Мудрый Юрист

Противоправное поведение потерпевшего - аффект для виновного или факт для суда?

Панова Светлана Валерьевна, начальник апелляционного отдела управления прокуратуры Кемеровской области, старший советник юстиции.

Байер Светлана Сергеевна, прокурор апелляционного отдела управления прокуратуры Кемеровской области, советник юстиции.

В статье рассматриваются проблемы учета при назначении наказания обстоятельства, смягчающего наказание, - противоправного поведения потерпевшего.

Ключевые слова: судебная практика, апелляционная инстанция, противоправное поведение потерпевшего, аффект, снижение наказания.

Unlawful conduct of a victim - affect for a guilty person or a fact for court?

S.V. Panova, S.S. Bayper

Panova Svetlana Valeryevna, Chief, Division of Appeals, Public Prosecutor's Office of the Kemerovo Region, Senior Counselor of Justice.

Bayper Svetlana Sergeyevna, Public Prosecutor, Division of Appeals, Public Prosecutor's Office of the Kemerovo Region, Counselor of Justice.

In article account problems at purpose of punishment of the circumstance commuting a penalty are considered - illegal behavior of the victim.

Key words: jurisprudence, appeal instance, illegal behavior of the victim, affect, decrease in punishment.

Современное развитие общества и юридической науки характеризуется возросшим интересом к потерпевшему от преступления.

В первую очередь проблема потерпевшего рассматривается с точки зрения защиты его прав и интересов как лица, пострадавшего в результате преступного посягательства, что стало приоритетным в связи с принятием Конституции РФ, вхождением России в Совет Европы и вступлением в силу 5 мая 1998 г. Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Вместе с тем для прокуроров, поддерживающих государственное обвинение по уголовным делам в судах, интерес также представляет проблема потерпевшего в структуре законодательной конструкции - составе преступления. Без учета данных о потерпевшем, его поведении невозможно определить степень общественной опасности преступления и преступника, направленность умысла, правильно решить другие важные уголовно-правовые вопросы.

Так, характер действий потерпевшего до совершения преступления влияет на вид и размер наказания виновного лица. При этом противоправное и аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления, законодатель рассматривает как смягчающее наказание обстоятельство (п. "з" ч. 1 ст. 61 УК).

Несмотря на то что это обстоятельство не относится к признакам личности виновного, оно тем не менее обязательно для учета при назначении наказания, поскольку влияет на общественную опасность совершенного преступления.

В сравнении с ранее действующим уголовным законом Уголовный кодекс 1996 г. расширил содержание этого смягчающего обстоятельства. Если УК 1960 г. содержал указание на неправомерность действий потерпевшего, вызвавших сильное душевное волнение (п. 5 ст. 38), то УК РФ 1996 г. противоправные и аморальные действия потерпевшего, послужившие поводом для совершения преступления, не связывает с возникновением сильного душевного волнения (аффекта) у виновного. Для смягчения наказания важно наличие факта противоправного или аморального поведения потерпевшего, что стало поводом для совершения преступления <1>.

<1> См.: Курс уголовного права. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 1999. Т. 2: Учение о наказании. С. 101 - 102.

Так, для апелляционной инстанции Кемеровского областного суда было достаточным наличие факта противоправного поведения потерпевшего для признания его смягчающим обстоятельством и снижения наказания по уголовному делу в отношении К.

Судом первой инстанции установлено, что поведение потерпевшей являлось противоправным, она была инициатором конфликта, своим поведением спровоцировав осужденного на совершение в отношении ее преступления, что, вопреки требованиям п. "з" ч. 1 ст. 61 УК, учтено при назначении наказания не было.

При этом суд обоснованно не нашел оснований для квалификации действий осужденного по ст. 107 УК, поскольку, исследовав все представленные доказательства, учел заключение экспертов, проводивших судебную психолого-психиатрическую экспертизу, и пришел к обоснованному выводу, что К. в момент совершения инкриминируемого ему преступления не находился в состоянии внезапно возникшего душевного волнения (аффекта) исходя из его поведения в момент совершения преступления и его последующего поведения.

Устраняя нарушение, суд апелляционной инстанции приговор изменил, учел в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, противоправное поведение потерпевшей, явившееся поводом для преступления, смягчив К. назначенное по ч. 4 ст. 111 УК, с учетом требований ч. 1 ст. 62 УК, наказание до 7 лет 11 месяцев лишения свободы.

Решение апелляционной инстанции по этому делу соответствует разъяснениям, данным в постатейном комментарии к Уголовному кодексу РФ о том, что противоправное или аморальное поведение потерпевшего, ставшее поводом для преступления, близко понятию состояния аффекта виновного лица. Сильное душевное волнение может быть внезапно возникшим и вызвано насилием, издевательством или тяжким оскорблением, т.е. неправомерным поведением потерпевшего <2>.

<2> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный), 13-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт, 2013.

Для детального подхода к рассматриваемому вопросу необходимо обратиться к понятию противоправного поведения. С нашей точки зрения, интерес представляет определение этого понятия в общедоступных источниках. Так, социологический словарь информационно-аналитического центра "SOCIUM", определяя понятие "противоправное поведение", сводит его к социально опасному поведению индивидов или групп, подконтрольному их сознанию и воле, движимому мотивами корысти, ненависти, агрессивности, нарушающему существующие в обществе правовые нормы и влекущему юридические последствия. Следует заметить, что этому понятию частично соответствует определение аморального поведения, которое толковым словарем по социологии трактуется как тип поведения, противоречащий принятым в конкретном обществе нравственным нормам (пьянство, стяжательство и т.д.).

По инициативе апелляционного отдела в апреле 2015 года прокурор Кемеровской области принес кассационное представление на определение судебной коллегии по уголовным делам Кемеровского областного суда в отношении С., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК на 9 лет 6 месяцев лишения свободы.

Изменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд формально учел совокупность имеющихся по делу смягчающих обстоятельств, что повлекло назначение чрезмерно сурового и несправедливого наказания. Отмечено, что С. в ходе следствия и в суде неоднократно заявлял о том, что поводом для совершения преступления было противоправное поведение потерпевшей, которая в грубой форме оскорбляла осужденного, его родителей, не родившегося ребенка и мать ребенка. Это обстоятельство судебной коллегией признано смягчающим в соответствии с п. "з" ч. 1 ст. 61 УК, наказание снижено на 1 год 6 месяцев.

На наш взгляд, высказывание потерпевшей (супругой осужденного) оскорблений в отношении его родственников суд первой инстанции обоснованно расценил как личную неприязнь, которая возникла между супругами не только в связи с уходом С. из семьи к сожительнице, но и с наличием неразрешенных вопросов по совместному бизнесу и разводу. Иных действий со стороны потерпевшей С., которые можно было бы расценить как противоправные либо аморальные, не установлено. Действия потерпевшей до ее убийства не носили характер административного правонарушения или преступления, не противоречили общепринятым нормам морали и правилам поведения в обществе.

Аналогичное решение (об учете в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, противоправного поведения потерпевшего и снижении наказания) принято судебной коллегией по уголовным делам по делу в отношении А., осужденного по ч. 1 ст. 105 УК.

Изменяя приговор по апелляционной жалобе осужденного, судебная коллегия указала, что фактические обстоятельства уголовного дела свидетельствуют о наличии противоправного поведения со стороны потерпевшего, явившегося поводом к совершению преступления осужденным А., что подтверждается явкой с повинной осужденного, его показаниями в части наличия оскорбления со стороны потерпевшего и имевшей место конфликтной ситуацией. Указанные обстоятельства, по мнению судебной коллегии, ничем не опровергнуты.

Однако, мотивируя отсутствие оснований для изменения квалификации действий А., судебная коллегия отметила, что обстоятельств, которые бы свидетельствовали о противоправных действиях потерпевшего по отношению к А., от которых он был вынужден защищаться, в судебном заседании не установлено. Исследованные материалы уголовного дела свидетельствуют о том, что смертельное ранение осужденный нанес после того, как выхватил нож у потерпевшего, который после этого не совершал каких-либо действий, угрожающих жизни и здоровью осужденного, а также иным лицам, находившимся в квартире. Поэтому совершение таких действий, как применение ножа и нанесение ранения, повлекшего смерть потерпевшего, не вызывалось необходимостью.

Таким образом, при наличии противоречивых выводов судебная коллегия не только необоснованно учла противоправное поведение потерпевшего в качестве смягчающего наказание обстоятельства, но и снизила назначенное наказание с 9 лет лишения свободы до 8 лет 6 месяцев лишения свободы.

Поддерживая мнение С. Дьякова и Г. Кадникова о том, что противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившиеся поводом для совершения преступления, должны быть действительно провоцирующим поводом для совершения преступления <3>, считаем необходимым сформировать по рассматриваемому вопросу единую судебную практику.

<3> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический (постатейный), 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова. М.: Юриспруденция, 2013.

Очевидно, является обоснованным решение суда апелляционной инстанции по уголовному делу в отношении З.

По приговору Беловского районного суда Кемеровской области он признан виновным и осужден за убийство К., а также за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего С.

Как следует из приговора, по преступлению в отношении К. судом установлено, что потерпевший в течение продолжительного времени конфликтовал с осужденным по поводу дома, который последний унаследовал от бабушки, требовал от осужденного 100 тыс. руб., а в день совершения преступления пытался поджечь дом. В отношении С. судом также установлено, что потерпевший в течение продолжительного времени оказывал на осужденного психологическое воздействие, склонял его к занятию сбытом наркотических средств, а впоследствии угрожал расправой за отказ от сбыта наркотических средств.

Таким образом, суд фактически указал на наличие противоправного поведения потерпевших, явившегося поводом к совершению преступлений, что, в соответствии с п. "з" ч. 1 ст. 61 УК, судом апелляционной инстанции признано обстоятельством, смягчающим наказание З., а назначенное наказание снижено.

Не вызывает сомнений обоснованность решений, принятых апелляционной инстанцией по уголовным делам в отношении Г. и Т., осужденных по ч. 4 ст. 111 УК, и К., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК.

При описании преступного деяния, признанного судом доказанным, по уголовному делу в отношении Г. и Т. суд в приговоре указал, что преступление осужденные совершили на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений из-за того, что потерпевший приставал к супруге осужденного Г.

Вывод суда в этой части основан на показаниях осужденных, данных ими в ходе предварительного следствия и проверенных в судебном заседании, свидетелей - супруги Г. и очевидца К. Иных данных, опровергающих показания указанных лиц, в судебном заседании не установлено.

По мнению судебной коллегии по уголовным делам, установленные судом первой инстанции обстоятельства свидетельствуют о том, что поводом для преступления стало аморальное поведение потерпевшего.

Устраняя нарушения закона, суд апелляционной инстанции, в соответствии с п. "з" ч. 1 ст. 61 УК, признал аморальное поведение потерпевшего обстоятельством, смягчающим наказание Г. и Т., назначенное осужденным наказание снизил.

Апелляционной инстанцией Кемеровского областного суда изменен приговор Куйбышевского районного суда г. Новокузнецка Кемеровской области в отношении К., осужденного по ч. 1 ст. 111 УК на 2 года 9 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Судебной коллегией отмечено, что материалы уголовного дела свидетельствуют о наличии противоправного поведения со стороны потерпевшего, ставшего поводом к совершению преступления осужденным.

Установлено, что потерпевший избил осужденного, причинив ему ушибы мягких тканей головы в виде кровоподтека и ссадины, перелом скуловой кости. Преступление осужденным совершено непосредственно после этого.

Противоправное поведение потерпевшего, явившееся поводом для преступления, признано смягчающим наказание обстоятельством, назначенное К. наказание по ч. 1 ст. 111 УК с 2 лет 9 месяцев лишения свободы снижено до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

Подводя итоги, следует отметить, что поведение потерпевшего как элемент объективной стороны напрямую взаимодействует с такими элементами субъективной стороны, как вина, мотив, цель, и, соответственно, влияет на степень вины, степень общественной опасности совершенного преступления.

При рассмотрении уголовных дел, в первую очередь по преступлениям, направленным против личности (в частности, ст. ст. 107, 108, 113, 114), необходимо учитывать, что в отдельных случаях поводом для возникновения преступных мотивов может быть противоправное или аморальное поведение потерпевшего.

Однако не в каждом случае противозаконного поведения потерпевшего следствием этих действий является возникновение сильного душевного волнения (аффекта) у виновного.

В целях установления единообразной правоприменительной практики по указанному вопросу следует исходить из того, что противоправное поведение потерпевшего может выражаться в виде насилия, издевательства или тяжкого оскорбления с его стороны в адрес осужденного. Указанные действия могут иметь место как в отношении самого виновного, так и в отношении его близких и должны расцениваться как обстоятельства, смягчающие наказание.

Вместе с тем вопреки складывающейся судебной практике не следует признавать смягчающим наказание обстоятельством факт сильного волнения или возбуждения виновного, связанного с оскорблениями во время ссоры, обоюдной драки, высказываниями жаргонного характера.

Поддерживаем мнение А. Бриллиантова о том, что понятие противоправности не ограничивается только совершением преступления. Оно включает в себя и иные действия, запрещенные другими отраслями права, например административным, трудовым, гражданско-правовым законодательством. Так, противоправное поведение может выражаться в побоях, издевательстве (глумлении), тяжких оскорблениях, унижении человеческого достоинства, а также может заключаться в злоупотреблении служебным положением, шантаже и других действиях, т.е. действиях, не являющихся насилием, издевательством, тяжким оскорблением, но носящих противоправный характер.

Установление аморальности поведения потерпевшего требует его оценки с позиции общепринятых в обществе моральных, нравственных и этических правил, представлений о таких категориях, как справедливость, честь, добро и зло и т.п. Мораль не является правовой категорией. Поэтому аморальность поведения означает нарушение правил поведения, принятых обществом, но не закрепленных нормативно. Аморальность поведения влечет за собой физические или нравственные страдания потерпевшего, причиняемые действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие потерпевшему другие нематериальные блага.

К проявлениям аморального поведения можно отнести обман, предательство, растрату вверенных на сохранение денег, сексуальные домогательства, супружескую измену и др. Однако степень выраженности такого аморального поведения должна обладать достаточным цинизмом и дерзостью, чтобы спровоцировать сильное душевное волнение виновного и вызвать у него решимость совершить преступление <4>.

<4> См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). 2-е изд. / Под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2015. Т. 1.

Соблюдение этих разграничений - одна из гарантий верного применения к виновному уголовной ответственности, квалификации его действий, назначения и индивидуализации наказания и решения многих других вопросов, важных для уголовного права.

Пристатейный библиографический список

  1. Курс уголовного права. Общая часть / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой, И.М. Тяжковой. М., 1999. Т. 2: Учение о наказании.
  2. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный). 13-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт, 2013.
  3. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно-практический (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. С.В. Дьякова, Н.Г. Кадникова. М.: Юриспруденция, 2013.
  4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный): В 2 т. 2-е изд. / Под ред. А.В. Бриллиантова. М.: Проспект, 2015. Т. 1.