Мудрый Юрист

Участие органов прокуратуры в профилактике преступлений экономической и коррупционной направленности

Бажанов С.В., доктор юридических наук, профессор, ведущий научный сотрудник отдела проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере экономики НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ.

Воронцов А.А., старший научный сотрудник отдела проблем прокурорского надзора и укрепления законности в сфере экономики НИИ Академии Генеральной прокуратуры РФ.

В статье рассматриваются вопросы, связанные с профилактикой преступлений экономической и коррупционной направленности и ролью органов прокуратуры на данном направлении деятельности.

Ключевые слова: профилактика, преступление, органы прокуратуры, уголовное дело, следователь.

The participation of the procurator authorities in preventing crimes of corruption and economic

S.V. Bazhanov, A.A. Vorontsov

Bazhanov S.V., doctor of law, professor, leading scientific worker of department of problems of prosecutor's supervision and strengthening of legality in the sphere of economy of the Research institute of Academy of Prosecutor General of the Russian Federation.

Vorontsov A.A., senior scientific worker of department of problems of prosecutor's supervision and strengthening of legality in the sphere of economy of the Research institute of Academy of Prosecutor General of the Russian Federation.

This paper discusses issues related to the prevention of economic crimes and corruption and the role of the prosecution in this area of activity.

Key words: prevention of crime, the prosecutor's office, a criminal case, the investigator.

Происходящие в Российском государстве и обществе перемены криминологического характера <1> прокурор оценивает посредством мониторинговых исследований и экспертных оценок сведений, получаемых из средств массовой информации, результатов собственных проверок жалоб и обращений граждан (организаций), изучения статистических данных поднадзорных ему субъектов <2>, поскольку в приказах Генеральной прокуратуры Российской Федерации различных лет с одинаковой степенью настойчивости проводилась мысль о необходимости глубокого анализа состояния преступности, изменений в ее характере, структуре, динамике, с учетом реального состояния законности и эффективности мер прокурорского реагирования. На основе этого предписывалось делать практические выводы, регулярно анализировать практику применения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, своевременно выявлять тенденции ее изменения с выработкой соответствующих рекомендаций.

<1> Бажанов С.В. Государственно-правовая политика борьбы с преступностью в Российской Федерации // Прокуратура в системе обеспечения конституционной законности: Энциклопедия. Серия "Academia" / Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации; под общ. ред. О.С. Капинус. М.: Новое Время, 2015. Т. 2. С. 333 - 335.
<2> Об этом см., например: Федеральный закон от 07.04.2010 N 60-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (ред. от 06.12.2011), согласно которому в соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ увеличены размеры крупного и особо крупного ущерба от экономических преступлений (за некоторыми исключениями) // СПС "КонсультантПлюс"; Вербин Д.С. Мониторинг прокуратурой законодательства и правоприменительной практики в сфере уголовного судопроизводства // Законность. 2012. N 7. С. 22 - 26.

В криминологической теории бытует популярное утверждение, согласно которому лучшей формой профилактики преступлений признается их своевременное выявление, раскрытие и расследование. В контексте сказанного актуализируется складывающаяся в настоящее время практика возбуждения и расследования уголовных дел, инициируемых прокурорами посредством вынесения постановлений о направлении соответствующих материалов в органы предварительного расследования для решения вопроса об уголовном преследовании (п. 4 ч. 1 ст. 140 УПК РФ). Так, Следственным управлением Следственного комитета России по Волгоградской области было завершено расследование уголовного дела в отношении генерального директора ООО "У" С., который обвинялся в преступлениях, предусмотренных ч. 3 ст. 159.4 УК РФ и ч. 3 ст. 159.1 УК РФ. По данным следственных органов, в сентябре 2007 г. по итогам муниципального конкурса администрацией Волгоградской области фирме обвиняемого из средств муниципального бюджета был предоставлен кредит на сумму свыше 30 миллионов рублей (для обеспечения ЖКХ Волгоградской области). На основную часть этих средств коммерсант приобрел 36 единиц техники, которую передал в пользование муниципальным предприятиям по лизинговым договорам, согласно которым арендаторы, в случае выполнения своих обязательств, приобретали возможность оформлять на указанную технику право собственности. Часть полученных арендных платежей С. должен был направлять на погашение кредита. С целью хищения бюджетных средств он обязал муниципальные унитарные предприятия перечислять платежи на расчетные счета его фирмы, не указанные в договоре бюджетного кредитования, а также на счета подконтрольных ему организаций. С целью создания видимости законности деятельности половина полученных таким образом обвиняемым денежных средств была направлена на погашение задолженности, однако оставшейся частью он распорядился по собственному усмотрению, причинив бюджету Волгоградской области ущерб на сумму свыше 16 миллионов рублей.

Он же в 2009 году в нарушение условий договора с администрацией области и двумя банками г. Волгограда оформил договоры залога указанной техники якобы в качестве обеспечения кредитных обязательств, формально оформленных на сына. Их сумма составила примерно 5 млн. рублей. В действительности же погашать задолженность он не собирался. В результате преступной деятельности С. бюджету Волгоградской области и кредитно-банковским учреждениям был причинен ущерб. Таким образом, пресечение рассматриваемой преступной деятельности стало возможным благодаря совместным усилиям региональных органов прокуратуры, МВД и ФСБ России.

В Приказе Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 16.01.2012 N 7 "Об организации работы органов прокуратуры Российской Федерации по противодействию преступности" <3> обращалось внимание на необходимость улучшения результатов совместной работы правоохранительных органов по противодействию коррупции и преступлениям в сфере экономики. При осуществлении надзора за исполнением законов и законностью нормативных правовых актов, проведении проверок соблюдения законодательства о собственности, земле, предпринимательской деятельности, бюджетного (в том числе при осуществлении государственного оборонного заказа, государственных и муниципальных закупок), налогового, банковского, валютного, таможенного, антимонопольного, трудового, жилищного законодательства предписывалось давать принципиальную оценку деятельности по выявлению и предупреждению уголовно наказуемых деяний в соответствующих сферах (п. 1.9). Особое внимание рекомендовалось уделять выявлению фактов хищения государственного и муниципального имущества, нецелевого расходования бюджетных средств, коррупции, рейдерства, легализации преступных доходов, борьбе со злоупотреблениями и хищениями в сферах образования, здравоохранения, жилищного и дорожного строительства, агропромышленного и градостроительного комплексов, выявлению случаев незаконного оборота спиртосодержащей продукции.

<3> СПС "КонсультантПлюс".

Описываемая стратегия является логическим следствием установки, озвученной в Приказе Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 15.05.2010 N 209 "Об усилении прокурорского надзора в свете реализации национальной стратегии противодействия коррупции" <4>, в котором обращалось внимание на то, что своевременное предупреждение коррупционных правонарушений, выявление и устранение их причин и условий является важнейшей задачей надзорной деятельности (п. 1). Стало быть, органы прокуратуры призваны осуществлять надзор за соблюдением и исполнением субъектами экономических отношений федерального законодательства в целях предупреждения правонарушений (преступлений) со стороны государственных и муниципальных служащих, долженствующих соблюдать запреты (ограничения), обусловленные публичным характером их деятельности. Кроме того, на них возложен комплекс полномочий по реализации мер административного принуждения в случаях нарушения законодательства о противодействии коррупции <5>.

<4> В ред. Приказа Генпрокуратуры России от 09.02.2012 N 39 "Об организации надзора за деятельностью Следственного комитета Российской Федерации вне уголовно-процессуальной сферы" // СПС "КонсультантПлюс".
<5> Бажанов С.В. Приоритетные направления совершенствования государственно-правовой политики Российской Федерации в области борьбы с преступностью на современном этапе // Российская юстиция. 2012. N 7. С. 41 - 44.

Прокуратура наделена также важными полномочиями по осуществлению антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов, а также их проектов, что следует из содержания Приказа Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 28.12.2009 N 400 "Об организации проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов" <6>.

<6> В ред. Приказа Генпрокуратуры России от 09.02.2012 N 39.

Согласно данным Генеральной прокуратуры Российской Федерации, количество выявленных коррупционных правонарушений в 2012 году выросло почти в два раза и составило 5 тысяч. В том же году к уголовной ответственности было привлечено 23 депутата различных уровней, 7 региональных министров и 8 заместителей министров региональных правительств. Аналогичные показатели, за малыми исключениями, сохранились в 2013 и в 2014 годах <7>.

<7> Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации и работа органов прокуратуры. 2013 год: информационно-аналитическая записка / Под общ. ред. ректора Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации д-ра юрид. наук, проф. О.С. Капинус. М.: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2014.

Возросло количество преступлений коррупционной направленности, связанных со служебным мошенничеством, присвоением или растратой с использованием служебного положения (за 2012 год их количество выросло на 83,3 и 44,9% соответственно); более 50% осужденных за коррупционные преступления приговорены к штрафам, в то время как к условному лишению свободы приговорено 30% осужденных, а к реальному лишению свободы - лишь каждый десятый <8>. Аналогичные показатели проявились и в последующем <9>.

<8> http://genproc.gov.ru/ (дата обращения - 20.05.2013); об этом см.: Федеральный закон от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" (ред. от 22.12.2014) // СПС "КонсультантПлюс".
<9> Там же.

Однако говорить о том, что органы прокуратуры на данном направлении достигли ощутимых результатов, пока еще рано, несмотря на то, что в перечисленных выше ведомственных нормативных правовых актах обращалось внимание на то, что своевременное предупреждение коррупционных правонарушений, выявление и устранение их причин и условий является важнейшей задачей надзорной деятельности.

В целях совершенствования нормативной правовой регламентации обозначенной установки некоторыми авторами предлагается включить в Федеральный закон от 17.01.1992 N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" <10> отдельную главу 5 "Надзор за исполнением законодательства о противодействии коррупции" <11>, что, на взгляд авторов настоящей статьи, заслуживает всяческой поддержки.

<10> Редакция от 22.12.2014, с изм. от 17.02.2015 // СПС "КонсультантПлюс".
<11> Костенников М.В., Куракин А.В., Калита И.А. Прокуратура и противодействие коррупции // Российская юстиция. 2013. N 8. С. 35 - 39; Алексеев А.И., Герасимов С.И., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. М.: Норма, 2001. С. 25.

Возвращаясь же к предмету разговора, заметим, что профилактика преступлений экономической направленности предполагает наличие специальных субъектов, реализующих предупредительные меры в приложении к объектам соответствующего воздействия <12>. В этом смысле в качестве таковых следует рассматривать прежде всего субъектов поисково-познавательной деятельности (следователей, дознавателей), поскольку, как уже отмечалось, лучшей профилактикой преступлений является их своевременное выявление, раскрытие и расследование. Например, Следственным управлением Следственного комитета России по Ростовской области было возбуждено уголовное дело в отношении бывшего руководителя государственного автономного учреждения "Г", подозревавшегося в преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, п. "б" ч. 4 ст. 174.1 УК РФ и ч. 1 ст. 285 УК РФ. По версии следствия в 2009 - 2010 гг. он злоупотребил должностными полномочиями, заключив договор беспроцентного займа на сумму более 14 миллионов рублей для приобретения в собственность квартиры за счет средств возглавляемой им организации (без согласования с наблюдательным советом). В дальнейшем он обманным путем получил положительное решение последнего о выделении ему денежных средств, которые использовал для погашения ранее полученного займа. После расторжения договора с жилищным кооперативом в 2012 году полученные денежные средства им были размещены на счетах банка, в котором он ежемесячно получал прибыль в виде процентов по вкладам. Таким образом, своевременное выявление и раскрытие перечисленных преступлений воспрепятствовало их разрастанию до более масштабных уголовно наказуемых деяний.

<12> Аванесов Г.А. Криминология. М., 1984. С. 368; Быстрова Ю.В. Система предупреждения легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2010. С. 9.

Наряду с прокуратурой, субъектами криминологической профилактики, например, легализации преступных доходов могут выступать другие органы государственной власти (местного самоуправления), государственного контроля, кредитно-банковские учреждения, адвокаты, нотариусы, а равно иные лица, оказывающие, например, юридические и бухгалтерские услуги. Так, ассоциации предпринимателей принимают участие в разработке рекомендаций, направленных на совершенствование внутреннего контроля, средства массовой информации освещают борьбу с отмыванием денежных средств, нажитых преступным путем, формируя таким образом негативное отношение граждан к указанной категории преступлений. Разработчиками и производителями совершенствуются технические средства идентификации клиентов, программное обеспечение технологий выявления подозрительных операций и т.д.

Основным правилом профилактики преступлений остается соблюдение условий свободы экономической деятельности, что требует надлежащей законодательной регламентации. В противном случае возникает угроза гарантиям прав и законных интересов юридических и физических лиц, выступающих субъектами рыночных отношений <13>. В качестве примера можно привести иск КГКУ "Д" к Федеральной службе финансово-бюджетного надзора в Красноярском крае об оспаривании постановления о назначении административного наказания, который рассматривал Арбитражный суд Красноярского края <14>. Его суть заключалась в том, что Управлением Федеральной службы финансово-бюджетного надзора проводилась проверка правомерности использования средств федерального бюджета, выделенных на реализацию инвестиционного проекта "Комплексное развитие Нижнего Приангарья", в ходе которой выяснилось, что около 200000 рублей были истрачены на нецелевые нужды. По данному факту был составлен протокол об административном правонарушении. Постановлением органа исполнительной власти КГКУ "Д" было признано виновным в административном правонарушении (ч. 1 ст. 15.14 КоАП РФ). Заявителю назначили административное наказание в виде штрафа в размере 40000 рублей. Арбитражный суд пришел к выводу, что постановление об административном правонарушении было вынесено компетентным должностным лицом, вина общества доказана, а у административного органа имелись основания для привлечения его (КГКУ) к административной ответственности. В силу изложенного арбитражный суд в удовлетворении искового заявления отказал.

<13> Жубрин Р.В. Состояние профилактики легализации преступных доходов // Российская юстиция. 2013. N 1. С. 34, 35.
<14> Дело N А33-61/2012.

Сказанное позволяет заключить, что своевременное выявление органами административной юрисдикции, а также органами прокуратуры всевозможных административных правонарушений способствует снижению показателей роста соответствующих им (в основном по объективной стороне состава) преступлений.

Список использованной литературы

  1. Состояние законности и правопорядка в Российской Федерации и работа органов прокуратуры. 2013 год: информационно-аналитическая записка / Под общ. ред. ректора Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации О.С. Капинус. М.: Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2014.
  2. Аванесов Г.А. Криминология. М., 1984. С. 368.
  3. Алексеев А.И., Герасимов С.И., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. М.: Норма, 2001.
  4. Бажанов С.В. Государственно-правовая политика борьбы с преступностью в Российской Федерации // Прокуратура в системе обеспечения конституционной законности: Энциклопедия. Серия "Academia" / Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации; под общ. ред. О.С. Капинус. М.: Новое Время, 2015. Т. 2. С. 333 - 335.
  5. Бажанов С.В. Приоритетные направления совершенствования государственно-правовой политики Российской Федерации в области борьбы с преступностью на современном этапе // Российская юстиция. 2012. N 7. С. 41 - 42.
  6. Быстрова Ю.В. Система предупреждения легализации (отмывания) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. С. 9.
  7. Вербин Д.С. Мониторинг прокуратурой законодательства и правоприменительной практики в сфере уголовного судопроизводства // Законность. 2012. N 7. С. 22 - 26.
  8. Жубрин Р.В. Состояние профилактики легализации преступных доходов // Российская юстиция. 2013. N 1. С. 34, 35.
  9. Костенников М.В., Куракин А.В., Калита И.А. Прокуратура и противодействие коррупции // Российская юстиция. 2013. N 8. С. 35 - 39.