Мудрый Юрист

Нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации о предпринимательстве

Лаптев В.А., кандидат юридических наук, судья Арбитражного суда г. Москвы.

Регулирование предпринимательства в России не может ограничиваться федеральными актами, поскольку экономический правопорядок существенно дополняется нормами региональных нормативных актов. Автором данной статьи анализируется значение актов субъектов Федерации в системе источников предпринимательского права на современном этапе.

Ключевые слова: предпринимательское право, источники права, источники предпринимательского права, региональное законодательство, формы предпринимательского права, экономический правопорядок.

Normative legal acts of subjects of the Russian Federation on entrepreneurship

V.A. Laptev

Laptev V.A., candidate of law, judge of the Arbitration court of Moscow.

Regulation of entrepreneurship in Russia cannot be limited to Federal acts, since economic law is significantly supplemented by regional standards regulations. The author of this article analyzes the importance of acts of subjects of Federation in system of sources of entrepreneurial law at the present stage.

Key words: business law, sources of law, sources of business law, regional law, forms of business law, economic law.

В науке предпринимательского права каждая монография, учебник, пособие или научная статья содержат ссылки на акты федерального уровня, однако реже упоминаются нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации. Наряду с массивом федеральных нормативных правовых актов, экономический правопорядок включает в себя и объемный пласт региональных нормативных актов - уникальных моделей правового регулирования предпринимательско-правовых отношений, свидетельствующий о географических, этнических, исторических и культурных особенностях территории России. Данная ситуация прослеживается и в трудах ученых-хозяйственников, ведущих научно-педагогическую деятельность в соответствующих регионах России. В частности, в работах В.К. Андреева, Е.П. Губина, И.В. Ершовой упоминаются нормативные акты московского региона, В.С. Белых используются уральские акты и практика, А.В. Пашкова и А.Е. Пилецкого исследуются акты самарского нормотворчества и т.д.

Изучение регионального нормотворчества в сфере регулирования предпринимательства является потребностью бизнес-сообщества и юристов-практиков, повседневно применяющих конкретные нормы права субъектов Федерации.

В настоящее время все 85 субъектов Федерации участвуют в формировании предпринимательско-правового режима. Вспоминая историю начала 90-х годов, И.А. Исаев отмечает чрезмерную самостоятельность субъектов РСФСР, некоторые из которых осенью 1991 г. провозгласили себя суверенными государствами. Правда, данные события были предотвращены подписанием федеративных договоров, разграничивших полномочия Федерации и ее субъектов <1>.

<1> Исаев И.А. История государства и права России. М., 2013. С. 789 - 790.

Сфера совместной с Российской Федерацией и самостоятельной нормотворческой компетенции регионов России определена в ст. ст. 72 и 73 Конституции РФ. Правом нормотворчества в субъектах Федерации обладают <2>: законодательный орган (конституции и уставы регионов, законы); высший исполнительный орган (постановления и иные нормативные правовые акты) и высшее должностное лицо субъекта Федерации (указы, постановления и распоряжения).

<2> Подробнее см.: Москалькова Т.Н., Черников В.В. Нормотворчество: Научно-практическое пособие. 2-е изд., доп. и испр. М., 2015. С. 128 - 133.

Региональные нормативные акты должны соответствовать положениям федеральных законов и подзаконных актов. Однако иногда встречается правовая неопределенность при соотношении федерального и регионального законодательства. В частности, применительно к корпоративным закупкам, совершаемым в рамках Федеральных законов от 18 июля 2011 г. N 223-ФЗ "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" <3> и от 5 апреля 2013 г. N 44-ФЗ "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд" <4>. Так, К.В. Кичиком отмечается нередкое "опережение" московскими актами (например, Постановлением Правительства Москвы от 5 июля 2013 г. N 441-ПП) <5> федерального законодательства в сторону ужесточения, которое фактически является необходимостью <6>.

<3> Собрание законодательства РФ. 2011. N 30 (ч. I). Ст. 4571.
<4> Собрание законодательства РФ. 2013. N 14. Ст. 1652.
<5> Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2013. N 38.
<6> Кичик К.В. Актуальные проблемы применения законодательства о "корпоративных закупках" // Предпринимательское право. 2014. N 2. С. 80 - 84.

Предлагается сделать выборочный обзор отдельных положений региональных законов.

Публично-частное партнерство (далее - ПЧП). Данные официальной статистики свидетельствуют о росте интереса в данной форме предпринимательства. В стране реализуется 998 ПЧП-проектов <7>. Недавно принятый Федеральный закон от 13 июля 2015 г. N 224-ФЗ "О государственно-частном партнерстве, муниципально-частном партнерстве в Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Закон о ПЧП) <8> внес правовую определенность в вопросе публично-частной формы предпринимательства. Видится правильным закрепление в данном вопросе нормотворческой компетенции субъектов Федерации (ст. 2) <9>.

<7> URL: http://pppi.ru/news/s-nachala-goda-chislo-proektovgchp-vozroslo-pochti-v-dva-raza.
<8> Российская газета. 2015. 17 июля. N 156.
<9> Все региональные и муниципальные акты в сфере государственно-частного и муниципально-частного партнерства подлежат приведению в соответствие с положениями Федерального закона до 1 июля 2016 г., в противном случае противоречащие Федеральному закону положения применению не подлежат.

Встречаются ПЧП-проекты на федеральном, межрегиональном, региональном, межмуниципальном и муниципальном уровнях.

Формой государственно-частного или муниципально-частного партнерства выступает соглашение, представляющее собой гражданско-правовой договор, заключенный на срок не менее чем три года в порядке и на условиях, которые установлены законодательством (ст. 3). Однако в данном подходе видится упрощение правовой конструкции взаимодействия государства с частным лицом. Справедливое предложение высказано А.В. Белицкой, рассматривающей государственно-частное партнерство не как сделку, а как вид инвестиционной деятельности <10>. Таким образом, несмотря на множество процедур согласований, предшествующих заключению соглашения о партнерстве, существуют риски недостижения намеченного результата, присущие предпринимательской деятельности (например, срыв реализации проекта).

<10> Белицкая А.В. Государственно-частное партнерство: понятие, содержание, правовое регулирование: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2011. С. 8.

Согласно сведениям единой информационной системы государственно-частного партнерства в РФ (http://pppi.ru) к категории "форма проекта" относятся:

<11> Собрание законодательства РФ. 2005. N 30 (ч. II). Ст. 3126.

Таким образом, термин "соглашение" можно рассматривать и как родовое понятие, и как разновидность формы проекта партнерства.

Правовая конструкция партнерства вызвала неоднозначную позицию правоведов, даже критику. Так, В.А. Дадалко и Д.Н. Благодаров, анализируя еще законопроект о публично-частном партнерстве, полагали, что Федеральный закон позволит ПЧП-проектам уходить от действия законодательства о приватизации, госзакупок и антимонопольных норм, а также идет вразрез с региональными актами в ущерб уже реализующимся региональным программам <12>.

<12> Дадалко В.А., Благодаров Д.Н. Рискообразующие факторы государственно-частного партнерства в сфере информационных технологий // Гражданское общество в России и за рубежом. 2013. N 3. С. 21 - 25.

На протяжении последнего пятилетнего периода отмечается активное принятие субъектами Федерации собственных законов. Так, Законом Московской области от 22 июня 2013 г. N 64/2013-ОЗ "Об участии Московской области в государственно-частном партнерстве" <13> конкретизируются формы участия Московской области в государственно-частном партнерстве: передача партнеру права аренды на земельные участки для строительства (реконструкции, обслуживания) с возможностью дальнейшей эксплуатации; передача партнеру права аренды земельных участков, иного имущества (недвижимого и движимого) с приобретением временного права собственности с последующей передачей его в собственность Московской области; предоставление партнеру недвижимого и движимого имущества, имущественных прав, прав на результаты интеллектуальной деятельности для осуществления деятельности по строительству (реконструкции, модернизации, эксплуатации) объекта соглашения и иные формы.

<13> Ежедневные Новости. Подмосковье. 2013. 4 июля. N 119.

Если в силу Закона о ПЧП частным партнером может выступать только российское юридическое лицо (ст. 3), то в силу ст. 2 Закона Московской области от 22 июня 2013 г. N 64/2013-ОЗ партнером может быть российское или иностранное юридическое лицо, в том числе специально созданное для реализации проекта на основе государственно-частного партнерства юридическое лицо (проектная компания), индивидуальный предприниматель либо простое товарищество. Представляется более эффективным подход Московской области, перечисляющий все возможные виды субъектов предпринимательства.

При определении субъектного состава ПЧП-проектов, к примеру, Законом Санкт-Петербурга от 25 декабря 2006 г. N 627-100 "Об участии Санкт-Петербурга в государственно-частных партнерствах" <14> или Законом Республики Татарстан от 1 августа 2011 г. N 50-ЗРТ "О государственно-частном партнерстве в Республике Татарстан" <15> в качестве партнера проекта допускается российское или иностранное юридическое или физическое лицо либо действующее без образования юридического лица по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности) объединение юридических лиц (ст. 4).

<14> Вестник Законодательного собрания Санкт-Петербурга. 2007. N 2.
<15> Ведомости Государственного Совета Татарстана. 2011. N 8. Ст. 956.

Таким образом, в реализации социально значимых проектов могут участвовать физические лица, не обладающие специальным статусом индивидуального предпринимателя, а также иностранные лица. Данное положение явно идет вразрез со ст. 3 Закона о ПЧП. Видится, что субъектное ограничение федерального законодателя направлено на поддержку российских предпринимателей.

Наглядным представлено деление форм участия Республики Татарстан в проектах по вышеупомянутому Закону:

Следует различать формы государственно-частного партнерства от форм участия в государственно-частном партнерстве, первое из которых представляет собой юридическую модель (конструкцию) взаимоотношений между частным партнером и государством (либо муниципалитетом), второе - конкретные юридически значимые действия, связанные с реализацией проекта.

Малое и среднее предпринимательство. Интерес к изучению отдельных категорий бизнес-сообщества подтверждают многочисленные труды правоведов в области исследования правового положения субъектов малого и среднего бизнеса <16>.

<16> Малое и среднее предпринимательство: правовое обеспечение / Отв. ред. И.В. Ершова. М., 2014; Андреев В.К. Государственная поддержка малого предпринимательства // Российская юстиция. 2000. N 12; и др.

Федеральным законом от 24 июля 2007 г. N 209-ФЗ "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" <17> закрепляется региональное нормотворчество в системе норм, регулирующих малый и средний бизнес (ст. 2). Как верно отмечает Л.В. Андреева, анализируя в части поддержки торговой деятельности данных субъектов ведомственную целевую программу "Развитие малого и среднего предпринимательства в отраслях промышленности и в торговле" <18>, федеральные акты, как правило, содержат общие положения и лишь региональные акты способны детализировать территориальное размещение торговых объектов с учетом градостроительного планирования, транспортной ситуации и иных факторов <19>.

<17> Собрание законодательства РФ. 2007. N 31. Ст. 4006.
<18> Приказ Минпромторга России от 15 февраля 2010 г. N 123 // СПС "КонсультантПлюс".
<19> Андреева Л.В. Правовые вопросы поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в торговле // Российский судья. 2013. N 1. С. 21 - 24.

Для обеспечения благоприятных условий развития малого и среднего предпринимательства закрепляется создание инфраструктуры бизнеса в области ремесленной деятельности, организуются специализированные выставки изделий ремесленников, а также оказывается поддержка сельским производителям (например, ст. ст. 10 и 12 Закона Мурманской области от 27 мая 2008 г. N 977-01-ЗМО "О содействии развитию и государственной поддержке малого и среднего предпринимательства в Мурманской области" <20> или ст. ст. 13 и 15 Закона Сахалинской области от 16 февраля 2009 г. N 9-ЗО "О поддержке и развитии малого и среднего предпринимательства в Сахалинской области" <21>).

<20> Мурманский Вестник. 2008. N 95. С. 6.
<21> Губернские ведомости. 2009. 18 февраля. N 29 - 30 (3236 - 3237).

Закрепленные в ст. 13 Федерального закона от 24 июля 2007 г. N 209-ФЗ формы государственной поддержки субъектам малого и среднего предпринимательства конкретизируются в региональных законах. Например, ст. 10 Закона Нижегородской области от 5 декабря 2008 г. N 171-З "О развитии малого и среднего предпринимательства в Нижегородской области" <22> или ст. 6 Федерального закона от 17 апреля 2008 г. N 194-32 "О развитии малого и среднего предпринимательства в Санкт-Петербурге" <23> к формам поддержки отнесены: субсидии, государственные и муниципальные гарантии, бюджетные инвестиции, создание информационных систем в сети Интернет, создание технопарков, центров коммерциализации технологий, технико-внедренческих и научно-производственных зон, палат и центров ремесел и обеспечение деятельности таких организаций, сотрудничество с международными организациями и иностранными государствами в сфере развития малого и среднего предпринимательства и т.д.

<22> Правовая среда. 2008. 13 декабря. N 99 (982) (приложение к газете "Нижегородские новости". N 231 (4123)).
<23> Вестник Законодательного собрания Санкт-Петербурга. 2008. N 15.

Дискуссионным стал вопрос о двойной регистрации (легитимации) субъектов малого и среднего предпринимательства, поскольку существуют специальные региональные реестры данных участников экономических отношений. В частности, анализируя требования федерального законодательства о легитимации (регистрации) субъектов предпринимательства, Е.В. Трофимова приходит к выводу об отсутствии двойной регистрации (федеральной и региональной) и необходимости региональной регистрации для приобретения статуса субъекта малого и среднего бизнеса, например, в силу Закона г. Москвы от 26.11.2008 N 60 "О поддержке и развитии малого и среднего предпринимательства в городе Москве" <24>. Включение в региональные реестры осуществляется на добровольной основе, является условием для получения государственной поддержки и выполняет учетно-контрольные и информационные, но не легитимационные функций <25> (см. также: Определение Верховного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. N 34-вп00-12 <26>).

<24> Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2008. N 70.
<25> Трофимова Е.В. Приобретение и подтверждение статуса субъекта малого и среднего предпринимательства (на примере г. Москвы) // Предпринимательское право. Приложение "Бизнес и право в России и за рубежом". 2013. N 2. С. 38 - 40.
<26> Бюллетень Верховного Суда РФ. 2001. N 7.

Торговля. Как в моногородах, так и в отдаленных регионах России в целях упорядочивания торговых отношений принимаются региональные законы о торговле. Следует согласиться с утверждением Т.А. Батровой, что лишь региональные акты могут учитывать состояние конкретного рынка субъекта Федерации <27>. Существующий Федеральный закон от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" <28> говорит об отрывочном характере регулирования торговли, что, к сожалению, не всегда компенсируется региональным нормотворчеством <29>.

<27> Батрова Т.А. Проблемы развития регионального торгового законодательства // Предпринимательское право. Приложение "Бизнес и право в России и за рубежом". 2013. N 4. С. 42 - 45.
<28> Собрание законодательства РФ. 2010. N 1. Ст. 2.
<29> Батрова Т.А. Формирование системы торгового законодательства // Журнал российского права. 2011. N 9. С. 29 - 33.

Видится интересным закрепление Законом г. Москвы от 9 декабря 1998 г. N 29 "О торговой деятельности в городе Москве" <30> термина "торговые объекты" ("торговые предприятия"), под которым понимаются имущественные комплексы субъектов торговой деятельности. Различаются виды торговли: розничная (мелкорозничная), оптовая (мелкооптовая) и предоставление услуг общественного (массового) питания (ст. 4). Важным положением стало закрепление мер государственной поддержки отечественных товаропроизводителей, учет интересов московской промышленности в межрегиональных соглашениях и регулирование деятельности крупных торговых объектов и другие (ст. 12). Данный Закон позволил Мэрии Москвы организовать столичные "ярмарки выходного дня", а также поддерживать отечественных фермеров.

<30> Ведомости Московской Думы. 1999. N 1.

В некоторых субъектах Федерации предусматривается ведение торгового реестра хозяйствующих субъектах (например, ст. 6 Закона Самарской области от 5 июля 2010 г. N 76-ГД "О государственном регулировании торговой деятельности на территории Самарской области" <31>).

<31> Газета "Волжская коммуна". 2010. 7 июля; 2011. 8 апреля.

Туристская деятельность. Двадцатилетний период действия Федерального закона от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности в Российской Федерации" <32> доказал стабильность и эффективность существующих подходов к регулированию туристской деятельности нормами федеральных и региональных нормативных правовых актов (ст. 2).

<32> Собрание законодательства РФ. 1996. N 49. Ст. 5491.

Законом Московской области от 26 декабря 2014 г. N 186/2014-ОЗ "О государственной политике в сфере туризма и туристской деятельности в Московской области" <33> предусматривается создание реестра субъектов и объектов туристской индустрии Московской области (ст. 7) и размещение в СМИ и в сети Интернет информации о туристских ресурсах (ст. 10). Допускается создание туристско-рекреационных кластеров с учетом принципов рациональности использования объектов туристской индустрии, земельных, природных и культурных ресурсов Московской области (ст. 8).

<33> Ежедневные Новости. Подмосковье. 2015. 19 января. N 6.

В Вологодской области обеспечивается государственная поддержка инвестиционной деятельности субъектов, предоставляются государственные гарантии, финансируется реализация государственных программ Волгоградской области в области туризма (ст. 17 Закона Волгоградской области от 27 декабря 1999 г. N 358-ОД "О развитии туризма в Волгоградской области" <34>).

<34> Волгоградская правда. 2000. 25 января. N 12 (Деловой человек. N 3).

Калининградская область для продвижения услуг субъектов в туристско-рекреационной сфере предусмотрела возможность использования единой туристской символики области, а также проведение выставок и ярмарок (ст. ст. 10 и 14 Закона Калининградской области от 9 января 2004 г. N 354 "О государственной поддержке развития туристско-рекреационной сферы на территории Калининградской области" <35>).

<35> Российская газета (Запад России). 2004. 5 февраля. N 20.

Весьма подробно Закон Республики Крым от 14 августа 2014 г. N 51-ЗРК "О туристской деятельности в Республике Крым" раскрывает дефиниции, используемые в сфере туризма (экскурсант, экскурсовод или гид, гид-переводчик, инструктор-проводник и др.), определяет правовое положение субъектов данной сферы, вопросы безопасности туризма и информационного обеспечения. Предусматривается особый статус "объединению субъектов туристской индустрии", обладающих правом нормотворческой инициативы и саморегулирования (ст. 11).

Туристские ресурсы Крыма поделены на объекты: туристского показа, объекты, способные удовлетворить духовные потребности туристов, лечебно-оздоровительные объекты, спортивно-туристские объекты (ст. 16). Для введения в эксплуатацию туристского (экскурсионного) маршрута закрепляются требования об оформлении паспорта маршрута, информация о котором вносится в соответствующий реестр Республики Крым (ст. 23).

Экология. Формирование системы норм, определяющей экотребования к предпринимательской деятельности, не может ограничиваться федеральными нормативными актами. Так, по вопросам экологической политики в Калининградской области принят Закон от 30 декабря 2010 г. N 533 "Об основах региональной экологической политики Калининградской области" <36>. Закрепляется возможность размещения промышленных, транспортных и других хозяйственных объектов преимущественно на уже трансформированных землях и в районах с развитой инфраструктурой; приоритет защиты экосистем Балтийского моря, Куршского и Вислинского заливов, иных ценных природных комплексов и объектов от загрязнения и деградации и т.д.

<36> Калининградская правда (вкладыш "Ведомости Правительства Калининградской области"). 2011. 15 января. N 4.

Калининградская область предпринимает действия по сохранению существующей экосистемы, создает и развивает системы охраняемых природно-культурных комплексов и объектов в природно-антропогенных ландшафтах, зон и объектов традиционного природопользования, а также реабилитирует особо ценные природные комплексы, нарушенные предшествующей хозяйственной и иной деятельностью (ст. 3). Региональная политика в области экопредпринимательства направлена в том числе на разработку экологически эффективных технологий для промышленности, сельского, лесного и жилищно-коммунального хозяйства, в первую очередь ресурсо- и энергосберегающих (ст. 7).

В Костромской области предусматривается ведение реестра объектов, оказывающих негативное воздействие на окружающую среду, и регионального кадастра отходов (ст. ст. 6 и 8 Закона Костромской области от 4 марта 2010 г. N 589-4-ЗКО "Об обеспечении экологической безопасности на территории Костромской области" <37>). Кроме того, одним из оснований государственной поддержки предпринимателям становится цель сохранения охраны окружающей среды (ст. 13.1).

<37> СП - нормативные документы. 2010. 12 марта. N 10.

Рассмотренные региональные нормативные акты доказывают неотъемлемость и необходимость их существования в системе предпринимательско-правового режима и экономического порядка в целом. Такое положение дел в который раз подтверждает мнение В.К. Андреева о справедливости ограничения предпринимательского (совместного ведения) от гражданского законодательства (исключительно федерального ведения) <38>. Между прочим, данная ситуация была рассмотрена Г.А. Гаджиевым, отграничивающим "гражданское законодательство" от "гражданского права", последнее из которых может в себя включать акты субъектов Федерации и лишь федеральным является гражданское законодательство <39>. Данным утверждением была поддержана точка зрения Ю.К. Толстого и В.П. Мозолина об оправдании возможности нормотворчества субъектов Федерации в системе гражданского права <40>. Получается, что сфера гражданского права искусственно расширяется и включает в себя, помимо собственно "гражданского законодательства", иные системы законодательства. Далее, если следовать данной логике, то в понятие "гражданское право" можно включить жилищное, земельное, семейное законодательство и другие, что говорит об отрыве формы от содержания. Вместе с этим отрасли права и системы их источников характеризуются предметом и субъектами нормотворчества, закрепленными ст. ст. 71 - 73 Конституции РФ, иначе рамки "влияния" гражданского права просто стираются.

<38> Андреев В.К. О Концепции развития законодательства о предпринимательской деятельности // Российский судья. 2010. N 9. С. 20 - 26.
<39> Предпринимательское право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2010. С. 82 - 83.
<40> Толстой Ю.К. Гражданское право и гражданское законодательство // Правоведение. 1998. N 2. С. 128 - 149; Мозолин В.П. Новый Гражданский кодекс России и гражданское законодательство // Вестник Международного университета. Серия "Право" / Отв.ред. В.В. Безбах. М., 1996. С. 30.

Компаративный подход в изучении региональных актов позволяет выявить закономерности и потребности отдельных регионов России. Анализ актов субъектов Федерации должен обязательно использоваться в федеральном нормотворчестве. Региональный правовой режим в системе норм предпринимательского права является существенным регулятором экономической деятельности и эффективно развивает общероссийский рынок в целом.

Список использованной литературы

  1. Исаев И.А. История государства и права России. М., 2013. С. 789 - 790.
  2. Москалькова Т.Н., Черников В.В. Нормотворчество: Научно-практическое пособие. 2-е изд., доп. и испр. М., 2015. С. 128 - 133.
  3. Кичик К.В. Актуальные проблемы применения законодательства о "корпоративных закупках" // Предпринимательское право. 2014. N 2. С. 80 - 84.
  4. Дадалко В.А., Благодаров Д.Н. Рискообразующие факторы государственно-частного партнерства в сфере информационных технологий // Гражданское общество в России и за рубежом. 2013. N 3. С. 21 - 25.
  5. Малое и среднее предпринимательство: правовое обеспечение / Отв. ред. И.В. Ершова. М., 2014.
  6. Андреев В.К. Государственная поддержка малого предпринимательства // Российская юстиция. 2000. N 12.
  7. Андреева Л.В. Правовые вопросы поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства в торговле // Российский судья. 2013. N 1. С. 21 - 24.
  8. Трофимова Е.В. Приобретение и подтверждение статуса субъекта малого и среднего предпринимательства (на примере г. Москвы) // Предпринимательское право. Приложение "Бизнес и право в России и за рубежом". 2013. N 2. С. 38 - 40.
  9. Батрова Т.А. Проблемы развития регионального торгового законодательства // Предпринимательское право. Приложение "Бизнес и право в России и за рубежом". 2013. N 4. С. 42 - 45.
  10. Батрова Т.А. Формирование системы торгового законодательства // Журнал российского права. 2011. N 9. С. 29 - 33.
  11. Андреев В.К. О Концепции развития законодательства о предпринимательской деятельности // Российский судья. 2010. N 9. С. 20 - 26.
  12. Предпринимательское право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. Е.П. Губин, П.Г. Лахно. М., 2010. С. 82 - 83.
  13. Толстой Ю.К. Гражданское право и гражданское законодательство // Правоведение. 1998. N 2. С. 128 - 149.
  14. Мозолин В.П. Новый Гражданский кодекс России и гражданское законодательство // Вестник Международного университета. Серия "Право" / Отв. ред. В.В. Безбах. М., 1996. С. 30.