Мудрый Юрист

Проблемы правоприменения в суде апелляционной инстанции

Марков Андрей Михайлович, начальник апелляционного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Владимирской области, старший советник юстиции.

В статье приводится анализ изменений законодательства о рассмотрении уголовных дел в суде апелляционной инстанции, связанные с ними проблемы правоприменения.

Ключевые слова: уголовно-процессуальное законодательство, апелляционное судопроизводство, вопросы государственного обвинения.

The problems of enforcement of law in a court of appeals

A.M. Markov

Markov Andrey Mikhaylovich, Chief, Division of Appeals, Department of Criminal Proceedings, Public Prosecutor's Office of the Vladimir Region, Senior Counselor of Justice.

The article presents the analysis of changes of the legislation on criminal cases in the court of appeal, related law enforcement issues.

Key words: criminal procedural law, appellate litigation, issues of public prosecutions.

Как известно, Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. N 433-ФЗ с 1 января 2013 г. введена в действие гл. 45.1 УПК РФ, предусматривающая сравнительно новый для отечественного законодательства институт пересмотра не вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам в апелляционном порядке.

Положения гл. 44 УПК, действовавшей до 1 января 2013 г., также предполагали возможность пересмотра судебных решений апелляционной инстанцией, но действующая глава содержит некоторые новеллы.

Так, в апелляционном порядке в соответствии с гл. 44 УПК подлежали рассмотрению лишь решения мировых судей, апелляционные жалобы и представления рассматривались единолично судьями районных (городских) судов. Действующее законодательство предусматривает возможность пересмотра решений мировых судей, судей судов районного и областного звена. При этом дела о тяжких и особо тяжких преступлениях подлежат рассмотрению в составе коллегии из трех судей.

Решение суда апелляционной инстанции, вынесенное в порядке гл. 44 УПК, не вступало в законную силу в день его провозглашения, а могло быть обжаловано сторонами по делу в суд кассационной инстанции. Таким образом, для дел, подсудных мировым судьям, существовала трехступенчатая система его рассмотрения до вступления решения в законную силу.

Среди видов решений, принимаемых судом апелляционной инстанции, были следующие различия. По ранее действовавшему законодательству апелляционный суд после отмены решения мирового судьи не мог возвратить его для повторного рассмотрения в тот же суд, а обязан был принять новое решение. Теперь УПК допускает направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. В соответствии с нормами гл. 45.1 УПК суд второй инстанции после отмены оправдательного приговора не вправе постановить обвинительный приговор, а должен вернуть дело в суд, вынесший оправдательный приговор, тогда как в силу положений гл. 44 УПК такое решение мог принять суд, рассматривающий апелляционные представление или жалобу потерпевшего.

За прошедшие два года рассмотрения дел в порядке так называемой новой апелляции большинство процессуальных вопросов, возникших у государственных обвинителей к моменту начала действия апелляционного рассмотрения дел, получили разрешение, в связи с чем можно подвести некоторые итоги.

В 2014 г. апелляционной инстанцией Владимирского областного и районных судов рассмотрено 1197 дел в отношении 1289 лиц по жалобам и представлениям на итоговые судебные решения и 2253 материала в отношении 2260 лиц об оспаривании промежуточных постановлений.

По результатам рассмотрения уголовных дел оставлено без изменения 77% приговоров и итоговых постановлений (за 2013 г. - 73% решений). Внесены изменения в 220 приговоров в отношении 242 лиц, что составляет 19% от рассмотренных (столько же за аналогичный период 2013 г.).

В два раза в процентном соотношении уменьшилось количество решений, отмененных судом второй инстанции с направлением на новое судебное рассмотрение: по 17 делам в отношении 17 лиц (1,3% от рассмотренных) в 2014 г., тогда как в 2013 г. - 26 приговоров в отношении 30 лиц (2,6%).

Оправдательные приговоры после отмены обвинительного не выносились (в 2013 г. - 1).

С вынесением нового обвинительного приговора после отмены обвинительного приговора суда первой инстанции приняты решения по 4 делам (0,3%), в 2013 г. - по 15 (1,3%) <1>.

<1> Статистические данные прокуратуры Владимирской области за 2014 г.

Эти факты свидетельствует о том, что суды первой инстанции стали допускать меньше грубых нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену судебного решения.

Большая роль в исправлении судебных ошибок при вынесении решений по уголовным делам принадлежит государственным обвинителям и вышестоящим прокурорам.

В связи с необходимостью приведения приговоров и иных судебных решений в соответствие с требованиями уголовного и уголовно-процессуального законодательства прокуроры внесли апелляционные представления по делам и материалам в отношении 260 лиц. По результатам рассмотрения доводов представлений отменены или изменены приговоры и итоговые постановления в отношении 185 лиц, или 81% от количества рассмотренных (в 2013 г. - 67%).

В соответствии с положениями гл. 45.1 УПК суд апелляционной инстанции проверяет законность вынесенного судебного решения и вместе с тем может рассмотреть дело по существу, вынести иное решение, в том числе ухудшающее положение осужденного, за исключением отмены оправдательного приговора и вынесения обвинительного приговора. В связи с этим возникает вопрос соблюдения требований ст. 252 УПК о пределах судебного разбирательства.

Для ответа на него необходимо системно проанализировать нормы УПК.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 ноября 2012 г. N 26 "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции" указал, что судебное разбирательство судом апелляционной инстанции проводится в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 252 УПК в пределах предъявленного лицу обвинения. Как известно, формулировка обвинения с изложением обстоятельств совершения преступления и квалификацией деяния формулируется при проведении предварительного расследования и оформляется постановлением о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительным актом или обвинительным постановлением.

Согласно положениям ст. 389.9 УПК предметом судебного разбирательства в апелляционном порядке является проверка законности, обоснованности и справедливости решения, принятого судом первой инстанции.

В том же Постановлении Верховный Суд отмечает, что суд апелляционной инстанции вправе изменить приговор либо отменить приговор и вынести новое судебное решение, если этим не ухудшается положение осужденного по отношению к обвинению, предъявленному органами предварительного расследования, и не нарушается его право на защиту.

Из этого следует, что в суде апелляционной инстанции возможна отмена приговора с вынесением нового судебного решения с квалификацией содеянного по более тяжкой статье Уголовного кодекса РФ в соответствии с предъявленным лицу обвинением.

Как разъяснил Конституционный Суд РФ в Постановлении от 8 декабря 2003 г. N 18-П, функции обвинения и разрешения дела обеспечиваются разными государственными органами, суды не могут подменять стороны по делу, а лишь обеспечивают реализацию ими равных процессуальных прав в судебном заседании.

В ст. ст. 37, 246 УПК определено, что государственное обвинение в ходе судебного производства по уголовному делу поддерживает прокурор, обеспечивая его законность и обоснованность.

В связи с этим, может ли суд первой инстанции ухудшить положение лица относительно того обвинения, которое предложено государственным обвинителем и которое является более "мягким" по сравнению с предъявленным обвинением? Связан ли суд апелляционной инстанции в этом случае с позицией прокурора в суде первой или апелляционной инстанции?

Прямых ответов на поставленные вопросы УПК не содержит. Однако, если исходить из смысла приведенных норм, государственное обвинение как форма уголовного преследования осуществляется от имени государства специально уполномоченными органами до вынесения окончательного судебного решения и вступления его в законную силу; обвинительная деятельность не может быть возложена на суд. Таким образом, при отказе прокурора в суде апелляционной инстанции от обвинения ввиду недоказанности вины, отсутствия состава или события преступления суд, в соответствии с требованиями п. 2 ст. 254 и ст. 389.21 УПК, должен отменить приговор и прекратить уголовное дело на основании п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 24 и п. п. 1, 2 ч. 1 ст. 27 УПК.

В случае изменения государственным обвинителем обвинения на менее тяжкое необходимо, на наш взгляд, принять во внимание следующее. Положения ч. 1 ст. 73 УПК не относят к обстоятельствам, подлежащим доказыванию, вопросы квалификации деяния. Из содержания ч. 5 ст. 246 УПК РФ следует, что государственный обвинитель излагает свое мнение по существу обвинения, высказывает суду предложения о применении уголовного закона. Таким образом, позиция государственного обвинителя о той или иной квалификации преступного деяния является лишь выражением мнения о применении уголовного закона. Об обоснованности этого суждения свидетельствует ч. 7 ст. 292 УПК, согласно которой стороны вправе представить суду в письменном виде предлагаемые формулировки решений по вопросам, указанным в п. п. 1 - 6 ч. 1 ст. 299 УПК, разрешаемым судом при постановлении приговора, в том числе о квалификации деяния. При этом определено, что формулировки не имеют для суда обязательной силы. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 2 июля 2013 г. N 16-П также указал на недопустимость ограничения права суда на выбор нормы уголовного закона, подлежащей применению.

Как было отмечено ранее, в 2014 г. апелляционной инстанцией судов Владимирской области отменено 17 приговоров с направлением дела на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции, а с вынесением нового обвинительного приговора приняты решения лишь по 4 делам. По мнению М. Янина, суды апелляционной инстанции "тяготеют" к кассационному принципу рассмотрения дел (в порядке, предусмотренном гл. 45 УПК), когда нельзя было вынести новое судебное решение (кроме прекращения уголовного дела), а в случае отмены приговора или постановления дело направлялось на рассмотрение в суд первой инстанции <2>.

<2> См.: Янин М.Г. Кассационный уклон "новой" апелляции // Уголовный процесс. 2014. N 6. С. 20 - 27.

Для указанной тенденции есть как объективные, так и субъективные обстоятельства. Положения ст. ст. 389.15, 389.17 УПК не разграничивают, какие из указанных в них оснований являются причинами для отмены, а какие для изменения судебного решения. Как следует из содержания ст. 389.22 УПК и разъяснений Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 ноября 2012 г. N 26 подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции или прокурору в порядке, предусмотренном ст. 237 УПК, судебные решения, при вынесении которых были допущены такие нарушения уголовно-процессуального закона, которые невозможно устранить в суде апелляционной инстанции. Среди таких нарушений Пленум называет незаконный состав суда и нарушение правил подсудности. Другие выявленные в апелляционном суде нарушения, влекущие необходимость отмены судебного решения и возвращения дела, законодатель оставил на усмотрение суда.

Вот здесь и может быть использован субъективный фактор. Нельзя отрицать, что в практике есть решения, когда, выявив допущенные судом первой инстанции нарушения, суд второй инстанции имел возможность, рассмотрев дело по существу, вынести новый судебный акт. Из всего указанного количества отмененных приговоров лишь два безусловно не могли быть постановлены судом апелляционной инстанции: когда дело было рассмотрено незаконным составом суда и, другой случай, - были нарушены права участников судебного заседания на подготовку к рассмотрению дела. По остальным делам допускались: неправильная квалификация содеянного, нарушение судом требований ст. 252 УПК, а также невозможность рассмотрения дела в особом порядке ввиду несовершеннолетнего возраста подсудимого, неразъяснение участникам процесса порядка постановления приговора в сокращенном (особом) судопроизводстве. На наш взгляд, в последних примерах суд апелляционной инстанции мог устранить допущенные судом первой инстанции нарушения путем вынесения нового судебного решения.

Необходимо отметить, что одной из причин возвращения дела на новое судебное рассмотрение после отмены решения была неявка в суд апелляционной инстанции осужденного, когда дело рассматривалось по апелляционному представлению о необходимости ухудшения положения осужденного в связи с неправильной квалификацией его действий или мягкостью назначенного наказания. Положения ст. 389.12 УПК предусматривают возможность участия в том числе осужденного в суде второй инстанции при наличии его ходатайства об этом или когда явку этого лица суд признает необходимым. По делам, где нет жалобы стороны защиты, а есть представление прокурора, таких ходатайств зачастую нет. Вместе с тем, если в представлении поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного, суд, как правило, признает необходимым его участие. Таким образом, при неявке надлежаще извещенного осужденного возникает препятствие в возможности вынесения апелляционным судом нового судебного решения по доводам представления. Здесь возможны два варианта дальнейших действий: отложить судебное заседание и направить повторное извещение либо обеспечить принудительную явку осужденного через службу судебных приставов или, отменив решение суда первой инстанции, направить дело на новое рассмотрение в тот же суд.

Резюмируя сказанное, нужно подчеркнуть, что в процессуальном законодательстве не могут быть прописаны алгоритмы для множества ситуаций, которые возникают в ходе рассмотрения уголовного дела. Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции" вышло до даты введения в действие апелляционного порядка рассмотрения дел. В настоящее время возникла необходимость обобщения наработанной судебной практики и выработки рекомендаций для единообразного применения законодательства.

Пристатейный библиографический список

  1. Янин М.Г. Кассационный уклон "новой" апелляции // Уголовный процесс. 2014. N 6.