Мудрый Юрист

Модель института завещания под условием в РФ (de lege ferenda)

Сараев Александр Геннадьевич, аспирант кафедры гражданского права и процесса НОУ ВПО "Самарская гуманитарная академия".

В статье предлагается авторская модель института условных завещаний, обосновывается необходимость его включения в отечественное гражданское право.

Ключевые слова: наследование, наследственное право, завещание, условное завещание.

Model of the Concept of Will Under Condition in the Russian Federation (de lege ferenda)

A.G. Saraev

Saraev Alexander G., Postgraduate Student of the Department of Civil Law and Procedure in Non-State Educational Institution of Higher Professional Education "Samara Academy for the Humanities".

The author of this article provides with his model of the institute of conditional testaments and also rationales for its inclusion into domestic civil law.

Key words: inheritance, inheritance law, testament conditional testament.

Построение отечественной модели условных завещаний, как нам представляется, должно начинаться с уяснения того, что такое завещание вообще, иными словами - какова его природа?

Нельзя признать верной квалификацию завещания как сделки, хотя данный взгляд не только является господствующим в цивилистической доктрине, но и имеет в настоящее время легальное закрепление. Это обосновывается тем, что завещание не может квалифицироваться как сделка в смысле статей 153, 154 ГК РФ, в силу сущностных отличий этих двух юридических явлений, в частности: а) непостоянство правового эффекта завещания (оно может отпасть по различным основаниям, стать недействительным, просто не сработать в силу определенных причин); б) завещание не меняет ничего в существующих отношениях, иными словами, совершенное гражданином завещание не порождает "моментальных" юридических последствий как для завещателя, так и в отношении других лиц; в) никаких гражданских правоотношений при завещательном преемстве, да и при наследовании в целом, не возникает, потому что в данном случае не наличествуют те предпосылки, которые необходимы для их возникновения <1>.

<1> См. подробнее: Сараев А.Г. О правовой природе завещания (есть мнение) // Наследственное право. 2013. N 2. С. 24 - 28.

Кроме того, завещание как правовой инструмент имеет очень широкий спектр действия - оно может определять юридическую судьбу всех субъективных и секундарных гражданских прав, которые будут принадлежать завещателю на момент смерти. Предмет завещания характеризуется также свойством эластичности, которая проявляется в том, что его конкретное содержание может со временем тем или иным образом меняться, не требуя для сохранения действительности завещания внесения изменений в текст тестаментарного акта. Иными словами, завещание может автоматически "приспосабливаться" к имущественному положению наследодателя.

Исходя из изложенного может быть сформулировано общее определение завещательного акта, под которым следует понимать индивидуальный односторонний волевой акт (юридически значимое действие) лица, облекаемый в строго определенную форму и направленный на желаемый (вероятностный) переход прав на имущество, принадлежащих наследодателю на момент смерти, установление обязанностей относительно данных имущественных прав, а также определение условий реализации данного акта.

В связи с этим необходимо рассматривать завещание в качестве системы взаимосвязанных компонентов. Первым из них является воля как продукт человеческого сознания, которая находит свое выражение в коммуникативном акте - взаимодействии между завещателем и должностным лицом, фиксирующим его волеизъявление.

Еще со времен Древнего Рима любые условия по своей природе подразделялись на суспензивные (отлагательные), с реализацией которых сделка приобретала силу, и резолютивные (отменительные), которые действие сделки прекращали. Модели таких условий вполне могут быть содержательным или, лучше сказать, структурным элементом завещания, а именно распоряжений. В самом деле, завещание под условием имеет своим содержанием не просто распоряжение, а распоряжение с некой структурой. Эта структура представлена несколькими элементами - 1) приказной элемент, с помощью которого совершается отказ имущества конкретному лицу, и 2) условный элемент, реализация которого приводит в действие первый элемент. Только последний элемент - формула условия "если..., то..." делает завещание условным.

Однако в литературе завещание нередко причисляют к условным актам только потому, что его учинение происходит на случай смерти, что нельзя признать верным. Поэтому необходимо подчеркнуть, что, несмотря на широкое распространение в научной литературе подобной квалификации завещания, его нельзя считать условной сделкой, потому что это не делает завещание условным. Ведь смерть нельзя признать непредсказуемым событием - ее наступление неизбежно. Значит, смерть не характеризуется теми признаками, которые обычно присущи событиям в их юридическом смысле (ст. 157 ГК). Условным завещательный акт можно считать только тогда, когда в его содержание включены отлагательные или отменительные условия.

Анализ зарубежной практики применения норм о завещаниях под условием позволил нам выявить дополнительные критерии для классификации завещательных условий.

Так, можно заключить, что завещательные условия делятся на виды в зависимости от срока их наступления: 1) те, в отношении которых срок установил сам завещатель; 2) условия, срок наступления которых определен законом; 3) условия, для которых срок наступления явствует из их содержания. В отношении первого вида условий срок должен быть ограничен общим сроком исковой давности (3 года), дабы не допустить ситуации, когда из-за произвола <2> наследодателя наследник окажется в том положении, когда он вовсе не станет полноправным обладателем завещанного имущества. Ко второй группе можно отнести те условия, которые связывают собой реализацию завещательных распоряжений в отношении несовершеннолетних, инвалидов либо иных лиц, относящихся к социально не защищенным слоям населения. Третья группа условий может быть представлена такими примерами, как окончание вуза, достижение определенного возраста. По характеру завещательные условия делятся на три вида: 1) условия, требующие от наследника определенного поведения, зависящие от его воли (активно или пассивно) - условия субъективного свойства; 2) условия, не зависящие от воли наследника вовсе - условия объективного свойства; 3) условия смешанного характера, когда исполнение зависит не только от воли наделенного по завещанию лица, но и от события или воли какого-либо третьего лица.

<2> Здесь и далее данный термин употребляется нами в качестве синонима понятия "свобода".

Исходя из сказанного можно предложить следующее определение условного завещания - это индивидуальный односторонний волевой акт физического лица, имеющий в своем содержании распоряжения об имуществе на случай смерти, которые обременены условиями отлагательного либо отменительного типа.

Что следует понимать под завещательными условиями, какова их природа и процесс их исполнения и фиксации результата?

Прежде всего, завещательные условия, с одной стороны, являются правовыми формами, предоставляющими наследнику возможность совершить определенные действия по приобретению субъективных прав, причем объектом данных условий как раз и являются эти самые субъективные права. Иными словами, данным условиям присуща секундарная природа, но назвать их секундарными правами нельзя, потому что последние подразумевают совершение юридических действий, а завещательные условия, напротив, предлагают наследнику совершить действия фактического характера. Отнести их к субъективным правам, представляющим меру возможного поведения субъекта гражданского права, мы также не можем, поскольку отсутствует корреспондирующая с этим правом юридическая обязанность. Следовательно, юридическими обязанностями завещательные условия быть тоже не могут. Как отмечают некоторые авторы, сходство завещательных условий и юридической обязанности лишь внешнее, т.е. с философской точки зрения подобное соотношение двух понятий не выражает реальной сущности завещательного условия, а создает лишь кажимость соответствия. Иными словами, завещательное условие не может предполагать встречного предоставления, в отличие от юридической обязанности, обратное попросту трансформировало бы завещание в двустороннюю возмездную сделку <3>. Поэтому из всего многообразия правовых форм, как представляется, наиболее близкими по существу к завещательным условиям будут так называемые кредиторские обязанности <4>, которые представляют собой меру юридически необходимого поведения активного участника обязательства <5>, однако это не говорит о том, что мы к обязательствам причисляем завещание.

<3> См. подробнее: Малыхина М.Н. О допустимости совершения условных завещаний в свете положений Гражданского кодекса Российской Федерации // Проблемы взаимодействия отраслей частного права: Материалы Международной научно-методической конференции "Проблемы взаимодействия отраслей частного права: доктрина и методика преподавания". Воронеж, 3 - 4 марта 2006 года / Под ред. Е.И. Носыревой, Т.Н. Сафроновой. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2006. С. 544.
<4> Здесь не имеется в виду случай, когда наследник просто пребывает в состоянии ожидания наступления какого-либо события, не требующего от него активных действий, так как только активное поведение соотносимо с понятием кредиторских обязанностей.
<5> Белов В.А. Гражданское право. М.: Юрайт, 2011. Т. I: Общая часть. Введение в гражданское право. С. 349.

Учитывая, что в основе наступления завещательных условий лежат фактические действия и состояния ожидания (события), которые в юридической литературе признано относить к юридическим фактам, то условия целесообразно считать таковыми же в силу порождения ими прав на наследственное имущество у наследника.

Представляется, что завещательные условия будут иметь природу обременений в силу узкой предметной направленности на субъективные права строго определенных частных лиц (наследников по завещанию). При этом сила данных обременений распространяется на их субъективные права только с того момента, когда потенциальные наследники по завещанию изъявили свою волю на принятие наследства.

Таким образом, можно сформулировать следующее определение завещательного условия: завещательное условие - это императивно установленное обременение наследственного имущества, выполняющее роль предпосылки для приобретения в будущем прав на последнее, с определенной структурой, содержащей в себе требование о соблюдении определенных правил и пределов поведения (активного, либо пассивного) наследника, либо указание на наступление конкретного события.

Наследник по условному завещанию владеет имуществом на квазиограниченном праве. И тут вполне может возникнуть вопрос: почему мы используем именно такой термин, а не привычный для гражданского правоведения - "ограниченное право"? Объясняется это очень легко.

Так, если мы посмотрим, что представляет из себя ограниченное право, то увидим, что здесь всегда имеются два субъекта - собственник и обладатель вещи на ограниченном праве, и один имеет в отношении вещей более широкие правомочия в отличие от другого. Причем, как отмечается в литературе, это характеристика не всех ограниченных прав, а лишь некоторых, которые именуются правами пользования вещами и правами извлечения ценностей из вещей <6>. Однако применительно к ограниченным правам в отношении наследственного имущества, переходящего к наследникам по завещанию с условием, применить вышеназванную характеристику мы не можем. Первая особенность, отличающая данное право от привычного ограниченного права - это отсутствие обладателя полного права собственности, который своим распоряжением устанавливает соответствующее ограниченное право, а вторая состоит в том, что оно производно не от абсолютного права собственности, а от секундарного права наследования <7>, имеющего своим объектом все имущественные права, принадлежавшие завещателю, которые не возникают у наследника до наступления условия. Вместо этого он приобретает предлагаемое нами квазиограниченное право исключительно для целей наследования, и такое право нами предлагается именовать "правом принятого наследства". При этом содержательно это право слагается из правомочий владения и пользования имуществом.

<6> Белов В.А. Гражданское право: Учебник. Т. 3: Особенная часть. Абсолютные гражданско-правовые формы. М.: Юрайт, 2012. С. 284.
<7> Основанием данного права является абсолютное по своей природе право наследовать как элемент гражданской правоспособности физического лица.

Следовательно, применительно к режиму наследственного имущества, переходящего к наследнику в соответствии с условным завещанием, мы можем выявить некоторое сходство права принятого наследства с иными правовыми явлениями, в частности - с узуфруктом и институтом немецкого права - ожидаемым правом (Anwartschaftsrecht) <8>. Связь с первым выражается в структурном сходстве, а второе, как и право принятого наследства, создает временной период, когда окончательный имущественный титул не определен, но право в отношении имущества присутствует.

<8> Об ожидаемом праве см. подробнее: Белов В.А. Очерки вещного права. Научно-полемические заметки: Учеб. пособие для бакалавриата и магистратуры. М.: Юрайт, 2014. С. 126 - 128.

В части объекта эти два правовых явления (ожидаемое право и право узуфрукта) вполне схожи. Подобно им предлагаемое нами право (право принятого наследства) охватывает не только вещи, но и права. В связи с этим предлагается построить нормативное регулирование процесса осуществления права принятого наследства до наступления завещательного условия по подобию римского узуфрукта <9> и распространить его не только на вещи, но и на имущественные права, как в Германии. Это сведет к минимуму случаи нахождения каких-либо объектов гражданского права в неопределенном состоянии касательно субъекта прав, о чем так беспокоятся противники словных завещаний.

<9> Подробный разбор данного режима см.: Белов В.А. Очерки вещного права. С. 214 - 216.

Схожие черты можно также найти и с владением, вопрос о правовой природе в последнее время весьма широко обсуждается не только на страницах доктринальных работ. К слову сказать, владение получило особое место в концепции развития гражданского законодательства о вещных правах, а впоследствии и в Проекте закона о вещных правах (далее по тексту - Проект) <10>.

<10> Проект Федерального закона N 47538-6 "О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации": http://base.garant.ru/58024599/#block_815 (дата посещения 08.07.2015).

Сразу следует отметить, что согласно концепции владение не причисляется к субъективным правам, указывается лишь, что владение следует урегулировать как факт (фактическое отношение). Практически также оперирует данным понятием и Проект, где владение означает фактическое господство лица над объектом владения. Подобное определение владения направлено на то, чтобы исключить ситуации, при которых может возникнуть неоднозначное понимание того, с чем может столкнуться правоприменитель, то ли это правомочие владения, либо право владения.

В своих положениях вышеназванные правотворческие документы выделяют характерные черты, присущие владению. Попробуем сопоставить их с теми, которые мы придаем предложенному нами праву принятого наследства.

Указывается, что, поскольку владение не является субъективным правом, владение доступно любому лицу, в том числе недееспособному. Доступно ли право принятого наследства? Представляется, что да, потому в ряде случаев завещательное условие может и не требовать от недееспособного наследника совершения активных действий (например, достижение определенного возраста), но когда условие требует таковых действий, завещание неисполнимо и является отпавшим.

Кроме того, владение вещью, так же как и право принятого наследства, не подлежит государственной регистрации в каком-либо реестре. Нотариус лишь вносит запись в реестр о наличии обременения у наследственного имущества в виде условия.

Проект в ст. 212 указывает, что владение приобретается установлением фактического господства над вещью или может быть приобретено односторонними действиями приобретателя, если лицо, передающее владение, создало условия для свободного доступа приобретателя к объекту владения. Иными словами, владение приобретается фактическими действиями (путем передачи вещи либо иным способом, позволяющим установить господство над вещью). Однако с правом принятого наследства, напротив, допустимы лишь юридические методы принятия, необходимо удостовериться, что наследник действительно имеет намерение исполнить завещательное условие.

Примечательно, что Концепция выделяет виды владения, среди которых - законное и незаконное, добросовестное и недобросовестное. В контексте наших рассуждений наибольший интерес вызывает то, что подразумевается под первыми двумя видами владения. В частности, к законным владельцам относятся собственник или обладатель иного вещного права, дающего владение, лицо, которое приобрело владение по воле собственника или обладателя иного вещного права, дающего владение, а также лицо, признающееся владельцем в силу закона. К последнему виду законного владения в числе прочих предлагается отнести владельца наследственного имущества. Здесь у нас возникает вопрос, допустимо ли сюда включать владельца наследственного имущества или с учетом специфики различных оснований наследования стоит заключить, что при условном завещании модель владения неприменима? Скорее да, чем нет, потому что, как известно, лицо становится собственником наследственного имущества с момента открытия наследства, а при условном завещании в большинстве случаев действует иной сценарий <11>. Принятие наследства будет только выражением согласия наследника на исполнение завещательного условия, после чего возникает условное право принятого наследства.

<11> Имеется в виду случай обременения наследственного имущества отлагательным условием.

Представляется, что владение может иметь место при наследовании по закону, либо при безусловном завещании, да и то весьма спорно так утверждать, учитывая нормы ст. 1152 ГК РФ. В самом деле, если допустить владение наследственным имуществом после его принятия в качестве правового титула, то наблюдается явное противоречие с вышеуказанной статьей, где упоминается лицо, принявшее наследство, как собственник оного. Иными словами, нельзя владеть наследством, не приняв его, а приняв, нельзя не стать собственником.

В самом законопроекте, а именно в ст. 213, случаи законного владения очерчены не так широко, как в предыдущем акте. Так, в указанной статье говорится, что владение признается законным, если оно осуществляется на основании права собственности или иного вещного права, включающего правомочие владения, либо соглашения с собственником или с обладателем иного вещного права, включающего правомочие владения. Кроме того, вводится презумпция законности владения, пока судом не установлено иное. Как можно увидеть, в законопроект не попала та оказия, которую мы описали применительно к владению, но мы не можем исключить возникновения подобного рода эксцессов на практике. К тому же принимая во внимание тот факт, что в законопроекте есть для этого предпосылки, в частности п. 2 ст. 212, где указано, что владение может быть приобретено односторонними действиями приобретателя, если лицо, передающее владение, создало условия для свободного доступа приобретателя к объекту владения. Как раз к таким условиям свободного доступа и можно отнести ситуацию при наследовании имущества.

Однако отметим, что сходство владения и права принятого наследства видится в защите указанных явлений независимо от того, имеется ли у владельца какое-либо право на вещь (ст. 215 Проекта), принимая во внимание, что наследник никакого вещного права еще не приобрел, такая защита проистекает из абсолютного характера права принятого наследства.

Подводя промежуточный итог, скажем, что при такой неоднозначной юридической природе, вне всякого сомнения, мы не можем отнести право принятого наследства к разряду вещных прав, безусловно отнеся его к правам условным.

Подобная терминология обусловлена временным характером данного права, зависящим от установленного в завещании условия. Почему так, почему мы не можем назвать его узуфруктом - ведь данное право является, по сути, правом на вещи, да и по конструкции правомочий сходно с ним? Тождество и впрямь поразительное, но при этом мы должны заключить, что оно, в отличие от других прав, является промежуточным (техническим, если можно так сказать), возникает только в связи с условным завещанием и не может быть обычным порядком передано другим лицам. Помимо этого, у данного права совсем иной источник происхождения (секундарное право наследования), да и узуфрукт предполагает пользование чужой вещью (которая принадлежит кому-либо на полном, окончательном титуле), а при условном завещании у наследственной массы нет полноправного обладателя, который мог бы наделить иного субъекта (условного наследника) правом на имущество.

Отмеченные аспекты относительно режима наследственной массы, с нашей точки зрения, вполне применимы и к обязательственным отношениям (в частности, из договоров), так как права или обязанности, возникшие из них, могут также входить в наследственную массу.

Отметим, что в большей степени на вышеприведенные размышления нас сподвигли положения не только современной отечественной доктрины, но и иностранного законодательства, где содержатся весьма интересные предложения не только касаемо общего механизма функционирования условных завещаний, но и в отношении режима наследственного имущества. В частности, гражданское законодательство Нидерландов применяет правила о праве узуфрукта как к отменительным, так и к отлагательным условиям в завещании. Правило о праве узуфрукта для отлагательного условия применяется до момента, пока имеются сомнения, наступит ли исполнение условия, установленного в завещании. Сформулировано оно следующим образом: лицо (наследник или отказополучатель), приобретшее имущество по наследству, должно сохранять и оберегать его, как если бы оно было узуфруктуарием, если только завещатель не предоставил ему безусловного права пользования и отчуждения имущества. При отменительном условии в случае его наступления наследник сохраняет права узуфруктуария по отношению к тому лицу, которому наследственное имущество будет принадлежать с правом пользования и отчуждения, если завещателем не постановлено иного.

Учитывая, что в настоящее время проводится широкомасштабная реформа гражданского законодательства, и вещного права в частности, такая модель вполне может быть воспринята отечественным законодателем, тем более что соответствующие положения относительно права личного пользовладения (узуфрукта) уже разработаны и внесены в Концепцию совершенствования гражданского законодательства РФ (далее по тексту - Концепция) <12>. Более того, в названном документе недвусмысленно говорится, что завещатель может установить право узуфрукта на имущество, выразив это в завещательном акте, что в данном случае предполагает установление узуфрукта в качестве окончательного имущественного титула. При этом установление узуфрукта в отношении наследственного имущества, так же как и переход имущества на ином титуле, может быть обусловлено. В данном случае выделение особого для условных завещаний временного титула в отношении наследственного имущества позволит, помимо прочего, отграничить имущественный титул узуфрукта от того, который возникает до наступления условия <13>.

<12> Концепция развития законодательства о вещном праве: http://www.privlaw.ru/vs_info4.html (дата посещения: 19.07.2015).
<13> На момент написания данной работы положения о вещных правах еще не стали законом, поэтому данное рассуждение скорее ориентировано на будущее. Однако еще раз подчеркнем, что мы никак не можем себе позволить использовать "узуфрукт" в качестве временного титула для обусловленного наследственного имущества, дабы не допустить их смешения при подобных пожеланиях завещателя.

В завершение скажем, что материя наследственного права далеко еще не познана российскими учеными, свидетельство тому - отсутствие ряда правовых инструментов, которые имеются в зарубежных правопорядках (завещания под условием, наследственный договор и т.д.). Предложенная автором данной статьи модель завещаний под условием в каких-то аспектах может иметь спорные моменты, но это, в свою очередь, нисколько не умаляет ее ценность для науки гражданского права. Справедливо, что иной исследователь может иметь свою позицию относительно того или иного научного положения, что ни в коей мере не возбраняется, так как обоснованный диспут всегда являлся предпосылкой для развития науки, служение которой - задача каждого ученого.

Литература

  1. Белов В.А. Гражданское право. Введение в гражданское право. М.: Юрайт, 2011. Т. I: Общая часть. С. 521.
  2. Белов В.А. Гражданское право. Абсолютные гражданско-правовые формы: Учебник. М.: Юрайт, 2012. С. 1200. Т. 3: Особенная часть.
  3. Белов В.А. Очерки вещного права. Научно-полемические заметки: Учеб. пособие для бакалавриата и магистратуры. М.: Юрайт, 2014. С. 332.
  4. Малыхина М.Н. О допустимости совершения условных завещаний в свете положений Гражданского кодекса Российской Федерации // Проблемы взаимодействия отраслей частного права: Материалы Международной научно-методической конференции "Проблемы взаимодействия отраслей частного права: доктрина и методика преподавания". Воронеж, 3 - 4 марта 2006 года / Под ред. Е.И. Носыревой, Т.Н. Сафроновой. Воронеж: Изд-во Воронеж. гос. ун-та, 2006. С. 538 - 546.
  5. Сараев А.Г. О правовой природе завещания (есть мнение) // Наследственное право. 2013. N 2. С. 24 - 28.