Мудрый Юрист

Электронное правосудие: синтез права, технологических прорывов и процессуальных инструментов

Казачкова Земфира Мухарбиевна, профессор кафедры административного и финансового права Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор.

Аносов Александр Владимирович, адвокат.

Рецензент: Дорошков Владимир Васильевич, главный научный сотрудник РНИИИС, член-корреспондент РАО, заслуженный юрист РФ, доктор юридических наук, профессор.

Цель данной статьи состоит в том, чтобы определить направления регулирования электронного правосудия в условиях объединения Высшего Арбитражного Суда РФ. В обществе и во власти нарастают ожидания в отношении формирования новых информационных ресурсов судебной власти, открывающих новые возможности для реализации доступности, открытости и эффективности правосудия. Авторы статьи отмечают, что, с одной стороны, идет нормальный процесс объединения электронных систем судов обеих ветвей судебной власти; новая структура функционирует, предоставляя доступ к банку решений арбитражных судов, картотеке дел.

Однако, с другой стороны, в теоретическом плане эти технологические и институциональные изменения выдвигают на первый план новые вопросы соотношения информатизации и электронного правосудия, его границ, понимания проектов "электронный суд", получивших широкое распространение во всем мире.

Как следствие этих процессов, в данной статье показаны технологические, институциональные правовые основы информатизации судебной власти, дискуссионные вопросы определения дефиниции "информатизация", показаны причины изъятия данного термина из релевантного законодательства, применения терминов "электронное правосудие" и "электронные суды".

Эти дискуссии органично переносят акцент статьи в область проектов "e-courts", успешно развивающихся за рубежом. По мнению авторов, есть триада успеха, и, как показывает анализ, это эффективная государственная политика, наличие плана внедрения информационных ресурсов, а также обучение новой системе взаимодействия с судебной властью.

Методы: использованы общенаучные методы в логическом и историческом единстве, метод сравнительно-исторического и сравнительно-правового анализа.

Результаты: электронное правосудие есть синтез технологических, правовых и институциональных изменений, включая материальные и процессуальные нормы. Только соответствующая государственная программа, последовательно осуществляемая, обучение, популяризация этих идей создадут прочные основы успешности проектов "электронное правосудие" и "электронные суды".

Ключевые слова: электронное государство, электронное правительство, информатизация, электронное правосудие, социальный эффект информатизации, глобализация и информатизация, национальное законодательство об информатизации, национальное законодательство об электронном правосудии, электронный суд, информационные ресурсы, правовой режим информации, инновации, авторское право, информационная безопасность, доступ к информации.

E-courts: synthesis of law, technological gaps and procedural instruments

Z.M. Kazachkova, A.V. Anosov

Kazachkova Z.M., Department of Administrative and Financial Law GOU VPO "Russian Legal Academy of the Ministry of Justice of the Russian Federation", Doctor of Law, Professor.

Anosov A.V., Attorney.

Reviewer: Doroshkov V.V., Corresponding Member of the Russian Academy of Education, Chief Researcher NSRIIP, Doctor of Law, Professor Honored Lawyer of the Russian Federation.

Purpose: of article is to determine regulation of e-justice in the field of the merger of the Supreme Arbitration Court into the Supreme Court. Moreover the authorities and society are anticipated the acceleration of the association of electronic systems of courts. The authors noticed the preservation of operating system by providing access to the bank of decisions of arbitration courts, filing cases. Technological and institutional changes became the reasons to reinforce interest to essence of this phenomenon, its borders, to "e-courts".

The issue based on the analysis of the legislation, policy documents, defining the development strategy of informatization of the judiciary and e-justice.

It analyses the stages of informatization of the branches of power, including the system of justice; reasons of withdrawal of the term "informatization" from a relevant legislation, the technological, institutional and legal reasons of the adaptation of the terminology of "electronic justice" and "e-courts" in Russian doctrine and legislation.

These discussions removed the analysis in the field of foreign projects of development of e-courts.

As a result of analysis we can argue that there is the triangle of effective measures: public policy, plan of action and education. The last measure describes throw the experience of world top educational centers, including Stanford, Berkley and others.

Methods: scientific methods are utilized in logical and historical connection; comparative method aims to prove the general and specific ways of development of the relevant institutions.

Results: electronic justice is synthesis of technological, legal and institutional changes, including substantive and procedural rules, determining the process of its regulation.

Kew words: electronic state, electronic government, informatization, electronic justice, social impact of informatization, globalization and informatization, national laws on informatization, national laws on electronic justice, electronic court, information resources, legal regime of information, innovations, copyright, information security, access to information.

В XXI веке исследовательский и практический интерес к проблематике электронного правосудия существенно возрастает, и этому способствует целый ряд методологических, гносеологических и прикладных факторов. Известно, что в принятой парадигме разделения властей электронное правосудие является одним из трех структурных элементов электронного государства наряду с электронным парламентом и электронным правительством [11, с. 5 - 6]. В современной действительности наблюдается ускорение виртуализации процессов в сфере реального правосудия, что обусловливает необходимость адекватного отражения новых моментов электронного правосудия в рамках информационного права.

В методологической плоскости интерес обусловливается тем, что правовое регулирование информационного обеспечения публичной власти включает в себя в качестве важнейшего структурного элемента электронное правосудие, что отражено в паспорте научных специальностей [8, с. 7]. Более того, исследование проблем электронного правосудия предоставляет возможности для нахождения дополнительных аргументов в контексте ведущейся дискуссии относительно целесообразности принятия информационного кодекса [7, с. 9 - 10]. Действительно, обнаружение и описание всех системно-структурных качеств, связей, поиск уникальной юридической грамматики отграничения отраслевой специфики электронного правосудия - это дело настоящего и будущего развития науки информационного права.

В гносеологическом ключе исследование электронного государства и правосудия предоставляет уникальные возможности для получения результатов в области сравнительной эффективности информатизации судебной системы, организационно-правовых и технологических аспектов совершенствования функционирования ее элементов, информационной безопасности.

В прикладном ключе научный анализ электронного правосудия предполагает поиск и нахождение наиболее эффективных управленческих решений для усиления доверия общества, юридических и физических лиц к правосудию, нахождения факторов, противодействующих эффективному электронному правосудию.

Создание нового, единого Верховного Суда Российской Федерации не только стимулировало работу по объединению электронных систем арбитражей и судов общей юрисдикции, но и вызвало научную дискуссию в поисках нового, более совершенного формата правосудия [3].

Отвечая на вызовы времени, идет непрерывный процесс совершенствования законодательства. В этом русле находится законопроект, представленный Министерством юстиции РФ. Это документ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации (в части применения электронных документов в деятельности органов судебной власти, органов предварительного расследования и прокуратуры)" [12].

Система "Электронное правосудие по экономическим делам" продолжает функционировать, предоставляя доступ к таким опциям, как электронный страж, банк решений арбитражных судов, картотека дел, открывая доступ к информационным ресурсам, детализирующим порядок подачи документов в арбитражные суды Российской Федерации, условия подачи документов в электронном виде [12].

Важно, что сохранена информационная, технологическая, правовая преемственность, что является важным условием сохранения стабильности уже выстроенных процессов.

Однако новый формат судебной системы остро ставит вопрос о доверии граждан Российской Федерации к данному институту, в том числе в контексте эволюции концепции электронного правосудия. В анализируемой сфере это означает, что нужны не только технологические, но и организационно-правовые, управленческие решения для претворения в жизнь мероприятий по переходу от технократических рамок информатизации судов к построению электронного правосудия, адекватного нынешнему этапу преобразования общественных отношений.

Как следует из отчета Счетной палаты РФ по результатам анализа реализации концепции Федеральной целевой программы "Развитие судебной системы России на 2013 - 2020 годы", мероприятия в большей степени направлены на развитие имущественного комплекса судебной системы и лишь незначительно - на формирование доверия граждан к правосудию [13].

Так, в ходе аудита было обнаружено, что из паспорта исследуемой программы были исключены целевые индикаторы, которые позволяли получить достаточно объективную оценку отношения общества к судебной системе в целом.

Это привело, по мнению С. Мовчана, к фактическому исключению мероприятий по проведению ежегодного мониторинга реализации программы и оценки деятельности органов правосудия физическими и юридическими лицами [13].

Напомним, что созданию проекта "электронное правосудие" предшествовал длительный этап информатизации судебной системы. Этот этап призван был не только решить технологические задачи, лежащие в области имущественного комплекса судебной системы, но и повысить качество ее функционирования, доступность, гласность, транспарентность правосудия.

Именно такая институциональная история породила новое устойчивое словосочетание - электронное правосудие, которое сразу устремилось за рамки технологического детерминизма, заданного предыдущей парадигмой информатизации социальных процессов.

Прежний Федеральный закон "Об информации, информатизации и защите информации" определял информатизацию как организационный, социально-экономический и научно-технический процесс создания оптимальных условий для удовлетворения информационных потребностей и реализации прав граждан, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций, общественных объединений на основе формирования и использования информационных ресурсов [1].

За время действия Закона об информации 1995 г. были приняты нормативные правовые акты, направленные на формирование и использование информационных ресурсов, определившие нормы ряда кодифицированных актов (Уголовного кодекса РФ, Кодекса РФ об административных правонарушениях и др.). В институциональном контексте эти количественные и качественные изменения создают фундамент, платформу для комплексного применения информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в сфере деятельности судов общей юрисдикции и судебных департаментов.

Вместе с тем в дальнейшем произошло исключение термина "информатизация" из юридической грамматики, что было связано, по мнению ряда специалистов, с неоднозначностью содержания данного понятия, а также с тем, что аналогичный термин отсутствует в зарубежном законодательстве [6].

Однако в настоящее время отмечается новый всплеск интереса не только к понятию информатизации, но и к его статусным характеристикам, предметной области, к процессам государственной информатизации, к проблемам организационного сопротивления в ряде областей информатизации [10, с. 7 - 15].

В ретроспективном анализе уместно вспомнить мнение В.З. Когана, который утверждал, что информатизация включает в себя триаду (медиатизация, компьютеризация и интеллектуализация процессов), связанную со сбором и передачей информацией [5, с. 16]. Теория информационного взаимодействия (В.З. Коган) как формы социального взаимодействия на стадии развития кибернетических систем стимулировала других исследователей на разработку подобных вопросов [10].

Как видим, информатизация - это единый процесс, синтезирующий технологические, социально-экономические и институционально-правовые процессы внедрения и использования информационных технологий в различных системах, удовлетворяющих информационные потребности и реализацию прав граждан, органов публичной власти, субъектов предпринимательской деятельности.

Проникновение, а главное, доступность этих ресурсов для субъектов публичного и частного права формируют предпосылки для перехода к новой технологической и социальной ступени информатизации общественных отношений. Уже на этапе информатизации повсеместно обнаруживаются новые вызовы и задачи, адресованные современной системе юридического образования, изменяющие его структуру, актуализирующие междисциплинарную направленность.

Так, в Стэндфордском университете, в специализированном Центре по изучению проблем юридической информатики акцент делается на проблематике взаимосвязи инновационной экономики и правовых режимов информации, безопасности, авторского и патентного права. Скандинавские школы делают акцент на изучении информационного права (IT-Law) в сочетании с правилами предоставления и использования правовой информации, в том числе в сегменте особого распространения административных судов [14]. Евразийские центры в Казахстане, Беларуси наращивают опыт в данном направлении.

Электронное правосудие имманентно пониманию электронного государства, функциональная направленность которого характеризуется предоставлением государственных электронных услуг. В англоязычных странах давно и прочно закрепился термин e-court, который выражает собой состояние судебной власти, обладающей чертами доступности и транспарентности для граждан при неукоснительном соблюдении требований современной информационной безопасности. Автоматизация судебного делопроизводства, переход на новую инструкцию по судебному делопроизводству, аудио- и видеозапись судебных процессов, объединение всех судов в единую компьютерную сеть, появление официальных сайтов судов, публикация всех судебных решений в Интернете - это необходимое, но не достаточное средство для перехода к электронному правосудию.

Еще в 2012 году советник Президента РФ по правовым вопросам В.Ф. Яковлев отмечал, что внедряются современные технические средства, развивается электронное правосудие, что действительно помогает преодолевать расстояния, экономить людям деньги и время [2].

В качестве примеров элементов электронного правосудия можно привести такие, как подача исков, регистрация заявлений, представление отзывов на иски в электронном виде, электронное судебное дело, движение этого дела из суда в суд в электронной форме, заседания с помощью видеоконференций. Сюда же можно отнести отправку дополнительных уведомлений через Интернет на электронный адрес или посредством SMS-сообщений [4].

В новых условиях государственные структуры призваны решать задачи по созданию эффективной системы обеспечения прав граждан, в том числе в сфере отправления правосудия, открытости судебной власти.

Проект "электронное правосудие" является одним из инструментов развития информационной функции государства и соотносится с ней как общее и частное. Прогрессивное развитие электронного правосудия способствует укреплению уже сформировавшейся самостоятельной информационной функции государства.

Аналогичным образом соотносится понятие "электронное правосудие" с понятием "информатизация судебной системы". Столь значительный интерес к электронному правосудию со стороны теоретиков, а также практикующих юристов позволяет отвести данному проекту особую роль в рамках информатизации судебной системы.

Как справедливо отмечал В.В. Сас, электронное правосудие отличается от информатизации судов тем, что суды в последнем случае "используют в своей деятельности компьютерные технологии в качестве средства, но не как процессуальную систему инструментов, при которой стадии правосудия осуществляются с использованием коммуникативных технологий" [9, с. 103].

Таким образом, информатизация - это прежде всего процесс создания оптимальных условий для удовлетворения информационных потребностей общества. Электронное правосудие - это не только сам процесс, но главным образом результат процесса информатизации судебной власти и ее главное достижение, открывающее пользователям колоссальные возможности по информативности и участию в осуществлении правосудия.

Литература

  1. Федеральный закон от 20 февраля 1995 г. N 24-ФЗ "Об информации, информатизации и защите информации" (в ред. от 10.01.2003) // Российская газета. 1995. 22 февраля.
  2. Васильева Ю. Ваша мобильная честь. URL: http://www.rg.ru/2012/01/31/chest.html.
  3. Заикин С. Высший Арбитражный Суд: данные удалены // Сравнительное конституционное обозрение. 2014. N 3 - 6.
  4. Клементьев Н.Г. Электронное правосудие в России: сущность, проблемы, перспективы. Нормативно-правовое обеспечение информатизации судов общей юрисдикции. URL: http://sudis.arh.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=187.
  5. Коган В.З. Теория информационного взаимодействия: Философско-социологические очерки. Новосибирск: Изд-во Новосибирского ун-та, 1991.
  6. Королев А.Н., Плешакова О.В. Комментарий к Федеральному закону от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" // СПС "КонсультантПлюс".
  7. Лопатин В.Н. Проблемы и перспективы кодификации законодательства в сфере информационного права и интеллектуальной собственности // Информационное право. 2014. N 3.
  8. Мацкевич И.М. О паспорте научных специальностей // Информационное право. 2015. N 1.
  9. Сас В.В. "Электронное правосудие" как элемент "сетевого общества": теоретические проблемы // Юридическая наука. 2012. N 2.
  10. Смолян Г.Л. Некоторые ключевые понятия информатизации: категориальный статус и предметная область // Информационное общество. 2015. N 1.
  11. Тихонова С.В. Электронное государство: теоретическая модель и этап государствогенеза // Информационное право. 2014. N 6. С. 5 - 6.
  12. Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации. URL: www.vsrf.ru (дата обращения: 07.06.2015).
  13. Официальный сайт Счетной палаты РФ. URL: www.audit.gov.ru (дата обращения: 02.08.2015).
  14. Seipel Peter. IT Law in the Framework of Legal Informatics. URL: scandinavianlaw.se.

References

  1. Federal Law of 20 February 1995 N 24-FZ "On information, informatization and information protection" (in red. on 10.01.2003) // The Russian newspaper. 1995. 22 February.
  2. Klementiev N.G. Electronic Justice in Russia: essence, problems, perspectives. URL: http://sudis.arh.sudrf.ru/modules.php?name=docum_sud&id=187.
  3. Kogan V.Z. Theory of information communication: Philosophy-sociological approach. Novosibirsk: Novosibirsk university edition, 1991.
  4. Korolev A.N., Pleshakova O.V. Kommentarii k Federalnomu Zakonu ot 26 iula 2006 goda "About information, information technology and protection of information" // SPS "ConsultantPlus".
  5. Lopatin V.N. Problems and perspectives of the codification of legislature in the space of information law and copyright // Information Law. 2014. N 3.
  6. Matckevich I.M. About the passport of scientific branches // Information Law. 2015. N 1.
  7. Sas V.V. "Electronic Justice" as an element of "net society": theoretical problems // Legal Science. 2012. N 2.
  8. Seipel Peter. IT Law in the Framework of Legal Informatics. URL: scandinavianlaw.se.
  9. Smolyan G.L. Some key definitions of informatization: definitive status and subject field // Informative Society. 2015. N 1.
  10. The official website of the Accounts Chamber of the Russian Federation. URL: www.audit.gov.ru. (Last connection August 2, 2015).
  11. The official website of the Supreme Court of the Russian Federation // URL: www.vsrf.ru. (Last connection 7 June, 2015).
  12. Tihonova S.V. Electronic state: theoretic model and the period of genesis of state gosudarstvogeneza // Information Law. 2014. N 6.
  13. Vasileva Yu. Your mobile honor. URL: http://www.rg.ru/2012/01/31/chest.html.
  14. Zaikin S. Original data deleted // Comparative Constitutional Review. 2015. N 3 - 6.