Мудрый Юрист

Требования, предъявляемые к арбитрам в международном коммерческом арбитраже зыонг тхи тху хыонг

Зыонг Тхи Тху Хыонг, аспирант кафедры гражданского права и процесса Воронежского государственного университета.

В статье сравниваются законодательные требования, предъявляемые к международным арбитрам в Российской Федерации и Социалистической Республике Вьетнам, и формируются предложения по совершенствованию правового регулирования данного вопроса с учетом опыта обеих стран и международной практики.

Ключевые слова: международный коммерческий арбитраж, арбитр, законодательные требования к арбитрам.

Requirements Applicable to Arbitrators in International Commercial Arbitration

Zyong Tkhi Tkhu Hyong

Zyong Tkhi Tkhu Hyong, Postgraduate Student of the Department of Civil Law and Procedure in Voronezh State University.

This article compares the law requirements on arbitrators in international commercial arbitration in Russian Federation and Socialist Republic of Vietnam and drafts the proposals to address the improvement of the regulation on this legal issue based on the experience of these two countries and international practices.

Key words: international commercial arbitration, arbitrator, legal requirements on arbitrators.

Арбитр - важнейшая фигура в международном коммерческом арбитраже. Именно арбитр (единолично или в составе) рассматривает споры по существу и выносит решение по ним. Вопрос о том, кто вправе выступать в качестве арбитра, является одним из самых существенных вопросов, выдвигаемых учением об арбитраже. Во Вьетнаме международный коммерческий арбитраж пока является относительно новым способом разрешения споров, связанных с внешнеторговой деятельностью, и не пользуется популярностью, в стране авторы еще не уделяют должного внимания вопросу требований к арбитрам. В России изучение проводилось в основном двух требований к международным арбитрам: независимость и беспристрастность, которые недавно даже стали предметом активной и продолжительной дискуссии <1>.

<1> См., например: Петрик Н.М. Предвзятость арбитра как основание для отмены и отказа в исполнении арбитражного решения // Вестник международного коммерческого арбитража. 2010. N 2. С. 161 - 171; Севастьянов Г.В. Дискуссия о содержании принципа независимости и беспристрастности третейских судов // Третейский суд. 2011. N 5. С. 7 - 8; Скворцов О.Ю. Доктрина независимости и беспристрастности третейских судей: тенденции практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации // Третейский суд. 2011. N 5. С. 35 - 36; Ходыкин Р.М. Независимость и беспристрастность арбитров в инвестиционных спорах // Третейский суд. 2011. N 4. С. 135 - 144.

Недостаточной доктринальной разработкой других требований к арбитрам, таких как гражданская правоспособность, национальность, возраст, профессиональная квалификация арбитров, обусловлена актуальность их изучения. Кроме того, возможные изменения, принятые в результате реформы третейского законодательства Российской Федерации, также определяют необходимость изучения данной проблематики по новейшему законодательству.

Гражданская дееспособность не всегда упомянута в международных документах и национальных законах об арбитраже как требование к арбитру. Однако это не означает, что физическое лицо, не обладающее полной гражданской дееспособностью, вправе действовать в качестве арбитра. Например, в Гражданском процессуальном кодексе Франции также нет прямого требования к гражданской дееспособности арбитров <2>. Но ее отсутствие является основанием для отвода арбитру.

<2> Несмотря на то что требование о наличии полной дееспособности арбитра является обязательным для внутреннего арбитража в соответствии со ст. 1450 Гражданского процессуального кодекса Франции, это положение не применяется к международному арбитражу.

В соответствии со ст. 20 Закона СРВ "О коммерческом арбитраже" арбитром может быть только физическое лицо, обладающее полной гражданской дееспособностью.

Закон РФ "О международном коммерческом арбитраже" не указывает на наличие полной гражданской дееспособности как требование к арбитру и ее отсутствие как основание для отвода.

В сфере внутреннего третейского судопроизводства Федеральный закон "О третейских судах в Российской Федерации" 2002 г. (далее - ФЗ "О третейских судах") четко указывает, что третейским судьей не может быть физическое лицо, не обладающее полной дееспособностью либо состоящее под опекой или попечительством. Несоблюдение этого требования является основанием для отвода.

С целью устранения нечеткости в Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" и унификации российского законодательства проект Федерального закона РФ "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" (далее - Проект ФЗ "Об арбитраже") предполагает установить обязательное требование о наличии полной гражданской дееспособности к арбитру <3>, которое в равной мере будет применяться и к внутреннему, и к международному коммерческому арбитражу <4>.

<3> См.: пункт 8 ст. 11 проекта Федерального закона "О третейских судах и арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" [Электронный ресурс]. URL: http://asozd2c.duma.gov.ru/addwork/scans.nsf/ID/C13BC5E7F030EA2343257E3F0028C25E/$FILE/788111-6.PDF?OpenElement (дата обращения: 18.05.2015).
<4> В сфере международного коммерческого арбитража согласно п. 2 ст. 5 проекта Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" не урегулированные Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" вопросы требований к арбитрам (третейским судьям) в случаях, когда место арбитража находится на территории РФ, регулируются в соответствии с Федеральным законом "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" [Электронный ресурс]. URL: http://asozd2c.duma.gov.ru/addwork/scans.nsf/ID/919D49755F788FC643257E3F002C7EB7/$FILE/46220123-1.pdf?OpenElement (дата обращения: 18.05.2015).

Предлагаемое изменение представляется целесообразным. Рассмотрение споров в такой сложной сфере, как международный коммерческий арбитраж, вряд ли могут осуществлять лица, не обладающие гражданской дееспособностью в полном объеме.

Возраст является одним из важных критериев для определения объема гражданской дееспособности. Гражданским кодексом РФ и Гражданским кодексом СРВ установлен возраст восемнадцать лет как базовый возраст, по достижении которого лица признаются полностью дееспособными.

В сфере международного коммерческого арбитража большинство стран мира не устанавливает каких-либо требований к возрасту арбитра. Во Вьетнаме также нет возрастных ограничений как для международного, так и для внутреннего арбитра. По логике можно сделать вывод о том, что минимальным возрастом арбитра является возраст, по достижении которого он обладает полной гражданской правовой дееспособностью.

В России в настоящее время наблюдается иная тенденция. В Законе РФ "О международном коммерческом арбитраже" и ФЗ "О третейских судах" требование к возрасту арбитра отсутствует. В рамках реформы третейского законодательства поступило предложение установить возрастное требование к арбитру, что довольно необычно для третейского законодательства. Пункт 8 ст. 11 Проекта ФЗ "Об арбитраже" устанавливает: "Арбитром не может быть лицо, не достигшее возраста двадцати пяти лет".

Этот возраст не случайным образом совпадает с минимальным возрастом государственного судьи. Однако не следует забывать, что арбитраж есть форма частной юрисдикции и отличается максимальной свободой стороны в выборе арбитров на основе доверия и с учетом обстоятельств конкретного спора. Даже если практика показывает, что большинство арбитров составляют лица старше 25 лет, это не основание для установления запрета лицам, не достигшим данного возраста, выступать в качестве арбитров. Целесообразным и достаточным является критерий возраста, используемый для определения объема гражданской дееспособности. Минимальный возраст арбитра будет следовать из возраста, по достижении которого национальное законодательство признает лицо полностью дееспособным.

Большое внимание при формировании состава арбитража стороны и орган содействия обращают на национальную идентичность арбитра. В арбитраже с тремя арбитрами каждая из сторон часто избирает арбитра, имеющего ту же национальность, а председатель избирается или назначается из кандидатов других национальностей.

На законодательном уровне большинство государств не устанавливает требования к национальности арбитра. В России и Вьетнаме также используют либеральный подход к данному вопросу. Согласно п. 1 ст. 11 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" ни одно лицо не может быть лишено права выступать в качестве арбитра по причине его гражданства, если стороны не договорились об ином.

Закон СРВ "О коммерческом арбитраже" не устанавливает какое-либо требование к национальности арбитра и, в отличие от Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", не упоминает важность учитывать национальность председателя или единоличного арбитра в отношении международного коммерческого арбитража <5>. Причина этого объясняется тем, что вьетнамский Закон устанавливает абсолютно одинаковые правила для внутреннего и международного арбитража во всех случаях. Вопрос о национальности арбитров во внутреннем третейском разбирательстве обычно не возникает, так как арбитры и стороны часто являются гражданами одного государства. Если стороны считают нужным установить какое-либо требование к национальности арбитров, то они могут включать в арбитражное соглашение соответствующее положение.

<5> Согласно положению п. 5 ст. 11 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" 1993 г. в случае назначения единоличного или третьего лица нужно принимать во внимание желательность назначения арбитром лица, не являющегося гражданином тех государств, к которым принадлежат стороны.

"Нейтральная" национальность не всегда гарантирует беспристрастность и независимость арбитра <6>. Правило "нейтральной национальности" нередко подвергается критике, так как оно исключает возможность участия в рассмотрении споров самых высококвалифицированных арбитров, которые обладают хорошим знанием и богатым опытом в определенной сфере или свободно владеют языком, на котором говорят стороны или ведется арбитражный процесс.

<6> See: Alan Redfern and Martin Hunter. Law and practice of international commercial arbitration. (4th edition 2004). Р. 204.

Профессиональная квалификация и опыт арбитра играют самую важную роль в эффективном и качественном разрешении споров.

Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" не установлено какое-либо требование к профессиональной квалификации арбитров. Пунктом 5 ст. 11 данного Закона признается право сторон своим соглашением установить требования к арбитрам, включая требование к профессиональной квалификации арбитров.

Другой подход нашел свое отражение в ФЗ "О третейских судах". Согласно п. 2 - 3 ст. 8 единоличный арбитр должен иметь высшее юридическое образование, и, если дело рассматривается составом из трех арбитров, председатель состава также должен иметь высшее юридическое образование, и стороны имеют право согласовывать дополнительные требования, предъявляемые к квалификации третейского судьи, самостоятельно или путем отсылки к применимым правилам третейского разбирательства. В рамках реформы российского третейского законодательства данный подход также предлагалось предусмотреть и для международного коммерческого арбитража <7>. В соответствии с ним стороны имеют возможность полностью исключить это правило арбитражным соглашением. В случае коллегиального разрешения спора стороны могут прямо договориться о том, что председатель третейского суда может не отвечать требованиям о наличии высшего юридического образования, при условии, что в состав третейского суда будет входить арбитр, соответствующий указанным требованиям.

<7> См.: пункты 6 - 7 ст. 11 проекта Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации". В сфере международного коммерческого арбитража согласно п. 2 ст. 5 проекта Федерального закона "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации" не урегулированные Законом РФ "О международном коммерческом арбитраже" вопросы требований к арбитрам (третейским судьям) в случаях, когда место арбитража находится на территории РФ, регулируются в соответствии с Федеральным законом "Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации".

Целесообразность этого положения заключается в том, что в отличие от других альтернативных внесудебных способов разрешения споров (переговоров, медиации, где споры, как правило, урегулируются не на основе норм закона, а с точки зрения интересов) в арбитраже споры рассматриваются и разрешаются по существу на основе норм закона. Кроме того, в международном коммерческом арбитраже право сторон самостоятельно выбирать применимое право создает еще дополнительный комплекс проблем, связанных со сравнительным правом, конфликтом права, толкованием иностранных норм права, которые вряд ли могут решать специалисты без юридического образования <8>.

<8> See: Claudia T. Salomon. Selecting an international arbitrator: Five factors to consider // Mealey's international arbitration report. October 2002. Vol. 17. N 10. Р. 25 - 28.

Во Вьетнаме общее требование, касающееся профессиональной квалификации арбитров, установлено подп. "b" п. 1 ст. 20 Закона СРВ "О коммерческом арбитраже": "...лицо, имеющее высшее образование и опыт работы не менее 5 лет в сфере деятельности, соответствующей полученному образованию, может быть арбитром".

Таким образом, законодательство Вьетнама требует наличия у всех арбитров высшего образования и опыта работы в соответствующей сфере не менее пяти лет, а наличие высшего юридического образования у единоличного арбитра или председателя состава арбитров не является обязательным. Нецелесообразность анализируемого требования обусловлена следующими причинами.

Несмотря на то что в практике коммерческого арбитража часто встречаются споры, связанные с технологическими, экономическими аспектами, для эффективного разрешения таких споров, несомненно, нужны не только правовые, но и "внеправовые" знания, опыт и навыки, которыми часто обладают лица со специализированными экономическим, технологическим или другими направлениями образования. Но следует подчеркнуть, что эти споры по-прежнему являются правовыми и вытекают непосредственно из условий контрактов. Разрешение таких споров невозможно без толкования условий соответствующих договоров и соблюдения условий применения норм закона, и поэтому наличие юридического образования и практического опыта единоличного арбитра или председателя состава арбитров в юридической области является необходимым и незаменимым требованием.

Что касается того или иного неюридического образования, то его значение зависит от специфики конкретных споров. Бывают споры, разрешение которых невозможно без глубокого знания в определенных сферах, например интеллектуальной собственности, технологий, строительства, торговли и др.

В этих спорах самым идеальным является единоличный арбитр с "двойным" образованием, включающим юридическое образование и образование в сфере торговли, строительства, интеллектуальной собственности, или состав арбитров с разными направлениями образования, при этом председатель должен иметь юридическое образование, а другие арбитры - образование в других сферах. Но если такой состав не избран, то разрешение споров все-таки возможно путем привлечения экспертов со знанием в соответствующих сферах.

Встречаются также такие споры, для разрешения которых достаточным является элементарное знание технологии, экономики, которым может обладать и арбитр с юридическим образованием. В таких случаях обязательное наличие высшего инженерного (экономического или другого) образования и практического опыта в соответствующей сфере не менее пяти лет совершенно не нужно. Из этого следует вывод о том, что Закон СРВ "О коммерческом арбитраже" безосновательно предъявляет к арбитрам жесткое требование, исключающее возможность учитывать особенности конкретного спора.

Несмотря на то что была попытка смягчить эту жесткость путем предоставления лицам, не отвечающим общим требованиям к профессиональной квалификации, в качестве исключения права быть арбитром, нужно оценить эту попытку как не совсем удачную. В частности, подп. "c" п. 1 ст. 20 Закона СРВ "О коммерческом арбитраже" предусматривает, что "лицо, которое не отвечает требованию, установленному подпунктом "b" пункта 1 статьи 20 настоящего Закона, но имеет высокий уровень профессионализма и обладает большим практическим опытом, может быть арбитром в особых случаях". Но ни Закон СРВ "О коммерческом арбитраже", ни другие нормативные акты не поясняют, какой уровень профессионализма арбитра считается высоким и какие случаи следует отнести к "особым". Устранение этого пробела путем конкретного урегулирования уровня профессионализма арбитров и фиксирования "особых случаев" не представляется разумным вариантом. Необходимый уровень профессионализма арбитра(ов) может определяться только применительно к конкретному спору, и его нельзя определить общей нормой закона.

Исходя из проведенного анализа, следует признать нецелесообразным действующее требование о профессиональной квалификации арбитров, предусмотренное подп. "b" и "с" п. 1 ст. 20 Закона СРВ. Достаточно предусмотреть законом требование о наличии именно высшего юридического образования единоличного арбитра или председателя состава арбитров (если дело рассматривается коллегиально) и практического опыта в определенной сфере.

Литература

  1. Петрик Н.М. Предвзятость арбитра как основание для отмены и отказа в исполнении арбитражного решения // Вестник международного коммерческого арбитража. 2010. N 2. С. 161 - 171.
  2. Севастьянов Г.В. Дискуссия о содержании принципа независимости и беспристрастности третейских судов // Третейский суд. 2011. N 5. С. 7 - 8.
  3. Скворцов О.Ю. Доктрина независимости и беспристрастности третейских судей: тенденции практики Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации // Третейский суд. 2011. N 5. С. 35 - 36.
  4. Ходыкин Р.М. Независимость и беспристрастность арбитров в инвестиционных спорах // Третейский суд. 2011. N 4. С. 135 - 144.