Мудрый Юрист

Знаки информационной продукции не спасут детей

Иван Иванов, кандидат юридических наук, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин, г. Астрахань.

Федеральный закон от 29.12.2010 N 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" напоминает редкий забор: искать лазейки нет смысла - пролезть можно где угодно. Вот и получается, что защиту от вредной информации объявили, а детей не уберегли. Давайте разбираться.

Терминологические "зигзаги"

Понятие информационной продукции, определяемое в п. 5 ст. 2 Федерального закона от 29.12.2010 N 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию", оказалось настолько длинным, что его можно было бы без потери смысла уместить в формулировку "любая информация, массово распространяемая среди несовершеннолетних и оказывающая на них влияние". Достаточно принять во внимание, что к информационной продукции среди всего прочего отнесена информация, распространяемая посредством сети Интернет.

Кроме того, как следует из ст. 1 данного Закона, его действие не ограничивается информационной продукцией, а охватывает любую вредную информацию, однако есть исключения, о которых скажем отдельно. Важно отметить, что информационная продукция - это информация. Слово "продукция" указывает лишь на ее рукотворный характер и способность находиться в обороте. Основной способ оборота из перечисленных в п. 12 ст. 2 указанного Закона - распространение. Таким образом, Закон N 436-ФЗ регулирует массовое распространение информации, оказывающей влияние на детей. Используемые в Законе термины-дубли вполне можно было бы заменить исходными понятиями "информация" и "распространение".

Анализ статей данного Закона, раскрывающих содержание вредной информации, приводит к выводу о том, что ее главная опасность заключается в формировании у несовершеннолетних нежелательных эмоциональных состояний и провокации опасных поступков. Речь идет об информации, вызывающей у детей страх, ужас или панику или побуждающей детей к совершению действий, представляющих угрозу их жизни и (или) здоровью, в том числе к причинению вреда своему здоровью, самоубийству. Даже в тех случаях, когда о последствиях не говорится, а описываются только содержательные особенности информации, например изображение или описание жестокости, физического и (или) психического насилия, преступления или иного антиобщественного действия, их уже достаточно, чтобы предполагать вредное влияние на психику ребенка.

В Законе N 436-ФЗ говорится об информации, массово распространяемой среди несовершеннолетних и оказывающей на них влияние в силу своих содержательных особенностей, указанное влияние распространяется на психику и поведение. С учетом этого можно говорить не об ограничении оборота информационной продукции, а о противодействии пропаганде.

Термин "пропаганда" используется во многих нормативных правовых актах (Конституции РФ, УК РФ, Федеральном законе от 08.01.1998 N 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах" и др.), но до сих пор не получил легального определения, в связи с чем появилось его официальное толкование ВС РФ, поддержанное КС РФ: "Понятие "пропаганда" предполагает активные публичные действия по формированию в сознании установок и (или) стереотипов поведения либо деятельность, имеющую цель побудить или побуждающую лиц, которым она адресована, к совершению каких-либо действий или к воздержанию от их совершения" <1>.

<1> Постановление КС РФ от 23.09.2014 N 24-П.

Таким образом, Закон N 436-ФЗ - очевидно антипропагандистский. В нем, однако, недооценены возможности современной общественно опасной пропаганды, о чем будет сказано ниже.

Существуют оговорки. Закон N 436-ФЗ не распространяется на информацию научную, научно-техническую, статистическую, ограничение доступа к которой недопустимо, представляющую культурную ценность для общества, а также на рекламу. Знак информационной продукции не ставится в том числе путем предварительного устного оповещения на учебную литературу, рекомендованную или допущенную к использованию в образовательном процессе; прямые теле- и радиотрансляции; общественно-политические и производственно-практические периодические печатные издания. Что касается Интернета, то под возрастную маркировку попали только сетевые издания. На других сайтах знаки информационной продукции, текстовые предупреждения ставятся добровольно. Таким образом, информация, распространяемая в Интернете не через сетевые издания, а, например, в социальных сетях, обязательной возрастной классификации не подлежит.

Способы защиты детей от вредной пропаганды

Слабость Закона N 436-ФЗ заключается в том, что защита детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, сводится к введению "ритуала" оформления информационной продукции таким образом, чтобы до ее "употребления" любое лицо имело возможность понять, среди какой возрастной категории разрешено распространение маркированного содержимого. К основному "ритуалу" могут добавляться дополнительные действия. Например, информационная продукция, запрещенная для детей, в виде печатной продукции допускается к распространению в местах, доступных для детей, только в запечатанных упаковках. В указанном Законе выделяются следующие три способа защиты детей от вредной пропаганды:

  1. частичное ограничение времени вредных теле- и радиотрансляций. Указанные трансляции разрешаются в ночное время и вообще не ограничиваются в отношении кабельных (спутниковых) телеканалов, используемых исключительно на платной основе с применением декодирующих технических устройств. Брешь, как говорится, налицо: интересы индустрии развлечений учтены в полной мере, законные интересы детей - отчасти.
  2. применение административных и организационных мер, технических, программно-аппаратных средств защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию при предоставлении доступа к Интернету в местах, доступных для детей. Определение словосочетания "места, доступные для детей", в сущности, сводится к тому, что не только школы и библиотеки, располагающие компьютерными классами, но и любой общественный пункт доступа к Wi-Fi (учреждение, торговый комплекс, пункт общественного питания, кинотеатр, транспортное средство и т.п.) подпадает под установленные требования, и прокуратура активно привлекает к административной ответственности владельцев подобных точек доступа. К организационным мерам прокуратура относит размещение в наглядном виде информации об ограничении возрастной категории пользователей услугой Wi-Fi. К техническим, программно-аппаратным средствам защиты - систему контентной фильтрации, которая проверяет формальные поисковые запросы "как покончить жизнь самоубийством", "18+", "как изготовить наркотик в домашних условиях" <2>.
<2> Постановление мирового судьи судебного участка N 82 судебного района г. Сызрани Самарской области Т.Е. Лешиной по делу об административном правонарушении от 19.06.2014 N 5-712/14.

Проблема заключается в том, что критерии и способы контентной фильтрации не закреплены даже в специально принятом для этого подзаконном акте - Требованиях к административным и организационным мерам, техническим и программно-аппаратным средствам защиты детей от информации, причиняющей вред их здоровью и (или) развитию, утвержденных Приказом Минкомсвязи России от 16.06.2014 N 161. Вместо того чтобы установить конкретные требования к соответствующим средствам, авторы просто перечислили виды этих средств в трех пунктах. И все.

Важно понимать, что Интернет состоит не только из текстов, значительную пропагандистскую роль играет аудиовизуальное содержимое сети, оно-то в первую очередь и привлекает детей. По состоянию на март 2015 года общая продолжительность просмотра всего отснятого контента на YouTube составляет уже больше 70 млн. часов. Вопрос фильтрации аудиовизуального содержимого владельцами точек доступа к Wi-Fi остается открытым как с правовой точки зрения, так и с технической. Закон N 436-ФЗ регламентирует возрастную классификацию, в связи с чем вводит такие признаки вредной информации, в отношении которых возможна только субъективная экспертная оценка.

Невозможно при помощи компьютерной программы определить, внушает тот или иной ролик ужас, страх или панику либо не внушает, побуждает к причинению вреда своему здоровью либо не побуждает. В настоящее время технически осуществима только грубая контентная фильтрация, например отключение доступа к порносайтам. С одной стороны, это предоставляет прокуратуре неограниченные возможности для привлечения к ответственности, а с другой - позволяет избежать ответственности, так как формально достаточно использовать самые простые системы машинной фильтрации опасного содержимого;

  1. разработка и реализация федеральных и региональных целевых программ обеспечения информационной безопасности детей, производства информационной продукции для детей и оборота информационной продукции. Одноименную федеральную программу на момент подготовки настоящей статьи найти не удалось. Фактически и лишь отчасти на данный момент ее заменяет § 7 "Меры, направленные на обеспечение информационной безопасности детства" Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 - 2017 годы, утв. Указом Президента РФ от 01.06.2012 N 761. В Стратегии декларируются пять коротко сформулированных видов мер, подбор и содержание которых представляются спорными.

Так, участие во флешмобах, над предупреждением которых призывает работать Национальная стратегия, стоит в одном ряду с вовлечением в противоправную деятельность и порнографию. Не раскрыто содержание понятия "откровенные антиобщественные тенденции", с проникновением которых в детско-подростковую среду следует бороться при помощи правовых механизмов. В целом все эти меры направлены только на блокировку нежелательной информации. Региональные программы существуют. Так, в программе Пензенской области (утверждена распоряжением Правительства области от 19.05.2014 N 250-рП) приводится перечень таких мероприятий, как наполнение содержанием отдельных сайтов, кампания "телефон доверия", конкурс агитбригад, школа медиаграмотности, родительские собрания, контентная фильтрация (всего 30 пунктов). В целом эти мероприятия опять же направлены на защиту от нежелательной информации путем ограничения доступа к ней.

Чего не хватает?

Создается впечатление, что Закон N 436-ФЗ живет одной жизнью, а информационное общество - другой. Закон оказался слишком прямолинеен, его создатели старались разложить проблему по полочкам, но подошли к ее решению упрощенно. Отчасти так вышло потому, что именно для юриспруденции характерно самое плоское, бытовое понимание информации и связанных с нею явлений. Между тем в работах социальных психологов, философов и политологов, таких как Э. Аронсон, Э. Бернейс, Г. Лассуэлл, А. Соколов, Ю. Столяров, посвященных информации, информационному взаимодействию и пропаганде, убедительно показано, как сложны и невероятны эти процессы, что информация - часть нашей жизни, мышления и поведения, предмет бесконечных исследований и открытий.

Что же на самом деле нужно обществу: право каждого снять любое кино, а затем классифицировать, пометить и показать в разрешенное время? И тем самым привлечь несовершеннолетних фактом маркировки и доступностью в Интернете вредного контента? Формальная фильтрация контента по ключевым словам? Общественная экспертиза всего, что выкладывается в Сеть?

Наши ответы следующие. Знаки информационной продукции не способны указать на ее культурную и воспитательную ценность, поскольку система возрастной классификации построена на идее искусственного, покадрового анализа произведения. Считаем более разумным в том числе в экспертной практике выявлять художественные и воспитательные качества произведения, целевую аудиторию и главную идею (посыл), а также внушающий (манипулятивный) потенциал. Главное - понимать, что же пропагандируют авторы своим произведением. Как они это делают - второй по важности вопрос.

Полагаем, нам уже не хватает системы государственной цензуры детских фильмов, компьютерных игр, которая могла бы блокировать вредную пропаганду еще до выхода продукции в свет. Цензуры, в основе которой было бы четкое, научное понимание возможностей и приемов манипулирования общественным сознанием. Общественная экспертиза могла бы стать неотъемлемой частью этой системы. Что касается фильтрации контента по ключевым словам и базам запрещенных сайтов, то это дело, конечно, хорошее, но ни одна программа фильтрации не способна оценить идейное содержание контента, то же самое можно сказать и о знаках информационной продукции.