Мудрый Юрист

Проблемы разграничения государственных услуг и государственных функций в России на современном этапе

Федотов Василий Владимирович - аспирант, кафедра административного права и процесса, Уральский институт экономики, управления и права.

Предметом настоящего исследования являются принципы разграничения деятельности государственной администрации на государственные функции и государственные услуги. Отдельное внимание уделено истокам появления в Российском законодательстве таких понятий, как государственная услуга, публичная услуга, проведен сравнительный анализ правовых оснований и содержания государственных функций и услуг в гражданском и административном законодательстве. Автором рассматривается перечень и содержание ряда государственных услуг, оказываемых Росреестром. Исследованы их содержание и взаимосвязь с гражданскими и конституционными правами граждан и административной ответственностью. В своем исследовании автор использует исторический метод, сравнительный метод при исследовании правовых норм, а также методы анализа и синтеза. Автор считает, что при разграничении деятельности органов власти на государственные функции и государственные услуги необходимо исходить из действующих принципов регламентирования услуг и функций, а также широкого толкования административного процесса. По мнению автора, действия государственных органов по исполнению своих полномочий, особенно в сферах разрешительного и регистрационного производства, следует относить к государственным функциям. Автор констатирует, что в ряде случаев государственная услуга приобретает свойства административного предписания. Автором сформулировано определение государственной функции в контексте государственных услуг и выдвигается предложение о применении термина "сервисные услуги государства".

Ключевые слова: государственная услуга, государственная функция, публичная услуга, административный регламент, административный процесс, росреестр, регистрация прав, административная реформа, сервисное государство, сервисная услуга государства.

Problems of differentiation between state services and state functions in Russia

V.V. Fedotov

Fedotov Vasilii Vladimirovich - Post-graduate student, department of Administrative Law and Administrative Procedure, Ural Institute of Economics, Management, and Law.

The subject of the research covers the principles of division of the activities of public administration into state functions and state services. Particular attention is paid to the origins of the concepts "state service" and "public service" in the Russian legislation; the author carries out the comparative analysis of legal grounds and the content of state functions and services in the civil and administrative legislation. The author considers the list and the content of some state services rendered by "Rosreestr". The author studies their content and interrelation with civil and constitutional rights of citizens and administrative responsibility. In this research the author applies the historical and comparative methods to study the legal norms, along with the methods of analysis and synthesis. The author supposes that division of the public authorities' activities into state functions and state services should be derived from the existing principles of regulation of services and functions, and a broad interpretation of administrative process. In the author's opinion, the public bodies' implementation of their authorities, especially in the spheres of licensing and registration procedures, should be considered at state functions. The author ascertains that in some cases a state function acquires the features of an administrative prescription. The author formulates the definition of a state function in the context of state services and suggests applying the term "state services".

Key words: state service, state function, public service, administrative regulation, administrative process, Rosreestr, registration of rights, administrative reform, service state, state service.

В действующем законодательстве России существует ряд основополагающих правовых актов, которые регулируют процесс оказания государственных услуг и осуществления государственных функций. В Федеральном законе N 210-ФЗ от 27.07.2010 "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" приводится определение государственной услуги, однако определение понятия государственной функции в нем не сформулировано. В упомянутом Законе термины "государственная услуга" и "государственная функция" употребляются совместно, что неизбежно влечет за собой смешение этих понятий не только для обыденного восприятия. Среди исследователей так же наблюдается отсутствие единого подхода к решению указанной проблемы. Дальнейшее совершенствование взаимоотношений государства и граждан в направлении повышения качества предоставления государственных услуг во многом зависит от определенности основополагающих терминов и определений, которые характеризуют принципы взаимодействия государства и потребителей государственных услуг. Решение это проблемы имеет не только теоретическую значимость, но и носит практическую ценность, связанную с определением вектора дальнейшего развития административных процедур. Данное обстоятельство определяет актуальность настоящего исследования. Представляется, что при разграничении деятельности федеральных и муниципальных органов власти на государственные функции и государственные услуги следует исходить из принципов административного процесса и действующего законодательства. Анализ его содержания позволяет аргументированно выявить различия между государственной услугой и государственной функцией. Одновременно с этим считаем необходимой формулировку определения государственной функции в сфере предоставления государственных услуг.

На необходимость разграничения понятий "государственная услуга" и "государственная функция" справедливо указывал И.Н. Барциц, акцентируя внимание на том, что на уровне нормативных правовых актов происходит смешение понятий "государственная функция" и "государственная услуга", что юридически неверно и чревато не только теоретическими нестыковками [1, с. 40]. По мнению Е.Г. Бабелюк, разделение этих понятий необходимо в связи с тем, что в процессе реализации контрольно-надзорной деятельности задача государственных органов лежит в области проверки соблюдения ими определенных норм и правил, а в процессе оказания услуг задача заключается в обеспечении реализации гражданами их прав [2]. Для преодоления правовых пробелов в теоретическом плане и научно-исследовательских работах отечественные исследователи ввели в научный оборот понятие "публичная услуга". Это понятие в значительной степени опирается на западную модель административного регулирования взаимоотношений гражданского общества и государства. По мнению зарубежных ученых, публичные услуги являются одним из механизмов поддержки достижения нерыночных целей государства. В западной модели государственного администрирования публичная услуга используется в широком смысле этого понятия - как отражение коллективных целей общества на основании всеми разделяемых принципов - равенство доступа и общественная солидарность, направленная на достижение общего блага [1, с. 42]. В отечественных научных кругах наблюдаются споры в основном о критериях отнесения к публичным услугам. В понятие публичных услуг некоторые исследователи включают "позитивную" и "негативную" деятельность государственных органов, связанную с реализацией контрольных функций [3]. Другие авторы характеризуют публичную услугу как добровольное или обязательное в силу закона взаимодействие физического или юридического лица - клиента с органом исполнительной власти или его должностным лицом, в результате которого происходит изменение прав, ресурсов, полномочий клиентов [4]. В целом, учеными выделены следующие признаки, характерные для публичных услуг:

В результате определения признаков публичной услуги в контексте действующего Закона "О государственных услугах" N 210-ФЗ И.Н. Барцицом было предложено определение публичной услуги как "деятельности органа публичной власти, оказывающего государственную или муниципальную услугу, выражающейся в совершении действий или принятии решений, влекущих возникновение, изменение или прекращение правоотношений или возникновение документированной информации в связи с обращением гражданина или организации в целях их прав, законных интересов либо исполнения возложенных на них нормативными правовыми актами обязанностей" [1, с. 51]. Для целей определения принципа разграничения государственной услуги и государственной функции ключевыми словами являются "в связи с обращением". Указанный признак публичной услуги является важным, но не определяющим. Достоинством приведенного определения публичной услуги является то, что в нем содержится указание на непосредственную связь государственных услуг с обязанностями, возлагаемыми государством на широкий круг граждан и организаций. Сам термин "публичные услуги" является спорным, однако его актуализация стимулировала поиск критериев, разграничивающих государственные услуги и государственные функции. В попытке определить место и роль государственных услуг в современной России исследователи относили государственную услугу к одной из разновидностей государственных функций [6, с. 131], высказывалась идея о необходимости выделения отдельной категории государственных услуг - принудительных государственных услуг [7], справедливо указывалось, что контроль и надзор являются функциями государственного принуждения и они обособлены от публичных и других видов услуг [8, с. 50]. В результате вопрос об отнесении тех или иных действий государственной администрации к государственным услугам в научной среде продолжает оставаться дискуссионным.

Появление понятия "государственная услуга" в Российском административном праве было обусловлено процессами административной реформы, проводимой в нашей стране. Одним из результатов реформирования явилось введение в отечественное административное право понятий из экономической сферы. Исходя из содержания ст. ст. 8, 74 Конституции России и ст. 307 Гражданского кодекса РФ понятие "услуга" можно определить как вид материальной деятельности в рамках обязательственных (договорных) отношений. В гражданском праве обязательства возникают из договоров и предполагают добровольность вступления в договорные отношения, а также обязанность сторон действовать, учитывая права и законные интересы друг друга, оказывать необходимое содействие для достижения целей обязательства, а также предоставляя необходимую информацию [9]. Понятие "услуга" в целях государственного администрирования впервые было применено в Федеральном законе "Об основах социального обслуживания населения в РФ". В указанном Законе использовался термин "социальные услуги", который определялся как действия по оказанию услуг отдельным категориям граждан в соответствии с законодательством [10]. Широко используемое понятие "государственная услуга" было введено Бюджетным кодексом [11], однако принципы и содержание бюджетных государственных услуг, применяемых в целях регулирования взаимоотношений федерального и региональных бюджетов, далеки от того смысла, который вкладывается в это понятие Законом "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" в настоящее время. В дальнейшем термин "государственные услуги" стал применяться в Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006 - 2010 годах [12], Федеральной программе реформирования и развития системы государственной службы РФ на 2009 - 2013 годы [13]. Таким образом, понятие услуги перешло из экономической категории в сферу административного регулирования правоотношений государства и общества. В настоящее время понятие государственной услуги определено законодательно и формулируется как "деятельность по реализации функций федерального органа исполнительной власти... которая осуществляется по запросам заявителей в пределах установленных нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации полномочий органов, предоставляющих государственные услуги" [14]. Закон "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" формально закрепил ключевые понятия "государственная (муниципальная) услуга", "государственная (муниципальная) функция", определил принципы их предоставления, исполнения и одновременно обозначил круг прав и обязанностей заявителей, ответственность органов государственной и муниципальных органов власти. Вместе с тем в упомянутом Законе отсутствует определение государственной функции, а само понятие используется в одном контексте с государственной услугой, что, как отмечалось выше, производит впечатление о синонимичности этих понятий. В правовом плане государственная услуга и государственная функция имеют вполне однозначное разграничение. Согласно Федеральному закону N 210-ФЗ от 27.07.2010, все органы исполнительной власти, предоставляющие государственные услуги, и органы, предоставляющие муниципальные услуги, обязаны предоставлять государственные или муниципальные услуги в соответствии с административными регламентами. Из этого следует, что для определения критериев, позволяющих отличить государственную услугу от государственной функции, необходимо обратиться к Постановлению Правительства РФ от 16 мая 2011 г. "О разработке и утверждении административных регламентов исполнения государственных функций и административных регламентов предоставления государственных услуг". Данный документ является единственным нормативным актом, который содержит в себе принципиальный подход государства к различиям между государственной услугой и государственной функцией. В нем так же определенно обозначены основные признаки и сфера применения государственных функций. В соответствии с Постановлением, регламентом исполнения государственных функций является "нормативный правовой акт федерального органа исполнительной власти, устанавливающий сроки и последовательность административных процедур федерального органа исполнительной власти либо органа государственного внебюджетного фонда при осуществлении государственного контроля (надзора)", а регламент предоставления государственных услуг представляет собой "нормативный правовой акт федерального органа исполнительной власти, устанавливающий сроки и последовательность административных процедур (действий) федерального органа исполнительной власти, органа государственного внебюджетного фонда, осуществляемых по запросу физического или юридического лица" [15]. Таким образом, нельзя согласиться с позицией Минченко О.С. о том, что контрольно-надзорная деятельность является комплексной функцией органов исполнительной власти, включающей проведение контрольно-надзорных мероприятий и оказание отдельных государственных услуг [16, с. 52].

Государственная услуга, как и государственная функция действительно, относятся к административным процедурам, которые выражаются в действиях органов исполнительной власти, имеющих определенную последовательность. Определенно, отличительной особенностью государственной функции является ее прямая взаимосвязь с реализацией контрольно-надзорной функции государства. Вместе с тем представляется, что отдельные административные процедуры, относимые к государственным услугам, нельзя признать таковыми. Основной принцип услуги - добровольность отношений, исключая то обстоятельство, что стороны изначально не обладают равными правами. В качестве характерного примера можно привести чрезвычайно распространенную услугу по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним [17]. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним представляет собой юридическое признание и подтверждение государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество [18]. Регистрация права собственности проводится на основании заявления правообладателя либо сторон договора и носит заявительный характер (ст. 16 Закона). Одновременно с этим особенная часть Кодекса РФ об административных правонарушениях содержит статью 19.21, непосредственным предметом посягательства которой является установленный законом порядок государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Согласно позиции Верховного Суда РФ, ст. 19.21 КоАП РФ предусматривает административную ответственность за несоблюдение собственником, арендатором или иным пользователем установленного порядка государственной регистрации прав на недвижимое имущество или сделок с ним [19]. Указанное обстоятельство однозначно указывает на то, что государственная услуга - т.е. действия органов исполнительной власти по государственной регистрации прав, обременений и сделок с недвижимым имуществом является обязательной для всех субъектов, осуществляющих сделки с объектами недвижимости. В связи с этим возникает вопрос: возможно ли относить подобное взаимодействие гражданина и государства к услугам, исходя из принципов услуги, вытекающих из Конституции и Гражданского кодекса? Как уже отмечалось выше, основным принципом услуги является добровольность взаимодействия, учитывая то обстоятельство, что стороны отношений изначально обладают равными правами. В приведенном примере государственная услуга приобретает свойства административного предписания, которое обязывает совершить определенные действия по соблюдению требований законодательства под угрозой применения санкций в виде административной ответственности. В настоящее время за Федеральной службой государственной регистрации и картографии (Росреестр) законодательно закреплено предоставление 19 видов государственных услуг [20]. Следуя этой логике, можно выделить ряд государственных услуг Росреестра, которые не детерминированы административными предписаниями. К ним можно отнести: предоставление сведений, внесенных в государственный кадастр недвижимости (ГКН), предоставление сведений из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество (ЕГРП), предоставление сведений из единого государственного реестра саморегулируемых организаций арбитражных управляющих и ряда других. Как следует из наименований перечисленных услуг, их содержание не определяется обязанностью соблюдать гражданское и административное законодательство, а обусловлено порядком получения заинтересованными лицами сведений, находящихся в распоряжении государственного органа. Представляется, что именно это свойство государственной услуги является определяющим для разграничения государственной услуги и государственной функции. Развивая тему принципов предоставления государственной услуги, наиболее вероятно прийти к выводу о том, что перечень государственных услуг и их содержание определяются исключительно конституционными правами гражданина и в некоторых случаях могут ограничиваться. При определенных обстоятельствах, например в связи с защитой персональных данных или обеспечением безопасности, государство может ограничивать доступ граждан и компаний к определенным сведениям, исключив таким образом отдельные услуги из перечня государственных услуг [21].

Представляется, что вопрос об отнесении тех или иных действий органов государственной власти к государственным функциям необходимо рассматривать через призму административного процесса. Административный процесс направлен на обеспечение правильной реализации материальных норм административного права и иных отраслей права, которые неотделимы от административно-процессуальных норм в том смысле, что процесс есть форма реализации, претворения в жизнь предписаний, содержащихся в материальных нормах права [22, с. 20]. Его специфической чертой являются последовательно совершаемые действия по осуществлению управленческой деятельности. Административный процесс является формой реализации норм материального, административного и некоторых иных отраслей права [23, с. 219]. Соглашаясь с позицией сторонников широкой трактовки административного процесса, которые придерживаются мнения о том, что административный процесс охватывает все индивидуальные дела, рассматриваемые органами государственного управления [24, с. 51], мы исходим из того, что административно-управленческий процесс состоит из отдельных производств: принятия нормативных актов государственного управления, приватизации государственного и муниципального имущества, применения мер поощрения, разрешительного производства (лицензирования, аттестации и аккредитации), регистрационного производства, распределения ресурсов [25, с. 15]. Таким образом, любые действия государственного органа по исполнению своих полномочий, особенно в сферах разрешительного и регистрационного производства, следует относить к государственным функциям. Резюмируя вышеизложенное, следует отметить, что к определяющему признаку государственной функции нельзя отнести исключительно контрольно-надзорную деятельность государственных органов. Добровольность вступления граждан и организаций во взаимодействие с государственными органами с целью получения определенных благ, как правило, нематериального характера, является ключевой особенностью, отличающей государственную услугу от государственной функции. Учитывая приведенные аргументы, можно предложить следующее определение государственной функции, касающейся сферы реализации получателями государственных услуг своих прав и обязанностей: государственная функция представляет собой деятельность государственной администрации по осуществлению надзора за сроками и последовательностью административных процедур при исполнении гражданами и юридическими лицами обязанностей, определенных федеральным или муниципальным законодательством, в рамках полномочий, определенных административными регламентами.

В заключение необходимо отметить, что используемый в российском законодательстве термин "государственная услуга" не вполне точно отражает суть отношений государства и граждан. Можно предположить, что понятие "государственная услуга" было введено в правовой оборот для того, чтобы подчеркнуть новый, социально ориентированный вектор развития России, а также стремление установить новые стандарты взаимодействия государства и общества, продемонстрировать стремление администрации стать ближе к гражданину. Некоторые исследователи постнеклассической доктрины публичных услуг отмечают, что "идея создания сервисного государства в России все больше прослеживается в политике нынешней власти" [26, с. 26]. В этой связи представляется достаточно перспективной трансформация сложившейся системы государственных услуг в систему сервисных услуг государства с логичным разделением действий административных органов на исполнение государственных функций и оказание содействия гражданам в реализации их конституционных и гражданских прав в различных сферах.

Библиография:

  1. Барциц И.Н. Понятие "публичная услуга" в контексте Федерального закона N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" и вне его // Государство и право. 2013. N 10. С. 40 - 51.
  2. Бабелюк Е.Г. Проблемы разграничения деятельности по оказанию государственных услуг и контрольно-надзорной деятельности государства // Публичные услуги: правовое регулирование (российский и зарубежный опыт). М.: Волтерс Клувер, 2007. С. 47 - 54.
  3. Бессонова Е.В. Административные барьеры на пути развития малого бизнеса в России. М.: Дело, 2010. С. 36 - 59.
  4. Азуан А.А., Крючкова П.В. Административные барьеры в экономике: институциональный анализ. М.: СПРОС-КонфОП, 2002. С. 133.
  5. Талапина Э., Тихомиров Ю. Публичные функции в экономике // Право и экономика. 2002. N 6. С. 3 - 9.
  6. Алькина Г.И., Герба В.А. Сущность государственных услуг // Вестник ТОГУ. 2009. N 3. С. 129 - 134.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография "Административная реформа в России. Научно-практическое пособие" (под ред. С.Е. Нарышкина, Т.Я. Хабриевой) включена в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006.

  1. Ноздрачев А.Ф., Терещенко Л.К. Концепция законодательного регулирования стандартов государственных услуг // Административная реформа в России: Научно-практическое пособие / Под ред. Ю.А. Тихомирова. М.: Норма, 2007. С. 286.
  2. Минченко О.С. Контрольно-надзорные функции и государственные услуги: взаимосвязь понятий [Электронный ресурс]. Государственное управление. Электронный вестник выпуск N 37 апрель 2013 г. [Сайт]. Режим доступа: http://e-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2013/vipusk__37._aprel_2013_g._/problemi_upravlenija_teorija_i_praktika/minchenko.pdf (дата обращения - 20.09.2015).
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (ч. 1) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в ред. от 13.07.2015) // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
  4. Федеральный закон от 10.12.1995 N 195-ФЗ (в ред. от 21.07.2014) "Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2013. N 52 (часть I). Ст. 7007.
  5. Бюджетный кодекс Российской Федерации от 31.07.1998 N 145-ФЗ // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3823.
  6. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 октября 2005 г. N 1789-р // СЗ РФ. 2005. N 46. Ст. 4720.
  7. Указ Президента Российской Федерации от 10 марта 2009 г. N 261 "О Федеральной программе "Реформирование и развитие системы государственной службы Российской Федерации (2009 - 2013 годы)" // Рос. газ. 2009. 13 марта.
  8. Федеральный закон от 27.07.2010 N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" // СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4179.
  9. Постановление Правительства РФ от 16 мая 2011 г. N 373 "О разработке и утверждении Административных регламентов исполнения государственных функций и Административных регламентов предоставления государственных услуг" // СЗ РФ. 2011. N 22. Ст. 3169.
  10. Минченко О.С. Контрольно-надзорные функции и государственные услуги: взаимосвязь понятий.
  11. Административный регламент. [Электронный ресурс]. Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии. [Сайт]. Режим доступа: https://rosreestr.ru/upload/Doc/prikaz_mer_09_12_2014_789.pdf (дата обращения - 30.09.2015).
  12. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" // СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.
  13. Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за первый квартал 2005 г. (по гражданским делам), утвержденный Постановлениями Президиума Верховного Суда РФ от 4, 11 и 18 мая 2005 г. [Электронный ресурс]. Верховный Суд России. [Сайт]. Режим доступа: http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=2643 (дата обращения - 05.10.2015).
  14. Электронное правительство. [Электронный ресурс]. Госуслуги [Сайт]. Режим доступа: https://www.gosuslugi.ru/pgu/stateStructure/10000001055.html#!_functions. (дата обращения - 12.10.2015).
  15. Новое законодательство // Рос. бизнес-газета. 2015. 25 августа.
  16. Лапина М.А. Административная юрисдикция в системе административного процесса. Монография. М.: Финансовый университет, 2013. С. 140.
  17. Коренев А.П. Административное право России. М., 2002. 300 с.
  18. Старилов Ю.Н. Административная юстиция: Проблемы теории. Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1998. 197 с.
  19. Гречкина О.В., Майоров В.И. Административный процесс в Российской Федерации. Учебное пособие. Челябинск: Изд-во "ЮУрГУ", 2008. 186 с.
  20. Ахрамеева О.В. Российское сервисное государство: теоретические основы и государственная стратегия обеспечения частных и публичных интересов // Юридические исследования. 2014. N 4. С. 1 - 28. DOI: 10.7256/2409-7136.2014.4.11485. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_11485.html.

References (transliterated):

  1. Bartsits I.N. Ponyatie "publichnaya usluga" v kontekste Federal'nogo zakona N 210-FZ "Ob organizatsii predostavleniya gosudarstvennykh i munitsipal'nykh uslug" i vne ego // Gosudarstvo i pravo. 2013. N 10. S. 40 - 51.
  2. Babelyuk E.G. Problemy razgranicheniya deyatel'nosti po okazaniyu gosudarstvennykh uslug i kontrol'no-nadzornoi deyatel'nosti gosudarstva // Publichnye uslugi: pravovoe regulirovanie (rossiiskii i zarubezhnyi opyt). M.: Volters Kluver, 2007. S. 47 - 54.
  3. Bessonova E.V. Administrativnye bar'ery na puti razvitiya malogo biznesa v Rossii. M.: Delo, 2010. S. 36 - 59.
  4. Azuan A.A., Kryuchkova P.V. Administrativnye bar'ery v ekonomike: institutsional'nyi analiz. M.: SPROS-KonfOP, 2002. S. 133.
  5. Talapina E., Tikhomirov Yu. Publichnye funktsii v ekonomike // Pravo i ekonomika. 2002. N 6. S. 3 - 9.
  6. Al'kina G.I., Gerba V.A. Sushchnost' gosudarstvennykh uslug // Vestnik TOGU. 2009. N 3. S. 129 - 134.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография "Административная реформа в России. Научно-практическое пособие" (под ред. С.Е. Нарышкина, Т.Я. Хабриевой) включена в информационный банк согласно публикации - КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2006.

  1. Nozdrachev A.F., Tereshchenko L.K. Kontseptsiya zakonodatel'nogo regulirovaniya standartov gosudarstvennykh uslug // Administrativnaya reforma v Rossii: Nauchno-prakticheskoe posobie / Pod red. Yu.A. Tikhomirova. M.: Norma, 2007. S. 286.
  2. Minchenko O.S. Kontrol'no-nadzornye funktsii i gosudarstvennye uslugi: vzaimosvyaz' ponyatii [Elektronnyi resurs]. Gosudarstvennoe upravlenie. Elektronnyi vestnik vypusk N 37 aprel' 2013 [Sait]. Rezhim dostupa: http://e-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2013/vipusk__37._aprel_2013_g._/problemi_upravlenija_teorija_i_praktika/minchenko.pdf (data obrashcheniya - 20.09.2015).
  3. Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (ch. 1) ot 30.11.1994 N 51-FZ (v red. ot 13.07.2015) // SZ RF. 1994. N 32. St. 3301.
  4. Federal'nyi zakon ot 10.12.1995 N 195-FZ (v red. ot 21.07.2014) "Ob osnovakh sotsial'nogo obsluzhivaniya naseleniya v Rossiiskoi Federatsii" // SZ RF. 2013. N 52 (chast' I). St. 7007.
  5. Byudzhetnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 31.07.1998 N 145-FZ // SZ RF. 1998. N 31. St. 3823.
  6. Rasporyazhenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 25 oktyabrya 2005 g. N 1789-r // SZ RF. 2005. N 46. St. 4720.
  7. Ukaz Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 10 marta 2009 g. N 261 "O federal'noi programme "Reformirovanie i razvitie sistemy gosudarstvennoi sluzhby Rossiiskoi Federatsii (2009 - 2013 gody)" // Ros. gaz. 2009. 13 marta.
  8. Federal'nyi zakon ot 27.07.2010 N 210-FZ "Ob organizatsii predostavleniya gosudarstvennykh i munitsipal'nykh uslug" // SZ RF. 2010. N 31. St. 4179.
  9. Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 16 maya 2011 g. N 373 "O razrabotke i utverzhdenii administrativnykh reglamentov ispolneniya gosudarstvennykh funktsii i administrativnykh reglamentov predostavleniya gosudarstvennykh uslug" // SZ RF. 2011. N 22. St. 3169.
  10. Minchenko O.S. Kontrol'no-nadzornye funktsii i gosudarstvennye uslugi: vzaimosvyaz' ponyatii.
  11. Administrativnyi reglament. [Elektronnyi resurs]. Federal'naya sluzhba gosudarstvennoi registratsii, kadastra i kartografii. [Sait]. Rezhim dostupa: https://rosreestr.ru/upload/Doc/prikaz_mer_09_12_2014_789.pdf (data obrashcheniya - 30.09.2015).
  12. Federal'nyi zakon ot 21 iyulya 1997 g. N 122-FZ "O gosudarstvennoi registratsii prav na nedvizhimoe imushchestvo i sdelok s nim" // SZ RF. 1997. N 30. St. 3594.
  13. Obzor sudebnoi praktiki Verkhovnogo Suda RF za pervyi kvartal 2005 g. (po grazhdanskim delam), utverzhdennyi postanovleniyami Prezidiuma Verkhovnogo Suda RF ot 4, 11 i 18 maya 2005 g. [Elektronnyi resurs]. Verkhovnyi Sud Rossii. [Sait]. Rezhim dostupa: http://www.vsrf.ru/vscourt_detale.php?id=2643 (data obrashcheniya - 05.10.2015).
  14. Elektronnoe pravitel'stvo. [Elektronnyi resurs]. Gosuslugi [Sait]. Rezhim dostupa: https://www.gosuslugi.ru/pgu/stateStructure/10000001055.html#!_functions (data obrashcheniya - 12.10.2015).
  15. Novoe zakonodatel'stvo // Ros. biznes-gazeta. 2015. 25 avgusta.
  16. Lapina M.A. Administrativnaya yurisdiktsiya v sisteme administrativnogo protsessa. Monografiya. M.: Finansovyi universitet, 2013. S. 140.
  17. Korenev A.P. Administrativnoe pravo Rossii. M., 2002. 300 s.
  18. Starilov Yu.N. Administrativnaya yustitsiya: Problemy teorii. Voronezh: Izd-vo Voronezh. un-ta, 1998. 197 s.
  19. Grechkina O.V., Maiorov V.I. Administrativnyi protsess v Rossiiskoi Federatsii. Uchebnoe posobie. Chelyabinsk: Izd-vo "YuUrGU", 2008. 186 s.
  20. Akhrameeva O.V. Rossiiskoe servisnoe gosudarstvo: teoreticheskie osnovy i gosudarstvennaya strategiya obespecheniya chastnykh i publichnykh interesov // Yuridicheskie issledovaniya. 2014. N 4. C. 1 - 28. DOI: 10.7256/2409-7136.2014.4.11485. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_11485.html.