Мудрый Юрист

Компенсационная комиссия оон: современная модель международного органа по разрешению претензий международного характера

Гуласарян Артур Сергеевич, кандидат юридических наук, преподаватель кафедры международного права Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА).

Автор анализирует особенности функционирования и результаты деятельности Компенсационной комиссии ООН, учрежденной в соответствии с Резолюцией Совета Безопасности ООН 692 от 20 мая 1991 года. Особое место в статье отводится Программе последующих компенсационных выплат по экологическим претензиям, учрежденной Советом управляющих Комиссии в 2005 году для мониторинга как финансовой, так и технической имплементации экологических проектов, осуществляемых правительствами заявителей в соответствии с присужденными суммами, в целях обеспечения их финансовой транспарентности и технического соответствия рекомендациям группы "F4". Показываются роль Комиссии в разрешении претензий международного характера, а также ее вклад в развитие международного права в целом.

Ключевые слова: претензии международного характера, компенсация, Совет Безопасности ООН, Компенсационная комиссия ООН, структура, компетенция, порядок деятельности, Программа последующих компенсационных выплат по экологическим претензиям.

The UN Compensation Commission: the modern model of international body to resolve claims of international character

A.S. Gulasaryan

Gulasaryan Artur S., Lecturer, Kutafin Moscow State Law University.

The UN Compensation Commission was established under the UN Security Council Resolution 692 (1991). The author analyzes the specific features of the Commission and its functional outcomes. Special attention is drawn to the Follow-up Programme for Environmental Awards established by the Governing Council of the Commission in 2005 to monitor both financial and technical implementation of environmental projects undertaken by the claimant governments in accordance with the awarded funds in order to ensure their financial transparency and technical compliance with the recommendations of the F4 Panel. The role of the Commission in the settlement of international claims, as well as its contribution to the development of international law in general, are being demonstrated in the article.

Key words: international claims, compensation, UN Security Council, UN Compensation Commission, structure, competence, operational procedure, UNCC Follow-up Programme for Environmental Awards.

1. Предыстория учреждения органа

2 августа 1990 года войска Ирака вторглись в Кувейт и начали его оккупацию. Это событие стало хрестоматийным примером противоправного деяния по международному праву, фактически акта агрессии, которое было осуждено Советом Безопасности ООН (далее - СБ ООН) в Резолюции 660 (1990) в тот же день <1>.

<1> Резолюция СБ ООН от 2 августа 1990 года. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/660(1990) (дата обращения: 01.09.2015).

В последующем СБ ООН также осудил и ряд других актов Ирака, в частности захват в заложники гражданского населения в Ираке и Кувейте, нарушение прав гражданского населения Кувейта, гарантируемых Женевской конвенцией о защите гражданского населения во время войны от 12 августа 1949 года (Резолюции СБ ООН 664 <2>, 666 <3>, 670 <4> и 674 <5>), равно как нарушение дипломатических иммунитетов и создание препятствий для осуществления консульских функций (Резолюции СБ ООН 664 и 674).

<2> Резолюция СБ ООН от 18 августа 1990 года. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/664(1990) (дата обращения: 01.09.2015).
<3> Резолюция СБ ООН от 13 сентября 1990 года. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/666(1990) (дата обращения: 01.09.2015).
<4> Резолюция СБ ООН от 25 сентября 1990 года. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/670(1990) (дата обращения: 01.09.2015).
<5> Резолюция СБ ООН от 29 октября 1990 года. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/674(1990) (дата обращения: 01.09.2015).

В таких условиях встал вопрос о компенсации понесенного ущерба. В октябре 1990 года СБ ООН, "будучи глубоко обеспокоен экономическими потерями, а также ущербом и страданиями, причиненными отдельным лицам в Кувейте и Ираке в результате вторжения и оккупации Кувейта Ираком", напомнил Ираку "о его ответственности по международному праву за любой ущерб, убытки или вред, причиненные Кувейту и третьим государствам, а также их гражданам и корпорациям в результате вторжения и незаконной оккупации Кувейта Ираком" и предложил государствам "собирать соответствующую информацию, касающуюся их претензий и претензий их граждан и корпораций в отношении реституции или финансовой компенсации со стороны Ирака, в соответствии с такими процедурами, какие могут быть установлены в соответствии с международным правом" (Резолюция 674).

Аналогичное упоминание имелось также в Резолюции СБ ООН 686 (1991) <6>. В последующем оно было разъяснено в Резолюции СБ ООН 687 (1991), в которой подтверждалось, "что Ирак, без ущерба для своей задолженности и обязательств, возникших до 2 августа 1990 года, которые будут урегулированы с помощью обычных механизмов, несет ответственность по международному праву за любые прямые потери, ущерб, включая ущерб окружающей среде и истощение природных ресурсов, или вред, причиненный иностранным правительствам, физическим и юридическим лицам в результате незаконного вторжения Ирака и оккупации им Кувейта" <7>.

<6> Резолюция СБ ООН от 2 марта 1991 года. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/686(1991) (дата обращения: 01.09.2015).
<7> Пункт 16 Резолюции СБ ООН от 3 апреля 1991 года. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/687(1991) (дата обращения: 01.09.2015).

Для введения данного пункта Резолюции в действие, претворения его в жизнь СБ ООН учредил 20 мая 1991 года Фонд и Компенсационную комиссию ООН (далее - Комиссия) <8>.

<8> Пункт 3 Резолюции СБ ООН 692 от 20 мая 1991 года. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/692(1991) (дата обращения: 01.09.2015).

В отечественной науке международного права деятельность Комиссии, к сожалению, не получила достаточного освещения. Единственными работами, посвященными отдельным аспектам функционирования Комиссии, пожалуй, остаются: Елисеев Б.П., Кондратенко Н.А. Претензионный порядок возмещения ущерба, понесенного в результате военных действий: практика Компенсационной комиссии ООН // Законодательство и экономика. 2002. N 12. С. 52 - 62; Гусейнова Г.В., Солнцев А.М. Компенсационная комиссия ООН и возмещение трансграничного экологического ущерба // Обозреватель - Observer. 2007. N 7. С. 86 - 98.

Принцип возмещения за потери, понесенные в результате международно-противоправного деяния государства, является классическим принципом международного права, подтвержденным Постоянной палатой международного правосудия в деле о заводе в Хожуве <9> и Международным судом ООН в деле, касающемся проекта Габчиково-Надьмарош <10>.

<9> Permanent Court of International Justice. The Factory At Chorzow (Germany v. Poland). Judgment of 15 September 1928 // PCIJ. Ser. A (1927). N 17. P. 27.
<10> International Court of Justice. Case Concerning the Project (Hungary v. Slovakia). Judgment of 25 September 1997 // ICJ Reports. 1997. P. 78. Para. 152.

Однако процесс компенсации, основанный на положениях главы VII Устава ООН и осуществляемый вспомогательным органом СБ ООН, знаменовал собой новый подход к компенсации за ущерб, причиненный в результате войны, и представлял собой в определенной степени новеллу в современном международном праве.

Огромное количество заявителей, неотложность большинства претензий и сложности, связанные с доказыванием заявителями обстоятельств и сумм понесенных ими потерь в Комиссии делали весьма затруднительным, если не невозможным, применение стандарта полной компенсации, сложившегося в общем международном праве. Более того, использование этого стандарта могло привести к банкротству Ирака <11>.

<11> См.: Ali A.H., Walter M.C. Principles of Valuation Taken from the UNCC Perspective // Feighery T.J., Gibson C.S., Rajah T.M. (eds.). War Reparations and the UN Compensation Commission: Designing Compensation after Conflict. Oxford University Press, 2015. P. 83. См. также: пункт 2 Доклада Генерального секретаря ООН, представленный Совету Безопасности во исполнение пункта 19 Резолюции СБ ООН 687 (1991) // U.N. Doc. S/22559.

Следует отметить, что компенсация была лишь одной из мер, которые содержались в Резолюции СБ ООН 687 (1991) в отношении Ирака, наряду с требованиями по снятию запрета на импорт кувейтских товаров в Ирак и по выполнению Ираком обязательств, касающихся обслуживания и погашения своего внешнего долга.

2. Структура и порядок деятельности органа

Местопребыванием Комиссии является Женева, а размещается она в особняке "La Pelouse" (в прошлом резиденция трех Генеральных секретарей ранее существовавшей Лиги Наций).

Главный орган Комиссии - Совет управляющих (Governing Council), состав которого отражает состав самого СБ ООН. Он принимал не только решения по стратегии функционирования Комиссии, но и окончательные решения по размерам компенсации на основе предложений, сделанных группой уполномоченных (Panels of Commissioners).

Порядок деятельности групп уполномоченных содержался в разделе IV Временных правил по процедуре рассмотрения претензий, принятых Советом управляющих 26 июня 1992 года (далее - Временные правила) <12>. Каждая группа состояла из трех уполномоченных и рассматривала претензии, которые передавались ей Исполнительным секретарем Комиссии, и представляла рекомендации Совету управляющих в отношении сумм, которые подлежали присуждению по каждой претензии, в форме доклада. Уполномоченные назначались Советом управляющих (статьи 18 - 20 Временных правил). Они должны были быть экспертами в областях, являющихся предметом рассмотрения, и действовать в личном качестве. Статья 31 Временных правил устанавливала иерархию применимого права: Резолюции СБ ООН, решения Совета управляющих и критерии, установленные им в отношении отдельных категорий претензий, а также другие нормы международного права.

<12> Статьи 28 - 43 Временных правил по процедуре рассмотрения претензий Комиссией // U.N. Doc. S/AC.26/1992/10 (26 июня 1992 года).

Связующим звеном между Советом управляющих и группами уполномоченных служил Секретариат во главе с Исполнительным секретарем. Совет направлял работу групп посредством своих руководящих указаний (guidelines), излагаемых в своих решениях <13>, а доклады групп представлялись Совету через Исполнительного секретаря.

<13> Пункт 20 Доклада Генерального секретаря ООН, представленного Совету Безопасности во исполнение пункта 19 Резолюции СБ ООН 687 (1991).

Совет был не вправе изменять основания, обозначенные в докладе; он мог лишь изменить предполагаемую сумму компенсации. Совет вправе был увеличить или уменьшить сумму компенсации, "когда сочтет, что обстоятельства требуют этого" (статья 40(1) Временных правил). Он мог также "по своему усмотрению" вернуть претензию или группу претензий уполномоченным для дальнейшего рассмотрения (статья 40(2) Временных правил).

Решения Совета являлись решающими, окончательными, не предусматривали право обжалования. Единственная возможность пересмотра существовала в отношении компьютерных, типографских и иных ошибок такого же характера (статья 41 Временных правил).

Компенсационный фонд, учрежденный для выплат присужденных компенсационных сумм, формировался в процентном отношении за счет прибыли, получаемой от продаж иракской нефти и нефтепродуктов. Это процентное соотношение, первоначально установленное на уровне 30% на основании Резолюции СБ ООН 705 (1991) <14>, в последующем составляло 5% в соответствии с пунктом 21 Резолюции СБ ООН 1483 (2003) <15>.

<14> Пункт 2 Резолюции СБ ООН от 15 августа 1991 года. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/705(1991) (дата обращения: 01.09.2015).
<15> Пункт 21 Резолюции СБ ООН от 22 мая 2003 года. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/RES/1483(2003) (дата обращения: 01.09.2015).

3. Критерии приемлемости претензий 3.1. Компетенция ratione personae

Резолюция СБ ООН 687 (1991) указала, что Ирак несет ответственность за прямые потери, ущерб, причиненный "иностранным правительствам, физическим и юридическим лицам". Соответственно и были учреждены четыре категории претензий для индивидов: "A" (претензии за депортацию из Ирака или Кувейта в период со 2 августа 1990 года по 2 марта 1991 года); "B" (претензии за серьезный вред, причиненный личности, и смерть); "C" (претензии за ущерб до 100000 американских долларов) и "D" (претензии за ущерб свыше 100000 американских долларов).

В отношении претензий от имени юридических лиц была учреждена категория "E", подразделяемая на несколько подкатегорий: "E1" (претензии, относящиеся к нефтяному сектору); "E2" (претензии, относящиеся к различным сферам коммерческой деятельности, например, туризму, транспорту, банкам и экспорту); "E3" (претензии, относящиеся к строительству и проектированию); "E4" (претензии по частному сектору Кувейта, исключая претензии по нефтяному сектору). Претензии, представляемые страховыми компаниями, были объединены в смежную категорию претензий "E/F" (между категориями претензий "E" и "F").

В категорию "F" были помещены претензии, которые правительства и международные организации могли представлять от своего имени. Данная категория также подразделяется на несколько подкатегорий: "F4" (все претензии за ущерб окружающей среде и истощение природных ресурсов); "F3" (претензии, представляемые правительством Кувейта, за исключением тех, которые относятся к окружающей среде); "F2" (претензии от Иордании и Саудовской Аравии); "F1" (претензии других правительств и конкретных международных организаций).

Заявители с индивидуальными претензиями не имели прямого доступа к Комиссии, она принимала только претензии, представленные правительствами от своего имени или от имени потерпевших. Однако такое правительственное участие не следует рассматривать в качестве дипломатической защиты. Правительства могли представлять претензии не только от имени своих граждан, но также от имени своих резидентов. Более того, правительства не только принимали участие в предъявлении претензий в Комиссию, но также и прямо получали суммы компенсации, одобренные Советом, и распределяли их среди заявителей.

Что касается претензий со стороны организаций, то они могли быть представлены в Комиссию правительством государства, обладающим юрисдикцией над организацией в момент несения потерь. При представлении претензии такое правительство должно было подтвердить принадлежность организации по национальному праву. Представление претензии от имени соответствующей организации было правом, а не обязанностью правительства государства национальности организации.

Наконец, организация вправе была при определенных условиях - особенно когда отсутствовало компетентное правительство - представлять претензию прямо в Комиссию с разъяснением причин и оснований, по которым претензия не была представлена правительством ее государства национальности <16>.

<16> Подробнее об этом см.: Petrovic D. Other Specific Regimes of Responsibility: the UN Compensation Commission // Crawford J., Pellet A., Olleson S. (eds.). The Law of International Responsibility. Oxford University Press, 2010. P. 854.

3.2. Компетенция ratione materiae

Согласно формулировке Резолюции СБ ООН 687 (1991) Ирак несет международную ответственность "за любые прямые" потери, ущерб или вред, причиненные в результате его незаконного вторжения в Кувейт и его оккупации.

Однако определение того, является ли конкретная потеря прямой или нет, СБ ООН решил оставить на усмотрение групп. Для упрощения их задачи Совет управляющих в своем первом решении дал некоторые указания и уточнил, что в данном случае под прямой потерей следует понимать все потери или весь ущерб, понесенные вследствие:

(a) военных операций или угрозы военных операций с обеих сторон в период со 2 августа 1990 года по 2 марта 1991 года;

(b) отъезда или неспособности выезда из Ирака или Кувейта (или решения не возвращаться) в течение этого периода;

(c) действия должностных лиц, сотрудников или агентов правительства Ирака или контролируемых им лиц в течение этого периода в связи с вторжением или оккупацией;

(d) нарушения гражданского порядка в Кувейте или Ираке в течение этого периода; или

(e) захвата заложников или иного незаконного задержания <17>.

<17> Пункт 18 решения 1 Совета управляющих от 2 августа 1991 года // U.N. Doc. S/AC.26/1991/1.

3.2. Компетенция ratione temporis

Временные пределы, определенные периодом со 2 августа 1990 года по 2 марта 1991 года, не были строгими <18>. Группами рассматривались некоторые виды потерь, наступивших и после этого срока. Например, потери, которые явились следствием взрыва противопехотных мин, продолжали подлежать возмещению <19>.

<18> Решение 12 Совета управляющих от 25 сентября 1992 года // U.N. Doc. S/AC.26/1992/12.
<19> Пункт 201 Доклада D1/1 от 3 февраля 1998 года // U.N. Doc. S/AC.26/1998/1; пункт 61 Доклада D2/1 от 2 октября 1998 года // U.N. Doc. S/AC.26/1998/11.

3.3. Компетенция ratione loci

В том, что касается компетенции ratione loci, группы установили, что "военные операции или угрозы военных операций" имели место в различные периоды в Саудовской Аравии и Израиле, но также в меньшей мере и в относительно короткий период в Бахрейне, Катаре и в воздушном пространстве Иордании. Претензии, которые свидетельствовали о месте потерь за пределами этих стран, были признаны косвенными. Например, потери, связанные с туристическими секторами Кипра, Египта, Марокко или Туниса <20>.

<20> Доклад E2/2 от 19 марта 1999 года // U.N. Doc. S/AC.26/1999/6.

4. Природа деятельности органа

В силу того что ответственность Ирака по международному праву за ущерб, нанесенный в результате его вторжения и оккупации Кувейта, была подтверждена Резолюцией СБ ООН 687 (1991), роль Комиссии, в частности групп уполномоченных, по сути, носила административный характер <21>. Иными словами, вопрос установления ответственности был почти полностью отделен от вопроса рассмотрения претензий. В первую очередь уполномоченные определяли, подпадают ли предъявленные претензии под сферу ответственности, указанной в Резолюции СБ ООН, после чего группы могли переходить к проверке и оценке претензий.

<21> См. также: Elias O. The UN Compensation Commission and Liablity for the Costs of Monitoring and Assessment of Environmental Damage // Fitzmaurice M., Sarooshi D. (eds.). Issues of State Responsibility before International Judicial Institutions. Hart Publishing, 2004. P. 222.

Это было отражено Генеральным секретарем ООН в его докладе СБ ООН: "Комиссия не является судом или арбитражным органом, перед которым предстают стороны; это политический орган, который главным образом выполняет функцию по изучению претензии в плане установления фактов, проверяет их обоснованность, оценивает ущерб и сумму выплат и разрешает спорные претензии. Только в последнем случае можно говорить о квазисудебной функции" <22>. Также он отметил: "Принимая во внимание природу Комиссии, еще более важно, чтобы в процесс был привнесен элемент надлежащей правовой процедуры. Именно функцией уполномоченных и является привнесение такого элемента" <23>.

<22> Пункт 20 Доклада Генерального секретаря ООН, представленного Совету Безопасности во исполнение пункта 19 Резолюции СБ ООН 687 (1991).
<23> Там же.

Группа уполномоченных Комиссии призвана была определять "приемлемость, относимость, вещественность и силу любого представленного доказательства" (статья 35(1) Временных правил). После оценки сумм понесенных заявителями потерь она представляла Совету управляющих рекомендации о компенсации.

Комиссия по своей природе была бифуркальным органом: группы уполномоченных выполняли функции, аналогичные судебным, а Совет управляющих выступал в качестве политического органа <24>.

<24> Bodack J. International Law for the Masses // Duke Journal of Comparative and International Law. 2005. Vol. 15. P. 376.

Совет управляющих в качестве политического органа имел достаточно большое влияние на процесс. При разрешении претензий уполномоченные использовали руководящие указания, утвержденные Советом управляющих. При рассмотрении претензий уполномоченные применяли также решения Совета управляющих и критерии, установленные им в отношении отдельных категорий претензий. После представления уполномоченными рекомендаций окончательное решение о присуждении компенсации принимал Совет управляющих.

5. Процесс рассмотрения и разрешения претензий

Процесс выплаты компенсации, установленный в Резолюции СБ ООН 692 (1991), отличался от предшествующих механизмов, учрежденных для разрешения международных претензий <25>.

<25> См. также: Affaki B.G. The United Nations Compensation Commission: A New Era in Claims Settlement? // Journal of International Arbitration. 1993. Vol. 10. P. 21.

Процесс в Комиссии носил больше инквизиционный, чем состязательный, характер во избежание чрезмерных задержек при рассмотрении претензий. Временные правила в целом предусматривали возможность более ограниченного участия в процессе заявителей и Ирака, чем это имеет место быть в традиционных судах и трибуналах (статьи 16, 36 - 39 Временных правил).

Непосредственное участие в процессе ответчика не предусматривалось. Защита интересов ответчика осуществлялась через уполномоченных. Согласно статье 16 Временных правил требовалось представление Исполнительным секретарем периодических докладов о полученных Советом управляющих претензиях. Впоследствии эти доклады должны были передаваться Ираку, который имел в распоряжении от 30 до 90 дней в зависимости от вида претензий, в течение которых он должен был представлять Исполнительному секретарю "дополнительную информацию и мнения, касающиеся доклада, для передачи группам уполномоченных" (статья 16 Временных правил).

Группы уполномоченных действовали в рамках строго установленных временных пределов, и на их усмотрение было оставлено решение вопросов об устном производстве и о предоставлении дополнительной документации и информации (статья 36 Временных правил). С декабря 2000 года устное разбирательство требовалось по любой претензии, превышающей 1 млрд. американских долларов, за исключением претензий, которые prima facie не подлежали возмещению <26>. Только пять групп ("E1", "E4", "F3", "F4" и группа по претензиям египетских работников) организовали устные производства в отношении очень сложных и особых претензий.

<26> Пункт 21 решения 114 Совета управляющих от 7 декабря 2000 года.

Исходя из соображений ускорения процесса рассмотрения претензий положения статьи 35 Временных правил предусматривали, что заявители несут обязанность по предоставлению "простой документации" в отношении претензий категорий "A" и "B" и "надлежащих доказательств" в отношении претензий категории "C". Другие претензии "должны подкрепляться документальными и иными надлежащими доказательствами для подтверждения обстоятельств и суммы истребуемых потерь" (статья 32 Временных правил). Уполномоченные были арбитрами в вопросах количества и качества требуемого доказательства, и они могли запрашивать дополнительные доказательства в отношении претензий категорий "D", "E" и "F" (статья 36 Временных правил).

Задача, поставленная перед группами уполномоченных по проверке претензий и оценке потерь и разрешению любых спорных претензий, давала им возможность выполнять функции судебного следствия, хоть и "большая часть" этой задачи не носила судебного характера; разрешение спорных претензий имело квазисудебный характер <27>. На их усмотрении находилось также определение стандартов и методов оценки потерь, подлежащих применению к различным категориям претензий.

<27> Пункт 25 Доклада Генерального секретаря ООН, представленного Совету Безопасности во исполнение пункта 19 Резолюции СБ ООН 687 (1991).

На работу групп уполномоченных в части их подхода к оценкам потерь заметное влияние оказали решения Совета управляющих.

В решении, принятом на своей первой сессии 2 августа 1991 года, Совет управляющих, во-первых, определил разные процедуры оценки в отношении различных категорий претензий в зависимости от степени их срочности <28>. Во-вторых, он установил фиксированные (твердые) суммы компенсации в отношении срочных претензий некоторых видов. В-третьих, он разрешил использование экспертов для определения адекватных компенсационных сумм и применение методов выборки (sampling methods) вместо индивидуализированной оценки каждой претензии.

<28> Решение 1 Совета управляющих от 2 августа 1991 года.

Совет управляющих учредил три категории срочных претензий (претензии категорий "A", "B" и "C"), подлежащих ускоренному рассмотрению.

В отношении претензий категорий "A" и "B" группы уполномоченных использовали статистические методы выборки для обеспечения задачи предоставления быстрой и полной компенсации всем заявителям. Для этого определялись размер и состав претензий, выбранных в качестве образца, а результаты изучения образца применялись при оценке оставшихся претензий <29>.

<29> Пункт 9 Доклада A4 от 12 октября 1995 года // U.N. Doc. S/AC.26/1995/4.

В отношении претензий категории "C" группа использовала смешанную методологию, учитывая разные виды претензий. Например, после проверки данных, относящихся ко всем денежным претензиям "C1", она совместно с экспертами по статистике использовала в работе стандартный метод линейной регрессии для оценки всех денежных требований "C1" <30>. Однако в отношении претензий по денежным убыткам "C2" группа, решив, что ручная оценка медицинских потерь невозможна, дала указание Секретариату привлечь внешних экспертов для разработки метода оценки "с целью вычисления обоснованных медицинских расходов, которые должны были быть понесены" в зависимости от вида ущерба <31>.

<30> Пункт 90 Доклада C 7 от 24 июня 1999 года // U.N. Doc. S/AC.26/1999/11.
<31> Там же. Пункт 131.

Претензии категории "D", "E" и "F" рассматривались в индивидуальном порядке и подпадали под более жесткие доказательственные требования, согласно которым заявители должны были предоставлять более детальные фактические описания обстоятельств потерь.

Решение 7 Совета управляющих устанавливало стандарты по оценке претензий категории "D". В соответствии с этим решением от заявителей требовалось предоставление достаточных документальных доказательств для обоснования обстоятельств и сумм потерь <32>.

<32> Пункт 8 решения 7 Совета управляющих от 17 марта 1992 года // U.N. Doc. S/AC.26/1991/7/Rev.1.

Принимая во внимание обстоятельства возникновения претензий и гибкость доказательственных стандартов в международном праве, группа уполномоченных решила, что от заявителей не нужно требовать документирования каждого аспекта претензий, и в случаях, когда у заявителей отсутствовали достаточные документальные доказательства, допускалось использование их пояснительного заявления <33>.

<33> Пункты 72 - 74 Доклада D1/1 от 3 февраля 1998 года // U.N. Doc. S/AC.26/1998/1.

Решение 9 Совета управляющих предусматривало стандарты, применимые к потерям, возникающим в результате коммерческой деятельности (претензии категории "E") <34>. Например, в отношении контрактных претензий Ирак "нес ответственность по общему контрактному праву по компенсации всех реальных убытков" <35>, а не по общему международному праву. В отношении других видов потерь, например вызванных экспроприацией, Совет подтвердил, что ответственность Ирака оставалась неизменной вне зависимости от того, было ли изъятие законным или нет, и определил два возможных метода оценки: балансовую (учетную) стоимость и восстановительную стоимость <36>. Наконец, Совет дал руководящие указания относительно приемлемых методов оценки имущества, дающего доход, которые включали оценку рыночной стоимости, дисконтированного потока денежных средств и коэффициента цена-прибыль <37>.

<34> Решение 9 Совета управляющих от 6 марта 1992 года // U.N. Doc. S/AC.26/1992/9.
<35> Там же. Пункт 8.
<36> Там же. Пункты 12 - 15.
<37> Там же. Пункты 18 - 19.

Стандарты оценки потерь, которые применялись к претензиям категории "E" в соответствии с решением 9 Совета управляющих, были распространены также на претензии категории "F", поскольку группа, рассматривающая претензии этой категории, требовала, чтобы заявители категории "F" - правительства и международные организации - предоставляли "детальные фактические описания обстоятельств понесенных потерь, ущерба или вреда", как это было изложено в решении 15 Совета управляющих, которое касалось компенсации за коммерческие потери <38>.

<38> Пункт 56 Доклада F1/1 от 18 декабря 1997 года // U.N. Doc. S/AC.26/1997/6. См. также: решение 15 Совета управляющих от 4 января 1993 года // U.N. Doc. S/AC.26/1992/15_*.

Признавая сложность доказывания по претензиям категории "F", группа разъяснила свою методологию оценки претензий следующим образом:

"В большинстве претензий документальные и иные доказательства заявителей устанавливали, что в действительности имели место предполагаемые потери. Но доказательства были недостаточны в этих претензиях для обоснования с достаточной степенью точности сумм потерь. В таких случаях группа по своему усмотрению осуществляет оценку суммы компенсации, подлежащей присуждению" <39>.

<39> Пункт 133 Доклада F1/2 от 2 октября 1998 года // U.N. Doc. S/AC.26/1998/12.

Таким образом, Комиссия пошла дальше традиционной техники и принципов оценки сумм потерь, привнося инновационные методы оценки, продиктованные характером претензий.

На работу Комиссии в качестве модели для оценки сумм компенсации уже ссылалась Эритрейско-Эфиопская претензионная комиссия, которая была создана для урегулирования претензий со стороны двух государств о возмещении ущерба, включая претензии за ущерб, понесенный их гражданами <40>. В перспективе опыт Комиссии в этой части может быть использован и в работе других более современных механизмов по урегулированию массовых претензий.

<40> См.: Eritrea Ethiopia Claims Commission. Final Award: Ethiopia>s Damages Claims (17 August 2009); Final Award: Eritrea's Damages Claims (17 August 2009).

6. Программа последующих компенсационных выплат по экологическим претензиям

С завершением процесса рассмотрения претензий в 2005 году были распущены группы уполномоченных Комиссии и отдел по рассмотрению претензий, а также имело место поэтапное сокращение штатов Секретариата Комиссии, как и было запланировано, в период между 2005 и 2008 годами. Деятельность Комиссии была сведена к выплате присужденных сумм компенсации и обеспечению механизма мониторинга решений по вопросам окружающей среды, учрежденного Советом управляющих в 2005 году в рамках Программы последующих компенсационных выплат по экологическим претензиям (далее - Программа) <41>.

<41> Решение 258 Совета управляющих от 8 декабря 2005 года // U.N. Doc. S/AC.26/Dec.258 (2005).

Программа была учреждена для мониторинга как финансовой, так и технической имплементации экологических проектов, осуществляемых правительствами заявителей в соответствии с присужденными суммами, в целях обеспечения их финансовой транспарентности и технического соответствия рекомендациям группы "F4".

Программа предусматривала мониторинг пяти экологических проектов:

  1. совместная программа Иордании по управлению пастбищными угодьями (160582073 американских долларов) для восстановления пастбищных угодий и местообитаний диких животных, которые пострадали в результате притока беженцев и их домашнего скота вслед за вторжением в Кувейт и его оккупацией <42>;
<42> Претензия Иордании N 5000304. URL: http://www.uncc.ch/claim-5000304---cooperative-rangeland-restoration (дата обращения: 01.09.2015).
  1. программы Кувейта по рекультивации и восстановлению опустошенных земель, которые пострадали в результате возведения военных фортификационных сооружений и иных военных последствий (643814034 американских долларов) <43>;
<43> Претензия Кувейта N 5000450. URL: http://www.uncc.ch/claim-5000450-terrestrial-resources-restoration-us643814034 (дата обращения: 01.09.2015).
  1. программа Кувейта по рекультивации и фитомелиорации опустошенных районов в результате последствий разрушения нефтяных скважин и последующих возгораний и разливов (2259285969 американских долларов) <44>;
<44> Претензия Кувейта N 5000454. URL: http://www.uncc.ch/claim-5000454-oil-lakes-remediation-us2259285969 (дата обращения: 01.09.2015).
  1. восстановление прибрежных ресурсов Саудовской Аравии, которые были загрязнены в результате разливов нефти, проистекающих от боевых действий, и в частности, от преднамеренного выброса нефти из нефтяных месторождений Кувейта в Персидский залив иракскими силами (463319284 американских долларов) <45>;
<45> Претензия Саудовской Аравии N 5000451. URL: http://www.uncc.ch/claim-5000451-remediation-damages-coastal-resources-us463319284 (дата обращения: 01.09.2015).
  1. рекультивация пустынных местностей Саудовской Аравии с целью восстановления местностей, пострадавших от мест расположения войск, фортификаций и дорог, связанных с конфликтом (618974433 американских долларов) <46>.
<46> Претензия Саудовской Аравии N 5000455. URL: http://www.uncc.ch/claim-5000455-remediation-terrestrial-resources-us618974433 (дата обращения: 01.09.2015).

Стоимость проектов по восстановлению и рекультивации, за мониторинг которых предусматривался Программой, - около 4,3 млрд. американских долларов. Суммы были присуждены Комиссией правительствам Ирана, Иордании, Кувейта и Саудовской Аравии.

Было решено, что Комиссия станет удерживать 15% от общей суммы проектов, подлежащих выплате правительствам-заявителям в соответствии с Программой, но с последующей выплатой этих сумм после успешного завершения проекта. В 2009 году было также решено удерживать еще дополнительно 10% от стоимости каждого запланированного проекта, но с последующей выплатой, когда это станет необходимо в соответствии с поэтапными планами.

Ирак не нес никаких дополнительных расходов по Программе. Правительства-заявители согласились на принятие обязательств по любым расходам Программы, подлежащим выплате из Компенсационного фонда и вычитаемым из присужденных им сумм в пропорциональных долях.

Функции программы были распределены между правительствами-заявителями, экспертами, работающими в качестве "независимых экспертов-контролеров" и Секретариатом Комиссии <47>.

<47> Подробнее об этом см.: Kazazi M. The UNCC Follow-up Programme for Environmental Awards // Ndiaye T.M., Wolfrum R. (eds.). Law of the Sea, Environmetal Law and Settlement of Disputes. Liber Amicorum Judge Thomas A. Mensah. Martinus Nijhoff Publishers, 2007. P. 1122 - 1125; Payne C.R. Oversight of Environmental Awards and Regional Environmental Cooperation // Payne C.R., Sand P.H. (eds.). Gulf War Reparations and the UN Compensation Commission: Environmental Liability. Oxford University Press, 2011. P. 124 - 127.

Правительства-заявители несли ответственность за имплементацию проектов. Они назначали национальный контактный центр (далее - НКЦ) в качестве связующего звена между правительственными учреждениями, имплементирующими проекты, и Комиссией. Правительства-заявители через НКЦ должны были докладывать независимому эксперту-контролеру о ходе выполнения проекта по меньшей мере два раза в год.

Экспертов-контролеров рекомендовали правительства-заявители. Затем их кандидатуры одобряла Комиссия. Эксперты-контролеры были призваны осуществлять мониторинг имплементации проектов и представлять доклады в Комиссию.

Роль Секретариата Комиссии сводилась к работе с правительствами-заявителями и независимыми экспертами-контролерами для имплементации Программы и для информирования Совета управляющих об их оценках и о любых вопросах, представляющих значимый интерес, путем представления два раза в год докладов.

Совет управляющих Комиссии сохранял функции надзора и право на принятие решений по Программе.

На своей 75 сессии в мае 2013 года Совет управляющих Комиссии принял решение 270 (2013), объявив мандат по Программе выполненным в отношении Ирана и Саудовской Аравии <48>, а на своей 76-ой сессии в ноябре 2013 года принял решение 271 (2013), объявив мандат на основании Программы выполненным в отношении Кувейта и Иордании <49>.

<48> Решение 270 Совета управляющих от 2 мая 2013 года // U.N. Doc. S/AC.26/Dec.270 (2013).
<49> Решение 271 Совета управляющих от 21 ноября 2013 года // U.N. Doc. S/AC.26/Dec.271 (2013).

Таким образом, Комиссия явилась также примером успешного постепенного роспуска международного органа.

7. Итоги деятельности

По завершении Программы в конце 2013 года Комиссия сосредоточила свою деятельность на выплате компенсационных сумм и принятии мер к тому, чтобы 4,6 млрд. американских долларов, оставшиеся от общей суммы в размере 52,4 млрд. американских долларов присужденных компенсаций, были бы полностью выплачены <50>.

<50> UNCC at a Glance. URL: http://www.uncc.ch/uncc-glance (дата обращения: 06.08.2015).

В период с августа 1991 года по июнь 2005 года Совет управляющих Комиссии курировал рассмотрение около 2,7 млн. претензий о выплате компенсаций, общей суммой заявленных претензий примерно в 352,5 млрд. американских долларов.

В целом Совет управляющих одобрил присуждение примерно 52,4 млрд. американских долларов в отношении примерно 1,5 млн. претензий, составляющих примерно 14,8% от заявленных претензий. Разрешение такого значительного количества претензий с такой суммой в течение относительно короткого срока (13 лет) беспрецедентно в практике выплаты компенсаций и служит свидетельством эффективности деятельности Комиссии.

За 13 лет работы Комиссии было создано 19 групп, включающих 58 уполномоченных из 34 государств. Они внесли неоценимый вклад в работу Комиссии и совершенствование материальных и процессуальных принципов международного права в целом <51>.

<51> Подробнее об этом см.: Kazazi M. Preface // Feighery T.J., Gibson C.S., Rajah T.M. (eds.). War Reparations and the UN Compensation Commission: Designing Compensation after Conflict. Oxford University Press, 2015. P. XI.