Мудрый Юрист

Иски и интердикты о защите сервитутов в римском праве

Бирюков Александр Александрович, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин Ставропольского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, кандидат юридических наук.

В статье рассматриваются вещные иски и интердикты, при помощи которых защищались сервитуты на различных этапах развития римской юриспруденции.

Ключевые слова: сервитуты, иск, интердикты, римское право.

Claims and interdicts for protection of servitudes in the Roman law

A.A. Biryukov

Biryukov Aleksandr A., Head of the Civil Law Disciplines Department of the Stavropol Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation, Candidate of Juridical Sciences.

In article considers the issues of real actions and interdicts with the help of which defended servitudes at different stages of development of the Roman jurisprudence.

Key words: servitudes, action, interdicts, Roman law.

Защита права собственности и иных вещных прав всегда привлекала пристальное внимание специалистов. Основные способы защиты сервитутов сформировались в римской юриспруденции. Римляне защищали сервитуты аналогично иным вещным правам, при помощи специальных исков. Романисты утверждают, что уже в период ранней Республики в римском праве существовал особый петиторный иск, которым можно было воспользоваться в случаях, если собственник зависимой вещи или любое лицо препятствуют осуществлению сервитута. Такой иск получил название Actio confessoria.

При помощи каких исков защищались сервитуты в древнейшем квиритском праве, достоверно неизвестно. Согласно мнению В.А. Краснокутского, принадлежавший сервитуарию иск назывался сначала vindicatio servitutis, позднее actio confessoria <1>. По сути, аналогичного мнения придерживается и М. Бартошек, по словам которого vindicatio servitutis является синонимом petitio servitutis против собственника служащего земельного участка о признании сервитута, о запрете мешать осуществлению сервитута, о восстановлении прежнего нормального состояния..." <2>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

<1> Римское частное право: учебник / В.А. Краснокутский, И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский и др.; под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 239.
<2> Бартошек М. Римское право: Понятия, термины, определения. М.: Юридическая литература, 1989. С. 327.

С данным подходом перекликается трактовка А.В. Копылова, полагающего, что первоначально сервитуты защищались при помощи rei vindicatio, поскольку в этот период считалось, что сервитуарий имеет право собственности на часть чужой вещи и, следовательно, для защиты этого ius in re, как и всякий собственник, может применить виндикационный иск <3>. Д.А. Монахов также признает, что конфессорный иск в своем существе - это все та же виндикация <4>. Рассматривая вопрос о защите сервитутов, А.Н. Латыев полагает, что actio confessoria, хотя и имеет собственное название, сконструирован по модели виндикации <5>.

<3> Копылов А.В. Вещные права на землю в римском, русском дореволюционном и современном гражданском праве. М.: Статут, 2000. С. 33.
<4> Монахов Д.А. Vindicatio servitutis как основной способ судебной защиты сервитутов в российском праве // Право и политика. 2007. N 5. С. 70 - 75.
<5> Латыев А.Н. Вещно-правовые способы в системе защиты гражданских прав // Юрист. 2003. N 4. С. 22 - 28.

В то же время в представлении Д. Гримма, Г. Дернбурга иски о собственности (rei vindicatio) и сервитутные иски (actio negatoria и confessoria) родственные, но не одинаковые по основанию. В примечаниях к "Пандектам" Дернбург акцентирует внимание на том, что actiones confessoriae принадлежали к категории arbitrariae actions (так называемым арбитражным искам). "Но дело не сводится к предоставлению владения, - пишет он, - как это главным образом бывает в иске о праве собственности, так как владение сервитутом никоим образом не дает владельцу столь прочного положения, как владение на праве собственности". Поэтому этот иск принадлежит управомоченному на сервитут, как владеющему, так и не владеющему <6>.

<6> Дернбург Г. Пандекты. Том 1: Вещное право. СПб., 1912. С. 246 - 247.

Сущность vindicatio раскрыта в Институциях. In rem actio est, cum aut corporalem rem intendimus nostram esse, aut jus aliquod nobis conpetere, veluti utendi aut utendi, eundi agendi aquamue ducendi uel altius tollendi prospiciendiue; (aut cum) actio ex diverso adversario est negatiua. "Вещный иск имеет место тогда, когда мы заявляем и утверждаем, что физическая вещь наша, или поднимаем спор о том, что мы имеем какое-либо право, например, право пользования, пользовладения, прохода, погона скота, водопровода или право производить постройки выше известной меры, право просвета, т.е. право требовать от соседа, чтобы он никоим образом не заслонял вида; вещным будет иск и тогда, когда он вследствие перемены действующих сторон является отрицательным" (Гай, 4.3) <7>.

<7> Гай. Институции. Текст и перевод Ф. Дыдынского. Варшава: Типография К. Ковалевского, 1891. С. 372.

Actio confessoria описан Ульпианом в Дигестах. De servitutibus in rem actiones competunt nobis (ad exemplum earum, quae usumfructum pertinent) tam confessoria, quam negatoria; confessoria ei, qui servitutes sibi competere contendit, negatoria domino, qui negat. Haec autem in rem actio confessoria nulli alii, quam domino fundi competit; servitutem enim nemo vindicare potest, quam is, qui dominium in fundo vicino habet, cui servitutem dicit deberi (D.8.5.2).

Данное определение помогает выделить отдельные элементы actio confessoria. Иск о признании сервитута, по словам Ульпиана, принадлежит тому, кто является субъектом сервитута. Требовать признания предиального сервитута мог собственник господствующего участка (domino fundi), таким же иском мог воспользоваться узуфруктуарий или его правопреемник, а также залогодержатель, эмфитевт, суперфициарий, если сервитут был установлен на участок, принадлежавший этой категории истцов на законном основании.

В качестве возможных истцов по actio confessoria могли выступать добросовестные владельцы, и для этого необходимо только доказать давность владения господствующим участком. Например, Ульпиан в Дигестах говорит о том, что "если кто-либо приобрел в силу длительного пользования и долгого квазивладения (quasi possessio) право проведения воды, то для него не является необходимым доказывать, в силу какого права устроен водопровод". И далее: "...предъявить этот иск он может не только к лицу, на чьем поле имеется исток или через чье имение проведена вода, но ко всем, кто препятствует проведению воды, как это имеет место в отношении прочих сервитутов" (D.8.5.10.1) <8>.

<8> Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского. М.: Наука, 1984. С. 169.

Ответчиком по actio confessoria могло являться лицо, каким-либо образом нарушающее сервитут. Основанием actio confessoria становилось любое нарушение сервитута. Это может быть частичное или полное отрицание сервитута, непосредственное устранение сервитуария от пользования обремененной вещью. Например, собственник зависимого участка осушает источник, который используется для водопровода на соседний участок, или полностью, или частично перепахивает дорогу, предназначенную для проезда соседа. Кроме прямых действий, направленных на воспрепятствование пользования сервитутом, actio confessoria можно было предъявлять и в тех случаях, когда ответчик только угрожает такими действиями.

Предметом actio confessoria является признание права на сервитут. Если в ходе воспрепятствования сервитута были причинены какой-либо вред или убытки, то они подлежат возмещению. Именно поэтому Ульпиан в Дигестах упоминал о плодах, которые принимаются во внимание в actio confessoria. Основной задачей истца при предъявлении actio confessoria в первую очередь являлось доказывание действительного существования своего права, его законность, а также факт нарушения или препятствования в его осуществлении. Преторское право допускало возможность использовать actio Publiciana, если у истца отсутствовали прямые доказательства законности его сервитута (приобретенного в силу traditio), а также в тех случаях, когда ответчик намеренно отрицает существование сервитута или, как полагает Г. Пухта, специально затягивает процесс с целью усложнить, запутать дело <9>.

<9> Пухта Г. Курс римского гражданского права. Т. 1. Издание О.Н. Плевако. М.: Типография "Современные известия", 1874. С. 454.

Публицианов иск описан Ульпианом в шестой книге Дигест. "Претор говорит: "Если кто-либо требует то, что в силу правильного основания (iusta causa) передано ему [несобственником] и еще не усвоено по давности, - я дам суд" (D.6.2.1) <10>. "Если иск предъявлен о переданном узуфрукте, то предоставляется Публицианов иск; так же, если иск предъявлен о сервитутах городских участков, установленных посредством передачи или вследствие допущения, - если кто-либо терпит, что через его дом проведен водосток; так же о сервитутах сельских участков, ибо и здесь следует защищать передачу и допущение" (D.6.2.11.1) <11>. Иными словами, actio Publiciana давал сервитуарию возможность защитить свое право, если сервитут приобретался как res mancipi посредством traditio и прямо доказать такую передачу затруднительно.

<10> Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского. С. 137.
<11> Там же. С. 139.

При положительном решении по actio confessoria ответчик должен был прекратить нарушение сервитута, а также обязывался не чинить препятствий осуществления сервитута и в будущем. Для этого по требованию претора могла использоваться процедура cautio realis: de non amplius turbando - обеспечение или гарантия того, что нарушение не будет допускаться и впредь под угрозой штрафа <12>.

<12> В литературе cautio realis de non amplius turbando нередко относят к стипуляциям.

На ответчика возлагалась обязанность восстановить надлежащее состояние обремененной сервитутом вещи. Так, Марцелл в Дигестах разбирает случай, в котором на участке возводится строение без согласия лиц, которые имеют право пользоваться этим участком и соответственно вправе заявить actio confessoria для защиты своего права (D.8.5.11).

Сервитуты в Риме защищались не только при помощи actio confessoria, но и при помощи особых посессорных исков. В юридической литературе сформулирована тенденция к трактовке постепенного появления отдельных посессорных способов защиты сервитутов или, как отметил Дернбург, "соответственно конкретно складывающимся потребностям".

Некоторые виды сервитутов охранялись особыми преторскими интердиктами. В этом случае сервитуарию не было необходимости доказывать свое право, как при actio confessoria (так проявляется основное отличие петиторной защиты сервитутов от посессорной), а достаточно было требовать устранения конкретных нарушений.

Рассмотрим эти интердикты. Яволен в восьмой книге Дигест указывает, что "если покупается проезд или какое-либо право участка, то Лабеон считает, что должно быть дано обеспечение, чтобы ты не совершал действий, в силу которых это право не может быть осуществлено, так как в отношении такого права не существует никакой исключительной передачи. Я считаю, что пользование этим правом нужно рассматривать как передачу владения, и поэтому установлены интердикты, подобные владельческим интердиктам" (D.8.1.20) <13>.

<13> Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского. С. 160.

Для защиты личных сервитутов, в частности ususfructus, использовался такой владельческий интердикт, как interdictum uti possidetis. Предоставление посессорной защиты для личных сервитутов, по мнению А.В. Германова, возникло из-за того, что обладатели личных сервитутов были первоначально простыми держателями вещи, которая находилась у них в натуральном владении. Неблагоприятные последствия для них могли возникать, когда собственник, от имени которого указанные лица держали вещь, мог быть в отсутствии или не принимал мер при нарушении владения <14>.

<14> Германов А.В. От пользования к владению и вещному праву. М.: Статут, 2009.

Собственник вещи, обремененной личным сервитутом, мог предъявлять interdictum uti possidetis как иск первоначальный или actio directa, однако узуфруктуарии и узуарии пользовались такой посессорной защитой, предъявляя производный иск или actio utilis, поскольку за ними признавалось только quasi possessio, а corporis possessio имущества, составляющего предмет ususfructus или usus, остается у его собственника.

Особые интердикты были установлены для защиты отдельных видов servitutes praediorum rusticorum. Для вещных сервитутов interdictum uti possidetis не применялся, исходя из того, что сервитуарий не является даже фактическим владельцем обремененной сервитутом вещи.

Появление специальных интердиктов для защиты сельских сервитутов в литературе объясняется охраной экономических интересов земледельцев, что вызывалось объективной необходимостью <15>. С этим мнением следует согласиться, поскольку реальную роль в развитии сельского хозяйства могли играть только дорожные, ирригационные и иные виды земельных сервитутов. Поэтому преторские интердикты не применялись для защиты таких сервитутов, как servitus ne luminibus officiatur, servitus ne prospectui offendatur, servitus altius non tollendi и т.д.

<15> Пухта Г. Указ. соч. С. 366 - 367.

Для защиты сельских дорожных сервитутов применялся interdictum de itinere actuque private. Основанием интердикта являлось воспрепятствование пользования дорогой со стороны ответчика. В свою очередь истец должен был пользоваться дорогой nec vi, nec clam, nec precario ("не насильно, не тайно, не в порядке прекария") (D. 8.5.10.1). При этом он должен был доказать факт пользования дорогой не менее тридцати раз в течение года, предшествующего предъявлению иска. На ответчика возлагалась обязанность не препятствовать дальнейшему осуществлению сервитута под угрозой штрафа.

Interdictum de aqua (cottidiana et aestiva et hiberna) применялся для защиты водопроводных сервитутов. В этом случае на истца возлагалась обязанность доказать пользование водопроводом хотя бы один раз в течение последнего года nec vi, nec clam, nec precario и, в отличие от проанализированного выше интердикта, bona fides (добросовестно). В противном случае интердикт считался недействительным. Если водный сервитут имел характер aqua aestiva или иного сезона, применялся не годичный, а двухлетний срок, в течение которого воспользоваться сервитутом нужно было хотя бы один раз.

Interdictum de fonte применялся для защиты servitus aquaehaustus, а Interdictum de fonte reficiendo - для защиты servitus pecoris ad aquam appulsus, и требования истца подлежали удовлетворению, если право осуществлялось один раз в течение года nec vi, nec clam, nec precario и при наличии bona fides. В литературе упоминаются такие интердикты, как interdictum de cloacis, использовавшийся для защиты servitus cloacae mittendae и interdictum de rivis reficiendis и interdictum de itinere reficiendo, применявшиеся для защиты права на проведение ремонта водопровода и дороги. Однако эти интердикты не являются владельческими <16>.

<16> По вопросу интердиктов см.: Пухта Г. Указ. соч. С. 365 - 368.

По свидетельству Павла и Ульпиана, сервитуарий мог предъявлять иск actio in factum против землемера, который допустил ошибки при измерении земельного участка. "Претор расширил пределы применения этого иска; если указана ложная мера какой-либо другой вещи, то может быть предъявлен этот иск... (Павел) или если определена ширина пути или пределы сервитута проведения (воды) либо выдвижения части строения над участком соседа, или были даны ложные данные при измерении двора, либо бревна, либо камня" (D.9.6.6) <17>.

<17> Дигесты Юстиниана. Избранные фрагменты в переводе и с примечаниями И.С. Перетерского. С. 198.

Литература

  1. Бартошек М. Римское право: Понятия, термины, определения. М.: Юридическая литература, 1989. С. 327.
  2. Гай. Институции / текст и перевод Ф. Дыдынского. Варшава: Типография К. Ковалевского, 1891. С. 372.
  3. Германов А.В. От пользования к владению и вещному праву. М.: Статут, 2009.
  4. Дернбург Г. Пандекты. Том 1: Вещное право. СПб., 1912. С. 246 - 247.
  5. Копылов А.В. Вещные права на землю в римском, русском дореволюционном и современном гражданском праве. М.: Статут, 2000. С. 33.
  6. Латыев А.Н. Вещно-правовые способы в системе защиты гражданских прав // Юрист. 2003. N 4. С. 22 - 28.
  7. Монахов Д.А. Vindicatio servitutis как основной способ судебной защиты сервитутов в российском праве // Право и политика. 2007. N 5. С. 70 - 75.
  8. Перетерский И.С. Дигесты Юстиниана: избранные фрагменты в переводе и с примечаниями. М.: Наука, 1984. С. 137, 160, 169, 198.
  9. Пухта Г. Курс римского гражданского права. Т 1. Издание О.Н. Плевако. М.: Типография "Современные известия", 1874. С. 454.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Римское частное право" (под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского) включен в информационный банк согласно публикации - Юристъ, 2004.

  1. Римское частное право: учебник / В.А. Краснокутский, И.Б. Новицкий, И.С. Перетерский (и др.); под ред. И.Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Волтерс Клувер, 2010. С. 239.