Мудрый Юрист

Вопросы квалификации незаконного экспорта из Российской Федерации контролируемых товаров и технологий *

<*> Определение контролируемых товаров и технологий введено в легальный оборот Федеральным законом от 18 июля 1999 г. N 188-ФЗ "Об экспортном контроле". Между тем действие ст. 189 УК РФ распространяется только на сырье, материалы, оборудование, технологии, научно-техническую информацию, работы, услуги, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники и в отношении которых установлен экспортный контроль. Поэтому в настоящей статье под контролируемыми товарами и технологиями будут пониматься именно те предметы, которые перечислены в диспозиции ст. 189 УК РФ.

Ульянова Вера Владимировна - кандидат юридических наук, доцент кафедры криминологии и уголовного права Новосибирского государственного университета экономики и управления "НИНХ".

Статья посвящена исследованию проблем квалификации преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, связанных с необходимостью его отграничения от контрабанды по ст. 226.1 УК РФ со смежным предметом. В работе автор приходит к выводу, что содержащаяся в диспозиции ст. 189 УК РФ формулировка "(при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 226.1 и 275 настоящего Кодекса)" исключает возможность идеальной совокупности незаконного экспорта из Российской Федерации материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки и в отношении которых установлен экспортный контроль (ст. 189 УК РФ), и контрабанды данных предметов (ст. 226.1 УК РФ), а проблема разграничения названных составов преступлений должна разрешаться по правилам конкуренции общей и специальной норм. В связи с этим критическому анализу подвергнуты имеющиеся в юридической литературе подходы к разрешению конкуренции указанных уголовно-правовых норм. Приведены примеры из судебной практики, иллюстрирующие сложности, связанные с применением ст. 189 УК РФ. Сформулирована авторская точка зрения по вопросу квалификации действий лица по незаконному экспорту из Российской Федерации материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки и в отношении которых установлен экспортный контроль.

Ключевые слова: экспортный контроль, незаконный экспорт, незаконная передача, внешнеэкономические операции, квалификация преступлений, конкуренция уголовно-правовых норм, контролируемые товары, контролируемые технологии, контрабанда, таможенный контроль.

Some Issues on Qualifying illegal export of controlled goods and technologies from the Russian Federation

V.V. Ulyanova

Ulyanova Vera Vladimirovna - PhD in Law, Associate Professor, Department of Criminology and Criminal Law, Novosibirsk State University of Economics and Management "Ninja".

The article investigates the problem of the offense under Art. 189 of the Criminal Code connected with the necessity of distinguishing it from smuggling (art. 226.1 of the Criminal Code) related to the subject. In this paper, the author concludes that the information contained in the disposition of Art. 189 of the Criminal Code wording "(in the absence of an offense under articles 226.1 and 275 of this Code)" excludes the possibility of a perfect combination of illegal exports from the Russian Federation, materials and equipment that can be used to create weapons of mass destruction and their means of delivery and for which export control (Art. 189 of the Criminal Code), and the smuggling of data subjects (Art. 226.1 of the Criminal Code), and the problem of differentiation of these offenses should be resolved by the rules of competition, general and special rules. In this regard, available in the legal literature approaches to resolve this competition are subjected to critical analysis. The author provides some examples of judicial practice to illustrate the difficulties associated with the application of Art. 189 of the Criminal Code. The author formulates her point of view on the actions of a person qualifying for the illegal export of Russian materials and equipment which can be used to create weapons of mass destruction and their means of delivery and subject to export control.

Keywords: export controls, illicit export, illegal transfer, foreign trade operations, qualification of crimes, the competition of criminal law, controlled goods, technology controlled, smuggling, customs control.

В связи с тем что неконтролируемое распространение вооружения, военной техники, оружия массового поражения и средств его доставки не только негативно влияет на обеспечение национальных интересов России на мировой арене, но и создает риск их попадания в руки террористов, что, в свою очередь, представляет реальную угрозу миру и безопасности человечества, важное значение приобретает правовое обеспечение борьбы, в том числе с помощью уголовного закона, с незаконным экспортом контролируемых товаров и технологий <1>.

<1> См: Ульянова В.В. Противодействие финансированию терроризма: дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010. С. 104 - 105.

Уголовная ответственность за незаконные экспорт из Российской Федерации или передачу сырья, материалов, оборудования, технологий, научно-технической информации, незаконное выполнение работ (оказание услуг), которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники, предусмотрена ст. 189 УК РФ.

Однако несмотря на то что общественно опасные деяния в области экспортного контроля криминализованы, реального воздействия этот факт на состояние преступности в рассматриваемой сфере не оказывает, а ст. 189 УК РФ практически не работает, так как дважды произведенная (Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ <2> и Федеральным законом от 2 ноября 2013 г. N 320-ФЗ <3>) ее технико-юридическая аранжировка и бланкетный характер породили целый ряд вопросов, связанных с юридическим анализом признаков состава преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ <4>, а также трудноразрешимые коллизии с конкурирующими уголовно-правовыми нормами.

<2> Федеральный закон от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Российская газета. 2011. N 278.
<3> Федеральный закон от 2 ноября 2013 г. N 320-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 2013. N 44. Ст. 5641.
<4> См.: Граве А.В. К вопросу об анализе признаков состава преступления, предусмотренного статьей 189 УК РФ // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2009. N 2. С. 190 - 194; Ульянова В.В. Проблемы уголовно-правового регулирования противодействия незаконному экспорту из Российской Федерации или передачи контролируемых товаров и технологий // Национальная безопасность. 2014. N 6. С. 845 - 855.

Поскольку нормами уголовного закона напрямую установлена невозможность одновременного привлечения одного и того же лица за одно и то же преступление и по ст. 189 УК РФ, и по ст. 226.1 УК РФ, основная проблема квалификации преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ, связана с необходимостью его отграничения от контрабанды по ст. 226.1 УК РФ со смежным предметом.

Статья 226.1 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия, его основных частей (ствола, затвора, барабана, рамки, ствольной коробки), взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей в крупном размере либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации и (или) охраняемым международными договорами Российской Федерации, их частей и производных.

Прежде всего нужно обратить внимание на то, что к объективной стороне контрабанды относятся деяния, связанные с незаконным перемещением предметов через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу РФ с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, включая их ввоз на таможенную территорию Таможенного союза и вывоз за ее пределы. Статья 189 УК РФ предусматривает уголовную ответственность только за незаконный экспорт контролируемых товаров и технологий, под которым понимается их вывоз из Российской Федерации без обязательства об обратном ввозе <5>, а также за незаконные передачу контролируемых товаров и технологий, выполнение работы или оказание услуг, которые могут быть совершены и на территории Российской Федерации. Различаются данные преступления между собой и по предмету. Так, предмет контрабанды значительно шире предмета преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ. В свою очередь, ст. 189 УК РФ предусматривает ответственность за незаконные экспорт из Российской Федерации или передачу сырья, научно-технической информации и технологий, которые могут быть использованы при изготовлении оружия массового поражения, средств его доставки, вооружения и военной техники, и не являются предметом контрабанды по ст. 226.1 УК РФ.

<5> См.: Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ "Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности". Ст. 3 // Собрание законодательства РФ. 2003. N 50. Ст. 4850; 2010. N 50. Ст. 6594; 2011. N 50. Ст. 7351; 2013. N 48. Ст. 6166.

Поэтому сделать однозначный вывод о том, что преступления, предусмотренные ст. 189, 226.1 УК РФ, соотносятся между собой как общая и специальные нормы, лишь на основании характеристики их предмета не представляется возможным. В связи с этим наиболее остро вопрос о разграничении названных преступлений встает в случаях незаконного экспорта из Российской Федерации материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники.

В юридической литературе по вопросу разграничения составов преступлений, предусмотренных ст. 189, 226.1 УК РФ, предлагаются следующие варианты квалификации действий лица: а) только по ст. 189 УК РФ; б) только по ст. 226.1 УК РФ; в) по правилам идеальной совокупности названных выше преступлений.

В частности, по мнению В.И. Михайлова и А.В. Федорова, указанные статьи следует рассматривать как общую и специальную нормы, а незаконное перемещение через таможенную границу материалов и оборудования, в отношении которых установлен экспортный контроль, квалифицировать по ст. 189 УК РФ <6>. Следует отметить, что аналогичная позиция встречается в судебной практике.

<6> См.: Михайлов В.И., Федоров А.В. Ответственность за незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники: научно-практический комментарий к статье 189 УК России // Ученые записки Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. 1998. N 3 (7). С. 397 - 406.

Так, технический директор Лужского абразивного завода Л. и коммерческий директор данного предприятия Б. обвинялись в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 189 УК РФ. В ходе предварительного следствия по данному уголовному делу было установлено, что Лужский абразивный завод заключил с израильской компанией "Plasan Sasa" договор на поставку керамических пластин, используемых в качестве индивидуальной бронезащиты и предназначавшихся для оснащения израильской полицейской автотехники. С этой целью к отправке в Израиль была приготовлена партия минералокерамических пластин в количестве 60 комплектов. Однако на Лужском таможенном посту при оформлении товарно-грузовых документов возникли вопросы о назначении вывозимой продукции, поскольку схема размещения пластин в комплекте была аналогична схеме размещения элементов защиты в бронежилете. На этом основании таможенные органы отказались оформлять товар на экспорт. В целях дальнейшей реализации умысла, направленного на незаконный экспорт данной продукции, Б. удалось достигнуть договоренности с одной из декларантских организаций, что продукция будет отправлена через Шушаровский таможенный пост как "абразивный инструмент". Однако на таможенном посту в пос. Шушары Пушкинского района г. Санкт-Петербурга партия минералокерамических пластин была арестована. Первоначально по данному факту таможенными органами уголовное дело было возбуждено по ч. 3 ст. 188 УК РФ <7>. Однако впоследствии действия указанных лиц были переквалифицированы на ч. 2 ст. 189 УК РФ <8>.

<7> Статья 188 УК РФ утратила силу в связи с принятием Федерального закона от 7 декабря 2011 г. "О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" // Российская газета. 2011. N 278.
<8> Руководителей завода в Ленинградской области осудили за экспорт продукции двойного назначения // URL: http://flb.ru/infoprint/12066.html (дата обращения: 23 апреля 2014 г.).

Как конкуренцию общей и специальной норм составы преступлений, предусмотренных ст. 189 и 226.1 УК РФ, рассматривает Л.В. Иногамова-Хегай, предлагая в качестве способа ее разрешения исключить из ст. 189 УК РФ упоминание о материалах и об оборудовании, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки, чтобы их незаконный экспорт и импорт охватывались только одной нормой о контрабанде <9>. Напротив, И.А. Клепицкий предлагает исключить из статьи о контрабанде упоминание таких предметов, в отношении которых осуществляется экспортный контроль <10>.

<9> См.: Иногамова-Хегай Л.В. Совершенствование уголовно-правовых норм об экономических преступлениях // Уголовное право. 2001. N 1. С. 17 - 22.
<10> См.: Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005. С. 472, 482.

Т.А. Диканова и В.Е. Осипов проблему конкуренции названных уголовно-правовых норм предлагают разрешать ориентируясь на их санкции. Поэтому если перемещение через таможенную границу материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки, осуществляется способами, указанными в статье о контрабанде, то содеянное следует квалифицировать по ч. 2 ст. 188 УК РФ <11>. Однако в связи с тем, что на основании Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ ст. 188 УК РФ утратила силу, а санкция действующей нормы, предусмотренной ч. 1 ст. 226.1 УК РФ, ниже, чем санкция ч. 3 ст. 189 УК РФ, устанавливающей ответственность за незаконный экспорт материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки, аргументация высказанной авторами точки зрения в настоящее время является несостоятельной.

<11> См.: Диканов Т.А., Осипов В.Е. Борьба с таможенными преступлениями и отмыванием "грязных" денег. М.: Закон и право, 2000. С. 148 - 149.

В свою очередь, Л.Ф. Рогатых предлагает разграничение преступлений, предусмотренных ст. 189, 226.1 УК РФ, производить по их объектам и объективной стороне. Так, при контрабанде нарушаются правила перемещения товаров через таможенную границу и эти действия могут быть совершены только на таможенной границе, а при экспорте имеет место нарушение специальных правил. Поэтому если незаконный экспорт перечисленных в диспозиции ст. 189 УК РФ предметов осуществляется через таможенную границу с нарушением правил перемещения, предусмотренных в статье о контрабанде, то имеет место совокупность вышеназванных преступлений <12>. Если нарушаются правила экспорта предметов, в отношении которых установлен специальный экспортный контроль, но само перемещение через таможенную границу происходит с соблюдением соответствующих правил, содеянное квалифицируется лишь по ст. 189 УК РФ <13>.

<12> См.: Рогатых Л.Ф. Уголовно наказуемая контрабанда. СПб.: Изд-во С.-Петербургского юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2005. С. 124 - 126.
<13> См.: Граве А.В. Некоторые особенности криминалистической характеристики преступления по статье 189 УК РФ // Пробелы в российском законодательстве. 2009. N 3. С. 177 - 180.

Однако, по нашему мнению, содержащаяся в диспозиции ст. 189 УК РФ формулировка "(при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 226.1 и 275 настоящего Кодекса)" исключает возможность идеальной совокупности незаконного экспорта из Российской Федерации материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки и в отношении которых установлен экспортный контроль (ст. 189 УК РФ), и контрабанды данных предметов (ст. 226.1 УК РФ), а проблема разграничения названных составов преступлений между собой должна разрешаться по правилам конкуренции общей и специальной норм.

В соответствии с теорией уголовного права этот вид конкуренции характерен тем, что одна норма (общая) предусматривает определенный круг деяний, а вторая (специальная) - частные случаи из этого круга. При этом указанное в первой норме преступление может совершаться различными способами либо при наличии обстоятельств, повышающих или понижающих степень общественной опасности деяния, что позволяет выделить из общей нормы одну или несколько специальных, в которых сохраняются основные признаки общей нормы, но появляются сугубо специфические признаки <14>.

<14> См.: Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступления. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. С. 220 - 225; Семернева Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): науч.-практ. пособие. Екатеринбург, 2008. С. 147.

Следует отметить, что до внесения изменений в УК РФ на основании Федерального закона от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в случаях незаконного экспорта контролируемых товаров и технологий контрабандными способами так и получалось, поскольку ст. 188 УК РФ предусматривала ответственность за перемещение через таможенную границу Российской Федерации материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу, если это деяние совершено помимо или с сокрытием от таможенного контроля либо с обманным использованием документов или средств таможенной идентификации либо сопряжено с недекларированием или недостоверным декларированием. Кроме того, ст. 188 и 189 располагались в одной главе Особенной части УК РФ, а следовательно, предусмотренные ими составы преступлений имели одинаковый видовой объект - общественные отношения в сфере осуществления экономической деятельности. Проводя разграничение указанных преступлений, ранее также принималось во внимание то, что субъект преступления по ст. 189 УК РФ был специальный <15>, тогда как контрабанда могла быть совершена любым лицом.

<15> На основании Федерального закона от 7 ноября 2011 г. N 320-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в ст. 189 УК РФ были внесены изменения, в соответствии с которыми субъектом данного преступления стало признаваться любое лицо.

В силу действующих положений уголовного законодательства вышеуказанные критерии, по которым возможно было проводить разграничение рассматриваемых преступлений, уже не применяются. Во-первых, ст. 226.1 была включена в главу 22 Особенной части УК РФ, соответственно, преступления, предусмотренные ст. 189, 226.1 УК РФ, стали различаться по своим видовым объектам. Во-вторых, при описании предмета контрабанды в ст. 226.1 УК РФ применительно к материалам и оборудованию, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, законодатель опустил их такой признак, как "в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу Российской Федерации", ранее содержавшийся в ст. 188 УК РФ, что позволило говорить о разности предметов данных преступлений. Наконец, объективная сторона контрабанды по ст. 226.1 УК РФ в качестве обязательного признака предусматривает только деяние в виде незаконного перемещения, тогда как ранее действовавшая норма ст. 188 УК РФ - еще и способы такого перемещения. Единственное, что оставил законодатель и что наталкивает нас на мысль, что ст. 189 и 226.1 УК РФ соотносятся между собой как общая и специальные нормы - это сохраненная в диспозиции ст. 189 УК РФ (с учетом внесенных в нее изменений) формулировка, взаимоисключающая их одновременное применение.

С учетом изложенного возникает вопрос о том, какая из рассматриваемых норм является общей, а какая специальной. Думается, что для решения данного вопроса нам потребуется обратиться к положениям бланкетного законодательства.

Так, в соответствии со ст. 7 Федерального закона "Об экспортном контроле" контроль за внешнеэкономической деятельностью в отношении товаров и технологий, подлежащих экспортному контролю, в том числе включает таможенный контроль и совершение таможенных операций, связанных с помещением под таможенную процедуру данных товаров и технологий в случаях их вывоза из Российской Федерации, которые осуществляются в соответствии с таможенным законодательством Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС и (или) законодательством Российской Федерации о таможенном деле. При этом в силу ст. 30 Федерального закона "Об экспортном контроле" нарушения таможенного законодательства при экспорте таких товаров и технологий не рассматриваются как нарушения законодательства об экспортном контроле, то есть не образуют незаконного экспорта в смысле данного нормативного правового акта. Следовательно, нарушения процедур таможенного оформления при вывозе из Российской Федерации материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники и в отношении которых предусмотрен экспортный контроль, должны рассматриваться как нарушения таможенного законодательства.

Основными источниками таможенного законодательства Российской Федерации как государства - члена Таможенного союза являются Таможенный кодекс Таможенного союза <16> и Федеральный закон от 27 ноября 2010 г. N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" <17>.

<16> Таможенный кодекс Таможенного союза (Приложение к Договору о Таможенном кодексе Таможенного союза, принятому Решением Межгосударственного совета Евразийского экономического сообщества от 27 ноября 2009 г. N 17) // Собрание законодательства РФ. 2010. N 50. Ст. 6615.
<17> Федеральный закон от 27 ноября 2010 г. N 311-ФЗ "О таможенном регулировании в Российской Федерации" // Российская газета. 2010. N 269.

Поскольку, исходя из диспозиции ст. 226.1 УК РФ, контрабандой признается "незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами - членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС" предметов, которые обозначены в ней, а УК РФ не содержит определения понятия "незаконное перемещение", то для уяснения их содержания необходимо обратиться к положениям таможенного законодательства.

Согласно пп. 19 п. 1 ст. 4 Таможенного кодекса Таможенного союза под "незаконным перемещением товаров через таможенную границу" понимается их перемещение вне установленных мест или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, либо с сокрытием от таможенного контроля, либо с недостоверным декларированием или недекларированием товаров, либо с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах, и (или) с использованием поддельных либо относящихся к другим товарам средств идентификации, равно как и покушение на такое перемещение.

Таким образом, норма ст. 189 УК РФ является общей по отношению к ст. 226.1 УК РФ, поскольку предусматривает уголовную ответственность в целом за нарушение процедур экспортного контроля в отношении материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, тогда как норма ст. 226.1 УК РФ устанавливает ответственность за частные случаи их нарушения, связанные с несоблюдением таможенного контроля и таможенных процедур в отношении данных материалов и оборудования.

Следовательно, при перемещении через таможенную границу контролируемых товаров и технологий без соответствующих разрешительных документов, в случае если оно связано с сокрытием их от таможенного контроля, либо с недостоверным декларированием или недекларированием товаров, либо с использованием документов, содержащих недостоверные сведения о товарах, и (или) с использованием поддельных либо относящихся к другим товарам средств идентификации, либо если такое перемещение производится вне установленных мест или в неустановленное время работы таможенных органов в этих местах, действия лица следует квалифицировать по ст. 226.1 УК РФ. Если же перемещение через таможенную границу контролируемых товаров и технологий осуществляется при наличии разрешительных документов, выданных участнику внешнеэкономической деятельности, но на основании недостоверно предоставленной им информации (например, поддельного письменного обязательства иностранного лица о том, что указанные товары и технологии не будут использоваться в целях создания оружия массового поражения и средств его доставки), то такие действия образуют состав преступления, предусмотренного ст. 189 УК РФ.

Так, Л., являясь генеральным директором ЗАО "С", подписал с иностранной организацией контракт, в рамках которого получил заказы на экспорт из Российской Федерации 10 комплектов портативных детекторов взрывчатых веществ и программного обеспечения на 10 компакт-дисках, которые заведомо для него могут быть использованы при создании вооружения и военной техники и соответствуют п. 1.1.4.4 и 1.4.3 утвержденного Указом Президента РФ от 17 декабря 2011 г. N 1661 Списка товаров и технологий двойного назначения, которые могут быть использованы при создании вооружений и военной техники и в отношении которых осуществляется экспортный контроль. Далее в нарушение требований ст. 19 Федерального закона "Об экспортном контроле", не получив соответствующей лицензии ФСТЭК РФ на экспорт указанного оборудования и программного обеспечения, поручил сотрудникам ЗАО "С" подготовить их к незаконному экспорту из Российской Федерации в адрес иностранной организации. После необходимого таможенного оформления данного оборудования и программного обеспечения, воспользовавшись отсутствием надлежащего контроля со стороны сотрудников Бердского таможенного поста Новосибирской таможни, Л. беспрепятственно получил разрешение на выпуск из Российской Федерации этого оборудования и программного обеспечения и незаконно экспортировал их из Российской Федерации. Приговором мирового судьи второго судебного участка Советского района г. Новосибирска от 17 апреля 2014 г. Л. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 189 УК РФ <18>.

<18> Приговор мирового судьи второго судебного участка Советского района г. Новосибирска от 17 апреля 2014 г. по делу N 1-7/14 // Архив Советского района г. Новосибирска.

Следует отметить, что идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ст. 189 и 226.1 УК РФ, в целом возможна в случаях фактического несовпадения их предметов.

Примером вменения идеальной совокупности названных статей может служить приговор Лефортовского районного суда г. Москвы от 3 декабря 2007 г. в отношении генерального директора ЗАО "Компания "ЦНИИМАШ-Экспорт" Р. На основании данного приговора Р. был признан виновным в том, что он совершил незаконный экспорт технологий, научно-технической информации, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения и средств его доставки, вооружения и военной техники и в отношении которых установлен экспортный контроль, а также контрабанду, то есть перемещение в крупном размере через таможенную границу материалов, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, в отношении которых установлены специальные правила перемещения через таможенную границу, с сокрытием от таможенного контроля, сопряженного с недекларированием. Вывод суда о необходимости квалификации действий Р. по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 33 и ч. 4 ст. 188 УК РФ и ч. 3 ст. 189 УК РФ, обусловлен тем, что предметом заключенного им с иностранной организацией (Китай) контракта было выполнение работ, результатом которых являлась контролируемые технология и научно-техническая информация, передаваемые китайской стороне. Передача указанных технологии и научно-технической информации иностранному контрагенту осуществлялась в форме подготовленных научно-технических отчетов и справок по международной почте без получения Р. разовых экспортных лицензий. Поскольку фактическому вывозу из Российской Федерации подлежала не сама технология и научно-техническая информация, а ее материальные носители, причем их пересылка осуществлялась без надлежащего декларирования, суд посчитал, что в действиях Р. также усматриваются признаки контрабанды <19>.

<19> См.: Приговор Лефортовского районного суда г. Москвы от 3 декабря 2007 г. по делу N 1-223/2007 // Архив Лефортовского районного суда г. Москвы.

Библиография

  1. Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб.: Юрид. центр-Пресс, 2007. 765 с.
  2. Граве А.В. К вопросу об анализе признаков состава преступления, предусмотренного статьей 189 УК РФ // "Черные дыры" в российском законодательстве. 2009. N 2. С. 190 - 194.
  3. Граве А.В. Некоторые особенности криминалистической характеристики преступления по статье 189 УК РФ // Пробелы в российском законодательстве. 2009. N 3. С. 177 - 180.
  4. Диканов Т.А., Осипов В.Е. Борьба с таможенными преступлениями и отмыванием "грязных" денег. М.: Закон и право, 2000. 310 с.
  5. Иногамова-Хегай Л.В. Совершенствование уголовно-правовых норм об экономических преступлениях // Уголовное право. 2001. N 1. С. 17 - 22.
  6. Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М.: Статут, 2005. 572 с.
  7. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступления. 2-е изд., перераб. и доп. М., 2004. 304 с.
  8. Михайлов В.И., Федоров А.В. Ответственность за незаконный экспорт технологий, научно-технической информации и услуг, используемых при создании оружия массового поражения, вооружения и военной техники: научно-практический комментарий к статье 189 УК России // Ученые записки Санкт-Петербургского имени В.Б. Бобкова филиала Российской таможенной академии. 1998. N 3 (7). С. 397 - 406.
  9. Михайлов В.И., Федоров А.В. Таможенные преступления. Уголовно-правовой анализ и общие вопросы оперативно-розыскной деятельности. СПб.: Юрид. центр-Пресс, 1999. 336 с.
  10. Рогатых Л.Ф. Уголовно наказуемая контрабанда. СПб.: Изд-во С.-Петербургского юрид. ин-та Генеральной прокуратуры РФ, 2005. 140 с.

КонсультантПлюс: примечание.

Научно-практическое пособие Н.К. Семерневой "Квалификация преступлений (части Общая и Особенная)" включено в информационный банк согласно публикации - Проспект, Уральская государственная юридическая академия, 2010.

  1. Семернева Н.К. Квалификация преступлений (части Общая и Особенная): науч.-практ. пособие. Екатеринбург: Издательский дом УрГЮА, 2008. 292 с.
  2. Тюнин В.И. Преступления в сфере экономической деятельности: учеб.-практ. пособие. М.: Юрлитинформ, 2012. 567 с.
  3. Ульянова В.В. Проблемы уголовно-правового регулирования противодействия незаконному экспорту из Российской Федерации или передачи контролируемых товаров и технологий // Национальная безопасность / nota bene. 2014. N 6. С. 845 - 855.
  4. Ульянова В.В. Противодействие финансированию терроризма: дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2010. 184 с.

References (transliteration)

  1. Volzhenkin B.V. Prestuplenija v sfere jekonomicheskoj dejatel'nosti po ugolovnomu pravu Rossii. SPb.: Jurid. centr-Press, 2007. 765 s.
  2. Grave A.V. K voprosu ob analize priznakov sostava prestuplenija, predusmotrennogo stat'ej 189 UK RF // "Chernye dyry" v rossijskom zakonodatel'stve. 2009. N 2. S. 190 - 194.
  3. Grave A.V. Nekotorye osobennosti kriminalisticheskoj harakteristiki prestuplenija po stat'e 189 UK RF // Probely v rossijskom zakonodatel'stve. 2009. N 3. S. 177 - 180.
  4. Dikanov T.A., Osipov V.E. Bor'ba s tamozhennymi prestuplenijami i otmyvaniem "grjaznyh" deneg. M.: Zakon i pravo, 2000. 310 s.
  5. Inogamova-Hegaj L.V. Sovershenstvovanie ugolovno-pravovyh norm ob jekonomicheskih prestuplenijah // Ugolovnoe pravo. 2001. N 1. S. 17 - 22.
  6. Klepickij I.A. Sistema hozjajstvennyh prestuplenij. M.: Statut, 2005. 572 s.
  7. Kudrjavcev V.N. Obshhaja teorija kvalifikacii prestuplenija. 2-e izd., pererab. i dop. M., 2004. 304 s.
  8. Mihajlov V.I., Fedorov A.V. Otvetstvennost' za nezakonnyj jeksport tehnologij, nauchno-tehnicheskoj informacii i uslug, ispol'zuemyh pri sozdanii oruzhija massovogo porazhenija, vooruzhenija i voennoj tehniki: nauchno-prakticheskij kommentarij k stat'e 189 UK Rossii // Uchenye zapiski Sankt-Peterburgskogo imeni V.B. Bobkova filiala Rossijskoj tamozhennoj akademii. 1998. N 3 (7). S. 397 - 406.
  9. Mihajlov V.I., Fedorov A.V. Tamozhennye prestuplenija. Ugolovno-pravovoj analiz i obshhie voprosy operativno-rozysknoj dejatel'nosti. SPb.: Jurid. centr-Press, 1999. 336 s.
  10. Rogatyh L.F. Ugolovno nakazuemaja kontrabanda. SPb.: Izd-vo S.-Peterburgskogo jurid. in-ta General'noj prokuratury RF, 2005. 140 s.
  11. Semerneva N.K. Kvalifikacija prestuplenij (chasti Obshhaja i Osobennaja): nauch.-prakt. posobie. Ekaterinburg: Izdatel'skij dom UrGJuA, 2008. 292 s.
  12. Tjunin V.I. Prestuplenija v sfere jekonomicheskoj dejatel'nosti: ucheb.-prakt. posobie. M.: Jurlitinform, 2012. 567 s.
  13. Ul'janova V.V. Problemy ugolovno-pravovogo regulirovanija protivodejstvija nezakonnomu jeksportu iz Rossijskoj Federacii ili peredachi kontroliruemyh tovarov i tehnologij // Nacional'naja bezopasnost' / nota bene. 2014. N 6. S. 845 - 855.
  14. Ul'janova V.V. Protivodejstvie finansirovaniju terrorizma: dis. ... kand. jurid. nauk. Ekaterinburg, 2010. 184 s.