Мудрый Юрист

Формы расизма в современном футболе и основные направления противодействия ему

Сальников Евгений Вячеславович, начальник кафедры социально-философских дисциплин Орловского юридического института МВД России, кандидат философских наук, доцент.

В статье анализируется проблема расизма в современном российском футболе. Автор выделяет три основные его формы в футболе: политически ориентированный расизм (собственно экстремизм), расизм как часть субкультуры футбольных фанатов и фантомный расизм как некий симулякр, произвольно создаваемый в пространстве масс-медиа. Автор обращает внимание на необходимость того, чтобы меры по противодействию расизму были адекватны выделенным формам данного явления.

Ключевые слова: футбол, экстремизм, расизм, противодействие экстремизму, ксенофобия, фанаты, чемпионат мира по футболу - 2018.

Forms of racism in modern football and major areas of combatting racism

E.V. Salnikov

Salnikov Evgeny V., Head of the Department of Social and Philosophic Disciplines of Orel Law Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia, Candidate of Philosophical Sciences, Associate Professor.

The article analyzes the problem of racism in Russian football. The author distinguishes three basic forms of racism in football: politically-oriented racism (actually extremism), racism as a part of the subculture of football fans and phantom racism as a kind of simulacrum, arbitrarily created in the space of mass media. The author draws attention to the need for measures to combat racism have been allocated adequate forms of this phenomenon.

Key words: football, extremism, racism, anti-extremism, xenophobia, fans, FIFA world Cup-2018.

4 июня 2015 года в Москве прошел семинар "Опыт создания среды, свободной от дискриминации в современном футболе". Организаторами семинара стали Управление Верховного комиссариата ООН по правам человека при участии Министерства спорта РФ и Российского футбольного союза. Одной из центральных тем семинара стала проблема расизма в отечественном футболе, что абсолютно неслучайно в свете подготовки Российской Федерации к проведению чемпионата мира по футболу в 2018 году. Недопустимость расистских проявлений в ходе данного спортивного мероприятия была и остается одной из центральных задач, стоящих перед организаторами подобных соревнований.

Проблема расизма в отечественном футболе усиливается множественностью оценок как масштабов, так и сути самого явления в российском футболе. Так, достаточно негативным выглядит мониторинг случаев расизма в отечественном футболе за период с 2012 по 2014 годы "Время действовать", подготовленный российским правозащитным центром "Сова" и международной сетью FARE <1>. В противоположность этому ряд официальных лиц считают, что проблема расизма в отечественном футболе несколько преувеличена. Наличие расизма признается, однако в сравнительном отношении к ряду европейских стран количество его проявлений, как утверждается, находится на более низком пороговом значении <2>.

<1> Время действовать. Случаи дискриминации в российском футболе. Май 2012 - май 2014: совместный отчет центра "Сова" и Сети "ФАРЕ". URL: www.sova-center.ru/files/xeno/Rus... (дата обращения: 14.08.2015).
<2> См., например: Представители ФИФА признали единичный характер расистских проявлений в России // Национальный акцент. 2015. 4 июня. URL: www.nazaccent.ru.

В теоретическом отношении проблема расизма в отечественном футболе, несмотря на ряд публикаций <3>, также не получила своего окончательного научного осмысления. Наблюдается устойчивая тенденция рассматривать расизм в единой связке с футбольным хулиганством. Нельзя не согласиться с тем, что футбольные хулиганы "проявляют расовую, национальную и иную нетерпимость к игрокам другой команды, несмотря на то что представители этой же расы или национальности есть и в их команде" <4>, однако этим указанием сущность расизма в футболе не только не раскрывается, но даже затемняется, что не позволяет, в свою очередь, выработать систему эффективных мер по борьбе с расизмом в отечественном футболе.

<3> Песков А.Н. Расизм, национальный и религиозный экстремизм на Олимпийских играх и других спортивных мероприятиях. История и реальность (криминологический анализ, предупреждение и пресечение экстремизма в спорте) // Спорт: экономика, право, управление. 2012. N 3. С. 23 - 29. Агапов Е.П. Болельщики и фанаты // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. N 11-1 (37). С. 17 - 20.
<4> Борисов О.А. Хулиганство и расизм в современном спорте: уголовно-правовой и криминологический анализ // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2009. N 3 (10). С. 125.

Под расизмом в футболе следует понимать неприязненное отношение к футболистам по признакам их расового или этнического происхождения, проявляющееся прежде всего со стороны болельщиков в оскорбительных жестах, выкриках, баннерах, плакатах, надписях, иных действиях, унижающих достоинство футболиста не как игрока, а как представителя определенной расы или нации. В этом своем смысле расизм в европейском футболе имеет свою достаточно длительную историю, началом которой являются конец семидесятых годов, когда в европейских футбольных клубах начали появляться темнокожие футболисты. Особенно агрессивными проявлениями расизма отмечались в ту пору, да и в последующее время британские болельщики.

В 70 - 90-х годах расизм в футболе был тесно связан с крайне правыми политическим силами, охватываемыми сегодня общим понятием "экстремистские". Болельщики не ограничивались оскорбительными действиями по отношению к игрокам. В их среде происходило активное становление неофашистского движения, ярким воплощением которого стали скинхеды в институциональном обличии "Blood and Honour", возрождалась символика и атрибутика Третьего рейха, нарочито переносимая на стадионы и внедряемая в футбольное пространство, совершались громкие акции как символического (в форме, например, нарочито оскорбительного поведения фанатов "Челси" при посещении мемориальных объектов, олицетворяющих преступления фашизма), так и насильственного характера, уже не связанные с футболом. Можно с уверенностью сказать, что в эти годы среда футбольных болельщиков целого ряда европейских стран была средой распространения и культивирования экстремистских идей националистической направленности.

Именно в таком обличии расизм появляется в российском футболе в девяностых годах. В этот период футбольные фанаты практически полностью подпадали под влияние экстремистских идей скин-движения. Именно в футбольных группировках (фирмах) и через них происходило распространение экстремистской литературы, там формировались "боевые дружины" для последующих насильственных экстремистских акций, молодежь из фанатских объединений кооптировалась в экстремистские организации неофашистского толка. С учетом несколько бедственного состояния российского футбола в тот период применительно к состоянию стадионов, качеству и количеству трансляций, общей культуры футбольного "боления" можно сказать, что в этот период в российском фанатском расизме было больше неофашизма и экстремизма, чем самого футбола. Это была проблема не расизма в футболе, но экстремизма футбольных фанатов.

Таким образом, первой формой расизма в футболе можно с уверенностью считать политически ориентированный расизм, иначе говоря, расизм как в полной мере экстремистское течение, распространенное в околофутбольной среде.

В начале 2000-х годов в отечественном футболе, а чуть ранее в футболе европейском намечаются качественно новые тенденции. Происходит окончательное формирование футбольных фанатов как самостоятельной субкультуры со своими нормами, традициями, стилями поведения, что влечет за собой размежевание данной субкультуры с ее иными социокультурными феноменами и прежде всего экстремизмом. Определенная, причем достаточно значительная часть футбольных фанатов, достаточно категорично размежевывается с политической составляющей, концентрируясь исключительно на футболе. Если раньше футбол воспринимался как элемент досуга, то теперь футбол в полной мере становится стилем жизни. Этому во многом способствует и бурное развитие индустрии футбола, как и индустрии спорта вообще. В обществе постмодерна в полной мере актуализируется потенциал спорта как индустрии потребления. Создавался и в итоге был создан целый мир, дающий возможности для безостановочного потребления товаров, услуг, информации.

Частью этой субкультуры потребления становится и расизм футбольных фанатов. В этой своей форме расизм выражает стремление фанатов возвестить о себе, их притязания на то, чтобы стать частью пространства потребления. Расизм здесь уже в очень малой степени выражает именно политические ориентации. Его истоки - бытовая ксенофобия, центром которой выступает тот или иной футбольный клуб, позиционируемый как высшая ценность, "пространство родины", требующее защиты.

Расизм субкультуры футбольных фанатов преследует двоякие цели. С одной стороны, он символически воплощает агрессию фанатской субкультуры. Мир потребления символичен, а потому в гораздо большей мере ориентирован на симулятивное, чем на реальное насилие. Времена "кровавых побоищ" фанатских "фирм" постепенно уходят в прошлое. В фанатской среде становится все больше тех людей, которые, принимая насилие как часть субкультуры, не стремятся воплощать его как собственное физическое насилие. И вот здесь на помощь им приходит насилие символическое, формой которого во многом выступает футбольный расизм. Различного рода слоганы, кричалки, оскорбления, баннеры, символика и атрибутика, выражающая стремление обидеть, унизить, запугать, - все это является целью футбольного расизма.

С другой стороны, расизм субкультуры футбольных фанатов преследует цель попадания в информационную картинку. Пребывание на стадионе есть ситуация нахождения индивида среди многотысячной толпы, где наш индивид рискует остаться незамеченным. Эта ситуация незаметности абсолютно не устраивает человека эпохи потребления. Его пребывание где-либо ценно не само по себе, а как часть общего мира потребления. Оно требует представленности в информационном пространстве, социальных сетях, своей манифестации в симулятивном мире.

В этом отношении расизм как ничто другое позволяет громогласно заявить о себе. Здесь действует принцип "Не начудишь - не прославишься". Ярким примером, подтверждающим этот тезис, можно считать действия фанатов, вывесивших свастику во время кубкового матча между московским "Спартаком" и ярославским "Шинником". Очень активно для попадания в информационное пространство и собственной манифестации используются руны, контекстуально или напрямую отсылающие к нацизму и расизму. При этом ситуация здесь осложняется различиями в толковании рун и древних символов как славянской, так и германской культур, что приводит к значительным проблемам в оценке масштабов футбольного расизма, примеры которых можно широко наблюдать, например, в мониторинге FARE.

В настоящее время наряду с двумя вышеотмеченными формами расизма мы наблюдаем зарождение и активное продвижение новой третьей формы расизма. Показательным примером здесь может считаться инцидент, произошедший во время матча 1-го тура РФПЛ сезона 2015 - 2016 годов между московским "Спартаком" и "Уфой". Темнокожий игрок "Уфы" Эммануил Фримпонг, обернувшись к трибунам, позволил себе откровенно неприличный жест рукой в отношении болельщиков в ответ на якобы расистские выкрики и уханье по отношению к нему. Арбитр матча оценил данную ситуацию как неспортивное поведение и удалил игрока с поля. Последующее разбирательство данного эпизода, в рамках которого были опрошены стюарды матча и отдельные болельщики из числа тех, кто находился вблизи фанатского сектора "Спартака", а также проанализированы видеозаписи данного эпизода, не выявили никаких расистских действий болельщиков. Реакция футболиста была признана явно неадекватной, поведение - не соответствующим принятым нормам, а действия арбитра, напротив, были более чем обоснованны.

Этот случай мог бы остаться рядовым удалением вследствие неспортивного поведения игрока, что не редкость в современном футболе, если бы он не явился выражением значимых трансформаций проблемы расизма в отечественном футболе, которые могут быть поименованы "синдромом Фримпонга". Центральным моментом в данной ситуации является тот факт, что игрок вел себя не как футболист, но как часть медийного действия. Его поведение можно объяснить только в том случае, если понять, что Фримпонг, зная о проблеме расизма в российском футболе, создал "расистский инцидент" своим собственным поведением. Он отреагировал для телевизионной трансляции, в которой невозможно разобрать, был ли конкретный расистский выкрик или нет. Сама реакция Фримпонга порождала к жизни мифологию состоявшегося акта расизма. В его жесте не было расизма, но он породил расизм, забросив его в фантомное прошлое, которое вполне могло стать действительным прошедшим, если бы не стечение обстоятельств.

Не следует упрощать ситуацию, квалифицируя действия Фримпонга исключительно как провокацию по отношению к болельщикам. Этот составной элемент, конечно, присутствовал в рассматриваемом событии. Однако же в значительно большей мере эти действия были обращены к тем зрителям, общественным и политическим силам, которые находились в медийном поле и восприняли это событие как очередной пример расизма в российском футболе. Важен стал не сам конкретный матч между "Спартаком" и "Уфой", его результат, а имидж болельщиков московской команды, да и всего российского футбола. "Синдром Фримпонга" - это действия, которые порождают ситуацию расизма, утверждают новую форму его бытия.

Пример Фримпонга не единичен. В ходе сезона 2014 - 2015 годов нападающий питерского "Зенита" после матча говорил о расистском высказывании арбитра, адресованном игроку, что невозможно было ни подтвердить, ни опровергнуть. Аналогичные претензии по отношению к болельщикам, функционерам клубов, иным лицам выражали в своих интервью целый ряд темнокожих футболистов, игравших в российской премьер-лиге. Однако все эти обвинения звучали уже после матчей и находились в плоскости "клевета - адекватное обвинение". В противоположность этому случай Фримпонга находился вне отмеченной дихотомии, задавая собой бытие расизма, утверждая реальность фантома.

Случай Фримпонга, описанный выше, не подпадает ни под одну из вышеназванных форм расизма и потому должен восприниматься как показатель формирования новой разновидности футбольного расизма "Синдром Фримпонга", как нарицательное имя для подобной ситуации показателен в том отношении, что игрок действительно не лгал и не искажал реальность. Для него расизм как симулякр состоялся, а тот факт, что этому не нашлось реальных подтверждений, не имеет определяющего значения. Симулякр события, в данном случае футбольный, расизм продолжает самостоятельное существование. Он имеет свои последствия, порождая цепь событий, способных в полной мере повлиять уже и на мир физических объектов. Подтверждением этому служит то обстоятельство, что в августе УЕФА запросил от Российского футбольного союза материалы по делу Фримпонга. Вполне можно предполагать, что в определенных кругах этот случай, несмотря на все собранные доказательства, а может даже и благодаря им, их полноте и объективности, будет рассматриваться, например, как подтверждение высокой степени распространенности расизма в футбольной среде России.

Обобщая проведенный выше анализ, мы должны признать, что расизм в футболе вообще и в российском футболе в частности предстает в трех основных формах. Во-первых, это политически ориентированный расизм, являющийся собственно экстремистской деятельностью. Во-вторых, это расизм как часть потребительской субкультуры футбольных фанатов. В-третьих, это симулякр, иллюзия расизма, получающая право на подлинное существование. Соответственно, поэтому методы и приемы противодействия расизму, основные субъекты противодействия расизму должны варьироваться в зависимости от формы футбольного расизма.

Так, противодействие политически ориентированному расизму должно являться приоритетной задачей соответствующих правоохранительных органов. В случае когда болельщики, как это было, например, в 2014 году в Украине, становятся реальной политической силой, совершают погромы и организуют массовые беспорядки, сопровождающиеся погромами, никто, кроме правоохранительных структур, не может противостоять им. Приоритетными здесь будут являться меры правового воздействия, привлечения к ответственности лиц в соответствии с действующим законодательством, решительного силового противодействия со стороны правоохранительных органов и специальных служб предпринимаемым в данном случае противоправным действиям.

В отличие от этого противодействие расизму как части субкультуры футбольных фанатов должно стать приоритетной задачей уже не правоохранительных органов, а футбольных организаций, футбольных клубов, самих объединений болельщиков. Здесь гораздо более действенными будут не юридические санкции, а собственно "футбольные санкции". Как правильно замечает О.А. Борисов, "фанат, выкрикивая ругательства, даже с указанием на расовую или национальную принадлежность того игрока, к которому они относятся, не всегда стремится возбудить национальную ненависть или вражду". Это означает, что уголовное преследование в этом случае будет не всегда в полной мере адекватным, но нельзя и оставлять подобные действия без ответа. Ответ должен прийти из самой среды фанатов, от руководства клубов, от РФС. Здесь действенными мерами будут закрытие фанатских секторов, официальная жесткая реакция руководства клубов, ограничение на посещение матчей отдельными лицами и т.п.

Третья форма футбольного расизма в силу ее относительной новизны представляется одной из самых опасных. В этом отношении предстоящий чемпионат мира 2018 года таит в себе множество возможностей для построения расистских фантомов как со стороны футболистов, так и со стороны зрителей, журналистов, иных лиц. Можно лишь представить себе, какую угрозу развитию футбола может содержать, скажем, размещение баннера, посвященного украинским событиям, на трибунах чемпионата мира - 2018. В этом случае медийные технологии практически исключают возможность противодействия этой фантому со стороны правоохранительных органов. Их вмешательство сделает фантом реальностью. Но и действия других субъектов без должной подготовки могут оказаться в этом случае малоэффективными.

Следует со всей ясностью отдавать себе отчет в том, что фантом расизма способен разрушить футбольный мир столь же серьезно, сколько и сам расизм. Место спорта займет в этой ситуации ксенофобный симулякр, ассоциируемый с российским футболом и с Россией в целом. В конечном итоге необходимо осознать всю сложность проблемы расизма и готовиться к противодействию угрозе расизма сообразно той своей форме, в которой она предстает.

Литература

  1. Агапов Е.П. Болельщики и фанаты // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2013. N 11-1 (37). С. 17 - 20.
  2. Борисов О.А. Хулиганство и расизм в современном спорте: уголовно-правовой и криминологический анализ // Вестник Волгоградской академии МВД России. 2009. N 3 (10). С. 121 - 129.
  3. Время действовать. Случаи дискриминации в российском футболе. Май 2012 - май 2014: совместный отчет центра "Сова" и Сети "ФАРЕ". URL: www.sova-center.ru/files/xeno/Rus... (дата обращения: 14.08.2015).
  4. Песков А.Н. Расизм, национальный и религиозный экстремизм на Олимпийских играх и других спортивных мероприятиях. История и реальность (криминологический анализ, предупреждение и пресечение экстремизма в спорте) // Спорт: экономика, право, управление. 2012. N 3. С. 23 - 29.
  5. Представители ФИФА признали единичный характер расистских проявлений в России // Национальный акцент. 2015. 4 июня. URL: www.nazaccent.ru (дата обращения: 14.08.2015).