Мудрый Юрист

Юридические аспекты подготовки к судебному разбирательству дел частного обвинения

Курченко Вячеслав Николаевич, председатель судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда, заслуженный юрист РФ, почетный работник судебной системы РФ, доктор юридических наук, профессор УрГЮУ.

Статья посвящена проблемам подготовки к судебному разбирательству дел частного обвинения. Анализируются ошибки, возникающие у мировых судей при принятии заявления потерпевших, возвращении им жалоб для устранения выявленных нарушений.

Ключевые слова: заявление потерпевшего, отказ в приеме жалобы, квалификация преступления.

Legal Aspects of Preparation for Judicial Proceedings in Cases of Private Prosecution

V.N. Kurchenko

Kurchenko Vyacheslav Nikolayevich, LLD., Chairman of the Criminal Panel of Judges, Sverdlovsk Regional Court, Hon. Lawyer of the Russian Federation, Hon. Worker of the Russian Judicial System, Professor, Ural State Legal University.

The article is devoted to the problems of preparation for court proceedings in private prosecution cases. Errors are analyzing in it, which occurs in the procedure of accepting the statements of the victims and of returning of the complants for elimination of the revealed violations by justices of the peace.

Keywords: the statement of the victim, the rejection of the complaint, qualification of the crime.

Процессуальная форма подготовки уголовного дела к судебному разбирательству у мирового судьи связана с определенной спецификой отправления правосудия. Дела частного обвинения, перечисленные в ч. 2 ст. 20 УПК РФ, возбуждаются отличным от обычного порядка возбуждения уголовных дел образом. Уголовно-процессуальная деятельность мирового судьи начинается с момента получения заявления потерпевшего или его законного представителя. Вопрос о недостатках заявления, которое призвано заменить собой обвинительный акт, должен быть разрешен мировым судьей еще до принятия его к производству.

В 2013 г. органами внутренних дел в мировой суд направлено 19 839 материалов проверок по заявлениям граждан по делам частного обвинения, из которых 1283 материала (6,5%) возвращено мировыми судьями в отделы полиции. По результатам рассмотрения заявлений возбуждено 221 уголовное дело, вынесено 322 постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, повторно направлено в мировой суд 675 материалов. В 2014 г. мировым судьям поступило 19 415 заявлений, из них 17 764 из отделов полиции, что составляет 90%. Мировые судьи приняли к производству 3287 жалоб (16,9%).

С 2004 по 2014 г. в суды Свердловской области поступило 208 584 заявления от граждан и материалов из органов полиции (95%). Из них мировыми судьями принято к производству 48 808 жалоб, вынесено 159 776 судебных постановлений об отказе в принятии заявления к производству, поскольку заявления не приведены в соответствие с требованиями закона.

Мировые судьи со ссылкой на положения ст. 318 УПК РФ предъявляют обоснованные требования к форме и содержанию жалоб, обязывают заявителя устранить недостатки заявления. В ст. 318 УПК РФ перечислены сведения, которые должны найти отражение в заявлении. Если же заявление не отвечает требованиям ч. 5 ст. 318 УПК РФ, мировой судья выносит постановление о возвращении заявления лицу, его подавшему (ч. 1 ст. 319 УПК РФ).

В постановлении судья предлагает привести заявление в соответствие с предъявляемыми требованиями и устанавливает для этого определенный срок. Решение вопроса о временном интервале этого срока УПК РФ оставляет на усмотрение суда. Данный срок не является пресекательным, потерпевшему разъясняется право на повторное обращение в суд после устранения недостатков заявления. Часть первая ст. 319 УПК РФ предусматривает, что если потерпевший с повторным заявлением в суд не обратился, то в принятии заявления к производству мировой судья отказывает. Значительная часть потерпевших с повторным заявлением в суд не обращается.

В юридической литературе отмечается, что категория "жалоба" не отражает сути данного процессуального акта, поскольку в уголовном процессе институт обжалования по своей природе связан с проверкой законности и обоснованности действий и (или) решений публичных процессуальных органов, а не с заявлением об уголовном преследовании виновных <1>. Следует согласиться с тем, что термин "заявление о привлечении к уголовной ответственности" максимально точно отражает существо правовых требований лица <2>. Заявление является не только поводом к возбуждению уголовных дел данной категории, но и процессуальным документом, фиксирующим выдвинутую потерпевшим - частным обвинителем уголовно-правовую претензию <3>.

<1> Ковтун Н.Н. Подготовка к судебному разбирательству дел частного обвинения и их разрешение по существу у мирового судьи // Уголовный процесс. 2006. N 7. С. 3 - 13.
<2> Там же.
<3> Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Норма: Инфра-М, 2010. С. 786.

Дело частного обвинения возбуждается путем подачи заявления как самим потерпевшим, так и его законным представителем. УПК РФ не предусматривает вынесения мировым судьей постановления о возбуждении уголовного дела, поскольку суд не является органом уголовного преследования.

Диспозитивность в уголовном судопроизводстве по делам частного обвинения не отменяет обязанности государства защищать от преступных посягательств права и свободы человека. Статья 318 УПК РФ не содержит запрета обращения потерпевшего с заявлением о преступлении в органы полиции. Потерпевший вправе прибегнуть к помощи компетентного правоохранительного органа, который обязан принять и проверить сообщение о любом совершенном преступлении, в том числе по делам частного обвинения (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).

Потерпевшие обращаются с заявлением в органы дознания для проведения проверочных мероприятий, даже если данные о лице, преследуемом в порядке частного обвинения, известны заявителю. Органы дознания проводят проверку по заявлениям потерпевших, после чего направляют материалы в суд. Сотрудники полиции вправе оказать потерпевшему содействие в оформлении заявления по итогам проведенной проверки, однако, поскольку соответствующей обязанности закон на них не возлагает, потерпевший обязан сам подготовить заявление, содержание которого будет отвечать положениям ч. 5 ст. 318 УПК РФ. Мировым судьей принимается к производству должным образом оформленное заявление, содержащее данные, указывающие на признаки одного из преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 115, ч. 1 ст. 116 и ч. 1 ст. 128.1 УК РФ.

Полнота и качество проводимых органами внутренних дел проверок не всегда соответствуют предъявляемым требованиям, и тогда мировые судьи возвращают материалы в органы внутренних дел для доработки. Однако такой возможности процессуальный закон суду не предоставляет. Законными основаниями для возвращения материалов в орган дознания являются лишь те, которые предусмотрены нормами уголовно-процессуального законодательства: совершение преступления в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы; совершение преступления лицом, данные о котором не известны (ч. 4 ст. 20 УПК РФ); наличие в заявлении признаков преступления, не относящегося к делам частного обвинения (ч. 6 ст. 321 УПК РФ); заявление подано в отношении лица, относящегося к особой категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам (ст. 447 УПК РФ).

Как должен поступить мировой судья, установивший, что в принятом им заявлении не указана юридическая квалификация деяния?

Статьей 318 УПК РФ не предусмотрено указание в заявлении формулировки обвинения и квалификации преступления. Решение о возбуждении уголовного дела оформляется специальным актом - постановлением о принятии заявления к производству. В случае принятия такого решения мировым судьей постановление о принятии заявления к производству становится судебным актом о возбуждении уголовного дела. Тогда как заявление потерпевшего является процессуальным документом, заменяющим обвинительный акт. Поэтому в заявлении должно быть указано, признаки какого преступления им усматриваются.

Заявление потерпевшего по делам частного обвинения имеет комплексную правовую природу. Это одновременно и повод для возбуждения уголовного дела частного обвинения, и итоговый документ, в котором формулируется обвинение лицу, кроме того, в нем приводятся доказательства его вины и определяются пределы судебного разбирательства. Необходимость указания в заявлении нормы УК как раз и вызвана тем обстоятельством, что пределы судебного разбирательства в суде определяются рамками этих жалоб. Отсутствие в заявлении ссылки на статью УК является существенным нарушением права подсудимого на защиту.

Мировому судье судебного участка N 5 Чкаловского района г. Екатеринбурга от потерпевшего Р. поступило заявление о привлечении Т. и П. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Как указывалось в заявлении, Т. и П. нанесли несколько ударов Р. кулаком в лицо, сломали нос. В ходе судебного разбирательства установлено, что потерпевшему Р. причинен легкий вред здоровью, вызвавший кратковременное расстройство здоровья. В судебном заседании потерпевший Р. заявил, что отказывается от юридической оценки действий Т. и П. по ч. 1 ст. 115 УК РФ. Мировой судья продолжил судебное разбирательство в пределах ч. 1 ст. 116 УК РФ <4>.

<4> Уголовное дело N 1-120/2015. Судебный участок N 5 Чкаловского района г. Екатеринбурга.

Постановление о принятии заявления к производству может быть вынесено мировым судьей только при наличии основания для возбуждения уголовного дела, под которым закон понимает наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления (ч. 2 ст. 140 УПК РФ). Заявление потерпевшего не может ограничиваться одним наличием фактических данных без квалификации преступления. Основания к возбуждению уголовного дела, т.е. признаки преступления, должны в рассматриваемом нами случае носить очевидный характер. Эти признаки главным образом относятся к объективной стороне преступления. Представляется, что в связи с провозглашенным в процессуальном законодательстве принципом состязательности мировой судья должен быть освобожден от необходимости квалифицировать описание деяния обвиняемого, содержащееся в заявлении, на этапе принятия заявления к своему производству.

Современный уровень правовой культуры населения позволяет потерпевшему на основании изучения всего двух норм Уголовного кодекса применить ч. 1 ст. 116 или ч. 1 ст. 115 УК РФ к имевшему месту событию. Образцы заявлений по делу частного обвинения имеются в каждом суде. Мировые судьи обязаны возвратить заявление потерпевшему для указания конкретной нормы уголовного закона, поскольку на частного обвинителя возлагается обязанность достаточно точно квалифицировать совершенное преступление.

При рассмотрении дел частного обвинения лицо, в отношении которого подано заявление с просьбой о привлечении к уголовной ответственности, минует процессуальный статус подозреваемого и обвиняемого, а с момента принятия судьей заявления к производству приобретает процессуальный статус подсудимого. Следовательно, дело возбуждается и осуществляется уголовное преследование лишь в пределах жалобы потерпевшего, которая адресуется суду. Пределы судебного разбирательства по делам частного обвинения определяются как фактическими обстоятельствами, изложенными в заявлении, так и уголовно-правовой оценкой данных обстоятельств, указанной потерпевшим.

Вместе с тем в ст. 318 УПК РФ отсутствует указание на то, что потерпевший обязан точно указать часть и статью УК РФ, поэтому судебная практика в этой части неединообразна.

В судебный участок района Хорошево - Мневники г. Москвы 6 декабря 2007 г. поступило заявление Г. о возбуждении уголовного дела частного обвинения по признакам преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ, в отношении Г.Ф. Мировой судья принял решение о возвращении Г. заявления в связи с несоответствием его требованиям ч. 5 ст. 318 УПК РФ. Мировой судья указал, что из заявления не ясно, по какой части ст. 130 УК РФ заявитель полагает необходимым квалифицировать действия Г.Ф. Президиум Московского городского суда отменил постановление мирового судьи, направив материал на новое рассмотрение в тот же суд со стадии принятия заявления к производству. Президиум указал, что из текста ст. 318 УПК РФ следует, что процессуальный закон не предъявляет к заявлению о возбуждении уголовного дела частного обвинения таких требований, как указание нормы закона, предусматривающей ответственность за то или иное деяние, совершенное лицом, привлекаемым к уголовной ответственности <5>.

<5> Постановление Президиума Московского городского суда от 24 апреля 2008 г. N 44-у-234/2008.

По мнению некоторых судей, юридическая квалификация деяния является факультативной для жалобы потерпевшего, и отсутствие в заявлении потерпевшего указания на квалификацию преступления не лишает этот документ юридической силы "обвинительного акта" частного обвинителя.

Так, уголовное дело частного обвинения в отношении С. возбуждено на основании заявления, поданного потерпевшим М., мировому судье. В заявлении М. просил возбудить уголовное дело за причинение вреда его здоровью. Он указал, что С. нанес ему около 5 ударов битой по голове и 2 удара по спине. Потерпевший потерял сознание, был доставлен в больницу. В результате действий С. потерпевший получил травму головы, кровоподтеки в области спины. Однако в заявлении потерпевший М. не указал норму УК РФ, по которой он желал привлечь лицо к уголовной ответственности.

В постановлении мирового судьи, которым заявление М. было принято к производству, указано, что потерпевший М. ставит вопрос о привлечении С. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 116 УК РФ.

24 апреля 2014 г. в судебном заседании по инициативе суда назначена судебно-медицинская экспертиза для определения тяжести причиненного М. вреда здоровью. Установлено, что М. были причинены телесные повреждения, квалифицированные как причинившие легкий вред его здоровью. М. настаивал на том, что желает привлечь С. к уголовной ответственности за причиненный вред здоровью, но не ссылался на уголовно-правовую норму. Приговором мирового судьи судебного участка N 1 Артемовского района Свердловской области от 5 августа 2014 г. С. осужден по ч. 1 ст. 116 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 5000 руб.

Президиум Свердловского областного суда по жалобе потерпевшего М. отменил приговор мирового судьи в отношении С. и направил дело на новое судебное рассмотрение со стадии принятия заявления потерпевшего к производству мирового судьи, указав следующее.

Суд, приведя выводы судебно-медицинской экспертизы, сослался на то, что частным обвинителем не заявлена просьба о привлечении С. к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 115 УК РФ, и признал его виновным по ч. 1 ст. 116 УК РФ. Однако в соответствии с ч. 5 ст. 318 УПК РФ закон не требует от частного обвинителя указания нормы закона, по которой он желает привлечь лицо к уголовной ответственности. Правильная юридическая квалификация действий виновного лица является обязанностью суда, а не частного обвинителя <6>.

<6> Постановление Президиума Свердловского областного суда от 22 октября 2014 г. N 44-у-374/2014.

Однако позиция суда вышестоящей инстанции представляется спорной, несмотря на то что в ч. 5 ст. 318 УПК РФ отсутствует адресованное потерпевшему предписание указывать в заявлении на норму уголовного закона, согласно которой причинившее ему вред деяние он считает преступлением. Во всяком случае, критикуемый мной подход противоречит позиции Конституционного Суда РФ.

В Конституционный Суд РФ обратился мировой судья судебного участка N 1 г. Смоленска с запросом о проверке конституционности ст. 318 УПК РФ. По мнению судьи, суд не обладает полномочиями по разрешению заявления потерпевшего, поскольку частным обвинителем в заявлении не была названа та часть ст. 116 УК РФ, по которой следует квалифицировать противоправные действия. Мировой судья полагал, что отсутствие в ст. 318 УПК РФ положений, обязывающих частного обвинителя точно квалифицировать совершенное преступление и наделяющих судью правом на этом основании вернуть заявление, возлагает на суд не свойственную ему обязанность формулирования обвинения.

Конституционный Суд РФ указал, что заявление потерпевшего по таким делам не только признается исключительным поводом к возбуждению уголовного дела частного обвинения, но и в качестве обвинительного акта, в рамках которого осуществляется уголовное преследование, вручается подсудимому для подготовки им своей защиты в судебном заседании. Выполнение заявлением потерпевшего такой роли возможно лишь при условии, если в нем содержится не только описание фактической стороны преступления, но и указание на норму уголовного закона, предусматривающую это деяние как преступное. Из этого же исходит УПК РФ, согласно ч. 1 ст. 318 УПК РФ которого уголовное дело частного обвинения возбуждается путем подачи заявления потерпевшим или его законным представителем. Суд по собственной инициативе не вправе вынести решение о возбуждении уголовного дела частного обвинения и о принятии его к своему рассмотрению. Не наделяется он по делам данной категории и какими бы то ни было иными полномочиями, выходящими за пределы осуществляемой им функции правосудия <7>.

<7> Определение Конституционного Суда РФ от 23 июня 2005 г. N 268-О.

Обязательно ли описание потерпевшим признаков субъективной стороны состава преступления?

Президиум Липецкого областного суда признал, что требование мирового судьи о необходимости указания в заявлении на обстоятельства, свидетельствующие об умысле и мотиве В. на причинение телесных повреждений заявителю, не основано на законе и не предусмотрено ч. 5 и 6 ст. 318 УПК РФ <8>. На наш взгляд, с такой позицией следует согласиться частично. Да, указание в заявлении потерпевшего на ч. 1 ст. 115 УК РФ отражает характер и состав преступления. Поэтому нет необходимости требовать от потерпевшего определять вид умысла совершенного субъектом преступления. Потерпевший, однако, должен привести мотив нанесения побоев: в процессе ссоры, на почве личных неприязненных отношений. В противном случае может оказаться, что деяние совершено, в частности, из хулиганских побуждений, а тогда преследование должно осуществляться в порядке публичного обвинения.

<8> Постановление Президиума Липецкого областного суда от 20 ноября 2014 г. N 44у-31/2014.

Какое значение для суда имеет позиция потерпевшего при ошибочно заниженной квалификации деяния? Например, заявление потерпевшего свидетельствует о наличии данных, указывающих на признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ. В заявлении же потерпевший ссылается на ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Содержанием жалобы потерпевшего определяются максимальные пределы возможного осуждения обвиняемого. Это следует из позиции Конституционного Суда РФ, тогда как в УПК РФ данное положение не сформулировано.

В Постановлении от 2 июля 2013 г. N 16-П Конституционный Суд РФ признал неконституционными положения ч. 1 ст. 237 УПК РФ в той мере, в которой они препятствуют судье выбрать подлежащие применению нормы закона, когда он приходит к выводу о том, что фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, свидетельствуют о наличии в действиях обвиняемого признаков более тяжкого преступления. Эта правовая позиция распространяется в определенной мере и на дела частного обвинения.

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 237 УПК РФ (в ред. Федерального закона от 21 июля 2014 г. N 269-ФЗ) суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом, если фактические обстоятельства, изложенные в обвинительном заключении, обвинительном акте, обвинительном постановлении, свидетельствуют о наличии оснований для квалификации действий обвиняемого как более тяжкого преступления.

По делам частного обвинения уголовное преследование - это процессуальная деятельность, осуществляемая должностными и частными лицами. По этой категории дел необходимо учитывать, кто является инициатором возбуждения уголовного преследования и особенности процессуальной формы, в которой эта деятельность осуществляется. Особенности производства по делам частного обвинения заключаются в том, что только потерпевший вправе выразить свое волеизъявление о привлечении виновного к уголовной ответственности за совершение в отношении его преступления, за которое уголовное преследование передано государством на его усмотрение. Законодатель поставил в зависимость от воли потерпевшего как возбуждение уголовного дела, так и изменение обвинения.

Отсутствует в судебный практике и единый подход к решению проблемы, связанной с выявлением в ходе судебного разбирательства более тяжкого состава преступления, например, когда на основании заключения судебно-медицинской экспертизы установлено причинение легкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 115 УК РФ), а не побоев или иных насильственных действий (ч. 1 ст. 116 УК РФ), изначально указанных в заявлении.

Мировым судьей судебного участка N 7 Железнодорожного района г. Екатеринбурга рассмотрено уголовное дело по обвинению Л. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ. В ходе судебного разбирательства установлено, что согласно заключению судебно-медицинской экспертизы потерпевшему был причинен легкий вред здоровью, а не побои. В материалах дела имелось заявление частного обвинителя о том, что он отказывается от обвинений в адрес подсудимого по ч. 1 ст. 116 УК РФ, но желает привлечь виновное лицо по ч. 1 ст. 115 УК РФ. Мировым судьей вынесено постановление о прекращении уголовного дела по ч. 1 ст. 116 УК РФ, и на этом рассмотрение дела было окончено.

По уголовному делу М., обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, возникла аналогичная проблема в связи с поступлением в суд акта медицинского освидетельствования потерпевшей, которым у нее были установлены телесные повреждения, квалифицированные как причинившие легкий вред здоровью.

Мировым судьей судебного участка N 9 на основании нового заявления потерпевшей было вынесено постановление, которым было прекращено рассмотрение уголовного дела в отношении М. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, и продолжено рассмотрение дела по обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 115 УК РФ. Также судом принято решение о вручении М. копии заявления и ознакомлении ее с материалами дела <9>.

<9> Справка судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда о рассмотрении мировыми судьями уголовных дел частного обвинения за 2012 - 2013 гг. // Архив Свердловского областного суда. 2013 г.

Обнаружив в ходе судебного разбирательства, что действия обвиняемого должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 115 вместо ч. 1 ст. 116 УК РФ, мировой судья вправе возвратить заявление потерпевшему для пересоставления только по его ходатайству. Суд не вправе по собственной инициативе без учета позиции потерпевшего как прекратить уголовное преследование по ст. 116 УК РФ, так и возвратить заявление потерпевшему для вменения ст. 115 УК РФ. При наличии ходатайства потерпевшего мировой судья возвращает заявление потерпевшему, и в постановлении обращает его внимание на выявленное противоречие, поскольку подлежит учету позиция частного обвинителя, исходя из квалификации деяния, сформулированной им по ч. 1 ст. 116 УК РФ.

Нарушения закона, допущенные при составлении жалобы, могут быть устранены заявителем в соответствии с процедурой, предусмотренной ст. 237 УПК РФ: частный обвинитель вправе изменить обвинение на более тяжкое, изложив в заявлении новое содержание обвинения. В ст. 237 УПК РФ говорится о возвращении дела только прокурору, однако по отношению к делам частного обвинения допустима процессуальная аналогия.

Мировой судья не вправе возвратить заявление потерпевшего без процессуального оформления решения, а только с сопроводительным письмом. Такое требование следует из п. 25 ст. 5 УПК РФ - любое решение, вынесенное судьей единолично, оформляется в виде постановления. Отсутствие судебного решения препятствует потерпевшим воспользоваться их правом обжалования судебного акта в суд апелляционной инстанции. Сопроводительные документы в форме письма не могут обжаловаться.

В ходе изучения судебной практики выявлены недостатки в оформлении мировыми судьями судебных документов, которые состоят в следующем.

В некоторых случаях в постановлениях о принятии заявления к производству мировые судьи указывают лишь на то, что заявления соответствуют требованиям ч. 5 и 6 ст. 318 УПК РФ. Соответствие заявления названным нормам закона обязательно. В постановлении должны содержаться сведения о дате, времени, месте и об обстоятельствах совершения преступления.

Указание на порядок и сроки обжалования данного постановления излишне, поскольку такое судебное постановление не обжалуется.

В постановлении о назначении судебного заседания разрешаются все вопросы, предусмотренные ч. 2 ст. 227 и ч. 2 и 3 ст. 231 УПК РФ, в том числе о рассмотрении уголовного дела судьей единолично. Указание на обжалование этого постановления также излишне, поскольку оно обжалуется только в случае избрания обвиняемому меры пресечения.

Возвращение заявлений на том основании, что в них не отражены сведения о месте рождения и работы обвиняемого, паспортные данные (при указании фамилии, имени, отчества и места жительства), информация о том, куда потерпевший обращался за медицинской помощью, механизм причинения телесных повреждений, является неверным, поскольку указание этих сведений в заявлении законом не предусмотрено.

В пределах предоставленных мировому судье ч. 2 ст. 319 УПК РФ полномочий он обязан оказать содействие сторонам в собирании доказательств, которые могут быть получены ими самостоятельно, в том числе необходимых медицинских документов. Мировой судья должен направить запрос в соответствующие органы, назначить судебно-медицинскую экспертизу.

Пристатейный библиографический список

  1. Ковтун Н.Н. Подготовка к судебному разбирательству дел частного обвинения и их разрешение по существу у мирового судьи // Уголовный процесс. 2006. N 7.
  2. Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. П.А. Лупинская. М.: Норма: Инфра-М, 2010.