение смертности от всех основных причин в сравнении с текущей оценкой. К 2001 г. расхождения достигли максимума: по болезням системы кровообращения - 7,8% для мужчин и 4,1% для женщин, по новообразованиям - 9,0% и 5,7%, соответственно, по внешним причинам - 20,9% для мужчин и 11,3% для женщин. Аналогичные внешним причинам расхождения текущей оценки смертности и ее значений, пересчитанных с учетом данных переписи, отмечены и для класса причин "симптомы, признаки и неточно обозначенные состояния": 20,5% для мужчин и 11,2% для женщин. Это совпадение отчасти может быть объяснено имеющимися данными о том, что существенная часть внешних причин смерти, прежде всего насильственных, маскируется в неточно обозначенных состояниях <12>. Эти исследования подтверждаются также динамикой среднего возраста умерших от неточно обозначенных состояний, который к 2002 г. приблизился к среднему возрасту умерших от внешних причин (45,1 лет у мужчин и 55,2 года у женщин), сократившись в период 1989 - 2001 гг. более чем на 10 лет для мужчин (с 56,3 до 46,2 лет) и на 14 лет для женщин (с 69,9 до 55,7 лет). Диапазон расхождений к 2001 г. между текущей оценкой смертности и ее значениями с учетом переписи 2002 г. для других значимых причин смерти составляет: по болезням органов дыхания 12,4% для мужчин и 6,3% для женщин; по болезням органов пищеварения 14,7% и 6,7% соответственно. Таким образом, учет данных переписи 2002 г. привел к пересмотру уровней смертности от всех основных причин, причем наибольшим он был для причин, характерных для средних возрастов.

<12> Ivanova A.E., Sabgayda T.P., Semenova V.G., Zaporozhchenko V.G., Zemlyanova E.V., Nikitina S.Yu. Factors distorting structure of death causes in working population in Russia // Социальные аспекты здоровья населения. 2013. N 4. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/491/30/lang,ru/.

Учет данных переписи позволил изменить представления о траекториях изменения смертности от основных причин. Так, в период после 1997 г. данные текущего учета свидетельствовали об относительной стабилизации смертности и мужчин, и женщин от болезней системы кровообращения, новообразований и внешних причин, тогда как учет данных переписи показал сокращение смертности от данных причин. В случае болезней органов дыхания, пищеварения и неточно обозначенных состояний учет данных переписи не повлиял на принципиальную смену тенденций, однако темпы роста смертности в период после 1997 г. оказались ниже.

Что касается переписи 2010 г., то, как было показано выше, учет ее данных незначительно сказался на оценке смертности, и прежде всего у мужчин. Более того, именно у мужчин корректировка уровней смертности, хотя и незначительная, была не только в направлении снижения показателя (к 2009 г.: новообразования - 1,3%, внешние причины - 3,1%, неточно обозначенные состояния - 1,0%), но и его роста (к 2009 г.: болезни органов пищеварения + 0,5%, болезни органов дыхания + 1,1%, болезни системы кровообращения + 1,4%). У женщин корректировка уровня смертности во всех случаях была направлена на снижение показателей: наиболее существенно при внешних причинах - на 8,3%, в наименьшей степени при болезнях системы кровообращения - на 3,2%. При этом ни в одном случае корректировка смертности не затронула траекторию ее изменения, повлияв лишь на темпы снижения показателя от всех причин.

Существенным представляется вопрос: почему перепись 2002 г. столь значительно повлияла на корректировку уровней и тенденций смертности, а влияние переписи 2010 г. оказалось практически незаметным. Дело не только в том, что количественная оценка численности населения в переписи 2002 г. была скорректирована значительно больше, чем в 2010 г., но и в том, что изменения возрастной структуры по переписи 2002 и 2010 гг. различны. Перепись 2002 г. увеличила численность населения преимущественно в возрастах от 20 до 50 лет у мужчин и от 15 до 40 лет у женщин, тогда как перепись 2010 г. заметно повлияла на численность возрастных групп мужчин лишь от 15 до 25 лет, а женщин от 15 до 30 лет. Значимость этих возрастов при формировании смертности от хронических неинфекционных заболеваний крайне мала, она существенна лишь для смертности от внешних причин, что и было показано выше.

Существенные расхождения в оценке численности населения по данным текущей оценки естественного и миграционного движения, с одной стороны, и по данным переписей, с другой - оказывают принципиальное воздействие на оценку уровней, тенденций и нозологических особенностей изменения смертности населения. Не только корректировка численности, но, прежде всего, возрастной структуры населения влияет на масштабы и направленность изменений смертности. На примере Москвы показано, что учет итогов переписи 2010 г., и особенно 2002 г. принципиально улучшил оценку продолжительности жизни населения (до 2,8 лет у мужчин и 0,9 года у женщин), изменил представление о трендах (отсутствие негативной динамики СПЖ после 1997 г.) и нозологической структуре (наибольшим пересмотр оценок смертности был в отношении причин, характерных для средних возрастов, прежде всего травм и отравлений).

Представляется целесообразным вернуться к учету в переписях двух категорий населения: наличного и постоянного. Это позволит разрабатывать статистику смертности и проводить анализ также для разных категорий населения. Для территорий с высокой миграционной подвижностью это даст возможность получить представление об особенностях смертности постоянного населения в сравнении с различными группами мигрантов, прежде всего трудовыми.

Литература

  1. Сведения по миграционной ситуации в Российской Федерации за 7 месяцев 2015 года. URL: http://www.fms.gov.ru/about/statistics/data/details/159274/.
  2. Данные Федеральной миграционной службы России (получены по официальному запросу автора в июле 2015 г.)
  3. Интервью с экспертом Н.И. Тагильцевой НКО "Нелегалов нет" (г. Екатеринбург) в марте 2015 г.
  4. Ryazantsev S. Trafficking in Human Beings for Labour Exploitation and Irregular Labour Migration in the Russian Federation: Forms, Trends and Countermeasures, Stockholm, ADSTRINGO, Baltic Sea States Council, 2015. URL: http://www.ryazantsev.org/book1-16.pdf.
  5. Жизнь рабов: как трудовые мигранты становятся пленниками. Сообщение Московского бюро по правам человека в связи с использованием рабского труда мигрантов через информационное агентство REX от 26 ноября 2012 г. URL: www.iarex.ru/articles/31509/html.
  6. Колесниченко А. В России на почти рабском положении находится 4 миллиона мигрантов из СНГ: Сообщение портала "Центр Азия". URL: www.centrasia.ru/newsA.php?st=1075269840.
  7. Выступление заместителя директора ФМС России Е.Ю. Егоровой на научном семинаре "Актуальные проблемы регулирования миграции в России" в феврале 2014 года в Институте социально-экономических проблем народонаселения РАН.
  8. Improving the quality and use of birth, death and cause-of-death information, Guidance for a standards-based review of country practices, WHO Regional Office for Europe, Copenhagen. 78 p.
  9. Ivanova A.E., Sabgayda T.P., Semenova V.G., Zaporozhchenko V.G., Zemlyanova E.V., Nikitina S.Yu. Factors distorting structure of death causes in working population in Russia // Социальные аспекты здоровья населения. 2013. N 4. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/491/30/lang,ru/.