Мудрый Юрист

О праве на обращение в форме электронного документа

Бочкарев Игорь Евгеньевич, доцент кафедры правового обеспечения экономической и инновационной деятельности Института экономики и предпринимательства Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, кандидат юридических наук.

Рецензент: Наумов Виктор Борисович, член редколлегии, старший научный сотрудник Санкт-Петербургского института информатики и автоматизации РАН, кандидат юридических наук.

Введение: одним из важных результатов, которые ожидаются от реализации Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации, является обеспечение прав и основных свобод человека, а также развитие социальной самоорганизации и социального партнерства власти, бизнеса и общественности на основе использования информационных технологий. Однако внутренние системные противоречия в содержании отдельных законов препятствуют совершенствованию информационно-правового статуса граждан. Одним из таких законов является Федеральный закон от 2 мая 2006 г. "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации". В Законе без видимых оснований уделяется значительное внимание письменным обращениям в ущерб другим формам.

Методы: автор, используя системный подход, логические приемы, сравнительный анализ юридических конструкций, показывает очевидные недостатки правовых норм, регулирующих право граждан на обращение в форме электронного документа. В частности, обосновывается юридическое неравенство между письменными обращениями и обращениями в форме электронного документа. Особо отмечается отсутствие специальных норм, регулирующих способы установления юридической силы электронного обращения, что существенно затрудняет идентификацию личности отправителя и создает опасность хищения персональных данных недобросовестными заявителями.

Результаты: результатом проведенного исследования являются предложения, направленные на усиление роли электронных обращений в жизни граждан, общества и государства. Например, предлагается дополнить часть 3 статьи 7 обязанностями граждан удостоверять электронное сообщение электронной подписью и (или) авторизироваться в Единой системе идентификации и аутентификации. Рекомендуется переработать содержание статей 8 и 12 с учетом юридического равенства всех форм обращений, закрепленных в части 1 статьи 4 "Основные термины, используемые в настоящем Федеральном законе".

Вывод: предлагаемые изменения позволят устанавливать юридическую силу электронного сообщения и признавать его документом, а также идентифицировать личность заявителей; устранят внутренние противоречия в ФЗ об обращениях и придадут ему необходимые системные свойства; сделают более понятными требования, которые предъявляются к обращению в форме электронного документа для пользователей ФЗ об обращениях, особенно для граждан; обеспечат надежную защиту персональных данных граждан; повысят реальную эффективность Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации.

Ключевые слова: закон, право граждан, обращение в форме электронного документа, требования, недостатки, идентификация, электронная подпись, порядок рассмотрения, системный подход, законотворческие действия.

On improvement of legislative regulation of the right of citizens to appeal in the form of an electronic document

I.E. Bochkarev

Bochkarev I.E., Associate Professor of the Department of legal support of economic and innovative activity of the Institute of Economics and entrepreneurship, Nizhny Novgorod state University N.I. Lobachevsky, candidate of legal Sciences.

Reviewer: Naumov V.B., Member of the editorial board, a senior researcher at the St. Petersburg Institute for Informatics and Automation RAS, candidate of legal sciences.

Introduction: one of the important results which is expected from realization of progress strategy of the information society in the Russian Federation is maintenance of the rights and fundamental freedoms of a person, as well as progress of social self-organizing and social partnership of authority, business and the public on the basis of information technologies. However internal system contradictions in the content of separate laws prevent perfection of information-legal status of the citizens. One of such laws is the Federal law from May, 2nd, 2006 "About the order of consideration of citizens' of the Russian Federation references". In the Law for no apparent cause the significant attention is paid to written references to the detriment of other forms.

Methods: the author, using the system approach, logical receptions, comparative analysis of legal constructions shows obvious disadvantages of rules of law regulating right of citizens for reference in the form of the electronic document. In particular, legal inequality between writing appeals and appeals in form electronic document is grounded. Absence of the special norms is especially marked, regulating the methods of establishment of legal force of electronic appeal that substantially hampers authentication of personality of sender and creates the danger of theft of the personal data unconscientious declarants.

Results: the results of undertaken study are suggestions aimed at strengthening the roles of electronic appeals in life of citizens, society and state. For example, it is suggested to complement part 3 articles by 7 duties of citizens to certify an electronic report an electronic signature and (or) authorized in the Single system of authentication and authentication. It is recommended to process maintenance of sections 8 and 12 taking into account legal equality of all forms of appeals envisaged in part of a 1 article 4 "Basic terms used in the real Federal law".

Conclusion: offered changes, will allow to set legal force of electronic report and acknowledge it as a document, and also to identify personality of declarants; will remove self-contradictions in FL about appeals and will give it necessary system properties; will do the requirements more clear that is produced to the appeal in form electronic document for the users of FL about appeals, especially for citizens; will provide the reliable protection of the personal data of citizens; increase the real effectiveness of the development strategy of information society in the Russian Federation.

Key words: law, the right of citizens, the references in the form of an electronic document, requirements, disadvantages, authentication electronic signature, order of consideration, system approach, legislative actions.

В Российской Федерации продолжается становление информационного общества и совершенствование информационно-правового статуса граждан. Об этом свидетельствуют утвержденные Президентом РФ и Правительством РФ Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации [17] и Государственная программа Российской Федерации "Информационное общество (2011 - 2020 годы)" [9].

Так, в паспорте программы "Информационное общество (2011 - 2020 годы)" указано, что ее целью является получение гражданами и организациями преимуществ от применения информационных и телекоммуникационных технологий, а одной из задач - обеспечение предоставления гражданам и организациям услуг с использованием современных информационных и телекоммуникационных технологий. При этом среди ожидаемых результатов Программы названы обеспечение прав и основных свобод человека, в том числе права каждого человека на информацию, а также развитие социальной самоорганизации и социального партнерства власти, бизнеса и общественности на основе использования информационных технологий [17].

Как справедливо отмечает профессор И.Л. Бачило, человек не только обыватель, зависимый от властных и иных структур. Он еще избиратель, предприниматель, специалист в определенной профессии, носитель творческих способностей, семьянин и т.д., то есть личность многогранная и активная. Человеку надо знать, как он может обмениваться информацией, как пользоваться электронными документами с применением электронной и цифровой подписи, доверять этому виду правоотношений [1, с. 530].

В этих условиях пристального внимания заслуживает анализ качества законов, регулирующих взаимодействие населения и органов публичной власти в новых информационно-правовых формах. Одним из таких законов является Федеральный закон от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" (в ред. от 2 июля 2013 г.) (далее - ФЗ об обращениях), в котором регулируется право граждан на обращение в органы публичной власти в форме электронного документа [4].

В ряде научно-исследовательских работ уже обращалось внимание на недостатки ФЗ об обращениях и необходимость внесения в него изменений. В частности, предлагалось уменьшить нормативный срок рассмотрения обращений и расширить сферу применения данного Закона в части перечня адресатов подачи обращений [16, с. 139 - 144]. Обосновывалась также идея замены ФЗ об обращениях на базовый Федеральный закон "Об общих принципах реализации права на обращения граждан и организаций Российской Федерации" по причине неэффективности отдельных "косметических" изменений, вносимых в его содержание [18, с. 12 - 19; 6, с. 107 - 114]. Высказывалось даже мнение о необходимости принятия Федеральным Собранием пакета законов, совершенствующих порядок подачи и рассмотрения всех видов досудебных обращений, в том числе специальных, с учетом правовых позиций, сформулированных Конституционным Судом Российской Федерации [11, с. 53]. Однако сделанные замечания и предложения напрямую не касались комплексной проблематики обращений в форме электронного документа.

Дополнительный анализ ФЗ об обращениях показывает, что нормы данного Закона, регулирующие вопросы обращений в форме электронного документа, имеют неполный и (или) противоречивый характер и поэтому также нуждаются в доработке. По нашему мнению, главный недостаток ФЗ об обращениях, который не лучшим образом влияет на содержание Закона и практику его применения, - это наличие противоречий в системном подходе к правовому регулированию различных форм обращений граждан.

Так, например, часть 1 статьи 4 "Основные термины" имеет общий характер для ФЗ об обращениях, так как в одинаковой мере посвящена терминам, которые затем используются в других статьях ФЗ об обращениях. В этой норме указано, что обращение гражданина - это направленные в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в письменной форме или в форме электронного документа предложение, заявление или жалоба, а также устное обращение гражданина в государственный орган, орган местного самоуправления. Следовательно, и другие положения Закона, если опираться на часть 1 статьи 4, обладающую системными свойствами, должны последовательно касаться каждой формы обращения, начиная от прав гражданина при рассмотрении обращения и заканчивая возмещением причиненных убытков и взысканием понесенных расходов при рассмотрении обращений. Однако это не так.

Одна группа статей, действительно, исходя из широкого смысла, заложенного в их названии, распространяется на все формы обращений, в том числе и на те, которые направляются в форме электронного документа. К таким статьям относятся: "Права гражданина при рассмотрении обращения" (ст. 5), "Гарантии безопасности гражданина в связи с его обращением" (ст. 6), "Обязательность принятия обращения к рассмотрению" (ст. 9), "Рассмотрение обращения" (ст. 10), "Контроль за соблюдением порядка рассмотрения обращений" (ст. 14), "Возмещение причиненных убытков и взыскание понесенных расходов при рассмотрении обращений" (ст. 16).

Напротив, название и даже содержание других статей вносит дисбаланс в юридическую конструкцию ФЗ об обращениях, что серьезно усложняет его обыденное толкование рядовым населением страны и, самое главное, реализацию права граждан на обращение в форме электронного документа. Среди этих статей: "Требования к письменному обращению" (ст. 7), "Направление и регистрация письменного обращения" (ст. 8), "Сроки рассмотрения письменного обращения" (ст. 12). Очевидно, что названия этих статей касаются только письменных обращений. На обращения в форме электронного документа в части регулирования аналогичных вопросов законодатель не обратил специального внимания.

Наиболее серьезная проблема в обсуждаемом контексте - это отсутствие в ФЗ об обращениях статьи, посвященной требованиям к обращению в форме электронного документа. Попытка законодателя устранить этот пробел в связи с принятием Федерального закона от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" (в ред. от 21 июля 2014 года) [13] в виде новой редакции части 3 статьи 7 от 27 июля 2010 года, регламентирующей требования к обращению в форме электронного документа, получилась весьма неудачной. Согласно данной норме права если ответ должен быть направлен в форме электронного документа, то в обращении гражданин должен указать свои фамилию, имя, отчество, адрес электронной почты. Однако при этом в статье ничего не сказано о способах придания юридической силы электронному обращению, что, как справедливо отмечается в специальных публикациях, существенно затрудняет идентификацию личности отправителя [3], не дает право получателю на признание такого обращения документом [21] и создает опасность хищения персональных данных недобросовестными заявителями [4, с. 49 - 51]. Например, в статье отсутствует обязанность гражданина использовать электронную подпись.

Между тем, согласно п. 4 ст. 11 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" (в ред. от 21 июля 2014 года), обмен электронными сообщениями может рассматриваться как обмен документами только тогда, когда каждое сообщение подписано электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи в порядке, установленном федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или соглашением сторон [14].

Обозначенная проблема отчасти решается Федеральным законом от 27 июля 2010 г. N 210-ФЗ "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг" [13], который, как отмечает А.В. Савоськин, является прогрессивным шагом в развитии правового института обращений граждан в России [10, с. 578]. В этом плане показательны статьи 21 и 21.1 данного Закона. Статья 21 регулирует порядок работы с запросами заявителей, в том числе и граждан через единый портал государственных и муниципальных услуг, после процедуры электронной регистрации на портале. Статья 21.1 закрепляет возможность получения государственной или муниципальной услуги с использованием электронных документов, подписанных электронной подписью в соответствии с требованиями Федерального закона "Об электронной подписи". Виды электронных подписей, использование которых допускается при обращении за получением государственных и муниципальных услуг, урегулированы Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 июня 2012 г. N 634 "О видах электронной подписи, использование которых допускается при обращении за получением государственных и муниципальных услуг" [15].

Решению рассматриваемой проблемы также способствует федеральная государственная информационная система "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме" (далее - ЕСИА) [7]. ЕСИА создана для доступа заявителей к электронным ресурсам и услугам на всех госпорталах без необходимости повторной регистрации, а также для реализации задач, связанных с идентификацией заявителей электронного взаимодействия при предоставлении государственных и муниципальных услуг в электронной форме [2]. Еще одна важная функция ЕСИА заключается в возможности ее использования гражданами как интернет-ресурса для совершенствования государственного и муниципального управления [19].

Несмотря на безусловную полезность рассмотренных норм права и ЕСИА для работы с электронными обращениями граждан, этого все же недостаточно, поскольку все требования к электронной форме обращений должны закрепляться в основополагающем нормативном правовом акте - в ФЗ об обращениях.

Следующим недостатком обсуждаемой нормы права является размещение требований к форме электронного документа в статье, которая называется "Требования к письменному обращению", хотя рассматриваемые формы обращений не совпадают и не уравниваются ФЗ об обращениях. Более того, согласно п. 11.1 ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", электронный документ - это документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах [14]. Из данного определения видно, что электронный документ обладает рядом специфических особенностей и не отождествляется с письменным документом.

При этом законодательного определения письменного документа нет, а дефиниция письменного документа, содержащаяся в п. 14 ГОСТ Р 51141-98 "Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения" (утвержден Постановлением Госстандарта России от 27 февраля 1998 г. N 28) и указывающая на то, что письменный документ - это текстовый документ, информация которого зафиксирована любым типом письма, не может одновременно трактоваться как электронный документ. Дело в том, что на основании п. 17 данного ГОСТа существует также документ на машинном носителе, созданный с использованием носителей и способов записи, обеспечивающих обработку его информации электронно-вычислительной машиной [22].

В силу недостаточно четкого изложения части 3 статьи 7 ФЗ об обращениях получатели электронных сообщений на своих официальных сайтах зачастую устанавливают такие требования к электронной форме обращения, которые не указаны в данной норме права, но несоблюдение которых автоматически лишает права граждан на работу с их обращением в организации. Так, среди условий рассмотрения электронных обращений, размещенных на официальном сайте Министерства финансов РФ, называются и такие, которые выходят как за пределы ФЗ об обращениях, так и за границы внутриведомственных документов по работе с обращениями граждан. В последнем случае, например, не все требования к электронным обращениям соответствуют перечню оснований для приостановления исполнения (отказа в исполнении) государственной функции [8].

В частности, согласно информации, размещенной на сайте, не могут быть предметом рассмотрения в министерстве: электронные обращения граждан по разъяснению (толкованию норм, терминов и понятий) законодательства Российской Федерации и практики его применения, по практике применения нормативных правовых актов министерства, по проведению экспертизы договоров, учредительных или иных документов организаций, по оценке конкретных хозяйственных ситуаций (если законодательством не установлено иное), а также рекламные материалы [20].

Между тем установление требований к представителям гражданского общества - это прерогатива законодательных органов власти, а не органов исполнительной власти [20]. По этой причине требования к форме электронного документа, изложенные в части 3 статьи 7 во взаимосвязи со ст. 11 "Порядок рассмотрения отдельных обращений" ФЗ об обращениях, являются исчерпывающими и не подлежат расширительному толкованию. Другое дело, что содержание и приемы юридической техники, использованные законодателем для определения требований к форме электронного документа и порядку его рассмотрения, оставляют желать лучшего.

Далее в ФЗ об обращениях нет специальной статьи, регулирующей порядок направления и регистрации обращения в форме электронного документа, а также статьи по срокам рассмотрения обращений в форме электронного документа. Поэтому замечания, сделанные в настоящей статье относительно отсутствия тождества между письменными обращениями и обращениями в форме электронного документа, а также юридического равенства всех форм обращений, закрепленных в части 1 статьи 4, в полной мере следует адресовать к статье 8 "Направление и регистрация письменного обращения" и к статье 12 "Сроки рассмотрения письменного обращения", в которых упоминание об электронном обращении не встречается.

На основании вышесказанного для устранения отмеченных проблем в правовом регулировании обращений граждан в форме электронного документа в ФЗ об обращениях, на наш взгляд, можно предложить следующие законотворческие действия.

  1. Заменить название статьи 7 "Требования к письменному обращению" на название "Требования к обращению". Дополнить часть 3 данной статьи обязанностями граждан подписывать электронное сообщение электронной подписью и (или) авторизироваться в ЕСИА.
  2. Заменить название статьи 8 "Направление и регистрация письменного обращения" на название "Направление и регистрация обращения", а также переработать содержание норм права этой статьи с учетом юридического равенства всех форм обращений, закрепленных в части 1 статьи 4 "Основные термины, используемые в настоящем Федеральном законе".
  3. Признать недействующей статью 11 "Порядок рассмотрения отдельных обращений", а нормы права, которые в ней содержатся, переработать и перенести в статьи 7 и 10. Нормы права, по сути, устанавливающие запреты (например, на нецензурную брань), определить в статью 7 с новым названием "Требования к обращению". Нормы права, регламентирующие порядок рассмотрения отдельных обращений (например, порядок их регистрации), разместить в статье 10 "Рассмотрение обращения".
  4. Заменить название статьи 12 "Сроки рассмотрения письменного обращения" на название "Сроки рассмотрения обращения", а также переработать содержание норм права этой статьи с учетом юридического равенства всех форм обращений, закрепленных в части 1 статьи 4 "Основные термины, используемые в настоящем Федеральном законе".

Предлагаемые изменения, на наш взгляд, во-первых, позволят устанавливать юридическую силу электронного сообщения и признавать его документом, а также идентифицировать личность заявителей. Во-вторых, устранят внутренние противоречия в ФЗ об обращениях и придадут ему необходимые системные свойства. В-третьих, сделают более понятными требования, которые предъявляются к обращению в форме электронного документа для пользователей ФЗ об обращениях, особенно для граждан. В-четвертых, обеспечат надежную защиту персональных данных граждан и, таким образом, предотвратят лишние конфликты в процессе виртуального взаимодействия органов публичной власти и населения страны. В-пятых, повысят реальную эффективность Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации.

Литература

  1. Бачило И.Л. Право на информацию или только на доступ к информации? // Информационное право: актуальные проблемы теории и практики: Колл. монография / Под общ. ред. И.Л. Бачило. М.: Юрайт, 2009. 530 с.
  2. Воейков Д., Левашов А. Минкомсвязи: Электронные обращения в госорганы не должны быть анонимными. URL: http://gov.cnews.ru/top/2014/09/15/minkomsvyazi_elektronnye_obrashheniya_v_gosorgany_ne_dolzhny_byt_anonimnymi_586001 (дата обращения: 29.11.2014).
  3. Гарашко И. Проблемы идентификации личности при обращении в государственные органы и органы местного самоуправления Российской Федерации в электронной форме через сеть Интернет. URL: http://zakon.ru/blogs/problemy_identifikacii_lichnosti_pri_obrashhenii_v_gosudarstvennye_organy_i_organy_mestnogo_samoupra/2257 (дата обращения: 29.11.2014).
  4. Гильманов Р.М. Защита персональных данных при рассмотрении обращений граждан // Законность. 2012. N 8. С. 49 - 51.
  5. Лагуткин А.В., Трубников В.И., Грудцына Л.Ю. Гражданское общество в современной России. М.: ЮРКОМПАНИ, 2013. 16 с. (Серия "Актуальные юридические исследования").
  6. Лапин А.Е., Борисов Н.И. Обращения граждан как инструмент повышения эффективности взаимодействия населения и власти // Вестник Удмуртского университета. Серия "Экономика и право". 2013. Вып. 1. С. 107 - 114.
  7. Постановление Правительства РФ от 28 ноября 2011 г. N 977 "О федеральной государственной информационной системе "Единая система идентификации и аутентификации в инфраструктуре, обеспечивающей информационно-технологическое взаимодействие информационных систем, используемых для предоставления государственных и муниципальных услуг в электронной форме" (в ред. от 9 декабря 2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 2011. N 49 (ч. 5). Ст. 7284.
  8. Приказ Минфина России от 11 марта 2010 г. N 23н "Об утверждении Административного регламента Федерального казначейства исполнения государственной функции по организации приема граждан, обеспечению своевременного и полного рассмотрения устных и письменных обращений граждан, принятию решений и направлению ответов заявителям в установленный законодательством Российской Федерации срок" // Официальный сайт Министерства финансов Российской Федерации. URL: http://www.minfin.ru (дата обращения: 29.11.2014).
  9. Распоряжение Правительства РФ от 20 октября 2010 г. N 1815-р "О Государственной программе Российской Федерации "Информационное общество (2011 - 2020 годы)" (в ред. от 26 декабря 2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 2010. N 46. Ст. 6026.
  10. Савоськин А.В. Допустимо ли признавать рассмотрение обращений граждан разновидностью государственных (муниципальных) услуг? // Административное и муниципальное право. 2014. N 6. С. 574 - 579.
  11. Савоськин А.В. О необходимости совершенствования института досудебных обращений граждан в свете правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право. 2013. N 2. С. 50 - 53.
  12. Собрание законодательства РФ. 2006. N 19. Ст. 2060.
  13. Собрание законодательства РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3448.
  14. Собрание законодательства РФ. 2010. N 31. Ст. 4179.
  15. Собрание законодательства РФ. 2012. N 27. Ст. 3744.
  16. Соловьев С.Г., Попов И.Е. О совершенствовании законодательства об обращениях граждан // Российский юридический журнал. 2010. N 2. С. 139 - 144.
  17. Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации (утв. Президентом РФ 7 февраля 2008 г. N Пр-212) // Российская газета. 2008. 16 февраля. N 34.
  18. Тюрина С.Ю., Борисов Н.И. Обращения граждан как инструмент повышения эффективности взаимодействия населения и власти: нормативно-правовое регулирование и практика // Административное и муниципальное право. 2012. N 10. С. 12 - 19.
  19. Указ Президента РФ от 4 марта 2013 г. N 183 "О рассмотрении общественных инициатив, направленных гражданами Российской Федерации с использованием интернет-ресурса "Российская общественная инициатива" (в ред. от 23 июня 2014 г.) // Собрание законодательства РФ. 2013. N 10. Ст. 1019.
  20. Условия рассмотрения электронных обращений граждан на официальном сайте Министерства финансов Российской Федерации. URL: http://www.minfin.ru (дата обращения: 29.11.2014).
  21. Янковая В.Ф. Организация работы с обращениями граждан: закон есть, но проблемы остаются. URL: http://www.sekretariat.ru/discuss/102212/ (дата обращения: 29.11.2014).
  22. СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 29.11.2014).

References

  1. Bachilo I.L. Pravo na informatsiyu ili tol'ko na dostup k informatsii? Strategiya razvitiya informatsionnogo obshchestva v Rossiyskoy Federatsii (utv. Prezidentom RF 7 fevralya 2008 g. N Pr-212) [Right on information or only on access to information?] // The information right: actual problems of the theory and practice: Col. the monography / I.L. Bachilo. Moscow: Yurayt. 530 p.
  2. Garashko I. Problemy identifikatsii lichnosti pri obrashchenii v gosudarstvennye organy i organy mestnogo samoupravleniya Rossiyskoy Federatsii v elektronnoy forme cherez set' Internet. URL: http://zakon.ru/blogs/problemy_identifikacii_lichnosti_pri_obrashhenii_v_gosudarstvennye_organy_i_organy_mestnogo_samoupra/2257 (accessed: 29 November 2014).
  3. Gil'manov R.M. Zashchita personal'nykh dannykh pri rassmotrenii obrashcheniy grazhdan // Zakonnost'. N 8 (2012). S. 49 - 51.
  4. Lagutkin A.V., Trubnikov V.I., Grudtsyna L.Yu. Grazhdanskoe obshchestvo v sovremennoy Rossii [Civil society is in modern Russia], Moscow, 16 Publishing house "Yurkompani" (Series are "Actual legal researches").
  5. Lapin A.E., Borisov N.I. Obrascheniya grazhdan kak instrument povyisheniya effektivnosti vzaimodeystviya naseleniya i vlasti // Vestnik Udmurtskogo universiteta. Seriya: Ekonomika i pravo. N 1 (2013). S. 107 - 114.
  6. Savos'kin A.V. Dopustimo li priznavat' rassmotrenie obrashcheniy grazhdan raznovidnost'yu gosudarstvennykh (munitsipal'nykh) uslug? // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. N 6 (2014). S. 574 - 579.
  7. Savos'kin A.V. O neobkhodimosti sovershenstvovaniya instituta dosudebnykh obrashcheniy grazhdan v svete pravovykh pozitsiy Konstitutsionnogo Suda Rossiyskoy Federatsii // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. N 2 (2013). S. 50 - 53.
  8. Sobranie zakonodatel'stva RF [Collection of Laws of the Russian Federation]. 2006. N 31. (1 hour). Art. 3448.
  9. Solov'ev S.G., Popov I.E. O sovershenstvovanii zakonodatel'stva ob obrashcheniyakh grazhdan. Rossiyskiy yuridicheskiy zhurnal. N 2 (2010). S. 139 - 144.
  10. Tyurina S.Yu., Borisov N.I. Obrascheniya grazhdan kak instrument povyisheniya effektivnosti vzaimodeystviya naseleniya i vlasti: normativno-pravovoe regulirovanie i praktika // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. N 10 (2012). S. 12 - 19.
  11. Ukaz Prezidenta RF ot 4 marta 2013 g. N 183 "O rassmotrenii obshchestvennykh initsiativ, napravlennykh grazhdanami Rossiyskoy Federatsii s ispol'zovaniem internet-resursa "Rossiyskaya obshchestvennaya initsiativa" (v red. ot 23 iyunya 2014 g.) [The decree of the President of the Russian Federation from 4 March 2013 g. N 183 (as amended on June 23, 2014 g.). On consideration of public initiatives by citizens of the Russian Federation with the use of the Internet resource "Russian public initiative"] // Collection of Laws of the Russian Federation. 2013. N 10. Art. 1019.
  12. Voeykov D., Levashov A. Minkomsvyazi: Elektronnye obrashcheniya v gosorgany ne dolzhny byt' anonimnymi. URL: http://gov.cnews.ru/top/2014/09/15/minkomsvyazi_elektronnye_obrashheniya_v_gosorgany_ne_dolzhny_byt_anonimnymi_586001 (accessed: 29 November 2014).
  13. Yankovaya V.F. Organizatsiya raboty s obrashcheniyami grazhdan: zakon est', no problemy ostayutsya. URL: http://www.sekretariat.ru/discuss/102212/ (accessed: 29 November 2014).