Мудрый Юрист

Судебная практика европейского суда по правам человека по делам о защите конвенционных прав в сфере уголовной юстиции

Овчинников Сергей Николаевич, научный сотрудник НИЦ-2 ФКУ НИИ ФСИН России, кандидат социологических наук, майор внутренней службы.

В статье рассматриваются вопросы влияния судебной практики Европейского суда по правам человека на развитие национальной правовой системы Российской Федерации. Особое внимание обращается на некоторые аспекты судебной практики ЕСПЧ по делам о защите прав лиц, являющихся участниками уголовного судопроизводства, а также осужденных, отбывающих уголовное наказание.

Ключевые слова: Конвенция о защите прав человека и основных свобод, Европейский суд по правам человека, уголовная юстиция, уголовно-исполнительная система.

Court Practice of the European Court of Human Rights in Cases on Protection of Conventional Rights in Criminal Justice

S.N. Ovchinnikov

Ovchinnikov Sergey N., Research Scientist of Research Center-2 of Federal Government Institution "Research Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia" Major of the Internal Service, Candidate of Sociological Sciences.

The article examines the impact of jurisprudence of the European Court of Human Rights on the development of the national legal system of the Russian Federation. Particular attention is drawn to certain aspects of the jurisprudence of the ECHR for protecting the rights of persons who are involved in criminal proceedings, as well as convicts serving a criminal sentence.

Key words: Convention on the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms, the European Court of Human rights, criminal justice, the Penal system.

Последняя четверть века для российской государственности была наполнена драматическими процессами, повлекшими за собой изменение внутриполитических и внешнеполитических векторов развития. Произошедшие перемены коснулись всех без исключения сфер жизни российского общества и государства. Комплекс системных реформ был направлен на коренное преобразование структуры макроэкономической модели хозяйствования, формирование новых основ государственного строя в целом и системы органов государственной власти в частности, на корректировку конституционно-правовой доктрины и отраслевого законодательства, а также на многие другие основополагающие элементы государственного механизма.

Вступление России в Совет Европы и последующая ратификация Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) стали логичным продолжением реализации конституционных положений о признании прав и свобод человека высшей ценностью. В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней" Российская Федерация признала ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ или Суд) обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней.

Присоединение к континентальной системе защиты прав и свобод человека послужило для Российской Федерации внешнеполитическим импульсом реформирования организационно-правовых основ уголовно-исполнительной системы (далее - УИС). Действующие европейские стандарты исполнения уголовных наказаний стали одним из ориентиров дальнейшего развития национального пенитенциарного законодательства и правоприменительной практики. Совершенствование системы исполнения уголовных наказаний в соответствии с рекомендациями Комитета министров Совета Европы о Единых европейских пенитенциарных правилах явилось поводом для подписания Указа Президента РФ от 8 октября 1997 г. N 1100 "О реформировании уголовно-исполнительной системы Министерства внутренних дел Российской Федерации", который определил начало поэтапного реформирования УИС с последующей передачей ее в ведение Министерства юстиции РФ.

Признание юрисдикции ЕСПЧ расширило возможности для защиты конвенционных прав и свобод. Правовой основой реализации права на обращение в международную судебную инстанцию стало положение, изложенное в ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, согласно которому каждый имеет право обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Анализ статистических данных о результатах деятельности ЕСПЧ за последние несколько лет позволяет говорить об увеличении интереса к институтам международного правосудия со стороны российских граждан <1>. Возрастающая динамика наблюдалась несколько лет подряд до 2011 года: в 2007 году количество жалоб против России, переданных на рассмотрение Суда, составило 9493, в 2008 году - 10146, в 2009 году - 13666, в 2010 году - 14309. С 2011 года (за исключением 2013 года) наблюдается снижение количества жалоб против России, переданных на рассмотрение Суда: 2011 год - 12455, 2012 год - 10746, 2013 - 12328, 2014 - 8952 <2>.

<1> Ovchinnikov S., Moritz von der Wense Die aktuelle Entwicklung der Untersuchungshaft in Russland unter besonderer Rechtsprechung ders EGMR // Forum Strafvollzug: Zeitschrift Strafvollzug und . 2015. N 1. S. 54.
<2> URL: http://www.echr.coe.int/Pages/home.aspx?p=reports&c.

Наряду с изучением общего массива судебной практики ЕСПЧ, отдельного внимания заслуживает анализ постановлений по делам о нарушениях конвенционных прав и свобод в период содержания под стражей, а также при исполнении наказания в виде лишения свободы.

За период с января 2002 г. по октябрь 2010 г. ЕСПЧ вынесено 83 постановления о нарушении ст. 3 Конвенции в связи с ненадлежащими условиями содержания в учреждениях ФСИН России. Из них 8 постановлений касались неудовлетворительных условий содержания в исправительных колониях и 75 постановлений касались неудовлетворительных условий содержания в следственных изоляторах <3>. Сложившиеся тенденции в судебной практике ЕСПЧ продолжают сохраняться и в настоящая время.

<3> Королькова Т.О. Обзор постановлений Европейского суда по правам человека по жалобам граждан на нарушение их конвенционных прав в условиях содержания под стражей // Сборник материалов третьего Всероссийского совещания помощников начальников территориальных органов ФСИН России по соблюдению прав человека в уголовно-исполнительной системе. М., 2011. С. 10 - 11.

Первое Постановление по жалобе о нарушении права, гарантированного ст. 3 Конвенции в связи с содержанием под стражей в ненадлежащих условиях, было вынесено Европейским судом 15 июля 2002 г. по делу "Калашников против Российской Федерации". В данном Постановлении Суд признал, что условия содержания В.Е. Калашникова под стражей в учреждении ИЗ-47/1 г. Магадана не соответствовали требованиям ст. 3 Конвенции. В ст. 102 Постановления Суд указал на то, что "условия содержания заявителя под стражей, в частности чрезмерная переполненность камеры, антисанитарная обстановка в ней и вредные для здоровья и благополучия заявителя, последствия этой обстановки в сочетании с длительностью срока содержания заявителя в таковых условиях приравниваются к унижающему достоинство обращению". Кроме того, Суд установил в ст. 121 Постановления нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции. Наряду с этим, в ст. 135 Постановления Суд указал на то, что продолжительность производства по делу не отвечала требованию о разумном сроке, тем самым это привело к нарушению права заявителя, установленного в п. 1 ст. 6 Конвенции.

При этом следует отметить, что на рассмотрение Суда нередко поступают жалобы заявителей, которые на стадии предварительного рассмотрения признаются неприемлемыми в силу нарушения порядка подачи или отсутствия явных признаков нарушения, установленных в Конвенции прав и свобод. Так, жалоба N 39586/09 "Дедиков против России" о нарушении ст. 3 Конвенции, выразившиеся, по мнению заявителя, в неудовлетворительных условиях содержания под стражей, решением комитета Первой секции ЕСПЧ от 24 марта 2015 г. была признана неприемлемой на основании п. 1 ст. 35 Конвенции <4>. По основаниям п. п. 1 и 4 ст. 35 Конвенции решением комитета Первой секции ЕСПЧ от 24 марта 2015 г. объявлена неприемлемой жалоба N 49038/12 "Гусев против России", в которой заявитель обжаловал нарушение ст. ст. 3 и 13 Конвенции, допущенных в отношении его в период отбывания наказания в виде лишения свободы в исправительном учреждении <5>.

<4> Права человека: практика Европейского суда по правам человека. 2015. N 6(111). С. 7.
<5> Там же. С. 6.

Рассматривая судебную практику ЕСПЧ по делам о нарушениях конвенционных прав в сфере уголовной юстиции, следует отметить отдельную категорию постановлений, в которых Судом, кроме защиты индивидуальных прав заявителя, устанавливается наличие в правовой системе государства-ответчика "системных проблем", порождающих существенное количество "типичных или клоновых" жалоб <6>.

<6> Овчинников С.Н. Российская правовая система в фокусе постановлений Европейского суда по правам человека // Российский судья. 2013. N 4. С. 10.

Одним из способов сокращения количества однотипных жалоб, находящихся на рассмотрении у Суда, было применение процедуры принятия "пилотных" постановлений.

Процедура вынесения "пилотных" постановлений была инициирована Резолюцией Rec (2004) 3 Комитета министров Совета Европы от 12 мая 2004 г., в которой ЕСПЧ предписывалось в своих постановлениях о нарушении Конвенции выявлять системную проблему и ее источник. Устранение системной проблемы должно стать эффективным средством устранения государством-ответчиком причин, порождающих большое количество типичных жалоб, подаваемых в ЕСПЧ.

Впервые ЕСПЧ использовал процедуру "пилотного" Постановления в решении от 22 июня 2004 г. по делу "Брониовский против Польши", в котором было усмотрено нарушение п. 1 Протокола 1 Конвенции, устанавливающее обязанность государства уважать право собственности физических и юридических лиц.

В 2009 году в отношении России Судом была использована аналогичная процедура. В Постановлении от 15 января 2009 г. по делу "Бурдов против России (N 2)" Суд установил наличие структурной проблемы, которая приводит к систематическим нарушениям конвенционных прав и увеличению однотипных жалоб. Проблема заключалась в систематическом неисполнении принятых национальными судами решений. В своем Постановлении ЕСПЧ обязал Россию в течение шести месяцев после вступления в силу Постановления ввести эффективное внутреннее средство правовой защиты.

Такой правовой механизм получил свое правовое оформление в Федеральном законе от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок". В ст. 1 данного Закона предусматривалась возможность участников судопроизводства обращаться в суд за компенсацией, если было нарушено их право на судопроизводство в разумный срок или право на исполнение судебного акта.

Значительный резонанс имело "пилотное" Постановление, принятое 10 января 2012 г. по делу "Ананьев и другие против России". Оно стало первым "пилотным" Постановлением, в котором суд установил нарушение требований ст. ст. 3 и 13 Конвенции при содержании лица в следственном изоляторе.

В Постановлении Суд констатировал нарушение конвенционных прав вследствие неудовлетворительных условий содержания в следственном изоляторе, которые выражались в том, что заявитель содержался совместно с другими лицами в "стесненных условиях (менее трех квадратных метров на человека)". Это обстоятельство усугублялось недостаточностью спальных мест, естественного освещения, свежего воздуха, а также иными недостатками в коммунально-бытовом обеспечении надлежащих условий содержания.

Принимая "пилотное" постановление Суд вправе, при соблюдении принципа субсидиарности, высказать мнение о возможных путях решения существующей проблемы. Так, в п. 201 Постановления "Ананьев и другие против России" Суд высказался о чрезмерности применения в России меры пресечения в виде заключения под стражу на досудебной стадии уголовного процесса, сокращение практики применения которого могло бы снизить численность лиц, содержащихся в следственных изоляторах. Проводя сравнительно-правовой анализ, нельзя согласиться в полной мере с этим выводом Суда. Согласно данным World Prison Brief <7>, в России доля лиц, содержащихся в местах предварительного заключения на 1 апреля 2014 г., составляла 17,1% по отношению к общему количеству содержащихся в местах принудительного содержания при среднем европейском показателе 24,3% (рис. 1).

<7> URL: http://www.prisonstudies.org/world-prison-brief.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------¬
¦ ¦
¦ 40,6 ¦
¦ 36,0 ---¬ ¦
¦ 33,8 ---¬ ¦ ¦ ¦
¦ 31,8 ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 28,7 ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 25,4 ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 23,8 ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 19,7 20,1 ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 18,0 ---¬ ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 17,1 17,3 ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 16,7 ---¬ ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 13,6 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 12,9 ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 12,5 ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ 8,4 ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ---¬ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦ ¦
+-+--+-T-+--+-T-+--+-T--+--+-T-+--+-T-+--+-T---+--+---T--+--+--T--+--+---T--+--+-T-+--+-T--+--+-T--+--+--T--+--+-T-+--+T-+--+-T---+--+--+
¦Польша Чехия Англия Испания Турция Россия Португалия Германия Шотландия Австрия Швеция Франция Норвегия Бельгия Дания Италия Швейцария¦
¦ и Уэльс ¦
L----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Рис. 1. Доля лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, содержащихся в местах предварительного заключения в странах Европы

Принимая решение по делу "Ананьев и другие против России", Суд обязал государство-ответчика принять меры, направленные на решение "системных проблем" в национальной правовой системе, которые приводят к нарушениям конвенционных прав.

Рекомендации по совершенствованию национальной правовой системы, изложенные Судом в "пилотном" Постановлении "Ананьев и другие против России", послужили поводом для их широкого обсуждения представителями научного и профессионального сообщества. Совершенствование национальной правовой системы стало предметом дискуссии на правовом форуме, состоявшемся в декабре 2012 года в Москве в рамках VIII Всероссийского съезда судей. На нем Председатель Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькин подчеркнул актуальность разработки теоретического и практического инструментария в целях совершенствования механизма реализации постановлений ЕСПЧ. Во-первых, по его мнению, необходимо "разграничение ситуаций, требующих от России принятия мер индивидуального или общего (системного) характера, направленных на разработку механизмов решения повторяющихся проблем, а не индивидуальную компенсацию их последствий. Второй блок проблем связан непосредственно с мерами индивидуального характера. Здесь необходимо разработать методологию разграничения случаев, требующих пересмотра решений, и ситуаций, когда следует использовать иные способы восстановления нарушенных прав" <8>.

<8> Выступление Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькина // Российская юстиция. 2013. N 2. С. 6.

В заключение следует отметить, что в рамках начатых обсуждений о совершенствовании механизма имплементации решений ЕСПЧ в национальную правовую систему особую актуальность имеет выработка правовых позиций о дискретности исполнения постановлений международных судебных инстанций. В рассматриваемом контексте самостоятельного анализа заслуживает принятое Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. N 21-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 1 Федерального закона "О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней", пунктов 1 и 2 статьи 32 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации", частей первой и четвертой статьи 11, пункта 4 части четвертой статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 13, пункта 4 части 3 статьи 311 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частей 1 и 4 статьи 15, пункта 4 части 1 статьи 350 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации и пункта 2 части четвертой статьи 413 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы".

Литература

  1. Выступление Председателя Конституционного Суда Российской Федерации В.Д. Зорькина // Российская юстиция. 2013. N 2.
  2. Европейский суд по правам человека. URL: http://www.cdep.ru/index.php?id=79 (дата обращения: 19.10.2015).
  3. Королькова Т.О. Обзор постановлений Европейского суда по правам человека по жалобам граждан на нарушение их конвенционных прав в условиях содержания под стражей // Сборник материалов третьего Всероссийского совещания помощников начальников территориальных органов ФСИН России по соблюдению прав человека в уголовно-исполнительной системе. М., 2011.
  4. Овчинников С.Н. Российская правовая система в фокусе постановлений Европейского суда по правам человека // Российский судья. 2013. N 4.
  5. Права человека: практика Европейского суда по правам человека. 2015. N 6(111).
  6. Institute for Criminal Policy Research. URL: http://www.prisonstudies.org/world-prison-brief (дата обращения: 19.10.2015).
  7. Ovchinnikov S., Moritz von der Wense Die aktuelle Entwicklung der Untersuchungshaft in Russland unter besonderer der Rechtsprechung ders EGMR // Forum Strafvollzug: Zeitschrift Strafvollzug und . 2015. N 1.