Мудрый Юрист

Правовое регулирование экономической деятельности в Российской Федерации

Николаева Татьяна Альфредовна, заместитель заведующего кафедрой правового регулирования экономики и финансов Института государственной службы и управления РАНХиГС, кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена вопросам конституционного регулирования экономических отношений. Рассматривается содержание статьи 8 Конституции РФ, в которой закреплена экономическая основа конституционного строя России.

Автор констатирует отсутствие объективного понятия экономической деятельности, закрепленного в нормативных правовых актах. Приводит определения указанной деятельности, предложенные в юридической литературе.

Анализируются правовые позиции Конституционного Суда РФ, посвященные содержанию и основным признакам экономической деятельности в Российской Федерации.

Ключевые слова: экономическая деятельность, статья 8 Конституции РФ, Общероссийский классификатор видов экономической деятельности (ОКВЭД), постановления Конституционного Суда РФ, предпринимательская деятельность.

Legal Regulation of Economic Activities in the Russian Federation

T.A. Nikolaeva

Nikolaeva Tatyana A., Deputy Head of the Department of Legal Regulation of Economy and Finance of the Institute of Public Administration and Management of RANEPA, Candidate of Legal Sciences, Assistant Professor.

The article is devoted to questions of constitutional regulation of economic relations. The content of Article 8 of the Constitution, which enshrines the economic basis of the constitutional order of Russia is considered.

The author notes the absence of an objective concept of economic activities as set out in the regulations. It provides a definition of such activities proposed in the legal literature.

Analyzes the legal position of the Constitutional Court of the Russian Federation, on the content and the main features of economic activities in the Russian Federation.

Key words: economic activity, article 8 of the Constitution of the Russian Federation, National Classification of Economic Activities (NACE), decisions of the Constitutional Court of the Russian Federation, business activities.

Одним из основных направлений государственной политики Российской Федерации в настоящий момент является модернизация отечественной экономики. Роль государства в этих условиях резко возрастает, закономерным является вопрос об инструментах и пределах его влияния на экономические процессы. Поэтому ныне актуальны исследования, посвященные вопросам конституционного регулирования экономических отношений, особенно в рамках российского конституционного права.

Нормы конституционного права устанавливают основы функционирования национальной экономики, исходные правила экономической жизни и деятельности. Экономическая деятельность является достаточно значимым объектом конституционно-правовой регламентации. Экономическая основа конституционного строя РФ закреплена в ст. 8 Конституции РФ.

В ч. 1 ст. 8 используется термин "экономическая деятельность": "В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное перемещение товаров, услуг и финансовых средств, поддержка конкуренции, свобода экономической деятельности". Второй раз термин "экономическая деятельность" встречается в ст. 34 Конституции России. Ее часть 1 гласит: "Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности". И далее часть 2 ст. 34 провозглашает: "Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию".

Однако в юридической науке до сих пор отсутствует общепризнанное определение экономической деятельности <1>. Понятие экономической деятельности закрепляется в Общероссийском классификаторе видов экономической деятельности (ОКВЭД) <2>. Объектами классификации в ОКВЭД являются виды экономической деятельности. Во введении ОКВЭД сказано, что экономическая деятельность имеет место тогда, когда ресурсы (оборудование, рабочая сила, технологии, сырье, материалы, энергия, информационные ресурсы) объединяются в производственный процесс, имеющий целью производство продукции (оказание услуг). Экономическая деятельность характеризуется затратами на производство, процессом производства и выпуском продукции (оказанием услуг).

<1> См. об этом: Геворкян М.В. Понятие экономической деятельности как объекта конституционно-правового регулирования // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 11. С. 34 - 38.
<2> Постановление Госстандарта России от 06.11.2001 N 454-ст "О принятии и введении в действие ОКВЭД" (ред. от 14.12.2011) (вместе с "ОК 029-2001 (КДЕС Ред. 1). Общероссийский классификатор видов экономической деятельности"; "ОК 029-2007 (КДЕС Ред. 1.1). Общероссийский классификатор видов экономической деятельности" (утв. Приказом Ростехрегулирования от 22.11.2007 N 329-ст) (ред. от 24.12.2012) (введен в действие 01.01.2008 на период до 01.01.2015 без отмены ОК 029-2001 (КДЕС Ред. 1)) // СПС "КонсультантПлюс".

Основываясь на данных положениях ОКВЭД, Ю.А. Дмитриев предлагает понимать под экономической деятельность по созданию общественно полезного продукта <3>. На наш взгляд, данное выше определение относится скорее к экономической науке, чем к праву. Более того, представляется необходимым разработать определение понятия экономической деятельности в рамках именно конституционного права как отрасли, закрепляющей основы экономического строя.

<3> Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под ред. Ю.А. Дмитриева. М., 2007. С. 56.

То, что определение экономической деятельности как деятельности по созданию общественно полезного продукта не подходит для конституционного права, подтверждается и решениями Конституционного Суда РФ. В своем Постановлении от 22 июля 2002 г. N 14-П "По делу о проверке конституционности ряда положений Федерального закона "О реструктуризации кредитных организаций", пунктов 5 и 6 статьи 120 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" в связи с жалобами граждан, жалобой региональной общественной организации "Ассоциация защиты прав акционеров и вкладчиков" и жалобой ОАО "Воронежское конструкторское бюро антенно-фидерных устройств" <4> Конституционный Суд РФ к экономической деятельности отнес и заключение гражданами договоров банковского вклада. Очевидно, что заключение договора банковского вклада не является деятельностью по созданию общественно полезного продукта. Данной деятельностью будет заниматься впоследствии банк, размещая тем или иным образом деньги своих вкладчиков. Аналогично и в Постановлении от 24 февраля 2004 г. N 3-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона "Об акционерных обществах", регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании "Кадет Истеблишмент" и запросом Октябрьского районного суда г. Пензы" <5> к экономической деятельности Конституционный Суд РФ отнес участие в хозяйственных обществах, в частности владение акциями.

<4> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 31. Ст. 3161.
<5> Собрание законодательства Российской Федерации. 2004. N 9. Ст. 830.

В норме ст. 34 Конституции РФ заложено, что предпринимательство является лишь одним из видов экономической деятельности. Это подтверждается самой формулировкой: "Предпринимательская и иная не запрещенная законом экономическая деятельность". Кроме того, очевидно, что частная практика адвокатов, нотариусов, врачей, педагогов является экономической деятельностью (что не отрицает ее целевое назначение) и при этом не отнесена законом к предпринимательской.

В юридической литературе ведется дискуссия: насколько удачна формулировка "иная не запрещенная законом экономическая деятельность" и что к ней относится <6>. В частности, В.И. Крусс говорит о сомнительном функциональном смысле данной конструкции и неконструктивности противопоставления понятий экономической и предпринимательской деятельности <7>. Однако, на наш взгляд, никакого противопоставления данных понятий в самой формулировке положений ст. 34 Конституции России не содержится. Как уже было сказано выше, из этого конституционного положения следует лишь то, что предпринимательская деятельность является одним из многочисленных видов экономической деятельности. Также трудно согласиться и с В.И. Ивановым, который предлагает в качестве критерия отличия предпринимательской и "иной экономической деятельности" - только направленность на получение прибыли. Например, заключение договора банковского вклада гражданином однозначно не относится к предпринимательской деятельности, но при этом, очевидно, преследует цель извлечения прибыли. И в вышеуказанном Постановлении Конституционного Суда РФ от 22 июля 2002 г. N 14-П данный вид деятельности был им однозначно отнесен к экономической. Представляется, что критерием деления на виды экономической деятельности в Конституции России является, скорее всего, предметное содержание самой деятельности.

<6> См.: Геворкян М.В. Указ. соч.
<7> Крусс В.И. Право на предпринимательскую деятельность - конституционное полномочие личности / Отв. ред. С.А. Авакьян. М., 2003. С. 125, 130.

Рассматривая экономическую деятельность как объект конституционно-правового регулирования, С.В. Белых предложил следующее определение: это хозяйственная активность индивидов, их объединений по производству, распределению, перераспределению и потреблению материальных благ, в рамках товарно-денежного обмена, предпосылкой которой является владение, пользование и распоряжение данными благами для удовлетворения собственных и чужих материальных потребностей. Однако многое в данном определении можно подвергнуть критике <8>. Во-первых, рамки товарно-денежного обмена, установленные автором для экономической деятельности. Можно привести примеры внерыночной экономической деятельности, которые находятся за рамками товарно-денежного обмена. Во-вторых, предпосылками хозяйственной активности не обязательно являются владение, пользование и распоряжение материальными благами. Более правильным было бы назвать их одной из целей экономической деятельности. Ограничивать потребности, которые можно удовлетворить с помощью экономической деятельности, исключительно материальными тоже ошибочно, их круг гораздо шире. Более того, ограничивать материальными потребностями цели осуществления даже предпринимательской деятельности было бы неверным. Например, Р. Хизрич и М. Питерс понимают под предпринимательской деятельностью процесс создания чего-то нового, перспективного, обладающего стоимостью, а под предпринимателем - человека, который затрачивает на эту деятельность все необходимое время и силы, берет на себя весь финансовый и психологический риск, получая в награду деньги и удовлетворение достигнутым. Таким образом, следует рассматривать в качестве цели экономической деятельности не только материальные, но и духовные ценности.

<8> См.: Геворкян М.В. Указ. соч.

Другую точку зрения высказывал Б.А. Страшун, например, понимая под системой экономических отношений отношения собственности, производства, обмена, распределения и потребления материальных и духовных благ <9>. Дополнительным аргументом в пользу признания духовных благ объектом экономической деятельности является гражданское законодательство. Так, ст. 128 Гражданского кодекса РФ нематериальные блага отнесены к объектам гражданских правоотношений. Таким образом, духовные блага в целом являются объектом и экономической деятельности.

<9> Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4 т. / Отв. ред. Б.А. Страшун. М., 1999. Т. 1 - 2: Часть общая. С. 193.

Авторы учебника по предпринимательскому праву под ред. Е.П. Губина и П.Г. Лахно пишут о том, что для экономической деятельности характерно то, что она вытекает из существования товарного производства; рыночной организации экономики; связана исключительно с процессом воспроизводства материальных благ, т.е. носит товарный характер; воплощается в создании (производстве) продукции (товара), в выполнении работ, оказании услуг материального характера и (или) их распределении и (или) их использовании (распределении, обмене, потреблении) <10>. Авторы определяют экономическую деятельность как процесс воспроизводства материальных и духовных богатств, включающий производство, распределение, обмен и потребление. Однако экономическая деятельность может существовать не только при производстве и товарно-денежном обмене. Следует согласиться с замечанием С.В. Белых, что присваивающее хозяйство при первобытнообщинном строе в условиях гомогенного социума также является экономической деятельностью. Данное утверждение верно и в отношении семейно-подсобной деятельности, которую авторы учебника по предпринимательскому праву под ред. Е.П. Губина и П.Г. Лахно также относят к экономической деятельности. Таким образом, налицо противоречие между определением экономической деятельности и ее видами, которые выделяются данными учеными. К видам экономической деятельности они отнесли предпринимательскую, коммерческую и семейно-подсобную. С учетом определения предпринимательской деятельности, закрепленного в п. 1 ст. 2 Гражданского кодекса Российской Федерации <11>, к ней также относится коммерческая деятельность, и ее не следует выделять в отдельный вид. Нужно, скорее, согласиться с классификацией предпринимательской деятельности, предложенной И.Н. Плотниковой, которая выделяет производственное предпринимательство, коммерческое предпринимательство, финансовое и интеллектуальное <12>.

<10> Предпринимательское право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2010. С. 18.
<11> СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.
<12> Плотникова И.Н. Конституционное право человека и гражданина на предпринимательскую деятельность в России / Под ред. В.Т. Кабышева. Саратов, 2004. С. 32.

Встречается точка зрения, в соответствии с которой экономическая деятельность и предпринимательская - это синонимы <13>. Это слишком узкое понимание экономической деятельности. В качестве примера широкого понимания экономической деятельности можно привести следующий, когда под экономической деятельностью государства понимается деятельность, которая направлена на удовлетворение общественных интересов (в том числе национальная оборона, социальное обеспечение, ликвидация последствий стихийных бедствий) <14>. Но деятельность государства по ликвидации последствий стихийных бедствий не преследует цели производства, обмена и распределения материальных и духовных благ.

<13> Напр.: Гаджиев Г.А. Экономическая Конституция. Конституционные гарантии свободы предпринимательской (экономической) деятельности // Конституционный вестник. 2008. N 1(19). С. 249; Попондопуло В.Ф. Коммерческое право: Учебник / Под ред. В.Ф. Яковлева. СПб., 1998. Часть 1. С. 5; Егоршин В.М., Колесников В.В. Преступность в сфере экономической деятельности. СПб., 2000. С. 79.
<14> Авдеева О.А. О смысле понятий экономическая и предпринимательская деятельность // Закон и практика. 2004. N 6. С. 26.

В литературе встречается позиция, относящая криминальную деятельность к экономической (используется термин "псевдопредпринимательская деятельность") <15>. С точки зрения экономистов, теневая экономика все-таки является частью экономики, пусть и неучтенной (поскольку имеет место производство либо перераспределение материальных благ). С позиции права теневую экономику трудно отнести к экономической деятельности, поскольку она не подчиняется правовому регулированию, в том числе и конституционно-правовому <16>.

<15> См., напр.: Эминов Е.В. Борьба с незаконной предпринимательской деятельностью. Уголовно-правовые и криминологические аспекты. М., 2000. С. 89 - 91.
<16> См.: Геворкян М.В. Указ. соч.

Удачным следует признать достаточно широкое определение экономической деятельности как совокупности действий на разных уровнях хозяйствования, в результате которых люди удовлетворяют свои потребности посредством производства и обмена материальными благами и услугами. В целом определение экономической деятельности тесно связано с определением самой экономики.

Литература

  1. Авдеева О.А. О смысле понятий экономическая и предпринимательская деятельность // Закон и практика. 2004. N 6.
  2. Гаджиев Г.А. Экономическая Конституция. Конституционные гарантии свободы предпринимательской (экономической) деятельности // Конституционный вестник. 2008. N 1(19).
  3. Геворкян М.В. Понятие экономической деятельности как объекта конституционно-правового регулирования // Конституционное и муниципальное право. 2011. N 11. С. 34 - 38.
  4. Егоршин В.М., Колесников В.В. Преступность в сфере экономической деятельности. СПб., 2000.
  5. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4 т. / Отв. ред. Б.А. Страшун. М., 1999. Т. 1 - 2: Часть общая.
  6. Конституция Российской Федерации: Научно-практический комментарий / Под ред. Ю.А. Дмитриева. М., 2007.
  7. Крусс В.И. Право на предпринимательскую деятельность - конституционное полномочие личности / Отв. ред. С.А. Авакьян. М., 2003.
  8. Плотникова И.Н. Конституционное право человека и гражданина на предпринимательскую деятельность в России / Под ред. В.Т. Кабышева. Саратов, 2004.
  9. Попондопуло В.Ф. Коммерческое право: Учебник / Под ред. В.Ф. Яковлева. СПб., 1998. Часть 1.
  10. Предпринимательское право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2010.
  11. Эминов Е.В. Борьба с незаконной предпринимательской деятельностью. Уголовно-правовые и криминологические аспекты. М., 2000.