Мудрый Юрист

Основания и порядок участия в судебном разбирательстве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора

К.К. Лебедев, доцент юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, кандидат юридических наук.

Во многих случаях в экономических спорах, рассматриваемых арбитражными судами, затрагиваются интересы субъектов, не являющихся непосредственными участниками спора и сторонами судебного разбирательства. Обеспечивая защиту прав и интересов таких субъектов, закон предоставляет им возможность при определенных условиях участвовать в судебном разбирательстве в качестве третьих лиц - либо заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, либо не заявляющих таковых. Процессуальный статус этих двух категорий третьих лиц существенно различен.

Третьи лица первой категории участвуют в судебном разбирательстве потому, что они претендуют на предмет спора и заявляют на него свои притязания. Их интерес в участии в судебном разбирательстве охватывается нарушенным или оспоренным субъективным правом: они утверждают, что относительно предмета спора они, а не истец или ответчик, обладают определенными правами. Поэтому они могут вступить в дело только по своей инициативе, самостоятельно. Все это и предопределяет положение таких третьих лиц в процессе: за некоторыми изъятиями, указанными в части 2 статьи 50 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), они пользуются правами и несут обязанности истца.

Что касается третьих лиц второй категории, то, на первый взгляд, здесь ситуация гораздо проще, а на самом деле в некоторых аспектах она гораздо сложнее как с материально-правовой, так и с процессуально-правовой точки зрения. Положения АПК РФ об основаниях и порядке участия в деле третьих лиц могут трактоваться по-разному. В целом отношения с участием третьих лиц недостаточно урегулированы в действующем процессуальном законодательстве. Это одна из причин весьма настороженного отношения судов к участию в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. Совершенно очевидно, что для участия в судебном разбирательстве третьих лиц второй категории необходимы конкретные основания, точно так же как и для участия третьих лиц первой категории. Сосредоточив внимание на этих вопросах, в дальнейшем по тексту настоящей статьи словосочетание "третье лицо" употребляем для обозначения третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований на предмет спора.

Начнем с примера. В арбитражном суде рассматривалось дело по иску проектной организации в организационно-правовой форме общества с ограниченной ответственностью к судостроительной верфи - открытому акционерному обществу, для которой истец разработал проект разъездного рейдового катера. В договоре было предусмотрено, что проектно-техническая (конструкторская) документация (проект, ПКД) передается в собственность заказчика - верфи (пункт 5.2 договора), но за использование ПКД для постройки пятого и последующих катеров этого проекта верфь выплачивает проектной организации - исполнителю дополнительное вознаграждение (роялти) в размере трех процентов от контрактной стоимости соответствующего катера (пункт 5.3 договора); при этом было оговорено, что "исполнитель обязуется выполнять работы по техническому сопровождению постройки пятого и последующих катеров в счет роялти по пункту 5.3 настоящего договора" (пункт 5.5). По иску взыскивалось роялти по катеру одного из последующих номеров. Судостроительная верфь возражала против иска, ссылаясь на то, что истец не осуществлял техническое сопровождение постройки катера этого номера. Был предъявлен встречный иск о признании договора недействительным в части условия о выплате роялти (пункт 5.3 договора).

Решением арбитражного суда иск проектной организации был удовлетворен, в удовлетворении встречного иска отказано. Судостроительная верфь обжаловала это решение. Постановлением суда апелляционной инстанции решение суда первой инстанции было изменено - в удовлетворении требования о взыскании роялти было отказано, поскольку было установлено, что истец не осуществлял техническое сопровождение постройки катера. Постановлением суда кассационной инстанции постановление суда апелляционной инстанции было отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе. Судостроительной верфью подавалось заявление в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ) о пересмотре постановления суда кассационной инстанции в порядке надзора, но составом судей коллегии ВАС РФ в передаче заявления в Президиум ВАС РФ для рассмотрения по существу было отказано из-за отсутствия оснований.

Через некоторое время та же проектная организация снова обратилась с иском к той же судостроительной верфи о взыскании роялти по ряду катеров последующих номеров серии. Единственный акционер судостроительной верфи обратился в арбитражный суд с заявлением о вступлении в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, на стороне ответчика. Заявление мотивировалось тем, что заявитель как единственный акционер судостроительной верфи несет перед ней определенные финансовые обязательства, в силу чего в случае удовлетворения иска он будет вынужден предоставить верфи денежные средства, необходимые для исполнения решения суда. Истец возражал против участия заявителя в деле, ссылаясь на то, что ответчик как юридическое лицо в организационно-правовой форме акционерного общества несет самостоятельную имущественную ответственность по своим обязательствам. Арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления (ходатайства - как записано в судебных актах) акционера судостроительной верфи. На определение суда была подана апелляционная жалоба, оставленная без удовлетворения судом апелляционной инстанции. Подавалась и кассационная жалоба, но судом кассационной инстанции она была возвращена заявителю со ссылкой на то, что определение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении ходатайства об участии в деле в качестве третьего лица не подлежит кассационному обжалованию.

Между тем в данном примере вопрос об участии в деле третьего лица имел существенное значение не только вследствие тех причин, которыми мотивировалось заявление (ходатайство) акционера судостроительной верфи, но и потому, что участие третьего лица вносило изменение в состав лиц, участвующих в деле, по сравнению с первым делом, когда взыскивалось роялти по одному катеру, а следовательно, не позволяло в порядке преюдиции использовать материалы дела по первому иску проектной организации о взыскании роялти по одному катеру.

Правило, закрепленное в части 2 статьи 69 АПК РФ, позволяет не доказывать вновь обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом по ранее рассмотренному делу, при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица. В такой ситуации отстаивание судостроительной верфью - ответчиком своей позиции по заявленному иску во многом утрачивало смысл хотя бы потому, например, что вопрос о действительности условия договора о роялти (пункт 5.3) уже был рассмотрен судом при разбирательстве предыдущего дела и его позиция, заключавшаяся в признании правомерности условия о роялти, была обязательна для суда, рассматривающего новый иск проектной организации о взыскании роялти по другим построенным по тому же проекту катерам. (В ходе судебного разбирательства данного дела возникли и другие вопросы материально-правового и процессуально-правового характера, которые могут представлять интерес для читателей журнала, но они нуждаются в отдельном освещении. - Прим. авт.)

Позиция суда, не допустившего единственного акционера ответчика к участию в деле в качестве третьего лица, не бесспорна. Возможно, что единственный акционер как заинтересованное лицо представил бы какие-то новые данные о характере взаимоотношений между истцом и ответчиком, что могло быть учтено судом при разрешении спора по существу.

И во многих других случаях вопрос об участии в деле третьего лица мог быть разрешен как положительно, так и отрицательно.

Материально-правовые аспекты участия третьих лиц в арбитражном судопроизводстве

Третьи лица в гражданских процессуальных правоотношениях возникают не вдруг, так сказать, из ниоткуда; они появляются из материально-правовых отношений, в которых они участвуют в качестве управомоченных или обязанных лиц, выступая относительно других участников сложных экономических правоотношений в качестве их контрагентов или третьих лиц, принимающих участие в исполнении обязательств. Существует достаточно много видов таких сложных экономических правоотношений, где каждый участник является контрагентом или третьим лицом относительно других участников. Это, например, отношения, складывающиеся при применении системы генерального подряда при производстве работ: заказчик - генподрядчик - субподрядчики; отношения по перевозке грузов: грузоотправитель - перевозчик - грузополучатель; по аренде: арендодатель - арендатор - субарендатор; правоотношения с участием посредников: комитент - комиссионер - третье лицо, принципал - агент - третье лицо; по транспортной экспедиции; страховые правоотношения: страхователь - страховщик - выгодоприобретатель; инвестиционные; корпоративные правоотношения и т.д. Возникающие в сфере подобных правовых связей споры между двумя участниками правоотношений могут затрагивать и, как правило, действительно затрагивают интересы других участников, которые априори потенциально могут стать участниками и процессуальных правоотношений.

Если, например, заказчик предъявляет генподрядчику претензию по качеству выполненных работ, а эти работы выполнялись субподрядчиком, спор между заказчиком и генподрядчиком в суде, скорее всего, не может быть разрешен без участия того самого субподрядчика в качестве третьего лица. По существу, разнообразные экономические отношения пронизаны соприкасающимися или пересекающимися интересами хозяйствующих субъектов. Такова современная экономика. Не случайно ходатайства об участии в деле третьего лица мотивируются тем, что в ходе судебного разбирательства могут быть затронуты его интересы. Но наличие интереса в определенном разрешении спора не всегда служит основанием для участия в деле третьего лица.

В российской правовой системе закон обеспечивает защиту в судебном порядке не только нарушенных или оспариваемых прав, но и законных интересов лиц в экономической сфере (пункт 1 статьи 2 "Задачи судопроизводства в арбитражных судах" АПК РФ). Эта защита обеспечивается, в частности, возможностью обращаться в суды с исками и заявлениями, выступать в качестве истцов и ответчиков, участвовать в процессе в качестве третьего лица. Институт участия в процессе третьих лиц является, следовательно, лишь одним из процессуальных институтов, в рамках которых предоставляется судебная защита прав и интересов субъектов. У этого института конкретное назначение, которым определяются возможности и соответственно границы его применения. Его назначение состоит в том, чтобы при разрешении экономических споров учитывались права и обязанности лиц, не являющихся сторонами спора, но без изменения конфигурации спора, который возник между истцом и ответчиком. Поэтому, подчеркнем еще раз, в качестве третьих лиц в судопроизводстве могут участвовать те субъекты, интересы которых, во-первых, затронуты рассматриваемым спором, и, во-вторых, то или иное разрешение спора может повлиять на их права и обязанности относительно одной из сторон спора. Тем лицам, чьи законные интересы нарушены или оспариваются, но которые не могут участвовать в деле в качестве третьих лиц, предоставляются иные правовые возможности: присоединение к уже заявленному иску, подача самостоятельного иска, вступление в дело о несостоятельности (банкротстве), а если заинтересованное лицо не участвовало в деле, но по результатам рассмотрения дела принят судебный акт о его правах и обязанностях, то заинтересованному лицу предоставляется возможность обжаловать такой судебный акт.

Как установлено в части 1 статьи 51 АПК РФ ("Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора"), третьи лица могут вступить в дело, если судебный акт, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, "может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон". Тем самым закон в качестве основания участия третьих лиц при рассмотрении судом экономического спора закрепляет предположение о том, что будущее решение суда по спору или иной акт, которым завершается рассмотрение дела в суде первой инстанции, может повлиять на права и обязанности третьего лица по отношению к одной из сторон спора. Перед нами легальная презумпция, предоставляющая суду широкие возможности дискретного усмотрения при решении вопроса об участии третьих лиц. Дискретность презумпции состоит в том, что судья дает свою, чисто субъективную оценку взаимосвязи различных правоотношений и формирует свое видение того, как эти правоотношения будут развиваться в будущем после окончания дела в суде первой инстанции. Парадоксальность ситуации состоит в том, что на тот момент, когда надо принимать решение об участии в деле третьего лица, еще не ясно (по крайней мере, не должно быть ясно), как разрешится спор и как и чем закончится данное дело - будет ли вынесено решение по существу спора и какое именно, будет ли оно обосновано, либо производство по делу будет прекращено, или иск будет оставлен без рассмотрения и т.д. При такой широкой амплитуде возможных вариантов оценки последующего развития событий законодатель предпочел ограничиться использованием легальной презумпции, закрепив ее в качестве основания для решения вопроса об участии третьих лиц в разбирательстве экономических споров.

Из положения части 1 статьи 51 АПК РФ следует, что во всех случаях, когда в ходе судебного разбирательства возникает вопрос об участии третьего лица, суду необходимо установить, во-первых, какие конкретно интересы третьего лица затрагиваются рассматриваемым спором; во-вторых, состоят ли в каких-либо правоотношениях между собой данное лицо (потенциальное третье лицо) и участвующие в деле стороны или по крайней мере одна из них; в-третьих, если такое правоотношение существует, суд должен выяснить, может ли то или иное разрешение спора по существу оказать какое-либо воздействие на права и обязанности третьего лица по отношению к стороне спора.

Как видно, с точки зрения законодателя, речь не идет все же просто о какой-либо заинтересованности субъектов, которые могли бы принять участие в судебном процессе. Это важно иметь в виду, поскольку часто ходатайства об участии в деле третьего лица мотивируются тем, что в ходе судебного разбирательства могут быть затронуты интересы третьего лица. Если бы закон стоял на такой позиции, тогда бы вообще складывалась неопределенная ситуация с составом участников по экономическим спорам.

Например, корпоративные споры так или иначе затрагивают интересы всех членов (участников, акционеров, товарищей) корпоративных организаций, но возможность их участия в корпоративном споре зависит не от наличия интереса - интереса в определенном желательном для них разрешении корпоративного спора, а от того, опять-таки, может ли повлиять решение суда на их права и обязанности относительно одной стороны спора. Если, например, оспариваются решение совета директоров или общего собрания акционеров о даче согласия на совершение крупной сделки или уже сама совершенная крупная сделка (пункт 6 статьи 79 "Порядок одобрения крупной сделки" Федерального закона от 26.12.95 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах"), то любое решение суда по этим делам, конечно, затрагивает интересы всех акционеров данного акционерного общества. Но также очевидно и то, что никаких изменений ни в объеме, ни в структуре прав и обязанностей акционеров относительно общества не произойдет, чем бы ни завершились эти споры. Поэтому в обоих случаях оснований для участия акционеров в качестве третьих лиц нет.

Но есть споры о дивидендах, когда в суде оспариваются решения совета директоров или общего собрания акционеров о выплате или, наоборот, невыплате дивидендов либо о размере дивидендов. Решения суда по таким спорам оказывают влияние на реализацию прав акционеров на получение дивидендов и на исполнение обязанности общества по выплате дивидендов. Поэтому, если в ходе рассмотрения спора о выплате дивидендов заявляется ходатайство об участии других акционеров данного общества, это ходатайство подлежит удовлетворению, и другие акционеры должны привлекаться к участию в деле в качестве третьих лиц.

Приведем условный пример: судом рассматривается дело по иску организации-изготовителя к организации-покупателю, выступающему также в качестве дилера или дистрибьютора, о расторжении заключенного между ними договора; ответчик - покупатель возражает против удовлетворения иска и ходатайствует о привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц его контрагентов, которым он реализует товары, приобретаемые им у истца-поставщика по дилерскому или дистрибьюторскому договору. Ходатайство мотивируется тем, что затрагиваются интересы этих контрагентов, ибо, если договор с изготовителем будет расторгнут, ответчик (дилер или дистрибьютор) не сможет выполнить свои обязательства перед ними по поставке продукции изготовителя, может быть, уникальной, единственной в своем роде. Несомненно, в такой ситуации интересы контрагентов дилера/дистрибьютора так или иначе затрагиваются. Представим себе, что решением суда договор дилера/дистрибьютора с изготовителем будет расторгнут. Это может оказать влияние на судьбу договорных обязательств, существующих между дилером/дистрибьютором и его клиентами - покупателями по договорам поставки. Поскольку предметом этих договоров является продукция, которую дилер/дистрибьютор мог получить только от изготовителя, сложившаяся ситуация может привести к прекращению этих договорных обязательств вследствие невозможности исполнения на основании пункта 1 статьи 416 "Прекращение обязательства невозможностью исполнения" Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) либо к расторжению договора на основании статьи 451 "Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств" ГК РФ. Поэтому, несмотря на то что возможное решение суда само по себе - автоматически - не повлечет каких-либо изменений в содержании или объеме прав и обязанностей контрагентов-покупателей относительно ответчика в споре, их участие возможно; для этого есть основания: решение суда может повлиять на их права и обязанности.

Анализ различных стандартных и нестандартных ситуаций, с которыми приходится сталкиваться судам при рассмотрении вопроса об участии в деле третьего лица, показывает, что расплывчатость легальной презумпции "может повлиять" преодолевается путем придания этой формулировке конкретного правового звучания. При определенных обстоятельствах решение суда по рассматриваемому спору может сыграть роль юридического факта, который послужит основанием для изменения или прекращения соответствующего правоотношения, в котором участвуют одна из сторон спора и третье лицо. В приведенном выше примере решение суда о расторжении дилерского/дистрибьюторского договора может явиться тем юридическим фактом, вследствие которого наступят изменения в обязательствах по поставкам той же продукции третьим лицам.

Формулировка части 1 статьи 51 АПК РФ требует от судьи при решении вопроса об участии третьих лиц просчитывать все возможные варианты завершения судебного разбирательства в суде первой инстанции - имея в виду не только разрешение спора по существу, но и прекращение производства по делу в связи с заключением мирового соглашения или отказом от иска, например, или по другим основаниям. Понятно, что это трудно реализуемо. Но представить, как может то или иное решение суда по существу спора (удовлетворение иска в полном объеме, удовлетворение иска в части, отказ в удовлетворении иска) повлиять на правоотношения между одной из сторон спора и третьим лицом, вполне возможно. С учетом высказанных соображений предлагается формулировку первого предложения части 1 статьи 51 АПК РФ изменить, изложив ее в следующей редакции: "...если решение суда, выносимое по существу спора, может явиться основанием изменения содержания правоотношений между третьим лицом и одной из сторон спора либо основанием возникновения новых правоотношений между ними".

Процессуально-правовые аспекты участия третьих лиц в арбитражном судопроизводстве

Ситуация с третьими лицами в различных конкретных делах складывается по-разному. Как предусмотрено в статье 51 АПК РФ, третьи лица могут вступить в дело по собственной инициативе либо могут быть привлечены к участию в деле по ходатайству стороны или по инициативе суда. Во многих случаях в исковом заявлении указывается не только ответчик или ответчики, но и третье лицо, причем часто без мотивации о том, зачем нужно привлекать это третье лицо к участию в деле. И суд, принимая такое исковое заявление, возбуждает дело с участием третьего лица или даже третьих лиц. Как правило, при этом суд не ставит и не выносит на обсуждение сторон вопрос о правомерности участия в деле третьего лица, указанного в исковом заявлении; не спрашивается и мнение самого третьего лица, желает ли оно участвовать в деле или нет. Тем самым суд как бы исходит опять же из презумпции о том, что, если третье лицо уже указано в исковом заявлении, значит, его участие необходимо, так тому и быть - пусть участвует. По существу, такой подход судов не соответствует смыслу положений статьи 51 АПК РФ, ориентирующих суды на необходимость выяснения возможного влияния будущего судебного акта на права и обязанности третьего лица по отношению к одной из сторон спора.

Совсем иная ситуация возникает в случаях, когда ходатайство о привлечении третьего лица к участию в деле истец или ответчик заявляют в суде. В этих случаях суд обсуждает заявленное ходатайство и учитывает позицию другой стороны спора. Также становится предметом обсуждения в суде заявление о вступлении в дело, которое подается самим третьим лицом. Позиции истца и ответчика могут совпасть, а могут быть противоположными, у судьи может быть свое мнение.

Как представляется, вопрос о привлечении третьего лица к участию в деле должен быть предметом обсуждения судом в любом случае независимо от того, кем и когда заявлено соответствующее ходатайство. Если третье лицо указано в исковом заявлении, оно не должно автоматически становиться участником судопроизводства - третьим лицом. Вопрос о его участии в деле должен быть рассмотрен судом на предварительном судебном заседании и разрешен с учетом мнения истца и ответчика. Точно так же вопрос об участии в деле третьего лица подлежит специальному рассмотрению судом тогда, когда заявление подается самим третьим лицом или ходатайство о привлечении его к участию в деле подается одной из сторон. Даже в том случае, когда суд решает привлечь определенного субъекта к участию в деле в качестве третьего лица по собственной инициативе, суд должен на одном из судебных заседаний по делу поставить на обсуждение вопрос о привлечении третьего лица к участию в данном деле. Обе стороны могут возражать против привлечения третьего лица, но, если суд убежден, что это необходимо, он привлекает третье лицо по собственной инициативе. Таким образом, вопрос об участии в деле третьего лица в любом случае решается судом. Формулировка части 1 статьи 51 АПК РФ представляется некорректной, она искажает порядок привлечения третьего лица к участию в деле. Поэтому слова "могут вступить в дело" целесообразно заменить словами "могут быть допущены судом к участию в деле".

Обсуждение вопроса о привлечении третьего лица должно быть обязательно отражено в протоколе судебного заседания, в котором показывается формирование позиции суда по этому вопросу. По итогам обсуждения судом выносится отдельное определение.

О возможности обжалования определения суда относительно участия третьего лица в рассматриваемом деле

С обжалованием вынесенного определения все обстоит совсем не просто. АПК РФ в части 3.1 статьи 51 допускает обжалование, но с большими ограничениями: во-первых, могут быть обжалованы только определения об отказе в удовлетворении ходатайства о вступлении в дело третьего лица или о привлечении третьего лица к участию в деле; во-вторых, только лицом, подавшим соответствующее ходатайство; в-третьих, только в пределах ограниченного срока - не более десяти дней со дня вынесения определения; в-четвертых, жалоба может подаваться в арбитражный суд апелляционной инстанции. Все эти ограничения объясняются стремлением законодателя не допустить искусственного затягивания рассмотрения дела из-за вопроса о третьем лице. Представим себе, что допускалось бы обжалование и в суд кассационной, и в суд надзорной инстанций; тогда в вышестоящих инстанциях изучался бы вопрос о том, ошибся или не ошибся суд первой инстанции, отказывая третьему лицу в участии в деле, а рассмотрение по существу требований истца, обращенных к ответчику, откладывалось бы на неопределенный, во всяком случае длительный, срок, что не соответствовало бы задачам правосудия по экономическим спорам. С тем чтобы была ясность в вопросе о возможностях обжалования определения суда об отказе в привлечении третьего лица к участию в деле, целесообразно часть 3.1 статьи 51 АПК РФ дополнить словами: "Указанное определение не может быть обжаловано в кассационном и надзорном порядке".

Представляется, что и для рассмотрения жалобы на определение суда первой инстанции об отказе в привлечении третьего лица к участию в деле должен быть установлен сокращенный - не более десяти дней - срок. В связи с этим статью 51 АПК РФ целесообразно дополнить новой частью 3.2 следующего содержания: "3.2. Жалоба на определение суда первой инстанции об отказе в привлечении к участию в деле третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, рассматривается арбитражным судом апелляционной инстанции в течение десяти календарных дней со дня поступления жалобы в арбитражный суд апелляционной инстанции".

Об отложении судебного разбирательства

Целесообразно также скорректировать положение части 4 статьи 51 АПК РФ. Дело в том, что, как правило, вопрос о привлечении к делу третьих лиц рассматривается в ходе предварительного судебного заседания (часть 2 статьи 137 "Назначение дела к судебному разбирательству" АПК РФ). Но может быть и такая ситуация, когда вопрос об участии в деле третьего лица возник после завершения предварительного судебного заседания и перехода к рассмотрению дела по существу. В таких случаях, согласно правилу части 4 статьи 51 АПК РФ, если третье лицо вступило в дело после начала судебного разбирательства, "рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда производится с самого начала". "С самого начала" означает, что, строго говоря, суду придется вернуться к предварительному судебному заседанию, назначить новую дату его проведения и только после этого приступить к рассмотрению дела по существу. Буквальное следование этому правилу также может привести к отложению рассмотрения дела и затягиванию судебного разбирательства. Представляется, что возвращение дела на рассмотрение с самого начала имеет смысл только тогда, когда вступившее в дело третье лицо заявляет ходатайство об этом либо просит суд приобщить к материалам дела какие-либо новые документы. Ходатайство третьего лица "о рассмотрении дела с самого начала" и соответственно об отложении дела должно быть мотивировано необходимостью ознакомления третьего лица с материалами дела. Если же третье лицо ходатайствует о приобщении к материалам дела каких-либо документов, вопрос об удовлетворении этого ходатайства обсуждается судом. В случае удовлетворения такого ходатайства в судебном заседании может быть объявлен перерыв или дело может быть отложено, если сторонам необходимо время для ознакомления с этими документами.

Если же в связи с вступлением в дело третьего лица ни это третье лицо, ни представители сторон не заявляют ходатайств, удовлетворение которых предполагает отложение дела, суд информирует третье лицо о предмете спора, о позициях истца и ответчика, о представленных сторонами доказательствах и после этого продолжает разбирательство спора по существу. С учетом высказанных соображений может быть предложена новая редакция части 4 статьи 51 АПК РФ: "4. В случае если третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, вступило в дело после завершения предварительного судебного заседания, рассмотрение дела может быть отложено, если третье лицо обосновывает необходимость ознакомления с материалами дела либо представляет какие-либо документы, для ознакомления с которыми сторонам спора требуется время. Если необходимости отложения дела нет, суд информирует третье лицо о его правах и обязанностях, о предмете спора, позициях истца и ответчика, представленных сторонами доказательствах; после этого разбирательство дела продолжается".

Права и обязанности третьего лица в процессе

Допущенное к участию в деле третье лицо приобретает правовой статус участника судебного разбирательства, из которого для третьего лица проистекают определенные процессуальные права и обязанности. Все остальные участники судопроизводства: судьи, истцы и ответчики - должны относиться к третьему лицу как к полноправному с точки зрения осуществления их процессуальных прав и обязанностей участнику. Так, судья обязан разъяснить третьему лицу его права и обязанности, предоставить ему возможность ознакомиться с материалами дела, направлять ему извещения и судебные акты и т.д. Истец обязан передать третьему лицу копии искового заявления и приложенных к нему документов, ответчик - копию отзыва на иск.

Третье лицо наделяется процессуальными правами и обязанностями стороны, за исключением тех прав, которые имманентно могут принадлежать только стороне - истцу или соответственно ответчику. Эти исключения перечислены в части 2 статьи 51 АПК РФ: признание иска, отказ от иска, изменение основания или предмета иска и т.п. Но, за этими изъятиями, третьи лица как участники судебного разбирательства вправе представлять доказательства, заявлять ходатайства, задавать вопросы, обжаловать принимаемые по делу судебные акты и т.д. Обсуждение всех возникающих в процессе ходатайств, заявлений, вопросов должно происходить с участием третьего лица. Как представляется, участие третьего лица в судебном процессе должно быть активным и плодотворным; третье лицо не должно занимать пассивную позицию индифферентного созерцателя, иначе зачем вообще необходимо было участвовать в деле. В принципе, третье лицо должно сформировать свою точку зрения относительно разрешения спора и довести ее до сведения суда и сторон. Если третье лицо не согласится с вынесенным по делу судебным актом и посчитает необходимым обжаловать его, то в жалобе ему следует изложить свою точку зрения, обосновать ее и указать, что эта точка зрения была доведена до сведения суда первой инстанции, но не была поддержана судом. Точно так же при прохождении дела в вышестоящих инстанциях третье лицо должно активно отстаивать свою позицию.

Требования к осуществлению процессуальных прав и исполнению процессуальных обязанностей, предусмотренные в частях 2 и 3 статьи 41 АПК РФ, обязательны для третьих лиц в той же мере, что и для сторон спора.

Осуществление предоставленных третьему лицу процессуальных прав подчиняется в первую очередь интересам самого третьего лица и только во вторую очередь - интересам той стороны спора, с которой связано третье лицо. Как вытекает из части 1 статьи 51 АПК РФ, третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, вступают в дело не просто так, сами по себе, так сказать, а "на стороне истца или ответчика". Что это означает? Если на стороне истца, значит - против ответчика? И наоборот: если на стороне ответчика, значит - против истца? Получается, что третье лицо должно разделять и поддерживать позицию той стороны спора, с которой оно связано какими-либо интересами, состоит в каких-либо правоотношениях или таковые правоотношения могут возникнуть вследствие вынесенного по спору судебного акта.

В большинстве случаев интересы третьего лица совпадают с интересами либо истца, либо соответственно ответчика, и потому третье лицо поддерживает позицию той стороны, чьи интересы совпадают с интересами третьего лица.

Однако достаточно часто встречаются и такие ситуации, когда интересы третьего лица не совпадают ни с интересами связанной с ним стороны спора, ни тем более с интересами другой стороны. В таких случаях третье лицо вправе отстаивать в суде позицию, отвечающую его интересам. Например, в ходе судебного разбирательства третье лицо может ссылаться на такие обстоятельства, которые не учитываются стороной, с которой связано данное третье лицо. Или, например, третье лицо ходатайствует о проведении судебной экспертизы, хотя ни одна из сторон такого ходатайства не заявляет и не поддерживает.

Третье лицо вправе настаивать, например, на уменьшении размера ответственности ответчика ввиду наличия вины истца-кредитора в нарушении условий договора либо ввиду его просрочки, повлиявшей на исполнение обязательства (статьи 404 и 406 ГК РФ), и т.д. Вообще, в ходе судебного разбирательства то обстоятельство, на чьей стороне - истца или ответчика - третье лицо вступило в дело, не приобретает какого-либо правового да и практического значения. Поэтому целесообразно в части 1 статьи 51 АПК РФ слова "на стороне истца или ответчика" исключить.

В судебной практике некоторое время назад еще в период действия АПК РФ 1995 года возник вопрос о том, вправе ли третье лицо заявлять ходатайство о применении судом правила о последствиях истечения срока исковой давности. В пункте 2 статьи 199 ГК РФ сказано, что исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Высшие судебные инстанции трактуют эту норму буквально: только сторона, то есть только ответчик, вправе делать в суде заявление о применении правила о последствиях истечения исковой давности. В абзаце первом пункта 4 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.01 N 15 и Пленума ВАС РФ от 15.11.01 N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности" (далее - Постановление Пленумов N 15/18) сказано: "Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре (пункт 2 статьи 199 ГК РФ)... сторонами в деле являются истец и ответчик. В силу пункта 1 статьи 9 ГК РФ граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права, включая право заявить в суде об истечении срока исковой давности. Поэтому судам необходимо иметь в виду, что заявление о пропуске срока исковой давности, сделанное третьим лицом, не является основанием для применения судом исковой давности, если соответствующее заявление не сделано стороной по спору" <1>. Вероятно, такая позиция может быть мотивирована тем, что, поскольку правовая норма, подвергающаяся толкованию, является нормой материального права - содержится в пункте 2 статьи 199 ГК РФ, закрепляемое в ней право суть материальное гражданское, а не гражданское процессуальное право. Поэтому это право не входит в состав тех процессуальных прав, которыми наделяются третьи лица согласно АПК РФ и Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. Такая чисто формалистическая позиция и ее обоснование не соответствуют природе анализируемого права. Речь идет об обязанности суда применить правило об истечении исковой давности, если об этом сделано заявление стороной спора. Тем самым установлены право стороны и обязанность суда как элементы процессуального правоотношения. Так что процессуальная природа права ходатайствовать о применении исковой давности очевидна; а то обстоятельство, что данная правовая норма находится в ГК РФ, не меняет ее истинной природы. Это не более чем прием юридической техники: институт исковой давности неразрывно связан с институтами осуществления и защиты гражданских прав, также представленными в ГК РФ в главе 2 "Возникновение гражданских прав и обязанностей, осуществление и защита гражданских прав" (статьи 8 - 16.1). Нахождение их в ГК РФ обеспечивает их системные связи, оптимизирует возможности для логического толкования и правильного применения норм об исковой давности. То, что в ГК РФ содержатся не только нормы гражданского, но и ряда других отраслей материального и процессуального права, давно общепризнано и никогда никем не оспаривалось.

<1> Вестник ВАС РФ. 2002. N 1. С. 5 - 10.

Представим себе стандартную ситуацию: рассматривается дело по иску заказчика к генподрядчику о взыскании убытков, возникших вследствие некачественного выполнения подрядных работ; в деле в качестве третьего лица участвует строительная организация, выполнявшая эти работы, - субподрядчик. Исковые требования заявлены с пропуском срока исковой давности (может быть, заказчик не знал, что для таких требований установлен сокращенный срок исковой давности - один год - пункт 1 статьи 725 ГК РФ), но по каким-то неясным соображениям ответчик не заявляет ходатайства о применении правила об истечении исковой давности; и тогда соответствующее заявление делает третье лицо. Побудительные мотивы третьего лица очевидны: генподрядчик - ответчик по иску, выплатив истцу присужденную судом сумму, обратится в порядке регресса к субподрядчику с требованием о взыскании этих сумм как своих убытков, ответственность за возникновение которых несет третье лицо - субподрядчик как непосредственный исполнитель работ. Течение срока исковой давности по регрессному требованию генподрядчика к субподрядчику начнется с даты (со следующего дня) вступления в законную силу решения суда о взыскании суммы убытков с генподрядчика в пользу заказчика. Субподрядчик оказывается в заведомо проигрышной ситуации только потому, что в предыдущем деле, в котором он участвовал в качестве третьего лица, не было применено правило об исковой давности. (К тому же, поскольку исковые требования генподрядчика к субподрядчику о взыскании с последнего убытков в регрессном порядке основываются на решении суда, вступившем в законную силу, они подлежат рассмотрению в порядке упрощенного производства в соответствии с пунктом 1 части 2 статьи 227 АПК РФ. - Прим. авт.)

Аналогичная ситуация возникает при решении вопроса об уменьшении неустойки. Предоставив суду право уменьшать неустойку в тех случаях, когда подлежащая уплате неустойка несоразмерна последствиям нарушения обязательства (статья 333 ГК РФ), законодатель не предусмотрел каких-либо специальных правил относительно порядка рассмотрения этого вопроса и не установил возможных пределов уменьшения начисленной истцом неустойки или соответственно процентов по статье 395 ГК РФ. (Возможность применения статьи 333 ГК РФ к требованиям о взыскании процентов по статье 395 ГК РФ проистекает из признания процентов санкцией за неправомерное пользование чужими денежными средствами - своеобразной разновидностью законной неустойки. Соответствующая позиция содержится в пункте 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 08.10.98 N 13/14 "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами" <2> (с дополнением, внесенным Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума ВАС РФ от 04.12.2000 N 34/15 <3>). - Прим. авт.) В судебной практике никакого единообразия по этим вопросам не было до тех пор, пока ВАС РФ не определил свою позицию. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.12.11 N 81 "О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации" разъясняется, что "неустойка может быть снижена судом на основании статьи 333 Кодекса только при наличии соответствующего заявления со стороны ответчика" (пункт 1). Законодатель скорректировал эту позицию, установив, что, если обязательство нарушено лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность, суд вправе уменьшить неустойку при условии заявления должника о таком уменьшении (пункт 1 статьи 333 ГК РФ в редакции Федерального закона от 08.03.15 N 42-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации" <4>). Но как быть, если в деле с участием третьего лица ответчик не ходатайствует перед судом об уменьшении неустойки? Для третьего лица, являющегося потенциальным ответчиком по регрессному иску, этот вопрос имеет существенное значение, поскольку взысканные с ответчика по основному иску неустойка или проценты становятся для ответчика убытками и эти убытки он будет взыскивать с третьего лица - субподрядчика, соисполнителя, смежника и т.п. В этой ситуации интерес третьего лица очевиден и обоснован. Поэтому следует предоставить право заявлять ходатайство об уменьшении неустойки в различных видах экономических споров, в том числе в спорах по обязательствам, в которых должник осуществляет предпринимательскую деятельность, третьему лицу, несущему в регрессном порядке ответственность перед ответчиком. Заявляя такое ходатайство, третье лицо обязано представить доказательства несоразмерности начисленной истцом неустойки последствиям нарушения обязательства ответчиком. В любом случае вопрос об уменьшении неустойки отнесен законом к исключительной компетенции суда.

<2> Вестник ВАС РФ. 1998. N 11. С. 7 - 14.
<3> Вестник ВАС РФ. 2001. N 3. С. 5.
<4> Российская газета. 2015. 13 марта.

Проанализированные ситуации с вопросом о признании за третьим лицом права на заявление о применении правила об истечении исковой давности и права на ходатайство об уменьшении неустойки приводят к выводу о том, что исключения из круга процессуальных прав, установленные в части 2 статьи 51 АПК РФ, не должны толковаться расширительно. Расширительное толкование в контексте положений статьи 51 АПК РФ означает, по существу, отход от позиции законодателя, четко и однозначно выраженной в этой статье Кодекса. Можно было бы внести соответствующее уточнение в Постановление Пленумов N 15/18 и Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.11 N 81, но, так как ВАС РФ уже не существует, сделать это невозможно. Поэтому целесообразно подготовить проект постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации о разъяснении вопросов, возникающих в судебной практике в связи с участием в рассмотрении дел третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. И в этом постановлении обратить внимание судов на то, что третьи лица пользуются всеми правами и обязанностями стороны в процессе, за исключением тех прав, которые указаны в части 1 статьи 43 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 51 АПК РФ; иные ограничения прав третьих лиц, не указанные в названных статьях Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и АПК РФ, недопустимы.

Однако одно из содержащихся в части 2 статьи 51 АПК РФ исключений требует уточнения. Речь идет о мировом соглашении. В тех случаях, когда условиями мирового соглашения затрагиваются интересы третьего лица, его права и обязанности относительно истца или ответчика, мировое соглашение должно заключаться с участием третьего лица. В связи с этим предлагается внести в положения АПК РФ несколько уточнений. Первое: из текста части 2 статьи 51 АПК РФ исключить слова "или заключение мирового соглашения". Второе: статью 139 АПК РФ дополнить частью 1.1 следующего содержания: "Если мировым соглашением затрагиваются законные интересы участвующего в деле третьего лица, его права или обязанности относительно истца или ответчика, мировое соглашение заключается с участием третьего лица". Третье: в части 1 статьи 140 АПК РФ слово "сторонами" заменить словами "его участниками (сторонами, третьими лицами)". Четвертое: часть 6 статьи 141 АПК РФ изложить в следующей редакции: "6. Арбитражный суд не утверждает мировое соглашение, если оно противоречит закону или нарушает права и законные интересы участвующих в деле третьих лиц или иных лиц".

Выше были обоснованы предложения по изменению действующей редакции части 1 статьи 51 АПК РФ. Суммируя эти предложения, может быть представлена следующая редакция части 1 статьи 51 АПК РФ в целом: "1. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут быть допущены судом к участию в деле до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в первой инстанции арбитражного суда, если решение суда, выносимое по существу спора, может явиться основанием изменения содержания правоотношений между третьим лицом и одной из сторон спора либо основанием возникновения новых правоотношений между ними. Третьи лица привлекаются к участию в деле по заявляемым ими ходатайствам, а также по ходатайству стороны, участвующей в деле, или по инициативе суда".

Сфера участия третьих лиц в производстве по делам, рассматриваемым арбитражными судами

В принципе, третьи лица могут участвовать в делах едва ли не по всем категориям споров, рассматриваемым арбитражными судами, в том числе по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений. Считается, что третьи лица как первой, так и второй категории не могут участвовать в делах о банкротстве юридических лиц и граждан, поскольку это не предусмотрено законодательством о несостоятельности (банкротстве). Действительно, участие в делах о банкротстве третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, лишено всякого смысла. Поэтому речь о них не идет. Другое дело - третьи лица второй категории, то есть третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора. В Федеральном законе от 26.10.02 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" <5> (далее - Закон о банкротстве) в составе лиц, участвующих в деле (статья 34), и в составе лиц, участвующих в процессе по делу о банкротстве (статья 35), третьи лица не названы. (В настоящей статье приводятся отдельные положения Закона о банкротстве с учетом последующих изменений и дополнений по состоянию на 1 июля 2015 года. - Прим. авт.)

<5> Собрание законодательства Российской Федерации. 2002. N 43. Ст. 4190.

Из систематического толкования положений Закона о банкротстве вытекает, что, помимо тех лиц, которые представляют в процессе самого должника, собственника имущества должника - унитарного предприятия, учредителей (участников, акционеров) должника, собрание или комитет кредиторов, публично-правовые образования, все остальные возможные участники процессуальных правоотношений охватываются понятием "иные лица". Это понятие можно соотнести с понятием "третьи лица", употребляемым в общем процессуальном законодательстве. Но эти понятия, хотя и близкие с точки зрения правового положения и тех, и других лиц в процессе, все же не совпадают. Права иных лиц в процессе по делу о банкротстве предусмотрены в пунктах 3 и 4 статьи 35 Закона о банкротстве; по объему они прав третьих лиц по АПК РФ. Тем не менее иных лиц, участвующих в процессе по делу о банкротстве, можно признать подвидом третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора.

Согласно пункту 1 статьи 35 Закона о банкротстве иные лица участвуют в процессе по делу о банкротстве только "в случаях, предусмотренных Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации и настоящим Федеральным законом". Соответственно, в числе лиц, участвующих в деле о банкротстве, в пункте 1 статьи 34 Закона о банкротстве названо "лицо, предоставившее обеспечение для проведения финансового оздоровления". Следовательно, употребляемым в Законе о банкротстве понятием "иные лица" охватываются и лица, заявляющие в период наблюдения о своем намерении погасить в полном объеме предъявленные к должнику требования об уплате обязательных платежей (пункт 2 статьи 71.1 Закона о банкротстве), и лица, предоставляющие обеспечение исполнения должником обязательств в период действия процедуры финансового оздоровления (статья 79 Закона о банкротстве). Такие лица в некоторых статьях Закона о банкротстве, регулирующих порядок введения и проведения отдельных процедур банкротства, именуются также третьими лицами (пункт 1 статьи 71.1, пункт 1 статьи 76, пункты 1 и 2 статьи 78, пункт 1 статьи 85.1, пункт 1 статьи 112.1, пункт 1 статьи 113 и др.). Понятие третьих лиц использовано в Законе о банкротстве, чтобы подчеркнуть их особый статус в соотношении со статусом основных участников дела о банкротстве: должника, конкурсных кредиторов и арбитражного управляющего. Вступая в процессуальные банкротные правоотношения, третьи лица, предоставляющие обеспечение исполнения обязательств должника, попадают под понятие иных лиц (пункт 1 статьи 35 Закона о банкротстве). Таким образом, понятие третьих лиц, применяемое в Законе о банкротстве, неравнозначно понятию третьих лиц, предусмотренному в процессуальном законодательстве. Какие-то иные (другие) третьи лица, пусть даже имеющие какие-либо имущественные притязания к должнику в связи с делом о его несостоятельности (банкротстве), не могут участвовать ни в деле о банкротстве, ни в судебном процессе по делу о банкротстве, если это прямо не предусмотрено процессуальным законодательством или Законом о банкротстве.

Тем не менее вопрос об участии третьего лица в судебном процессе по делу о банкротстве может возникнуть. Вот конкретный пример из практики. Определением судьи арбитражного суда было принято заявление организации-должника, возбуждено производство по делу и назначено судебное заседание по рассмотрению обоснованности заявления, решению вопроса о введении процедуры наблюдения и назначении временного управляющего. К дате судебного заседания в арбитражный суд поступило заявление от одного из контрагентов должника о вступлении в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора. Определением судьи в удовлетворении этого ходатайства было отказано. Позиция судьи мотивировалась тем, что участие третьего лица в деле о банкротстве действующим законодательством не предусмотрено. Кроме того, при обсуждении заявленного ходатайства высказывалось мнение о том, что если допустить к участию в деле в качестве третьего лица хотя бы одного контрагента должника, то также придется допускать в дело и других контрагентов - кредиторов должника, что затруднит разбирательство дела о банкротстве. Такая позиция представляется по крайней мере не бесспорной.

На дату рассмотрения заявления должника процессуальные, как и материально-правовые, отношения по банкротству еще не возникли. Они возникнут со дня введения процедуры наблюдения. Суд еще только назначил судебное заседание для того, прежде всего, чтобы установить обоснованность поданного должником заявления. При рассмотрении этого важнейшего вопроса позиция контрагента - третьего лица могла бы сыграть определенную роль и по крайней мере должна была бы быть учтена судом. Например, у третьего лица могли быть сведения о наличии признаков преднамеренного или фиктивного банкротства должника; третье лицо могло представить свои соображения относительно кандидатуры временного управляющего и т.д. Кроме того, в данном конкретном случае имелось еще одно существенное обстоятельство, а именно: еще до дня судебного заседания суд удовлетворил ходатайство должника о принятии обеспечительных мер и запретил тем банкам, в которых имелись расчетные счета должника, списывать денежные средства с этих счетов в безакцептном порядке. Возможно, что контрагент должника, имея на руках исполнительный лист и вступив в дело в качестве третьего лица, обжаловал бы определение суда о принятии обеспечительных мер, что оказало бы влияние на правоотношения между должником и его контрагентом.

Приведенный пример дает основание полагать, что до введения судом процедуры наблюдения особые процессуальные правоотношения в связи с делом о банкротстве еще не возникают, поэтому подавший заявление контрагент должника мог быть допущен к участию в деле. С введением наблюдения его статус третьего лица прекращается, он перестает быть участником процесса. Если у него есть имущественные требования к должнику, он может вступить в дело в качестве конкурсного кредитора, подав заявление об этом в течение 30 дней с даты опубликования сообщения о введении наблюдения (пункт 1 статьи 71 Закона о банкротстве). Применительно к этой стадии процесса - до введения наблюдения - могут возникнуть и другие вопросы процессуального характера, например о правомерности применения обеспечительных мер по ходатайству должника. К сожалению, в объемном и обстоятельном Постановлении Пленума ВАС РФ от 22.06.12 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве" <6> внимания этой стадии уделено явно недостаточно.

<6> Вестник ВАС РФ. 2012. N 8. С. 139 - 168.

Что же касается опасения суда насчет того, что создастся прецедент и с заявлениями об участии в деле могут обратиться и другие контрагенты - кредиторы должника, то, по нашему мнению, каких-либо трудностей для суда в связи с этим не возникнет; напротив, точки зрения привлеченных к участию в деле третьих лиц могут не совпадать, в чем-то различаться между собой, что всегда способствует выработке объективной и взвешенной позиции суда при разбирательстве такого важного вопроса, как обоснованность заявления о признании должника несостоятельным (банкротом). К этому вопросу нельзя подходить поверхностно, отводя на его рассмотрение стандартные десять - пятнадцать минут по аншлагу.

В конкретном деле, послужившем примером для анализа этой ситуации, уже после того, как суд отклонил заявление контрагента должника о вступлении в дело о банкротстве в качестве третьего лица и ввел процедуру наблюдения, сам должник обратился к суду с ходатайством о привлечении к участию в деле в качестве третьих лиц трех организаций - своих контрагентов, мотивируя это тем, что данные организации выступали в качестве поручителей по кредитным договорам о предоставлении займов должнику. И что бы Вы, уважаемый коллега-читатель, подумали? Да, невероятно, но факт: суд это ходатайство удовлетворил, и теперь в деле о банкротстве должника участвуют третьи лица без самостоятельных требований. Сразу же возникает вопрос об объеме процессуальных прав третьих лиц в деле о банкротстве. Например, вправе ли они заявлять ходатайство о проведении судебной экспертизы, об отстранении арбитражного управляющего, могут ли они оспаривать решения собрания кредиторов и т.д. Представляется, что третьи лица без самостоятельных требований могут участвовать в деле о банкротстве только до введения процедуры наблюдения или иной первой процедуры с учетом особенностей должника. После введения первой процедуры участие третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, в деле о банкротстве становится невозможным, так как такие третьи лица не являются и не становятся участниками банкротного правоотношения.