Мудрый Юрист

Рецепция и феномен многослойности права России

Ткаченко Сергей Витальевич, доцент кафедры "Социальные технологии и право" Самарского государственного университета путей сообщения, кандидат юридических наук.

Статья рассматривает феномен многослойности правовой системы, возникающий в связи с рецепцией идей, институтов, конструкций. Многослойность права выражается в наслоении различных правовых систем и выражается в постоянном формировании традиции права. На примере Азербайджанской Республики показана многослойность, состоящая из влияния традиций и обычаев зороастризма, ислама, социализма, либерализма. Совокупность существовавших в российском праве идей, подходов сформировали отечественную правовую ментальность. Она опирается на православие, монархические формы правления, советскую модель социализма, идеологию либерализма. Многослойность будет усиливаться при сближении российской правовой системы с восточными регионами мусульманской правовой культуры. Рецепция исламских правовых ценностей в российскую правовую систему позволит более эффективно решать возникающие проблемы правового регулирования, что приведет к усилению многослойности российского права. Включение в правовое поле России правовых ценностей буддизма позволит решать актуальные вопросы в Бурятии, Якутии и др. Таким образом, российская правовая система с помощью рецепции должна выйти на новый виток своего развития, отличающийся от принятых западных подходов.

Ключевые слова: право, рецепция, многослойность, Россия, монархия, социализм, либерализм, мусульманство.

Reception and phenomenon of the Russian law multilayerness

S.V. Tkachenko

Tkachenko Sergey V., Assistant Professor of the Social Technologies and Law Department at the Samara State University of Railway Transport, Candidate of Juridical Sciences.

Article considers the phenomenon of multiple layers of legal system arising in connection with reception of ideas, institutes, designs. The multiple layers of the right are expressed in stratification of various legal systems and expressed in continuous formation of tradition of the right. On the example of the Azerbaijan Republic the multiple layers consisting of influence of traditions and customs of Zoroastrianism, Islam, socialism, liberalism are shown. Set of the ideas existing in Russian law, approaches created domestic legal mentality. It relies on Orthodoxy, the monarchic forms of government, the Soviet model of socialism, ideology of liberalism. The multiple layers will amplify at rapprochement of the Russian legal system with east regions of Muslim legal culture. Reception of Islamic legal values in the Russian legal system will allow to solve more effectively arising problems of legal regulation that will lead to strengthening of multiple layers of Russian law. Inclusion in a legal framework of Russia of legal values of the Buddhism will allow to resolve topical issues in Buryatia, Yakutia, etc. Thus, the Russian legal system by means of reception has to come to the new round of the development different from the accepted western approaches.

Key words: right, reception, multiple layers, Russia, monarchy, socialism, liberalism, Islam.

Рецепция права является неотъемлемым элементом развития любой правовой системы. Именно благодаря рецепции возникает феномен многослойности, т.е. наслоения различных правовых культур. Исследователи констатируют практическую невозможность добраться до истоков любой правовой системы <1>.

<1> См., напр.: Оппенхейм А. Древняя Месопотамия. Портрет погибшей цивилизации. 2-е изд. М., 1990. С. 29.

Феномен многослойности наблюдается в различных правовых системах. Так, например, современная правовая система Азербайджана испытала на себе влияние идей зороастризма, ислама, социализма, либерализма, что повлияло на формирование особенностей правового менталитета населения. Правовая система Украины, в свою очередь, испытала православие и католицизм, казацкую вольницу Запорожской Сечи, российское имперское управление, оккупацию национал-социалистической Германией, социализм, либерализм и т.д. В настоящее время Украина предпринимает активные попытки создать национальное государство, опираясь на свои исконно отечественные основы, при этом широко используя рецепцию идей западной правовой традиции.

Но если упомянутые страны шли в фарватере правовой политики других стран, Российское государство развивалось практически без такого принудительного влияния. Даже татаро-монгольское управление не вмешивалось в правовую политику Древней Руси, предоставляя ей в этом вопросе известную самостоятельность.

Огромной проблемой для выявления древних слоев права является практическое отсутствие источников права Древней Руси языческого периода развития. Но даже у пристрастных христианских монахов-летописцев сталкиваемся с описанием правовых обычаев и традиций древних славян. Так, монах Нестор в летописи "Повесть временных лет" на основании известных ему источников описывал правовую систему полян, древлян, радимичей, вятичей, северян <2>. При этом упоминаются факт княжения этих славян, их торговые связи, многочисленные народы, платящие дань этим княжествам, т.е. государственные образования, впоследствии образовавшие Киевскую Русь.

<2> Повесть о минувших годах черноризца Феодосьева монастыря Печерского, откуда пошла Русская Земля <...> кто в ней стал первым княжить, и откуда возникла Русская Земля: Электронные публикации Института русской литературы (Пушкинского Дома) РАН // http://lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4869.

Показательно, что правовая система Древней Руси развивалась с помощью обычаев и писанных источников права <3>. Но в связи с тем, что источники древнейшего права отсутствуют, слои такой многослойности искусственно ограничивается православными политико-правовыми ценностями. Влияние заимствованных от Византии политико-правовых идей находит свое отражение практически во всей правовой системе России на всех этапах ее развития. Так, особую роль вплоть до XIX в. играла Кормчая книга, чью основу составило византийское законодательство императора Юстиниана. Содержание Номоканона, в свою очередь, отразилось на содержании Судебника 1497 г., который во многом стал дублировать положения византийского права в русле православного вероисповедания. Судебник содержал принципы запрета отказа в правосудии (ст. 2); принцип надлежащего рассмотрения дела (ст. 19) и т.д. Комиссия, подготовившая проект Уложения Алексея Михайловича 1649 г., помимо "правил Святых Апостол и Святых Отец" использовала так называемые "градские законы Греческих Царей", т.е. византийское законодательство, основанное на православии. В результате в Соборном уложении 1649 г. многие статьи были основаны на византийском праве (Прохирон), просуществовавшем до публикации первого тома Свода законов Российской империи.

<3> Восторкнутов В.А. Мифологические основания правопонимания // История государства и права. 2014. N 3. С. 12 - 16; Оспенников Ю.В. Особенности судопроизводства по Новгородской судной грамоте // История государства и права. 2014. N 1. С. 41 - 46.

Ссылки на Законы градские в нормативно-правовых актах встречаются на всем протяжении царствования Алексея Михайловича Романова. Это было связано с тем, что Россия представляла собой православное государство, где Закон Божий являлся определенным стандартом для законодателя. Соответственно, в отношении исполнений наказания устанавливались и обязательные религиозные требования: "разбойницы и убийцы и святотатцы и иные, по градскому суду осуждены будут к смерти, и прежде казни за день, или за два идет к осужденному и повинну сущу смерти священник, и исповедует со всяким испытанием прилежно, потом да причастит его пречистых таин, и да, и да пребудут с ними в той день от искусных священников, и научит их, и возвестит им оныя страшная судилища и бесконечныя муки же" <4>.

<4> Статьи, учиненные благоразсмотрением Царя и Великого Князя Алексея Михайловича по совету с Святейшим Паисием, Папою и Патриархом Александрийским, Макарием, Патриархом Антиохийским, Иосафом, патриархом Московским, и всея России и со всем Освященным Собором о следствии, суде и наказании людей Духовного чина, которые объявлятся в церковных, или в мирских татьбах, разбоях в делании фальшивой монеты и в убийствах. Первое собрание Полного Свода законов Российской Империи (1649 - 1825). Т. 1 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php.

Преобразования Петра I привели к усилению процессов создания многослойности российского права. Рецепция празднования Нового года, обязательного ношения "немецкого платья", праздничного платья, обязательное бритье бороды и усов и пр., помимо радикальных политико-правовых преобразований, положило начало изменений общественного сознания, правовой идеологии. Тем не менее, несмотря на полномасштабную рецепцию западных ценностей, царствование Петра I проходило в рамках православной традиции. Так, в соответствии с Градскими законами все также продолжали сжигаться еретики и волшебники. Ссылки на авторитет Градских законов в правовых актах России встречаются все реже, но они все еще присутствуют <5>. Император Петр I и его вооруженные силы публично испрашивают дозволение от Патриарха не поститься во время военных походов.

<5> См., например: О клеймении преступников, которые вместо смертной казни будут подвергнуты другому наказанию и ссылке и о сделании клейма для сего с буквой В. 03.05.1691 // Полное собрание законов Российской империи (1689 - 1825 гг.). СПб., 1880. Т. 3 // http://www.nlr.ru/e-res/law_r/search.php?part=14&regim=3.

Особой вехой в развитии российского законодательства и, соответственно, усиления многослойности, явилось издание первого Собрания Полного свода законов, состоящего из 40 томов. Манифест российского императора Николая I 1833 г. о введении в действие Свода законов Российской империи также строился на преемственности как основном принципе создания Свода законов, принципиально игнорируя использование рецепции права. Императором отмечалось, что "в самом начале Царствования Нашего, признав необходимым привести отечественные Наши законы в ясность и твердый порядок, повелели мы прежде всего собрать и издать их в полном их составе, и потом из сего общего состава, отделив одни действующие ныне в Империи Нашей законы, соединить их в правильный и единообразный Свод, и изложить их в точной их силе, без всякого в существе их изменения, на том самом основании, какое еще в 1700 году положено было Петром Великим. Сего требовали первые, существенные нужды Государства: правосудие и порядок управления" <6>.

<6> Манифест о введении в действие Свода законов Российской империи. 1833 г. // www.rusarchives.ru/statehood/06-70-manifest-nikolay-i_rgia/index.html#/7ob/.

Однако такое отрицание рецепции при составлении Свода законов Российской империи было лишь декларацией, так как законодатель руководствовался положениями византийского права "с необходимыми поправками от философа Бэкона" <7>. Именно использованием рецепции объясняются противоречия, неясности, "сбивчевость", "загадочность" Свода, а за объяснениями отдельными исследователями напрямую предлагалось обращаться именно к тем иностранным образцам, которые вдохновляли редакторов Свода Законов <8>.

<7> Пахман С.В. История кодификации гражданского права. СПб., 1876. Т. II. С. 4.
<8> См.: Барац Г. О чужеземном происхождении большинства российских гражданских законов // Журнал гражданского и уголовного права. 1885. Ноябрь. С. 82 - 83.

Рецепцией западных политико-правовых идей обязано российское общество введением Александром II Судебных уставов 1864 г., который в своем Указе Правительствующему сенату в 1864 г. определил основную цель - введение в общественную жизнь Российской империи идеи независимости суда. Им отмечалось, что представленные проекты реформирования судебных органов "вполне соответствуют желанию нашему водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех подданных наших, возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние и которое должно быть постоянным руководителем действий всех и каждого, от высшего до низшего" <9>.

<9> Указ Александра II Правительствующему сенату 20.11.1864 // http://base.garant.ru/57791495/.

Судебные уставы декларировали "главные начала, от коих зависит сама система судопроизводства", т.е. включали такие политико-правовые идеи, как отделение судебной власти от исполнительной, введения в гражданские дела состязательного процесса, гласность судопроизводства, введения в гражданские дела словесной системы, решения дел гражданских в двух инстанциях, рассмотрение кассационным порядком окончательных решений судебных мест и т.д.

Многослойность российского права получила новый импульс в своем развитии при становлении Советского государства и права. Здесь подобно М.М. Сперанскому в советский период развития права проявил себя П.И. Стучка при подготовке проекта первого Гражданского кодекса Российской Федерации 1922 г. Давая его характеристику, он отмечал, что ввиду краткости срока его изготовления пришлось почти целиком и дословно списать с лучших образцов гражданского права Запада - "задаваться целью создать что-либо оригинальное мы не могли, ибо мы тогда в гражданско-правовой области не могли в точности определить ни пределов окончательного отступления, ни дать новых форм" <10>.

<10> Стучка П.И. 13 лет борьбы за революционно-марксистскую теорию права: Сборник статей (1917 - 1930). М., 1931. С. 125.

Многослойность российского права усилилась в 90-е годы XX века в связи с переходом на западный геополитический проект. Помимо полномасштабной рецепции политико-правовых ценностей Запада, идеологии либерализма, была реализована определенная реставрация монархических основ управления Российской Федерации, восстановлен институт права собственности на землю и т.д.

Воплощением идеологии либерализма, помимо Конституции 1993 г., является Гражданский кодекс РФ 1994 г., во многом продолживший традиции первого Гражданского кодекса РСФСР. Были восстановлены правовые институты цивилистики, такие как сервитуты, ипотека и т.д. Кодекс практически вобрал в себя лучшее из теории римского права. Однако новый Кодекс приобрел и ряд несвойственных российской правовой традиции негативных черт, среди которых - "тяжелый" пандектный стиль изложения правовых норм, непонятный большинству населения России.

В настоящее время происходит отказ от многих элементов идеологии либерализма и осуществляется переход к идеологии консерватизма, что предполагает демонстрационную опору на национальные духовные основы российской цивилизации. Это, в свою очередь, также приведет к новой рецепции под лозунгами возрождения правовых традиций.

Таким образом, в современном российском праве присутствуют политико-правовые идеи, конструкции, институты, их философское наполнение Градских законов, Кормчей книги, Русской Правды, Судебника 1497 г., Соборного уложения, Свода законов Российской империи, Гражданского кодекса 1922 г. и т.д., многие из которых являются продуктом рецепции, вошедшими в качестве отечественных правовых ценностей в российскую правовую традицию.

Но если правовые конструкции, институты, нормы с течением времени изменяются, порой до неузнаваемости, то сохраняют свою преемственность политико-правовые идеи, отвечающие правовой ментальности российского народа. Совокупность таких политико-правовых идей и составляет правовую традицию русского права, которая не ограничивается лишь русским народом или территорией проживания русских, но также и общением с другими народами, входящими в Русский мир. Перечислю основные из них: православие, монархический способ правления, советская модель социализма, идеология либерализма. Православие в российской правовой ментальности выражается в стремлении к правде, т.е. определения решения правовых споров на основании моральных критериев. Здесь закономерной является дилемма подчинения "дурным" законам, незаконному правлению. Православие определило принцип равенства сторон, нестяжательства, отказ от сутяжничества, формализма права и т.д.

Монархическое правление в течение веков определило субъекта (монарх, генеральный секретарь ЦК КПСС, президент), обличенного высшей властью и ответственного за судьбу России, поэтому такое правление всегда носит абсолютный характер.

Советская модель социализма ввела в российское общественное сознание элементы демократии, выражающиеся в выборности судей, депутатов, возможности их отзыва, широким участием в политико-правовой жизни государства.

Либерализм привнес в общественное сознание правовую свободу, зачастую в общественном сознании ассоциирующуюся с пресловутой вольницей, свободу предпринимательской деятельности, отказ от ограничений права собственности и возможность неограниченного обогащения.

Зачастую различные элементы существовавших идеологий, укрепившихся в народном сознании, противоречат друг другу (например, идеи нестяжательства - стремления к обогащению), что создает возможность в дальнейшем усиления многослойности.

Дальнейшее усиление многослойности закономерно обусловлено интеграционными процессами внутри России, при сближении правового поля европейской части России с восточными регионами с мусульманской правовой культурой. Здесь компромисс возможен путем рецепции в российское право правовых институтов исламской правовой культуры, что позволит проводить более эффективную правовую политику на Кавказе. Включение в правовое поле России правовых ценностей буддизма позволит решать актуальные вопросы в Бурятии, Якутии и др. Таким образом, российская правовая система с помощью рецепции должна выйти на новый виток своего развития, отличающийся от принятых западных подходов.

Литература

  1. Барац Г. О чужеземном происхождении большинства российских гражданских законов // Журнал гражданского и уголовного права. 1885. С. 82 - 83.
  2. Восторкнутов В.А. Мифологические основания правопонимания // История государства и права. 2014. N 3. С. 12 - 16.
  3. Оппенхейм А. Древняя Месопотамия. Портрет погибшей цивилизации. 2-е изд. М., 1990. С. 29.
  4. Оспенников Ю.В. Особенности судопроизводства по Новгородской Судной грамоте // История государства и права. 2014. N 1. С. 41 - 46.
  5. Пахман С.В. История кодификации гражданского права. СПб., 1876. Т. II. С. 4.
  6. Стучка П.И. 13 лет борьбы за революционно-марксистскую теорию права: Сборник статей (1917 - 1930). М., 1931. С. 125.