Мудрый Юрист

Корпоративный контроль и особенности его защиты в обществах с ограниченной ответственностью

Ерахтина Ольга Сергеевна, кандидат юридических наук, доцент, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права НИУ ВШЭ - Пермь.

Широкова Анна Дмитриевна, студентка 2 курса магистерской программы "Правовое обеспечение предпринимательской деятельности" НИУ ВШЭ - Пермь.

В статье рассматривается понятие корпоративного контроля с юридической точки зрения, раскрываются основные особенности корпоративного контроля в обществах с ограниченной ответственностью. Особое внимание уделено определению основных причин утраты контроля, а также мер по предупреждению утраты корпоративного контроля в обществах с ограниченной ответственностью.

Ключевые слова: корпоративный контроль; общество с ограниченной ответственностью; утрата корпоративного контроля; отчуждение доли.

Corporate control and particular qualities of its protection in the limited liability companies

O.S. Erahtina, A.D. Shirokova

Erahtina Olga Sergeevna, PhD Candidate of Juridical Sciences, Associate Professor of the Department of Civil and Business Law, Higher School of Economics.

Shirokova Anna Dmitrievna, Second Year Student of the Master's Program's "Business Law", Higher School of Economics.

The article devoted by research of particular qualities of corporate control in Limited Liability Company. Authors consider the concept of corporate control from legal point of view and analyzes the main reasons for the loss of corporate control. Special attention given to measures to prevent loss of corporate control in Limited Liability Companies.

Key words: corporate control; Limited Liability Company; loss of corporate control; sale of shares.

Понятие "корпоративный контроль" не раскрывается в российском законодательстве, вместе с тем в научной литературе можно встретить различные дефиниции, которые трактуют данное понятие с правовой и экономической точек зрения.

Впервые корпоративный контроль был упомянут в работе Г. Манна в 1956 г., в которой была сформулирована концепция "рынок корпоративного контроля". По мнению ученого, корпоративный контроль представляет собой "ценный актив", в содержание которого входит "право назначения менеджеров корпорации" <1>.

<1> См.: Manne H. Mergers and the Markets for Corporate Control / H. Manne // J. of Political Economy. 1965. V. 74. P. 110 - 120.

Что касается правового значения понятия "корпоративный контроль", то в разных правовых системах сложились различные подходы к его определению. В континентальном праве контроль рассматривается как надзор, проверка деятельности определенных лиц <2>. Однако в корпоративных отношениях контроль следует понимать не как надсмотр или надзор над корпорацией, а как экономическую власть, возможность предопределять решения, принимаемые корпорацией или отдельными ее органами. Контроль в данной сфере сводится к фактической и (или) юридически обеспечиваемой возможности оказывать влияние на корпоративное образование, а также на принимаемые его органами решения <3>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С. Шиткина) включен в информационный банк согласно публикации - КНОРУС, 2015 (2-е издание, переработанное и дополненное).

<2> См.: Корпоративное право: Учебный курс: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М.: КНОРУС, 2011. С. 145.
<3> См.: Степанов Д.И. Феномен корпоративного контроля // Вестник гражданского права. 2009. N 3. С. 146.

Заслуживает внимания позиция А.А. Глушецкого о том, что корпоративный контроль как фактическая возможность влиять на формирование воли общества может принадлежать одному лицу или группе взаимосвязанных лиц <4>. Здесь следует отметить, что автор не раскрывает критерии, в соответствии с которыми лица могут считаться взаимозависимыми. Более того, данная категория не имеет и законодательного определения. Представляется, что формальные критерии взаимосвязанности (например, заключение корпоративного договора) в случае защиты прав нескольких участников не должны иметь решающего значения. На наш взгляд, взаимозависимость в данном случае будет проявляться в общем корпоративном интересе, преследуемом при осуществлении прав и реализации возможностей, которые предоставляет корпоративный контроль.

<4> См.: Глушецкий А.А. Корпоративный контроль участников хозяйственного общества и методы его формирования // Менеджмент и бизнес-администрирование. 2013. N 3. С. 48.

Степень корпоративного контроля напрямую зависит от размера доли в уставном капитале общества. Так, блокирующий контроль не дает возможности участнику проводить свои решения, но в то же время позволяет дезорганизовать деятельность корпорации путем блокирования принятия определенного решения на общем собрании. Такой контроль имеет решающее значение при принятии решений о внесении изменений и дополнений в устав общества, о реорганизации общества, об открытии филиалов, увеличении уставного капитала за счет вкладов ее участников. Обладание долей более 25% дает возможность блокировать принятие решений по вопросам, требующим большинство в 3/4 голосов, более 33% - по вопросам, требующим большинство в 2/3 голосов. При этом следует учитывать, что в обществе с ограниченной ответственностью основополагающие вопросы, такие, как внесение изменений в устав, предусматривающих право выхода участника общества, изменений, устанавливающих иной порядок распределения прибыли или определения голосов, увеличение уставного капитала на основании заявления участника общества о внесении дополнительного вклада, решение о ликвидации, требуют единогласного решения, поэтому блокирующим в данном случае может оказаться любой процент доли.

Обладание долей более 50% дает возможность участнику общества определять решения по большинству вопросов компетенции общего собрания участников. Данное обстоятельство особенно остро проявляется при формировании органов управления общества. Если лицо имеет возможность распоряжаться на общем собрании количеством голосов более чем 50%, это позволяет ему монополизировать процесс формирования таких органов. Формирование органов управления общества - ключевой вопрос корпоративного контроля. Если они фактически сформированы одним доминирующим участником только из предложенных им кандидатов, это означает его контроль над текущей хозяйственной деятельностью компании, что дает дополнительные выгоды в виде контроля денежных потоков.

Квалифицированное большинство (контрольный пакет) предусматривает возможность предопределять практически все управленческие решения, извлекая из этого соответствующие выгоды <5>.

<5> См.: Беляков В.Г. Корпоративный контроль участников общества с ограниченной ответственностью: экономико-правовой подход // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 8: Менеджмент. 2014. N 1. С. 63.

Особое значение для российской корпоративной практики институт корпоративного контроля приобрел после публикации ряда судебных актов, принятых по отдельным делам, рассмотренным Президиумом ВАС РФ. Постановления Президиума ВАС РФ <6>, впервые упоминавшие корпоративный контроль, содержали выводы о направленности требований на восстановление корпоративного контроля, но не раскрывали каким-либо образом данное понятие.

<6> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 3 июня 2008 г. N 1176/08; Постановление Президиума ВАС РФ от 10 июня 2008 г. N 5539/08 // СПС "КонсультантПлюс".

Следует также отметить Определение ВАС РФ от 30 января 2009 г. N 348/09, в котором содержится правовая позиция по применению норм права, регулирующих отношения, связанные с выбытием имущества помимо воли в случае захвата корпоративного контроля путем хищения долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.

В юридической литературе преобладающим является подход, согласно которому именно органы юридического лица формируют и выражают его волю как субъекта права. Действия органов рассматриваются как действия самого юридического лица. Судебная практика долгое время шла по тому же пути, признавая, что волеизъявление единоличного исполнительного органа надлежащим образом отражает волю организации <7>. В частности, в п. 10 информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" было указано, что выбытие по недействительной сделке не означает выбытие помимо воли лица, поскольку "владение может быть утрачено в результате действий самого владельца, направленных на передачу имущества, или действий иных лиц, осуществляющих передачу по его просьбе или с его ведома. В подобных случаях имущество считается выбывшим из владения лица по его воле" <8>. Тем самым отчуждение имущества с превышением руководителем организации своих полномочий не рассматривалось как его выбытие помимо воли организации.

<7> См.: Алещев И.О. О концепции "восстановления корпоративного контроля" // ЭЖ-Юрист. 2008. N 36.
<8> Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126 "Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения" // СПС "КонсультантПлюс".

В своем Определении от 30 января 2009 г. ВАС придерживается прямо противоположного подхода, согласно которому изначально источником воли хозяйственного общества являются его участники, утрата корпоративного контроля препятствует их возможности формировать волю общества.

Таким образом, с учетом доктринальных подходов и подходов судебной практики для целей защиты прав участников обществ с ограниченной ответственностью можно предложить следующее определение корпоративного контроля. Корпоративный контроль - это возможность принимать участие в формировании воли юридического лица путем реализации корпоративных прав, принадлежащих участнику в силу принадлежности доли определенного размера в уставном капитале.

Корпоративный контроль, предоставляя возможность экономической власти над корпорацией, обладает самостоятельной имущественной ценностью. Привлекательность компании с точки зрения наличия ликвидного имущества, прочных позиций на рынке всегда корреспондирует с повышенными рисками утраты корпоративного контроля над ней.

Утрата корпоративного контроля может произойти в результате перераспределения такого контроля между участниками общества посредством добросовестного приобретения доли участия. Как правило, при данных обстоятельствах утрата корпоративного контроля не сопровождается утратой доли в уставном капитале. Корпоративный контроль одного участника нивелируется за счет того, что у другого участника аккумулируется размер доли, выражающий более высокую степень корпоративного контроля.

Неправомерное лишение корпоративного контроля, напротив, сопровождается утратой доли в уставном капитале хозяйственного общества. Такое лишение может осуществляться как с применением законных способов, но связанных с недобросовестным использованием пробелов в законодательстве, так и незаконных способов, связанных с совершением различных уголовно-правовых деяний (мошенничество, подделка документов, самоуправство, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп).

При этом следует отметить, что законодательство долгое время не только не предотвращало, но и, напротив, способствовало появлению недобросовестного поведения на рынке корпоративного контроля.

Положение изменилось после принятия Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 312-ФЗ "О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" <9>. Основные изменения, внесенные данным Законом, коснулись Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" <10> (далее - Закон о государственной регистрации) и Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" <11> (далее - Закон об ООО).

<9> СЗ РФ. 2009. N 1. Ст. 20.
<10> СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. I). Ст. 3431.
<11> СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785.

Одним из ключевых моментов изменений стал новый порядок удостоверения сделок по отчуждению доли в уставном капитале, введение которого было обусловлено многочисленными нарушениями прав участников "в результате массовых подделок подписей на договорах об отчуждении доли" <12>. На сегодняшний день сделки по отчуждению долей в уставном капитале ООО совершаются в письменной форме и подлежат нотариальному удостоверению, сохраняя общее правило недействительности сделки при несоблюдении требований о нотариальной форме. Доля или ее часть в уставном капитале общества переходит к ее приобретателю с момента нотариального удостоверения сделки. Обязанность по сообщению об изменении состава участников в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, а также по уведомлению о состоявшейся уступке доли (части доли) в уставном капитале общества возложена на нотариуса, который должен совершить соответствующие действия в течение трех дней со дня удостоверения соответствующей сделки. Нотариальное удостоверение сделки предполагает проверку полномочий отчуждающего ее лица на распоряжение такой долей или частью доли.

<12> См.: Новоселова Л.А. Новые положения законодательства об ООО: причины изменений и последствия // Хозяйство и право. 2009. N 3. С. 8.

Как отмечает М.Н. Илюшина, нотариальная форма позволяет использовать возможности нотариата как устоявшегося и известного института для упорядочивания корпоративных отношений, введения в оформление перехода долей необходимых элементов учета <13>. Установление нотариальной формы для сделок по отчуждению долей в уставном капитале хозяйственного общества обеспечивает достоверность перехода прав и обязанностей к приобретателю доли, подтверждает волеизъявление участников корпоративных отношений, а также способствует защите прав добросовестного приобретателя доли.

<13> См.: Илюшина М.Н. Сделки, направленные на отчуждение долей в уставном капитале ООО: новое в правовом регулировании // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 6. С. 115.

Изменениями в Закон о государственной регистрации была установлена обязательность нотариального свидетельствования подписи лица, уполномоченного действовать от имени общества, при подаче заявления на внесение изменений в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ). Это создало определенные гарантии обращения за внесением изменений в ЕГРЮЛ должного лица, так как на нотариуса возлагается обязанность по проверке полномочия лица на подписание документов. В отличие от действующего порядка ранее существовавшая редакция Закона о государственной регистрации позволяла обращаться в налоговые органы с заявлением о внесении изменений в ЕГРЮЛ любому лицу, уполномоченному общим собранием участников. При этом полномочия данного лица, соответствие представленных документов требованиям законодательства, законность юридических и фактических действий, нашедших свое отражение в названных документах, находились вне сферы текущего юридического контроля.

Как следствие, широкое распространение получили случаи, когда корпоративный контроль приобретался через внесение изменений в ЕГРЮЛ о руководителе юридического лица с дальнейшим изменением в учредительные документы. Как правило, изменениям подвергался тот раздел устава, который содержал информацию об участниках ООО.

До недавнего времени Закон об ООО предъявлял минимальный уровень требований к документам, оформляющим решения, принятые органами управления общества. В частности, не требуется наличия в протоколе общего собрания подписи каждого его участника. В результате протоколом могло быть оформлено либо решение, которое вообще не принималось участниками ввиду того, что собрание не проводилось, либо решение, прямо противоположное принятому на собрании. Федеральным законом от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ, вступившим в силу с 1 сентября 2014 г. <14>, в ГК РФ введены правила удостоверения решений общих собраний участников хозяйственного общества (п. 3 ст. 67.1 ГК РФ). В настоящее время принятие общим собранием участников ООО решения и состав участников общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются путем нотариального удостоверения, если иной способ не предусмотрен уставом такого общества либо решением общего собрания участников общества, принятым ими единогласно. Иным способом такого подтверждения может быть подписание протокола всеми участниками или частью участников с использованием технических средств, позволяющих достоверно установить факт принятия решения.

<14> Федеральный закон от 5 мая 2014 г. N 99-ФЗ "О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" // СЗ РФ. 2014. N 19. Ст. 2304.

Таким образом, можно проследить тенденцию к совершенствованию правового регулирования, связанного с защитой корпоративного контроля участников обществ с ограниченной ответственностью. В основном данные изменения сводятся к привлечению нотариуса при потенциально уязвимых корпоративных действиях, требующих соответствующего учета и контроля. Но вместе с тем совершенно очевидно, что на законодательном уровне невозможно полностью решить проблему защиты прав участников, связанную с предотвращением утраты корпоративного контроля. В законодательстве зачастую устанавливаются лишь общие правила, оставляя за участниками корпоративных отношений возможность выбора варианта поведения. Участникам корпоративных отношений необходимо самостоятельно принимать меры по предотвращению и уменьшению рисков утраты корпоративного контроля.

Диспозитивные нормы Закона об ООО позволяют участникам обществ с ограниченной ответственностью предусмотреть дополнительные гарантии своих прав в уставе с учетом особенностей деятельности конкретной организации.

Наиболее важными и требующими детальной регламентации являются условия, связанные с переходом долей участия. В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 21 Закона об ООО в уставе общества можно закрепить положение о запрете перехода долей к третьим лицам. Данное положение позволяет закрыть доступ к управлению обществом посторонних лиц. Однако, как отмечает В.Г. Беляков, полный запрет на отчуждение доли означает, что структура полностью закрыта для потенциальных инвесторов <15>. Для сохранения потенциальной возможности привлечения инвесторов уставом может быть предусмотрен менее жесткий вариант ограничения перехода долей третьим лицам - получение согласия участников общества на переход доли к третьему лицу.

<15> См.: Беляков В.Г. Корпоративный контроль участников общества с ограниченной ответственностью: экономико-правовой подход // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 8: Менеджмент. 2014. N 1. С. 71.

Необходимость закрепления в уставе одного из вариантов ограничения перехода доли связана с тем, что императивные правила о преимущественной покупке не охватывают все случаи отчуждения доли. Положения п. 4 и 5 ст. 21 Закона об ООО применимы только в одном случае отчуждения доли - при ее купле-продаже. Поэтому ни участники общества, ни само общество не смогут воспользоваться преимущественным правом покупки доли, если она, например, переходит по договору дарения.

В уставе также можно предусмотреть получение согласия других участников на продажу или иное отчуждение доли одному или нескольким участникам. Закрепление данного условия может быть оправдано для предотвращения возможности усиления позиций одного из участников общества в результате приобретения им дополнительной доли. Данным целям может также служить установление положения, ограничивающего максимальный размер доли одного участника. Установление подобного ограничения в отношении конкретного участника не допускается, данное правило будет распространяться на всех участников общества.

Уставом может быть предусмотрено, что переход доли в уставном капитале к наследникам и правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, передача доли, принадлежавшей ликвидированному юридическому лицу, его учредителям (участникам), имеющим вещные права на его имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица, допускаются только с согласия остальных участников общества. В юридической литературе подвергается сомнению возможность закрепления в уставе полного запрета на переход доли к наследникам или правопреемникам. По мнению некоторых авторов, такой запрет неправомерен, так как противоречит нормам действующего законодательства. В частности, положения ст. 23 Закона об ООО рассматриваются ими как исчерпывающий перечень оснований, по которым доля может перейти к обществу, поскольку в соответствии с п. 1 указанной статьи общество не вправе приобретать доли или части долей в своем уставном капитале, за исключением случаев, предусмотренных Законом об ООО. Наличие в уставе условия, согласно которому переход доли к наследникам умершего участника не допускается, означает, что в данном случае доля автоматически переходит к обществу. При этом ст. 23 Закона об ООО не предусматривает указанного основания приобретения доли обществом <16>.

<16> См.: Новоселова Л.А. Наследование доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2010. N 11. С. 28; Ремизова А.В. Переход доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в порядке наследственного правопреемства: Автореф. дис. ... канд. юрид. М., 2013. С. 7.

Согласно противоположной позиции Закон об ООО предусматривает возможность выражения участниками несогласия на переход доли к наследникам. В соответствии с п. 8 ст. 21 указанного Закона доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан, являвшихся участниками общества, если иное не предусмотрено уставом общества. То есть законодатель допускает, что переход прав и обязанностей участника общества к наследникам может зависеть от воли остальных участников. Суды допускают запрет наследования (правопреемства) доли третьим лицам и соответственно автоматический переход доли обществу путем включения в устав положения о запрете на продажу или отчуждения иным образом своей доли третьим лицом. Так, Первый арбитражный апелляционный суд в своем Постановлении по делу делает вывод, что данное положение устава не противоречит закону, направлено на недопущение к управлению обществом третьих лиц и распространяется на любые случаи перехода права собственности на долю в уставном капитале, поскольку обусловлено закрытым характером общества с ограниченной ответственностью, представляющего собой объединение лиц и капиталов, в котором личность каждого участника общества имеет существенное значение <17>.

<17> Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 30 июля 2012 г. по делу N А38-5863/2011 // СПС "КонсультантПлюс".

Как было указано выше, правила о преимущественной покупке применяются только в одном случае отчуждения доли - при ее купле-продаже. На практике встречаются ситуации, когда устав ООО содержит положение о распространении преимущественного права на иные, нежели купля-продажа, случаи отчуждения долей. По мнению Л.А. Новоселовой, такие положения не подлежат применению "как противоречащие закону и праву преимущественной покупки" <18>. Тем не менее в уставе могут быть закреплены определенные особенности осуществления права преимущественной покупки. В частности, уставом общества может предусматриваться преимущественное право покупки доли не по цене предложения третьему лицу, а по заранее определенной уставом общества цене, одинаковой для всех участников. Цена покупки может устанавливаться уставом как твердая денежная сумма или на основании выбранных критериев, определяющих стоимость доли (стоимость чистых активов, балансовая стоимость активов общества на последнюю отчетную дату, чистая прибыль общества). Также существует возможность предусмотреть в уставе преимущественное право покупки доли (части доли) самим обществом, которое "включается" лишь после того, как соответствующее преимущественное право не было в полной мере реализовано участником.

<18> См.: Новоселова Л.А. Преимущественное право покупки доли в ООО // Хозяйство и право. 2009. N 12. С. 4.

Устав может закреплять право участников общества или самого общества воспользоваться преимущественным правом покупки - в части от всей доли, предлагаемой к продаже. Наличие подобного положения в уставе позволяет с наименьшими затратами приобрести определенную часть от всей доли и тем самым лишить приобретателя тех или иных контрольных правомочий. Например, если от доли в 51% будет отделено в порядке реализации подобного права 2%, то оставшейся доли в 49% может не хватить для установления корпоративного контроля.

Одним из способов увеличения уставного капитала ООО является его увеличение за счет вкладов третьих лиц. По общему правилу такое увеличение возможно, если это не запрещено уставом. Необходимо отметить, что имеющийся в уставе запрет на отчуждение доли (части доли) третьим лицам не означает запрета на увеличение уставного капитала за счет вкладов третьих лиц. Увеличение уставного капитала на основании заявления третьего лица о принятии его в общество и о внесении вклада изменяет положение дел в организации - размер долей участников соответственно уменьшается. По этой причине принятие решения об увеличении уставного капитала данным способом требует единогласия. Вместе с тем в некоторых случаях данной гарантии может оказаться недостаточно. Так, согласно материалам дела, рассмотренного ФАС Волго-Вятского округа, отсутствие в уставе запрета на увеличение уставного капитала за счет вкладов третьих лиц позволило третьему лицу войти в состав участников общества. Данное решение было принято на общем собрании единогласно. Однако незадолго до проведения общего собрания два участника общества были незаконно выведены из его состава <19>. Вышесказанное полностью справедливо также в отношении условия о возможности залога доли третьим лицом.

<19> Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26 сентября 2012 г. по делу N А38-3964/2011 // СПС "КонсультантПлюс".

В соответствии п. 1 ст. 26 Закона об ООО участник вправе выйти из общества путем отчуждения доли независимо от согласия других его учредителей, если это предусмотрено уставом.

Закрепление данного права в уставе помимо очевидных негативных последствий, связанных с возможным оттоком ликвидных активов, может повлиять на распределение корпоративного контроля, не предвиденное для участников. С момента подачи заявления о выходе доля этого участника переходит к обществу и не может учитываться при определении результатов голосования на общем собрании участников. Выход участника непосредственно перед проведением собрания участников позволит изменить соотношение голосов на общем собрании участников в пользу одной из сторон. В течение года доля такого участника, перешедшая к обществу, должна быть распределена между участниками общества пропорционально долям в их уставном капитале, что в некоторых случаях также может привести к негативным последствиям. Например, доля одного из участников может увеличиться до 10%, что позволит ему инициировать вопрос об исключении определенных участников из ООО. При этом в случае отсутствия в уставе возможности свободного выхода и при закреплении в уставе сложного порядка отчуждения долей права участника, не желающего принимать дальнейшее участие в деятельности общества и намеренного произвести отчуждение своей доли, обеспечиваются императивными правилами п. 2 ст. 23 Закона об ООО. Так, в соответствии с данной нормой в случае, если уставом общества отчуждение доли или части доли, принадлежащих участнику общества, третьим лицам запрещено и другие участники общества отказались от их приобретения либо не получено согласие на отчуждение доли или части доли участнику общества или третьему лицу при условии, что необходимость получить такое согласие предусмотрена уставом общества, общество обязано приобрести по требованию участника общества принадлежащие ему долю или часть доли.

Также согласно абз. 2 п. 2 ст. 23 Закона об ООО при принятии общим собранием участников решений о совершении крупной сделки или об увеличении уставного капитала общества по правилам п. 1 ст. 19 указанного Закона (увеличение уставного капитала за счет вкладов участников, когда решение принимается 2/3 голосов, а потому есть возможность последующего "размывания" долей одних участников в пользу других) общество обязано приобрести по требованию того, кто голосовал против принятия одного из указанных решений или не принимал участия в голосовании, его долю в уставном капитале ООО.

Еще одним способом, который могут использовать участники общества с ограниченной ответственностью для предупреждения утраты корпоративного контроля, является заключение договора об осуществлении прав участников. Согласно ст. 8 Закона об ООО учредители (участники) общества вправе заключить договор об осуществлении прав участников общества, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав. В Законе об ООО приводится открытый перечень условий, которые могут составлять содержание данного договора. К их числу относятся такие условия, как:

голосовать определенным образом на общем собрании участников общества;

согласовывать вариант голосования с другими участниками;

продавать долю или часть доли по определенной данным договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения доли или части доли до наступления определенных обстоятельств;

осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией общества.

Договор об осуществлении прав участников заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами, в качестве которых выступают учредители или участники ООО. Исходя из общего принципа, установленного ч. 3 ст. 308 ГК РФ, договор является обязательным только для его сторон. Таким образом, заключенный между учредителями договор не распространяется на будущих участников ООО.

Заключение корпоративного договора ведет к повышению уровня защиты корпоративного контроля определенной части участников общества, которые получают возможность консолидированно осуществлять свои корпоративные права. Как отмечает А.А. Глушецкий, участники не передают друг другу свои доли в уставном капитале ООО, но согласованно осуществляют свои корпоративные права, что создает эффект идеальной общей доли в уставном капитале общества <20>.

<20> См.: Глушецкий А.А. Корпоративный договор хозяйственного общества - новации его регулирования // Слияния и поглощение. 2012. N 12. С. 9.

Для обеспечения корпоративного контроля в договоре об осуществлении прав участников следует урегулировать следующие вопросы.

Формирование органов общества. Стороны предварительно согласуют кандидатов в органы общества, совместно выдвигают их и голосуют за этих кандидатов. Например, в договоре может быть предусмотрено, что участник "А" голосует на общем собрании в соответствии с указаниями участника "Б" или за кандидатуру, предложенную участником "Б".

Предварительно согласованное голосование на общем собрании (по вопросам одобрения сделок, внесения изменений в устав и т.д.).

Сделки, связанные с приобретением и (или) отчуждением доли в уставном капитале ООО. В случае отсутствия в уставе положений, запрещающих отчуждение доли третьим лицам, такой запрет может быть закреплен в договоре между участниками. Стороны могут договориться воздерживаться от отчуждения доли в уставном капитале до наступления определенных обстоятельств (изменение стоимости доли, изменение финансового состояния, получение согласия всех участников соглашения).

Согласованные действия в случае реорганизации общества (например, при преобразовании в АО). Стороны могут договориться самостоятельно не инициировать данный вопрос, а в случае его инициирования другими участниками - голосовать "против".

Несмотря на потенциальную эффективность в урегулировании корпоративных отношений, договоры об осуществлении прав участников в настоящее время не получили широкого распространения в российской корпоративной практике. Это связано с неоднозначным определением на практике судами правовой природы рассматриваемых договоров, когда добровольное обязательство участника воздерживаться от использования своих корпоративных прав рассматривалось как полный отказ от этих прав. Однако необходимо отметить и определенные изменения в данном направлении. Так, ФАС Западно-Сибирского округа в своем Постановлении отклонил доводы заявителей жалобы о том, что положения договора об осуществлении прав являются ограничением правоспособности, поскольку данные доводы основаны на неверном толковании норм права, учитывая правовую природу соглашения участников, свободу договора <21>. Также следует ожидать развитие данного института на практике в связи с закреплением правил о корпоративном договоре в Гражданском кодексе РФ.

<21> Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20 марта 2014 г. по делу N А45-1845/2013 // СПС "КонсультантПлюс".

В последнее время законодатель активно работает над совершенствованием правовых форм защиты корпоративного контроля. Вместе с тем законодательные механизмы обеспечивают лишь минимальный уровень защиты, который по объективным причинам не может охватывать все возможные случаи утраты корпоративного контроля. Поэтому участники ООО должны самостоятельно принимать меры по защите своих долей посредством включения соответствующих положений в устав и заключения корпоративного договора. В то же время следует иметь в виду, что универсальной модели защиты корпоративных прав не существует. При построении сбалансированной системы мер защиты корпоративного контроля следует учитывать особенности деятельности общества, его цели, состав участников, размер принадлежащих им долей и ряд других факторов.

Библиографический список

  1. Алещев И.О. О концепции "восстановления корпоративного контроля" // ЭЖ-Юрист. 2008. N 36.
  2. Беляков В.Г. Корпоративный контроль участников общества с ограниченной ответственностью: экономико-правовой подход // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 8: Менеджмент. 2014. N 1.
  3. Глушецкий А.А. Корпоративный контроль участников хозяйственного общества и методы его формирования // Менеджмент и бизнес-администрирование. 2013. N 3.
  4. Глушецкий А.А. Корпоративный договор хозяйственного общества - новации его регулирования // Слияния и поглощение. 2012. N 12.
  5. Илюшина М.Н. Сделки, направленные на отчуждение долей в уставном капитале ООО: новое в правовом регулировании // Законы России: опыт, анализ, практика. 2009. N 6.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Корпоративное право" (отв. ред. И.С. Шиткина) включен в информационный банк согласно публикации - КНОРУС, 2015 (2-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Корпоративное право: Учебник / Отв. ред. И.С. Шиткина. М.: КНОРУС, 2011.
  2. Новоселова Л.А. Наследование доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Хозяйство и право. 2010. N 11.
  3. Новоселова Л.А. Новые положения законодательства об ООО: причины изменений и последствия // Хозяйство и право. 2009. N 3.
  4. Новоселова Л.А. Преимущественное право покупки доли в ООО // Хозяйство и право. 2009. N 12.
  5. Ремизова А.В. Переход доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в порядке наследственного правопреемства: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2013.
  6. Степанов Д.И. Феномен корпоративного контроля // Вестник гражданского права. 2009. N 3.
  7. Manne H. Mergers and the Markets for Corporate Control // J. of Political Economy. 1965. V. 74.