Мудрый Юрист

Порядок принятия и проблемы оспаривания положений внутренних документов (локальных нормативных актов)

Болдырев Владимир Анатольевич, профессор кафедры гражданско-правовых дисциплин Дальневосточного юридического института МВД России, доктор юридических наук, доцент.

Родился 15 августа 1979 г. в городе Омске. В 2000 г. окончил Омскую академию МВД России.

Научная специализация: участие публичных образований и юридических лиц - несобственников в отношениях, регулируемых гражданским правом; деликтные и страховые обязательства (гражданское право).

Автор (соавтор) следующих трудов:

Болдырев В.А. Конструкция юридического лица несобственника: опыт цивилистического исследования. М.: Статут, 2012.

Болдырев В.А. Правовое положение юридических лиц несобственников. Германия: Саарбрюкен: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2012.

Болдырев В.А. Юридические лица - несобственники в системе субъектов гражданского права: Монография / Под науч. ред. В.А. Сысоева. Омск: Омская академия МВД России, 2010.

Болдырев В.А. Возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина: Учебное пособие. Омск: Омская академия МВД России, 2006.

Болдырев В.А., Сысоев В.А. Трудовое право России: Учебник для вузов. М.: Норма, 2006.

С учетом необходимости создания унифицированного межотраслевого подхода к системе способов защиты субъективных прав, и при принятии во внимание того, что положения подзаконных нормативных правовых актов могут быть признаны недействующими по правилам процессуального законодательства, делается вывод о необходимости закрепления в кодифицированном гражданском законе способа защиты - "признание внутреннего нормативного документа недействующим", в кодифицированном трудовом законе - "признание локального нормативного акта недействующим".

Ключевые слова: внутренний документ, локальный нормативный акт, коллективный договор, оспаривание, признание недействительным, признание недействующим, высший орган управления, компетенция.

The order of adoption and problems of contesting internal documents (local regulations)

V.A. Boldyrev

Taking into account the necessity of creation of unified inter-sectoral approach to the system of methods of protection of subjective rights, and when taking into account that provisions of other enactments can be deemed inoperative by the rules of procedural law, a conclusion is made about the necessity to include in the Civil Code a norm about protection method - "recognition of an internal regulation non-applying", codified in the labour law - "the recognition of the local normative act non-applying".

Key words: internal document, local normative act, collective agreement, disputes, invalidation, non-application injunction, highest management body, competence.

Действующее законодательство оперирует двумя терминами для обозначения правовых актов внедоговорной природы, содержащих нормы локального характера, то есть распространяющиеся на персонал и (или) органы управления одного юридического лица. Такими терминами являются "внутренние документы" и "локальные нормативные акты". Первый характерен преимущественно для законов, определяющих статус юридических лиц отдельных организационно-правовых форм, второй - для трудового законодательства.

Исследователями корпоративных отношений уделяется серьезное внимание локальному нормотворчеству, например, Г.В. Адамяном в контексте рассуждений о формах корпоративного права дается определение: "...Локальный нормативный правовой акт может рассматриваться как юридический документ, который содержит нормы права, принимается соответствующими органами той или иной структуры для регулирования внутриорганизационных вопросов и относится к определенному кругу лиц. Дефиниция "локальный акт" является родовой. Локальные акты могут быть коллективными или индивидуальными" <1>.

<1> Адамян Г.В. К вопросу о понятии, признаках и классификации одной из форм корпоративного права // Право и современные государства. 2015. N 1. С. 35 - 41. С. 40.

Интересные тезисы на тему соотношения названных категорий находим у Т.В. Маленко: "Появление нового понятия - "внутренние документы" - на наш взгляд, не исключает использование традиционной категории - "локальные нормативные акты". Однако эти понятия нельзя признать равнозначными, так как не во всех случаях внутренние документы носят нормативный характер. Целесообразно было бы выделить отдельно внутренние нормативные документы" <2>.

<2> Маленко Т.В. Локальный нормативный акт в системе объектов правового мониторинга // Журнал российского права. 2010. N 1 (157). С. 54 - 62. С. 57.

В правоприменительной практике наиболее остро стоит вопрос о порядке принятия и возможности оспаривания локальных нормативных, а не индивидуальных актов, причина чего кроется в необходимости соблюдать введенные ими правила в течение долгого времени и для относительно широкого круга лиц.

Специалисты в области административного права нередко подчеркивают, что локальное нормотворчество может иметь своим результатом источники административного права. Относящаяся к их числу О.Н. Ордина справедливо отмечает: "...Сложность и многоаспектность локального нормотворчества проявляется в том, что оно "затрагивает грани" разных отраслей права: трудового (вопросы организации труда на предприятии, в организации, учреждении), гражданского (статус, организация деятельности хозяйствующих субъектов), административного (выполнение различных распорядительных функций, определение прав и обязанностей граждан, не являющихся сотрудниками данного юридического лица). Поэтому локальные акты имеют комплексную межотраслевую природу и объединяют частноправовые и публично-правовые начала..." <3>.

<3> Ордина О.Н. К вопросу о разграничении локальных нормативных административно-правовых актов и локальных нормативных корпоративно-правовых актов // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2013. N 4. С. 312 - 315. С. 312.

Поскольку сам порядок принятия локальных норм определяется правилами различной отраслевой принадлежности, можно прийти к заключению, что в законодательстве желательно использование унифицированной терминологии, кроме того, требуется разработка и неуклонное соблюдение единой концепции регулирования соответствующих отношений. Однако на сегодняшний день о комплексном, учитывающем действие множества факторов подходе законодателя говорить не приходится.

Законодатель дополнительно запутывает вопрос о категориях локальных нормативных актов, указывая, что графики сменности и правила внутреннего трудового распорядка, утверждаются работодателем, но, кроме того, "как правило, являются приложением к коллективному договору" (ст. ст. 103 и 190 ТК РФ). Понятно, что любое приложение к договору должно быть согласовано двумя сторонами. "Данное положение, - заключает М.В. Васильев, - ...влечет важное правовое последствие, а именно: локальные нормативные акты принимаются в порядке, предусмотренном для заключения коллективного договора, то есть в порядке коллективных переговоров" <4>.

<4> Васильев М.В. К вопросу о способах принятия локальных нормативных актов по ТК РФ // Вестник Омского университета. Серия "Право". 2009. N 3 (20). С. 112 - 114. С. 113.

Следствия отсутствия единства в подходе нормотворца сказываются на правоприменительной практике, где можно видеть свободное использование терминов, например, один из окружных арбитражных судов счел возможным оперировать категорией "внутренний (локальный) нормативный документ" <5>.

<5> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22 октября 2007 г. по делу N А56-7089/2007 // СПС "КонсультантПлюс".

Анализ практики экономического правосудия позволяет сделать предположение, что локальные нормативные акты являются той разновидностью внутренних документов, которая влияет на трудовые права и обязанности работника. Имеется в виду не столько определение круга функциональных обязанностей, сколько воздействие на общественные отношения, урегулированные (при повышении гарантий) или недостаточно урегулированные законом.

Проблема практического плана кроется в том, что локальные нормативные акты сегодня, как правило, утверждаются руководителем (если иное не установлено уставом юридического лица), а иные внутренние документы - как правило, коллегиальными органами.

Непростой вопрос о том, какой или какие органы юридического лица компетентны утверждать локальные нормативные акты, обычно ускользает от авторов, рассматривающих процедурные вопросы их разработки и принятия, а из предлагаемых примерных форм документов <6>, или форм утверждающих записей ("грифов") <7> как будто ответ очевиден - это руководитель юридического лица. В действительности такой подход лукав, он представляет собой обход острейшей проблемы.

<6> Титова Ю. Утверждаем локальный нормативный акт // Кадровая служба и управление персоналом предприятия. 2015. N 2. С. 26 - 34.
<7> Шадрина Т.В. Нюансы разработки и утверждения локальных нормативных актов // Оплата труда: бухгалтерский учет и налогообложение. 2012. N 12. С. 72 - 78.

Согласно п. 5 ст. 52 ГК РФ учредители (участники) юридического лица вправе утвердить регулирующие корпоративные отношения и не являющиеся учредительными документами внутренний регламент и иные внутренние документы юридического лица. Во внутреннем регламенте и в иных внутренних документах юридического лица могут содержаться положения, не противоречащие учредительному документу юридического лица.

О.М. Родионова совершенно справедливо подчеркивает, что те внутренние документы, которые регулируют корпоративные отношения, теперь могут утверждаться не только органами корпоративных организаций, но и учредителями <8>, а это означает возможность их появления на стадии до появления юридического лица, поскольку в момент регистрации корпорации учредители становятся участниками.

<8> Родионова О.М. К вопросу о внутренних документах юридических лиц // Юрист. 2014. N 16. С. 4 - 6.

Внутренние документы нацелены на регулирование прежде всего отношений корпоративного плана, в связи с чем они предоставляются (при наличии) нотариусу лицом, обратившимся для удостоверения факта принятия решения органа управления юридического лица <9>.

<9> Статья 103.10 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденных Верховным Советом Российской Федерации 11 февраля 1993 г. N 4462-1 // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 10. Ст. 357.

Нередко внутренние документы выходят за периметр корпоративных отношений и регулируют, например, общие вопросы внутреннего документооборота и контроля организации <10>.

<10> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 18 февраля 2010 г. по делу N А56-33541/2008 // СПС "КонсультантПлюс".

Степень подробности регулирования отношений, связанных с принятием внутренних документов разнится в зависимости от организационно-правовых форм юридических лиц, а иногда и от видов их деятельности.

Когда законодатель связывает вопрос о внутренних документах с определенными видами экономической деятельности, ему остается диктовать обязательность существования конкретных актов, например, для депозитария <11> - условий осуществления депозитарной деятельности центрального депозитария; для организатора торговли <12> - документа, определяющего порядок организации и осуществления внутреннего контроля; для клиринговой организации <13> - документа, определяющего порядок организации и осуществления внутреннего аудита.

<11> Статья 9 Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 414-ФЗ "О центральном депозитарии" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. N 50. Ст. 7356.
<12> Статья 27 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 325-ФЗ "Об организованных торгах" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. N 48. Ст. 6726.
<13> Статья 27 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 7-ФЗ "О клиринге и клиринговой деятельности" // Собрание законодательства Российской Федерации. N 7. Ст. 904.

Отдельный список внутренних документов, куда входит, например, положение о раскрытии информации, устанавливающее порядок обеспечения информационной открытости деятельности саморегулируемой организации и деятельности ее членов, предусмотрен для саморегулируемых организаций <14>. Однако саморегулируемая организация - это и не вид экономической деятельности и не организационно-правовая форма юридического лица (некоммерческой организации).

<14> Статья 7 Федерального закона от 1 декабря 2007 г. N 315-ФЗ "О саморегулируемых организациях" // Собрание законодательства Российской Федерации. N 49. Ст. 6076.

Определяя статус юридических лиц конкретных организационно-правовых форм, законодатель редко касается видов или точных названий внутренних документов. Оно и понятно: здесь цель упоминания о них - фиксация органов, компетентных принимать такие акты. Однако в некоторых случаях дело не идет дальше упоминания. Так, определяя правовое положение унитарных предприятий, законодатель лишь называет внутренние документы как подлежащие обязательному хранению (ст. 28 Закона об унитарных предприятиях); похожая картина наблюдается с хозяйственными партнерствами <15>.

<15> Статья 21 Федерального закона от 3 декабря 2011 г. N 380-ФЗ "О хозяйственных партнерствах" // Собрание законодательства Российской Федерации. 2011. N 49 (ч. 5). Ст. 7058.

Для обществ с ограниченной ответственностью принятие внутренних документов относится к компетенции общего собрания участников, однако на основании устава соответствующим полномочием может быть наделен совет директоров (ст. ст. 32, 33 Закона об ООО).

В акционерном обществе вопросы компетенции, связанной с утверждением внутренних документов, решаются сложнее. Так, к компетенции совета директоров (наблюдательного совета) общества относится "утверждение внутренних документов общества, за исключением внутренних документов, утверждение которых отнесено... Законом к компетенции общего собрания акционеров, а также иных внутренних документов общества, утверждение которых отнесено уставом общества к компетенции исполнительных органов общества" (ст. 65 Закона об АО). Например, коллегиальный исполнительный орган акционерного общества (правление, дирекция) действует на основании устава общества, а также утверждаемого общим собранием акционеров внутреннего документа общества (положения, регламента или иного документа), в котором устанавливаются сроки и порядок созыва и проведения его заседаний, а также порядок принятия решений (ст. 70 Закона об АО). Порядок деятельности ревизионной комиссии (ревизора) акционерного общества определяется внутренним документом общества, утверждаемым общим собранием акционеров (ст. 85 Закона об АО). Порядок принятия общим собранием акционеров решения по порядку ведения общего собрания акционеров устанавливается уставом общества или внутренними документами общества, утвержденными решением общего собрания акционеров (ст. 49 Закона об АО).

Понятно, что при наличии установленной законом процедуры принятия внутренних документов будут и нарушения соответствующих норм. Есть правила - есть попытки их обхода.

В практике судов общей юрисдикции наблюдается настороженное отношение к требованиям о признании недействительными (недействующими) "локальных нормативных актов" полностью или в части (термин "внутренние документы" редко встречается в формулировках соответствующих исковых заявлений).

Так, суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции о признании недействующими ряда пунктов должностной инструкции охотоведа Вологодской областной общественной организации "Клуб охотников и рыболовов "К" <16>. Судебный акт был мотивирован отсутствием противоречий между локальным нормативным актом и нормами законодательства. Примечательно, что в нем отсутствует вывод о принципиальной неприменимости соответствующего способа защиты. Подобная картина наблюдается во многих случаях отказа судами общей юрисдикции в удовлетворении требований, вытекающих из незаконности положений локальных нормативных актов.

<16> Кассационное определение Вологодского областного суда от 8 февраля 2012 г. N 33-457/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

Интересной, хотя и далеко не бесспорной является позиция Пермского краевого суда об отнесении споров о признании локальных нормативных актов к числу коллективных трудовых, то есть споров, не подведомственных судам общей юрисдикции и подлежащих рассмотрению примирительной комиссией, посредником или трудовым арбитражем. Отменяя решение суда первой инстанции, которым были удовлетворены требования о признании недействительным Положения об оплате труда водителей трамваев, троллейбусов на регулярных городских пассажирских маршрутах, утвержденных работодателем, суд, в частности, указал: "Исковые требования о признании недействительным локального нормативного акта исходя из положений ст. 398 ТК РФ, по своему существу относятся к коллективным трудовым спорам, которые подлежат разрешению в соответствии с порядком, установленным главой 61 ТК РФ. Суды, согласно положениям указанной главы, не наделены полномочиями по разрешению коллективных трудовых споров" <17>.

<17> Апелляционное определение Пермского краевого суда от 29 августа 2012 г. по делу N 33-7463/2012 // СПС "Гарант".

Возможно, в основу такого подхода легла высказанная за несколько месяцев до этого правовая позиция Верховного Суда Российской Федерации, касавшаяся, впрочем, иного вида локальных норм - отраженных в коллективном договоре. Рассуждения высшего звена отечественной системы судов общей юрисдикции по данному вопросу таковы:

"...Трудовое законодательство не содержит понятия недействительности коллективного договора в целом или его отдельных положений, и в нем отсутствуют нормы о порядке признания коллективного договора (в целом либо его части) в качестве недействительного.

Кроме того, в трудовом законодательстве отсутствуют нормы, позволяющие работнику оспорить в суде коллективный договор в порядке, установленном для разрешения индивидуальных трудовых споров.

...Положения коллективного трудового договора не могут быть признаны недействительными по иску отдельного работника, поскольку он не является стороной этого коллективного договора и не наделен правом представлять других работников организации, права и интересы которых урегулированы коллективным договором...

Таким образом, защита индивидуальных трудовых прав работника, в том числе и при их нарушении положениями коллективного трудового договора, возможна только в рамках индивидуального трудового спора. При рассмотрении этого спора суд вправе сделать вывод о неприменении норм локального нормативного акта, действующего в организации, если при этом нарушаются права работника, но не вправе признавать этот акт, принятый в результате коллективных переговоров, недействительным по иску отдельного работника" <18>.

<18> Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 14 мая 2010 г. N 1-В10-1 // СПС "Гарант".

Хотя в законе не закреплен такой способ защиты как признание недействительным внутреннего документа полностью или в части, по-видимому, это не может рассматриваться как обстоятельство, категорически исключающее вынесение соответствующего решения. В нормативных правовых актах нет способа защиты "признания права отсутствующим", однако его применение соответствует акту официального толкования <19>; судебной практике известны и другие случаи применения способов защиты, прямо не закрепленных законом, в частности, признание договора незаключенным <20>.

<19> Пункт 52 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2010. N 7.
<20> Определение Верховного Суда РФ от 21 июля 2015 г. N 305-ЭС15-7825 по делу N А40-117443/2014 // СПС "КонсультантПлюс"; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30 сентября 2014 г. N 4-КГ14-18 // СПС "КонсультантПлюс".

Недавно Пленумом Верховного Суда Российской Федерации даны разъяснения: "Статьей 12 ГК РФ предусмотрен перечень способов защиты гражданских прав. Иные способы защиты гражданских прав могут быть установлены законом" <21>. Можно ли с учетом их содержания заключить, что вектор правоприменения изменится и способы защиты, прямо не зафиксированные федеральными законами, не будут применяться. Думаю, нет. Во-первых, как видится, в документе совершенно сознательно не использована формулировка "только законом". Во-вторых, не отменены ранее действовавшие постановления, допускавшие применение таких способов судами.

<21> Пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2015. N 8.

Однако наблюдаемый на практике отрицательный подход судов общей юрисдикции можно оправдать не только с позиции формальной (отсутствие способа защиты в законе), но и с позиции сущностной. Если, рассматривая материально-правовые требования истца, суд выявит противоречие между установлениями нормы закона и локальной нормы, он должен применить положение законодательного акта. Тем самым снимается необходимость давать оценку в резолютивной части решения локальной норме или всему акту, ее содержащему.

Тем не менее более правильной, соответствующей духу закона и справедливой мне кажется позиция, отраженная в решении Тигильского районного суда Камчатского края, которым удовлетворены требования прокурора, предъявленные в защиту неопределенного круга лиц о признании незаконным и не подлежащим применению положения Правил внутреннего трудового распорядка акционерного обществе, которым установлена противоречащая нормам ТК РФ периодичность выплаты заработной платы. Мотивируя выбор процессуальной формы, суд указал:

"По общему правилу, если в правовом государстве существует иерархия источников права, то должен существовать и судебно-юрисдикционный механизм проверки соответствия источников права, имеющих меньшую юридическую силу, источникам права, имеющим большую юридическую силу.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации не содержит специальных норм, регулирующих особенности рассмотрения дел об оспаривании локальных нормативных актов. Следовательно, оспаривание таких актов вопреки их правовой природе как источников права происходит в исковом порядке путем подачи искового заявления о признании незаконным и недействующим (недействительным) локального нормативного акта или его части" <22>.

<22> Решение Тигильского районного суда Камчатского края от 15 октября 2010 г. N 2-94-2010 // СПС "Гарант".

Юрисдикционный орган посчитал необходимым отдельно мотивировать выбор способа защиты права, подлежащего применению:

"Признание судом положений локального нормативного акта, содержащего нормы трудового права, противоречащими норме права, имеющей большую юридическую силу, влечет за собой признание таких положений недействующими и не подлежащими применению. Статья 8 Трудового кодекса Российской Федерации как предусматривающая способ защиты права прямо определяет, что локальный нормативный акт или его часть, ухудшающие положение работников по сравнению с установленным трудовым законодательством, не подлежат применению.

Недействующий (недействительный) правовой акт - это акт, не подлежащий применению и утрачивающий юридическую силу по решению суда.

Таким образом, оспариваемый в деле локальный нормативный акт следует признать противоречащим действующему законодательству, недействующим и не подлежащим применению".

Из содержания приведенных судебных актов можно сделать два заключения: во-первых, практика рассмотрения требований, связанных с незаконностью положений "внутренних документов" и "локальных нормативных актов", должна быть унифицирована; во-вторых, необходимо принятие правовых норм о способах защиты, применимых в соответствующих случаях.

Далее перейдем к специфике тех внутренних документов, которые прямо касаются интересов работников.

"Локальное нормотворчество имеет характерную особенность: по своему содержанию распространяется лишь на определенные участки общественных отношений, - отмечает Т.В. Маленко. - Обладая конкретизирующим свойством, оно не только компенсирует несовершенство законодательства, но и детализирует его" <23>. Следует добавить, что дополнительным качеством норм локального характера, определяющих статус типичной слабой стороны - работника, является возможность расходиться по содержанию с подлежащим применению нормативным правовым актом.

<23> Маленко Т.В. Указ. соч. С. 54.

Если локальная норма, во-первых, касается прав обязанностей работника, а во-вторых, улучшает его положение по сравнению с тем, как оно определено законом, то подлежит применению соответствующее, принятое в децентрализованном порядке, правило. Следовательно, можно говорить об особом месте в системе внутренних документов тех, которые касаются трудоправового статуса гражданина, то есть, по терминологии законодателя, "локальных нормативных актов". Вероятно, с этой позиции их терминологическое обособление имеет определенный резон.

Можно констатировать понимание высокой роли регулирования отношений с участием работников и работодателей локальными нормативными актами, свидетельством чему являются интереснейшие решения, в том числе о понуждении к совершению действий неимущественного характера, требующихся по закону.

Так суд общей юрисдикции решил: "Обязать индивидуального предпринимателя Климова С.Е., зарегистрированного в Едином государственном реестре индивидуальных предпринимателей... в течение месяца со дня вступления решения в законную силу издать локальный нормативный акт, определяющий порядок индексации заработной платы работников принадлежащей ему аптеки "Для бережливых" <24>.

<24> Решение Печенгского районного суда Мурманской области от 7 августа 2012 г. по делу N 2-686/2012. URL: https://rospravosudie.com/court-pechengskij-rajonnyj-sud-murmanskaya-oblast-s/act-106776459/?export=pdf (дата обращения: 05.10.15).

В другом случае суд также счел применимым данный способ защиты: "Иск прокурора Ловозерского района Мурманской области, действующего в интересах неопределенного круга лиц к индивидуальному предпринимателю... о понуждении принять локальный нормативный акт, устанавливающий порядок обработки персональных данных работников, и ознакомить работников и их представителей под роспись с указанным локальным нормативным актом в срок до... удовлетворить" <25>.

<25> Решение Ловозерского районного суда Мурманской области. URL: https://rospravosudie.com/court-lovozerskij-rajonnyj-sud-murmanskaya-oblast-s/act-106868820/ (дата обращения: 05.10.15).

Иногда вынесение судебных актов связано с неознакомлением работников с их содержанием: "Исковые требования Гоцкиной О.К. к Комитету по делам молодежи Администрации Волгограда о возложении обязанности по предоставлению локального нормативного акта, компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Обязать Комитет по делам молодежи Администрации Волгограда предоставить Гоцкиной О.К. для ознакомления Положение по урегулирования конфликта интересов, утвержденное постановлением Администрации Волгограда от... N..." <26>.

<26> Решение Центрального районного суда г. Волгограда от 29 мая 2012 г. по делу N 2-3147/12. URL: https://rospravosudie.com/court-centralnyj-rajonnyj-sud-g-volgograda-volgogradskaya-oblast-s/act-105140279/?export=pdf (дата обращения: 05.10.15).

Подчеркнем, что речь шла об ознакомлении с текстом документа работника, но иногда с такими требованиями обращаются участники корпорации. Так, в споре о предоставлении акционеру документов юридическое лицо было обязано предоставить штатное расписание по мотиву того, что это внутренний документ общества <27>.

<27> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 февраля 2011 г. по делу N А56-14121/2010 // СПС "КонсультантПлюс". Содержание судебного постановления не обжаловалось далее (в ВАС РФ).

В одном из своих судебных актов Верховный Суд Российской Федерации указал: "Вопрос о полномочиях директора Уральского филиала общественной организации "Российское авторское общество" в сфере трудовых отношений решается с учетом положений статей 20 и 33 Трудового кодекса РФ, а также внутренних документов (локальных нормативных актов)" <28> (курсив мой - В.Б.). Тем самым высший юрисдикционный орган подчеркнул, что противопоставлять названные категории не следует.

<28> Определение Верховного Суда Российской Федерации от 18 апреля 2008 г. N 45-Г08-9 // СПС "КонсультантПлюс".

Теперь о практике арбитражных судов.

Высший Арбитражный Суд Российской Федерации подходил к перераспределению трудоправовой компетенции органов работодателя как к явлению допустимому. В одном из своих определений он указал следующее:

"Суды при рассмотрении спора установили, что Мощик А.И. назначен на должность генерального директора ООО "Южное взморье" на основании решения внеочередного общего собрания участников общества от 01.06.2009, в тот же день с Мощиком А.И. был заключен трудовой договор, пунктом 5.1 которого должностной оклад генерального директора определен в размере 138000 рублей в месяц.

Впоследствии Мощиком А.И. с представителем трудового коллектива Шевченко Л.В. заключен коллективный договор, изданы приказы о введении в действие нового штатного расписания с повышенной тарифной ставкой оплаты труда руководящих работников, об индексации заработной платы работникам общества, премировании работников.

Между тем, как установлено судами, полномочия генерального директора на совершение данных действий были ограничены нормами устава и положением о совете директоров общества "Южное взморье", в соответствии с которыми указанные вопросы разрешаются генеральным директором по согласованию с советом директоров общества" <29>.

<29> Определение ВАС РФ от 15 апреля 2013 г. N ВАС-3954/13 по делу N А32 50074/2011 // СПС "КонсультантПлюс".

Похожие выводы, сопровождаемые заключением о недействительности внутреннего документа (в резолютивной части постановления арбитражного суда), находим в другом деле:

"В перечне внутренних документов ООО КБ "ИНВЕСТ-ЭКОБАНК", утвержденном решением внеочередного общего собрания участников ООО КБ "Инвест-Экобанк" с указанием органов, в чью компетенцию входит их утверждение, положение об оплате труда и положение о премировании не поименованы.

Следовательно, в силу требований закона, коль скоро уставом общества не предусмотрено иное, утверждение спорных документов могло быть произведено исключительно решением общего собрания участников общества" <30>.

<30> Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 октября 2012 г. по делу N А56-72647/2011 // СПС "КонсультантПлюс". См. также: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 21 января 2013 г. по делу N А56-72647/2011 // СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, можно сделать вывод, что постепенно формируется практика признания арбитражными судами внутренних документов, в том числе и влияющих на права работников, недействительными.

Еще одним свидетельством тому может служить Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, который признал недействительным положение о премировании работников, утвержденное генеральным директором. В обоснование он сослался на нормы акционерного законодательства, согласно которым утверждение внутренних документов, регулирующих деятельность общества, относится к компетенции общего собрания акционеров (п. 19 ч. 1 ст. 48 Закона об акционерных обществах). Весьма интересным при этом был подход к вопросу о том, почему оспариваемый локальный акт может быть принят только общим собранием акционеров, но не советом директоров:

"Пунктами 3.2 и 3.3 Положения определены полномочия единоличного исполнительного органа (генерального директора) Общества и его заместителя по установлению размера разовых премий (единовременного вознаграждения) каждого работника и совокупного размера материального поощрения работников.

Таким образом, оспариваемое Положение определяет в том числе и компетенцию единоличного исполнительного органа ЗАО "Экситон Аналитик", тем самым регулируя его деятельность" <31>.

<31> Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 апреля 2013 г. по делу N А56-32273/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

Учитывая данное обстоятельство, Т.В. Мельникова отмечает: "...Внутренние документы юридического лица имеют отличную от учредительных документов и решений собраний природу, в связи с чем следует дополнить ст. 12 ГК РФ таким способом защиты, как признание недействительным внутреннего документа юридического лица" <32>. Логика в таком предложении есть.

<32> Мельникова Т.В. К вопросу о правовой природе внутренних документов юридического лица // Юрист. 2014. N 16. С. 7 - 10; СПС "КонсультантПлюс".

Несмотря на то что законодательство предусматривает возможность признания недействительными решений собраний и решений отдельных органов юридических лиц, на практике возникает необходимость в оспаривании не только акта утверждения соответствующего внутреннего документа в целом, но отдельных положений этого документа как противоречащих законодательству.

Ранее я упоминал о том, что в решении суда общей юрисдикции сделан вывод о том, что локальный нормативный акт, противоречащий закону, должен быть признан недействующим. В этом есть логика.

Относительно ненормативных внутренних документов способ защиты изобретать не следует. Круг индивидуальных решений очень широк и допускать их оспаривание - значит создавать лишние поводы для обращения в суд.

Учитывая необходимость создания унифицированного межотраслевого подхода к системе способов защиты субъективных прав и принимая во внимание, что положения подзаконных нормативных правовых актов могут быть признаны недействующими <33>, думаю, что возможность оспаривания локальных норм следует допустить с прямым закреплением в кодифицированном гражданском законе способа защиты - признание внутреннего нормативного документа недействующим, в кодифицированном трудовом законе - признание локального нормативного акта недействующим.

<33> Статья 208 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации от 8 марта 2015 г. N 21-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2015. N 10. Ст. 1391.

Фактически речь идет об одном и том же способе защиты. Разница в наименованиях происходит исключительно из отраслевой традиции.

На требования, связанные с применением данного способа защиты, не должны распространяться сроки исковой давности. В противном случае мы будем иметь длящиеся нарушения прав.

Ограничиваться дополнением закона нормами, определяющими содержание охранительных отношений, не стоит. Необходимо принятие регулятивных норм. Интересно, что уже сегодня принятие правил внутреннего трудового распорядка работников, в обязанности которых входят содержание и ремонт общего имущества в многоквартирном доме, для товариществ собственников недвижимости (жилья), равно как и внутренних документов в силу прямого указания закона осуществляется высшим органом управления - собранием членов товарищества (ст. 145 ЖК РФ). Похожий порядок должен быть введен и для иных организационно-правовых форм юридических лиц.

Принятие любых внутренних документов нормативного характера, в том числе определяющих трудовые права и обязанности работников (локальных нормативных актов), диспозитивными нормами законодательных актов об отдельных организационно-правовых формах юридических лиц и трудовым законодательством должно относиться к компетенции высшего органа управления. Слишком серьезны последствия их принятия. По своим экономическим последствиям они могут быть гораздо серьезнее, чем совершаемые обществом крупные сделки.

Отдельно следует сказать о таком акте локального регулирования, как коллективный договор. Относительно представителей работодателя в социально-партнерских отношениях законодатель излагает свою мысль в ч. 1 ст. 33 ТК РФ довольно просто: "Интересы работодателя при проведении коллективных переговоров, заключении или изменении коллективного договора, а также при рассмотрении и разрешении коллективных трудовых споров работников с работодателем представляют руководитель организации, работодатель - индивидуальный предприниматель (лично) или уполномоченные ими лица в соответствии с настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, учредительными документами юридического лица (организации) и локальными нормативными актами".

Само по себе отнесение к компетенции руководителя при заключении коллективного договора полномочий действовать от имени работодателя, являющегося юридическим лицом, очень сомнительно с позиции рациональности управления в организации.

Сегодня с учетом содержания норм трудового законодательства принято говорить о верховенстве норм коллективного договора в системе локальных норм. "Верховенство" коллективного договора должно означать, что работодатель и работники обязаны действовать на основе и во исполнение его, а иные локальные акты - строго соответствовать ему" <34>, - пишет С.В. Макарова.

<34> Макарова С.В. Соотношение коллективного договора с иными локальными нормативными актами // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. N 31 (169). С. 82.

Принимая во внимание содержание ч. 1 ст. 8 ТК РФ, сделать иного вывода нельзя: "Работодатели, за исключением работодателей - физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями, принимают локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права... в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями".

Верховенству коллективного договора по всем правилам управленческой логики должны сопутствовать особые правила его введения в действие. Оставлять на откуп одного лица - руководителя организации - вопросы, касающиеся как членов трудового коллектива, так и основных бенефициаров - участников юридического лица, означает оказывать ему излишнее доверие.

Чтобы провести аналогии, скажем об уставе. Сегодня законом "однозначно закрепляется приоритет (примат) учредительного документа над иными актами локального регулирования, что совершенно логично и понятно" <35>. Подчеркнем, что данный локальный акт, о котором следует говорить совершенно особо, обладая свойством приоритета, принимается учредителями, а изменяется в подавляющем большинстве случаев высшим органом управления (общим собранием участников), что также является доводом в пользу изменения подхода законодателя к порядку придания юридической силы коллективному договору, сходному по экономическим последствиям принятия с уставом.

<35> Поваров Ю.С. Учредительные и внутренние документы юридических лиц // Вестник Самарского государственного университета. 2014. N 11-1 (122). С. 180 - 185. С. 184.

Полагаю, что коллективный договор должен проходить обязательную процедуру предварительного или последующего одобрения высшим органом управления (а для учреждений и унитарных предприятий - собственником). Такая "ратификация" просто необходима для исключения злоупотреблений управляющего персонала.

Соответствующие законоположения могли бы стать дополнительной гарантией вдумчивого отношения к текстам коллективных договоров со стороны всех (официальных и неофициальных) участников договорного процесса, результатом которого являются нормы, регулирующие отношения в сфере труда.

Учитывая специфику терминологического подхода нормотворца, в трудовом законодательстве следует указать, что признание положений коллективного договора недействующими осуществляется по правилам об оспаривании локальных нормативных актов, если это не противоречит названным отношениям.

Список литературы

  1. Адамян Г.В. К вопросу о понятии, признаках и классификации одной из форм корпоративного права // Право и современные государства. 2015. N 1. С. 35 - 41.
  2. Васильев М.В. К вопросу о способах принятия локальных нормативных актов по ТК РФ // Вестник Омского университета. Серия "Право". 2009. N 3 (20). С. 112 - 114.
  3. Макарова С.В. Соотношение коллективного договора с иными локальными нормативными актами // Вестник Челябинского государственного университета. 2009. N 31 (169). С. 82 - 83.
  4. Маленко Т.В. Локальный нормативный акт в системе объектов правового мониторинга // Журнал российского права. 2010. N 1 (157). С. 54 - 62.
  5. Мельникова Т.В. К вопросу о правовой природе внутренних документов юридического лица // Юрист. 2014. N 16. С. 7 - 10.
  6. Ордина О.Н. К вопросу о разграничении локальных нормативных административно-правовых актов и локальных нормативных корпоративно-правовых актов // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. 2013. N 4. С. 312 - 315.
  7. Поваров Ю.С. Учредительные и внутренние документы юридических лиц // Вестник Самарского государственного университета. 2014. N 11-1 (122). С. 180 - 185.
  8. Родионова О.М. К вопросу о внутренних документах юридических лиц // Юрист. 2014. N 16. С. 4 - 6.
  9. Титова Ю. Утверждаем локальный нормативный акт // Кадровая служба и управление персоналом предприятия. 2015. N 2. С. 26 - 34.
  10. Шадрина Т.В. Нюансы разработки и утверждения локальных нормативных актов // Оплата труда: бухгалтерский учет и налогообложение. 2012. N 12. С. 72 - 78.