Мудрый Юрист

Суд как субъект права в государствах традиционного типа

Ерченко Павел Михайлович, старший преподаватель кафедры гражданско-правовых дисциплин Московского областного гуманитарного института.

Статья посвящена рассмотрению правовых свойств и особенностей функционирования обычных и официальных судов в традиционных государствах. Автор доказывает, что свойства традиционной правовой культуры наряду со спецификой общественного уклада существенно влияют на правовое положение судов как субъекта права и их деятельность в правовом пространстве в качестве самостоятельных и активных субъектов.

Ключевые слова: суд, правосудие, правовая культура традиционного типа, обычное право, правосубъектность, правовой статус, функционирование суда.

Court as a Subject of Law in the States of Traditional Typen

P.M. Erchenko

Erchenko Pavel M., Senior Lecturer of the Department of Civil Law Disciplines in Moscow Regional Institute of Humanities.

The article is devoted to legal properties and features of functioning of customary and formal courts in the traditional States. The author argues that properties of traditional legal culture, along with the specifics of the social order, substantially affect the legal position of the courts as the subject of rights and their activity in the legal space as independent and active subjects.

Key words: courts, justice, legal culture of the traditional type, customary law, legal personality, legal status, functioning of the court.

Неразрывная связь и взаимная обусловленность различных компонентов государственно-правовой системы общества предполагают, что характеристика суда как субъекта права коррелирует с теми культурно-историческими особенностями, которыми характеризуется государство, в котором он существует и действует. В этой связи интересным представляется рассмотреть вопрос о характеристике суда как субъекта права в государствах традиционного типа, которым свойственен общественный уклад, отличающийся господством традиции над модернизацией, значимостью для человека его связи с природой (космосом), а также преобладанием коллективистских установок в сравнении с индивидуалистическими.

Принципиально значимыми для понимания специфики суда как субъекта права в государствах традиционного типа являются следующие особенности традиционной правовой культуры.

Во-первых, понимание права и отношение к нему складываются в основном иррационально, а низкий уровень развития юридической техники не способствует формированию и формальному закреплению принципов и норм, которые бы могли создать рациональную основу ценностного восприятия права.

Во-вторых, право неизменно воспринимается в качестве вторичного по своей значимости средства поддержания социального порядка, к которому прибегают лишь в тех случаях, когда моральная и религиозная системы регуляции оказываются не способными обеспечить поддержание порядка. Приведение в действие официального права, в том числе и посредством суда, не рассматривается в качестве действенного способа восстановления гармонии.

В-третьих, для традиционных обществ характерно диалектическое единство организации и самоорганизации, а как следствие - официального и обычного права. В большинстве традиционных обществ первое и второе действуют одновременно.

В-четвертых, обычное право, которое воспринимается как "продукт сверхъестественных сил", как то, обязательность чего "обусловлена его справедливостью и разумностью, подкрепленными волей предков и (или) богов" <1>, в силу генетической связи с религией и моралью получает более позитивную оценку, чем официальное право. Последнее рассматривается прежде всего как метод поддержания авторитета власти правителя над подчиненными, как то, что созидается лишь тогда, когда "в игру" вступает аппарат принуждения с целью сохранения контроля и побуждения к соблюдению социальных норм.

<1> Муромцев Г.И. О некоторых особенностях и закономерностях развития правовых культур // Правовые культуры. Жидковские чтения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Москва, 25 марта 2011 г. / под ред. Г.И. Муромцева, М.В. Немытиной. М.: РУДН, 2012. С. 15 - 16.

В-пятых, человек не обособляется в качестве суверенного и самостоятельного субъекта права; он скорее рассматривается в качестве субъекта, несущего ответственность. При этом традиционное общество характеризуется тем, что в нем "большинство статусов являются аскриптивными (приписываемыми), а дескриптивные (достигаемые) не имеют столь важного значения" <2>. В обозначенном контексте осуществление правосудия воспринимается как следствие нарушения человеком правовых норм. Поскольку само правонарушение негативно, постольку и правосудие воспринимается негативно, а участие в нем - как постыдное для человека.

<2> Терин Д.Ф. Категория цивилизации и основная дихотомия социальной теории // Мониторинг общественного мнения. 2004. N 1. С. 59.

Перечисленные обстоятельства оказывают существенное влияние на правовую "внешность" судов как субъектов права.

Для обществ с традиционной культурой характерны два типа судов - обычные суды (негосударственные арбитражи) и официальные (государственные) суды, разрешающие споры в рамках установленной процедуры и с соблюдением юридических формальностей. В большинстве традиционных государств суды обоих типов действуют одновременно. В обществах, характеризующихся отсутствием централизованной политической власти, официальные суды могут отсутствовать.

Обычные и официальные суды предстают субъектами, характеризующимися ощутимыми различиями с точки зрения их правовых свойств, а также с точки зрения тех особенностей, которые обнаруживаются в их функционировании в качестве субъектов права.

Правоспособность и дееспособность обычных судов связываются с нравственной авторитетностью судьи, поэтому судьями в них становятся лица, не занимающие официальных должностей, но пользующиеся уважением соплеменников <3>, - старейшины и другие влиятельные члены семьи (клана), формальные и неформальные лидеры общин и т.д. Объем компетенции названных судов строго не определен, а их полномочия не формализованы, обусловливаются особенностями самого разрешаемого конфликта и обстоятельствами, в которых осуществляется правосудие. В этом смысле о правовом статусе обычных судов можно говорить как о ситуативном.

<3> См.: Почекаев Р.Ю. "Юристы" в тюрко-монгольских государствах XIII - XIX вв. (к вопросу об особенностях правовой культуры в системе традиционного права) // Правовые культуры. Жидковские чтения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Москва, 25 марта 2011 г. С. 337 - 338; Алимжан К. Суд биев как институт обычного права // Мысль. 1999. N 6. С. 78.

Правоспособность и дееспособность официальных судов имеют более сложные основания. С одной стороны, основанием правоспособности и дееспособности выступает легальность существующих у них властных полномочий. С другой стороны, фактическая способность суда реализовывать существующие у него полномочия связывается с нравственной безупречностью лица, осуществляющего судопроизводство.

Официальные суды обычно образуют иерархическую систему, особенности которой определяются существующей в обществе политической иерархией, при этом зачастую имеется возможность апелляции от низших судов (например, судов мелких вождей) к высшим (судам крупных вождей). Официальные суды в отличие от обычных обладают, как правило, более или менее формализованной системой полномочий (вызывать свидетелей, принимать решения о наказании виновного лица, осуществлять контроль над выполнением своих решений и т.д.).

Обычные суды функционируют в условиях безразличия к процедуре спора как таковой. В силу этого формально-процедурный момент в содержании правового статуса обычного суда является слабо развитым. Судопроизводство в официальных судах формализуется в несколько большей степени, хотя в целом процедурным правилам не придается такого значения, как в современных государствах буржуазно-европейского типа: это связано прежде всего с формированием "идеологии безразличия к процедуре спора как таковой" <4>. В целом в отношении судов в традиционном обществе можно говорить о том, что их деятельность скорее ритуализированна, чем процедуризированна. При этом судебные ритуалы служат прежде всего "средством легитимации судебной власти" <5>, а не средством организации деятельности суда, каковым выступает юридическая процедура. В результате серьезные на первый взгляд нарушения процессуальных правил в судебной практике, как правило, не оказывают существенного негативного влияния на эффективность деятельности судов как субъектов права.

<4> Нинг Чу. Историческое исследование концепций "негативности" и "позитивности" судебного процесса как способа урегулирования конфликтов (традиционные культуры Китая и западных стран) // Вестник гражданского процесса. 2014. N 4. С. 28.
<5> Пахалов М.Ю. Судебный процесс в средневековой Англии: проблема соотношения юридических и ритуальных форм: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007. С. 13.

В этом плане показательным является то, что волостные суды, которые были созданы в России по "Положению от 19 февраля 1861 года о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости", не всегда организовывались и действовали с соблюдением всех юридически установленных процедур и на основе формально закрепленных предписаний <6>. Вместе с тем эффективность волостных судов зависела не от того, в какой мере в них соблюдались формально установленные процедуры, а от экономического положения самих волостей: "в одном и том же уезде в волостях сравнительно богатых волостной суд лучше, а в волостях бедных - хуже" <7>.

<6> Скоробогатый П. Устройство крестьянских судов. М.: Типография А.И. Мамонтова и Ко, 1880. С. 39.
<7> Галкин А.Г. Правосудие для крестьян: волостные и мировые суды в оценке крестьян и образованного общества (1870 - 1880-е гг.) // Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. N 4. С. 192.

В государствах традиционного типа ни обычные, ни официальные суды не являются субъектами, олицетворяющими собой независимую судебную власть и высшую справедливость, и названное обстоятельство, как представляется, связано с тем, что одной из "ядерных зон", смысловых "узлов" традиционных культур является "метафора Загробного суда", что ярко демонстрирует культура средневековой Западной Европы <8>.

<8> Рафаэлов Л.М. Метафоры суда в западноевропейской культуре: дис. ... канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 2014. С. 79.

Суд воспринимается прежде всего как орган управления, а осуществление правосудия - как функция исполнительной власти. При этом данная характеристика является справедливой в отношении не только государственных, но и негосударственных судов: последние фактически представлены теми же людьми, которые организуют самоуправление в общине, либо формируются в порядке, схожем с порядком формирования органов самоуправления.

Нетождественность суда силе, которая олицетворяет собой высшую справедливость, и фактическое восприятие его в качестве субъекта, которому функция осуществления правосудия "делегирована" верховным арбитром, предопределяют то, что судья несет личную ответственность за вынесенное решение. В этом плане показательно правило, установленное ст. 171 Конституции Ирана: "В каждом случае, когда по вине или по ошибке судьи в каком-либо деле, приговоре суда или применении приговора в конкретном случае кому-либо будет нанесен ущерб, то в случае наличия вины отвечать должен виновный по законам ислама..." <9>.

<9> Конституция Исламской Республики Иран // Государственная служба в странах основных правовых систем мира / под ред. А.А. Демина. М.: Книгодел, 2010. Т. 2. С. 192.

Что касается характеристики судов как субъектов, активно действующих и способных оказывать влияние на правовое пространство, в котором они функционируют, то в ней обнаруживаются следующие особенности.

Во-первых, осуществление правосудия в государствах традиционного типа не является правоприменением в "классическом" современном его понимании. Суд не ориентируется на отыскание нормы, позволяющей разрешить рассматриваемое дело, ее правильное толкование и формулирование решения со ссылкой на установленные фактические данные и соответствующую им норму. Кроме того, право (и обычное, и официальное) применяется судом субсидиарно с другими социальными нормами. В результате привычным для судебной практики оказывается морализаторство в ходе судебного процесса.

Во-вторых, вне зависимости от того, о каком суде идет речь - обычном или официальном, целью деятельности суда в государстве традиционного типа является восстановление гармонии, нарушенной вследствие возникновения конфликта либо вследствие совершения преступления.

Основная цель деятельности обычного суда - "примирение" спорящих, установление между ними взаимного согласия. При этом в ситуации, когда суд выступает в конкретных правовых отношениях в качестве арбитра, это не всегда приводит к удовлетворению интереса правой стороны. Обозначенной особенностью в характеристике обычного суда как субъекта права определяется то, что возникает опасность спутать суд с субъектами, разрешающими конфликты "порядком примирения сторон на основе посредничества" <10>.

<10> Мальцев Г.В. Месть и возмездие в древнем праве. М.: Норма: ИНФРА-М, 2012. С. 590.

Основной целью деятельности официального суда является обеспечение соблюдения правовых норм, установленных государственно-властным порядком. Следовательно, и в результате деятельности этого суда не всегда обеспечивается удовлетворение интересов правой стороны: прежде всего такое удовлетворение оказывается невозможным в ситуации, когда ее интересы не совпадают с публичными, т.е. с интересами самой власти. Как следствие решение официального суда воспринимается прежде всего в качестве выражения воли государства, но не всегда - справедливости.

В-третьих, суд в государствах традиционного типа предстает субъектом, который не самостоятелен в решении рассматриваемых дел в том смысле, что он лишь проводит в жизнь волю высшей силы, провозглашает ее. То, насколько решение соответствует этой воле, зависит от самого суда: "хороший" суд стремится к тому, чтобы точно следовать ей; "плохой" провозглашает в качестве высшей воли собственное произвольное решение.

В-четвертых, поскольку "для традиционного сознания право... несотворимо, неизменно, универсально (и, следовательно, беспробельно)" <11>, постольку суд в государствах традиционного типа не воспринимается в качестве субъекта, творящего право.

<11> Муромцев Г.И. Указ. соч. С. 15 - 16.

В силу специфики правовой жизни традиционного общества решения обычных судов не могут создавать формально общеобязательные правовые положения, одновременно и решения официальных судов не могут признаваться общеобязательными велениями авторитетной властной воли, которые следует соблюдать под угрозой наказания.

Вместе с тем, в-пятых, осуществляя правосудие на основе норм, которые носят предельно обобщенный, абстрактный характер и чаще всего не артикулированы, суд фактически оказывается субъектом, принимающим непосредственное и активное участие в правовоспроизводстве. Результатом деятельности судов становится специфическое "судебно-обычное" право, отличное по своим источникам, месту в системе права и роли в регулировании общественных отношений от того обычного права, о котором традиционно ведут речь как о самовоспроизводящемся и саморазвивающемся <12>. Решения и официальных, и обычных судов являются важными источниками, на которые ориентируется законодатель.

<12> См.: Муромцев Г.И. Обычное право в культурно-историческом контексте // История государства и права. 2010. N 13. С. 13 - 17; Рожнов А.А. Обычное право как источник уголовного права Московского государства // История государства и права. 2013. N 7. С. 38 - 42; Плоцкая О.А. Соотношение обычного зырянского и позитивного права в рамках правового развития Российского государства // История государства и права. 2014. N 18. С. 3 - 8; Наумкина В.В. Имущественные отношения в обычном праве кочевых народов Восточной Сибири в XIX веке // История государства и права. 2015. N 15. С. 38 - 43 и др.

Обобщая изложенное, можно с уверенностью утверждать, что особенности традиционной правовой культуры оказывают существенное влияние на характеристику суда как субъекта права - и на его правовое положение, и на его функционирование, и на его роль в правовой жизни общества. Вопрос о характеристике суда как субъекта права в государствах традиционного типа требует глубокого и всестороннего исследования, сочетающего в себе историко-правовой анализ с применением исторических, этнографических и культурологических методов.

Литература

  1. Алимжан К. Суд биев как институт обычного права // Мысль. 1999. N 6.
  2. Галкин А.Г. Правосудие для крестьян: волостные и мировые суды в оценке крестьян и образованного общества (1870 - 1880-е гг.) // Историческая и социально-образовательная мысль. 2011. N 4.
  3. Государственная служба в странах основных правовых систем мира. Т. 2 / под ред. А.А. Демина. М.: Книгодел, 2010.
  4. Мальцев Г.В. Месть и возмездие в древнем праве. М.: Норма: ИНФРА-М, 2012.
  5. Муромцев Г.И. О некоторых особенностях и закономерностях развития правовых культур // Правовые культуры. Жидковские чтения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Москва, 25 марта 2011 г. / под ред. Г.И. Муромцева, М.В. Немытиной. М.: РУДН, 2012.
  6. Муромцев Г.И. Обычное право в культурно-историческом контексте // История государства и права. 2010. N 13. С. 13 - 17.
  7. Наумкина В.В. Имущественные отношения в обычном праве кочевых народов Восточной Сибири в XIX веке // История государства и права. 2015. N 15. С. 38 - 43.
  8. Нинг Чу. Историческое исследование концепций "негативности" и "позитивности" судебного процесса как способа урегулирования конфликтов (традиционные культуры Китая и западных стран) // Вестник гражданского процесса. 2014. N 4.
  9. Пахалов М.Ю. Судебный процесс в средневековой Англии: проблема соотношения юридических и ритуальных форм: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2007.
  10. Плоцкая О.А. Соотношение обычного зырянского и позитивного права в рамках правового развития Российского государства // История государства и права. 2014. N 18. С. 3 - 8.
  11. Почекаев Р.Ю. "Юристы" в тюрко-монгольских государствах XIII - XIX вв. (к вопросу об особенностях правовой культуры в системе традиционного права) // Правовые культуры. Жидковские чтения: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Москва, 25 марта 2011 г. / под ред. Г.И. Муромцева, М.В. Немытиной. М.: РУДН, 2012.
  12. Рафаэлов Л.М. Метафоры суда в западноевропейской культуре: дис. ... канд. филос. наук. Ростов-на-Дону, 2014.
  13. Рожнов А.А. Обычное право как источник уголовного права Московского государства // История государства и права. 2013. N 7. С. 38 - 42.
  14. Сигалов К.Е. Судебная власть в императорской России: надежды и разочарования // Администратор суда. 2012. N 3.
  15. Сигалов К.Е. Генезис социально-властных институтов в России в допетровскую эпоху // Пространство и Время. 2014. N 3.
  16. Скоробогатый П. Устройство крестьянских судов. М.: Типография А.И. Мамонтова и Ко, 1880.
  17. Терин Д.Ф. Категория цивилизации и основная дихотомия социальной теории // Мониторинг общественного мнения. 2004. N 1.