Мудрый Юрист

Концепция хозяйской власти в отечественной школе трудового права

Шукаева Елена Сергеевна - кандидат исторических наук, доцент, начальник кафедры гражданского и трудового права ФКОУ ВПО Воронежского института ФСИН России, подполковник внутренней службы.

В настоящей статье рассматривается понятие хозяйской власти в его исторической эволюции, исследуются позиции дореволюционных и современных ученых по поводу существа и содержания хозяйской власти. В науке трудового права категория хозяйской власти является одной из ключевых для отрасли, предопределяющей понимание ее основных принципов и направлений развития. Автор анализирует предпосылки возникновения хозяйской власти: государственно-властную, экономическую и юридическую. В отечественной правовой науке достаточно разнообразны дефиниции хозяйской власти как правового феномена. В Трудовом кодексе РФ термин "хозяйская власть" заменен на термин "работодательская власть". Разграничение данных терминов носит скорее лингвистическое и психологическое основание, нежели правовое. Хозяйская власть возникает на основании трудового договора и прекращается одновременно с ним, поскольку именно трудовой договор порождает трудовые отношения.

В статье выделены и проанализированы три группы полномочий, составляющих содержание хозяйской власти: право давать распоряжения работнику относительно осуществления им трудовой функции; право воздействия на работника для поддержания внутреннего порядка в организации; право локального нормотворчества. Зависимое положение работника обусловливает необходимость законодательного установления пределов осуществления хозяйской власти, в качестве которых в действующем Трудовом кодексе РФ выступают, в частности, ст. 60, 72, 72.2, 79, 81, 83, 193, 241 и др.

Ключевые слова: хозяйская власть, работодатель, нормативная власть, дисциплинарная власть, диспозитивная власть, локальное нормотворчество, работник, экономическая зависимость, работодательская власть, дисциплина труда.

The concept of owner's authority in Labour Law

E.S. Shukaeva

Shukaeva Elena Sergeevna - PhD in History, professor, head of the department of civil and labor law, Voronezh Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia, lieutenant colonel of internal service

This article deals with the concept of owner's authority in its historical evolution, examines the position of the prerevolutionary and contemporary scholars regarding the substance and content of the owner's authority. From scientific point of view the concept of owner's authority is one of the key points in Labour Law, predetermining the understanding of its basic principles and the course of its development. The author analyzes the preconditions of the owner's authority: state-owned, economic and legal. In national legal science definitions of the owner's authority as a legal phenomenon are quite varied. The Labour Code of the Russian Federation, the term "owner's authority" is replaced by the term "employers' authority". The distinction between these terms is more of a linguistic and psychological basis than legal. Owner's authority arises on the basis of an employment contract and ends with its termination, as it is employment contract which generates employment relationship.

The article identifies and analyzes three groups of powers, constituting the content of the owner's authority: the right to give instructions to the employee regarding the exercise of labor functions; right of influencing workers to maintain internal order within the organization; right to local rule-making. The dependent position of an employee necessitates legislation setting limits of the owner's authority, as that in the Labour Code of the Russian Federation act, in particular, Art. 60, 72, 72.2, 79, 81, 83, 193, 241 and others.

Keywords: authorities, employers, regulatory authorities, disciplinary power, discretionary authority, local rule-making, employee, economic dependence, employers' power, labor discipline.

Проблема восприятия феномена хозяйской власти занимает особое место в доктрине отечественного трудового права. Не случайно интерес к данному понятию как одному из краеугольных камней трудового права был проявлен родоначальником школы русских "трудовиков" Л.С. Талем в его знаменитой работе "Очерки промышленного рабочего права" <1>.

<1> Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. 2-е изд., доп. М.: Моск. науч. изд-во, 1918. 225 с.

Сам процесс становления трудового (промышленного) права Л.С. Таль связывает с историей развития мировой цивилизации, постепенным сокращением полномочий полицейского государства, параллельным возникновением новых субстратов социально-экономических отношений. Появление трудового (промышленного) права как отрасли, регулирующей взаимоотношения работника и работодателя, по мнению ученого, приходится на эпоху раннего капитализма, но и тогда промышленное право носило исключительно, по его мнению, публично-правовой характер, являясь отраслью административного права. Изменение правового мейнстрима, в трактовке Л.С. Таля, - это следствие свободомыслия эпохи Просвещения, создавшей фундамент для появления целого ряда гражданских кодексов, пропитанных духом свободы. Ограничение договорной свободы допускалось лишь в целях поддержки дисциплины труда и порядка.

Формирование понятия хозяйской власти и коррекция его содержания неразрывно связаны с эволюцией отечественной школы трудового права в целом. Будучи фактически мертвой в период существования СССР, эта правовая категория в последние годы вновь привлекла внимание исследователей.

В современной науке трудового права господствующим является мнение, в соответствии с которым основоположником теоретического осмысления хозяйской власти является Л.С. Таль. Действительно, предметом масштабных исследований Л.С. Таля было не только понятие хозяйской власти, но и составляющие ее полномочия, источники ее происхождения, пределы осуществления, вопросы допустимости и целесообразности государственного контроля за реализацией хозяйской власти и т.д. Однако ранее носивший характер аксиомы факт старшинства Л.С. Таля в постановке проблемы хозяйской власти был оспорен ученым В.И. Кривым. По его мнению, пальма первенства в появлении монографических исследований хозяйской власти принадлежит В.Г. Яроцкому <2>. В научном сообществе данная гипотеза пока не нашла широкого обсуждения, однако, по нашему мнению, она, безусловно, заслуживает внимания. В своей работе "Экономическая ответственность предпринимателей" В.Г. Яроцкий действительно обращал внимание на то, что право работодателя определять обстановку, условия, продолжительность работы предопределяет его господство над личностью работника, и прямо поставил вопрос о законодательной защите интересов рабочих от неограниченного хозяйского господства <3>. Данное исследование было опубликовано в конце XIX в., в то время как работы Л.С. Таля относятся к 1908 - 1918 гг. Следует признать, что позиция В.И. Кривого имеет под собой основания, однако нельзя отрицать, что в отличие от В.Г. Яроцкого, лишь обозначившего проблему, Л.С. Таль разработал полноценную теорию хозяйской власти. Многие современные исследования базируются на предложенном Л.С. Талем понимании хозяйской власти как института частного права, который характеризует правовое положение хозяина, "занимаемое им как главою предприятия к остальным лицам, входящим в состав данной социальной категории" <4>.

<2> Кривой В.И. Историография трудового права Российской империи: концептуальные выводы о первенстве личности и событий // Российский ежегодник трудового права. 2012. N 8 / под ред. д-ра юрид. наук Е.Б. Хохлова. СПб., 2013. С. 206 - 214.
<3> Яроцкий В.Г. Экономическая ответственность предпринимателей. СПб., 1887. Ч. 1. С. 322 - 326.
<4> Таль Л.С. Указ. соч. С. 30.

Безусловно, дореволюционная юридическая наука не создала категорию хозяйской власти, а лишь выделила и поименовала особый вид сложившихся в обществе отношений. Зарождение хозяйской власти как общественного явления произошло гораздо раньше - в петровскую эпоху, с которой связано придание предпринимателю статуса хозяина предприятия. Как отмечает Л.С. Таль, несколько запоздалое формирование в России отношений, основанных на хозяйской власти, - это результат своеобразия национального экономического развития, специфики менталитета российского предпринимателя, долгое время уклонявшегося от непосредственного управления предприятием <5>. Представляется, что исследователь несколько гипертрофирует субъективный фактор. Более вероятно, что причиной задержки развития хозяйской власти как общественного явления является совокупность факторов экономического и политического характера, среди которых особое место принадлежит своеобразию экономического развития страны, сравнительно малым объемам производств, а также соображениям фискального характера, заставлявшим представителей русского третьего элемента уходить в тень из-за постоянного диктата полицейского государства.

<5> Таль Л.С. Указ. соч. С. 5 - 12.

Несмотря на то что к началу XX в. в России хозяйская власть окончательно оформилась как общественное явление и была зафиксирована в качестве научной категории, данное понятие не получило емкого нормативно-правового описания. В юридических новеллах конца XIX в. допускались, в частности, такие сентенции: "...хозяин с нанявшимися должен обходиться справедливо и кротко, требовать от них токмо работы, условленной по договору, или той, для которой наем учинен, и содержать исправно" <6>. Как отмечает Е.Б. Хохлов, тот факт, что законодательство Российской империи долгое время не устанавливало ни пределов хозяйской власти, ни связанных с ней обязанностей, ни последствий их нарушения, обусловлен господством идеологии либерального капитализма и ее основного принципа - минимального вмешательства государства в общественные отношения <7>. Большой шаг к введению хозяйской власти как правовой категории в орбиту нормативно-правового регулирования был сделан в вошедшем в 1913 г. в Свод законов Российской империи Уставе о промышленном труде, разработчиками которого была предпринята попытка очертить пределы хозяйской власти работодателя. И.Я. Войтинский связывает с данным уставом начало формирования в империи категории хозяйской власти работодателя как власти, санкционированной "объективным правопорядком социальной функции" и передаваемой главе предприятия не только с учетом его личных интересов, но и во многом для осуществления народно-хозяйственных задач <8>.

<6> Таль Л.С. Указ. соч. С. 27.
<7> Хохлов Е.Б. История труда и трудовое право: в 3 т. Т. 1. История труда в контексте хозяйственных, политических и ментальных систем / под ред. И.Ю. Козлихина. СПб.: Изд. дом С.-Петерб. гос. ун-та, 2013. С. 27.
<8> Войтинский И.С. Трудовое право СССР. М.; Л., 1925. С. 31; Тихомирова Е.А. К вопросу о понимании власти работодателя // Российский ежегодник трудового права. 2012. N 8. С. 98 - 99.

Таким образом, дореволюционный период связан с формированием хозяйской власти как вида общественных отношений, субъектами которого являются работодатель-хозяин и работник (петровская эпоха), с выработкой теоретической конструкции хозяйской власти в науке трудового права (кон. XIX - нач. XX в.), а равно с попыткой законодательного установления ее пределов. В то же время само по себе понятие хозяйской власти осталось за пределами нормативно-правового регулирования.

События 1917 г. привели к коренным изменениям не только в политике, экономике, но и в законодательстве. Пересмотру подверглись также дореволюционные правовые теории и принципы, в том числе категория хозяйской власти. В советской юридической доктрине о хозяйской власти в том понимании, которое вкладывал в него Л.С. Таль, говорилось преимущественно как о классово чуждом, буржуазном явлении. Как отмечает Е.А. Тихомирова, после Октябрьского переворота работодательская власть (этот термин заменил собой термин "власть хозяйская" в результате отделения трудового права от гражданского) не была полностью уничтожена, а перешла в руки администраций предприятий, по факту занимающихся руководством. В то же время, поскольку частноправовые соглашения были вытеснены из всех областей хозяйственного права, источником такой власти становится уже не экономическая несамостоятельность работника, а установленная законом обязательность труда.

Несмотря на критику концепции хозяйской власти, отношения власти - подчинения между работником и работодателем объективно продолжали существовать, однако для их описания учеными использовался иной, соответствующий политическим условиям категориальный аппарат. Так, Л.Я. Гинцбург <9> в качестве форм проявления авторитарной власти руководителя трудового процесса указывал те же группы полномочий, что и Л.С. Таль при описании содержания хозяйской власти. Аналогичные формы власти работодателя выделяет И.Я. Киселев, анализируя трудовое право фашистских Германии и Италии. Ученый также обращает внимание на то, что перед итальянским работодателем была поставлена задача нести ответственность перед государством за управление производством <10>. Е.А. Тихомирова отмечает, что в советский период не существовало власти работодателя как самостоятельного явления, но в то же время различались функции государственной и административной властей в управлении экономикой. Если первая была нацелена исключительно на общие командно-организационные задачи, то вторая основывалась исключительно на решении производственных задач и осуществлении контроля над самим процессом труда <11>.

<9> Гинцбург Л.Я. Социалистическое трудовое правоотношение. М., 1977.
<10> Киселев И.Я. Трудовое право в тоталитарном обществе (из истории права XX века) / РАН. ИНИОН. Отд. правоведения; отв. ред. Е.В. Клинова. М., 2003. С. 68.
<11> Тихомирова Е.А. Указ. соч. С. 99 - 104.

Существовавший в СССР социалистический способ производства предполагал, как правило, единственного работодателя (нанимателя) - государственные предприятия, организации, действовавшие на базе государственной или, как ее называли позднее, "общенародной" собственности <12>. В этой связи власть администрации предприятия или учреждения являлась производной от власти государственной. Так, в литературе советского периода обращалось внимание на государственную природу локального нормотворчества <13>.

<12> Лушников А.М., Лушникова М.В. Курс трудового права: учебник: в 2 т. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2009. Т. 1. С. 97.
<13> Кондратьев Р.И. Локальные нормы и материальное стимулирование работников. Львов: Изд-во Львов. гос. ун-та, 1973. С. 9.

Однако в полной мере свое второе рождение концепция хозяйской власти получила после перехода России к новой общественно-экономической формации. Пришедшая на смену социалистическому хозяйствованию рыночная экономика, формирование класса собственников средств производства, отмена принудительного труда и объявление его свободы актуализировали идеи дореволюционной науки промышленного права. В современной отечественной правовой науке достаточно разнообразны дефиниции хозяйской власти как правового феномена.

С точки зрения Ю.В. Пенова, хозяйская власть работодателя - "это не что иное, как совокупность прав работодателя и коррелирующих им обязанностей работника, которая распространяется на конкретного работника в результате заключения с ним трудового договора" <14>.

<14> Пенов Ю.В. Управление трудом в условиях многоукладной экономики: Правовые проблемы: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2003. С. 12.

Развивают концепцию Л.С. Таля современные исследователи трудовых отношений Е.Б. Хохлов и С.П. Басалаева. Их внимание обращено на то обстоятельство, что законодатель, признавая хозяйскую власть "неотъемлемой частью существования организации, санкционирует ее и создает ей правовое обеспечение" как непосредственно, устанавливая соответствующие нормы, так и опосредованно, давая право на осуществление локального нормотворчества <15>.

<15> Курс российского трудового права. Т. 3. Трудовой договор / науч. ред. тома Е.Б. Хохлов. СПб.: Изд-во Р. Асланова "Юрид. центр-Пресс", 2007. С. 93.

В трактовке М.В. Лушниковой и А.М. Лушникова термин "хозяйская власть" был актуален для начала XX в., когда дефиниция "хозяин" была определением работодателя. В современном трудовом праве ученым представляется более обоснованным использование термина "работодательская власть" <16>.

<16> Лушников А.М., Лушникова М.В. Указ. соч. С. 834.

Анализируя точку зрения М.В. Лушниковой и А.М. Лушникова, стоит отметить, что обе дефиниции - "хозяйская власть" и "работодательская власть" - достаточно четко связаны с предложенным Л.С. Талем определением природы хозяйской власти:

  1. юридическая сила хозяйской власти основана на том, что индивиды на это согласились;
  2. ограничение сферы действия хозяйской власти как категории объективного права обусловлено пределами определенного социального соединения, явившимися следствием особых правотворческих сил, не соответствующих общему правопорядку;
  3. хозяйская власть не исчерпывается правами работодателя как договорной стороны, а является правовым положением, занимаемым хозяином как главой предприятия. Хозяйская власть имеет не только этическое, но и юридическое значение, являясь совокупностью обстоятельств, вытекающих как из объективного правопорядка, так и из хозяйской автономии, следствия внутренней организации предприятия <17>.
<17> Таль Л.С. Указ. соч. С. 18 - 22, 28 - 29.

Действующий Трудовой кодекс РФ не оперирует терминами "хозяйская власть", "хозяин" и т.п., а называет в качестве субъекта трудового правоотношения, противостоящего работнику, именно работодателя. Современные правовые интерпретации гораздо более детально, чем дореволюционное законодательство, очерчивают пределы власти работодателя (например, в ст. 22 ТК РФ установлены права и обязанности работодателя). В то же время в современных правовых актах изменилась лишь юридическая техника в сторону лапидарности текста без изменения сути содержимого, и поэтому, на наш взгляд, дефиниция "работодательская власть" абсолютно соответствует по содержанию термину "хозяйская власть".

В современной науке пересмотру подверглось функциональное деление хозяйской власти, предложенное Л.С. Талем. Рассматривая хозяйскую власть как функцию, исполняемую ради определенных народно-хозяйственных целей, Л.С. Таль разделял эту функцию на диспозитивные, дисциплинарные и нормативные полномочия <18>. Сущностью диспозитивных функций хозяйской власти является восполнение и конкретизация содержания трудового договора. Дисциплинарная власть - это часть или элемент правовой организации или суть внутреннего правопорядка, союза или соединения. Справедливо, что дисциплинарная власть аналогична карательному праву. В ней присутствует элемент воздействия. Она автономна и существует "для поддержания внутреннего порядка, для его беспрепятственного функционирования". В отношении нормативной функции Л.С. Таль отмечает, что, "издавая правила внутреннего распорядка", хозяин "не исполняет уступленной ему государством компетенции, а лишь осуществляет присущую предприятию как организованному социальному образованию способность создавать необходимый ему порядок" <19>.

<18> Таль Л.С. Указ. соч. С. 28.
<19> Указ. соч С. 31 - 33, 38.

Поддерживая классификацию, предложенную Л.С. Талем, Е.Б. Хохлов наполняет ее по-новому звучащим содержанием. Так, диспозитивная власть в его трактовке - это возможность в рамках должностной инструкции давать распоряжения работнику на ограничение его трудовой функции (ст. 60, 72 ТК РФ), за исключением экстраординарных случаев (ст. 72.2). Нормативная власть, по мнению ученого, воплощена законодателем в предоставлении возможности работодателю определять в соответствующих локальных актах порядок работы в организациях (ст. 190), нормы труда (ст. 162), порядок предоставления отпусков (ст. 123), график сменности (ст. 103), систему оплаты труда (ст. 135), правила работы в ночное время (ст. 96), устанавливать возможность изменения условий труда (ст. 74), максимальной продолжительности рабочего дня (ст. 91, 92, 94), ограничения привлечения к сверхурочным работам (ст. 99), минимальную продолжительность времени отдыха (ст. 108, 110), минимальный размер оплаты труда (ст. 133), ограничения размера удержаний из заработной платы (ст. 138), регламентировать оплату труда в особых условиях (ст. 146, 158), гарантии и компенсации (разд. VII ТК РФ), охрану труда (разд. X ТК РФ). Проявлением дисциплинарной власти является возможность применения мер поощрения (ст. 191 ТК РФ), дисциплинарных взысканий (ст. 192), самостоятельное возложение материальной ответственности (ст. 248). Отмечено, что у работодателя существует механизм непосредственного принуждения работника. В то же время дисциплинарная власть хозяина ограничена законом, т.к. установлен перечень оснований для прекращения трудового договора (ст. 79, 81, 83); определен порядок применения дисциплинарных взысканий (ст. 193), а также выделены пределы материальной ответственности (ст. 241) <20>.

<20> Курс российского трудового права. С. 94, 95.

Н.И. Дивеева, кроме нормирующей, выделяет и другую функцию индивидуального правового регулирования, дав ей определение "оценочная". По мнению автора, "названная функция не находится в плоскости сугубо психологической, а имеет ярко выраженный юридический аспект". Иными словами, в трактовке Н.И. Дивеевой негативная самоидентификация субъектов трудового права может смоделировать правоотношения путем принятия нового правового акта или внесения изменения в действующий <21>.

<21> Дивеева Н.И. Функции индивидуального правового регулирования трудовых отношений // Вестн. Томского гос. ун-та. 2008. N 3. С. 126.

На наш взгляд, выделяемая Н.И. Дивеевой оценочная функция и придание ей критерия индивидуального правового регулирования страдают определенным допущением. Психологическими моментами в какой-то степени можно объяснить социально-политические факторы, но вряд ли юридические аспекты индивидуального правового регулирования в столь значительной степени зависят от психологической самоидентификации субъектов отношений "работодатель - работник", если только не следовать постулатам популярной в дореволюционной России психологической теории права И. Петражицкого <22>.

<22> Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности (Т. 1-2). Л.; СПб.: Типография СПб. акц. общ. "Слово", 1907. 656 с.

Также активно дискутируются в науке идеи Л.С. Таля о взаимозависимости феномена хозяйской власти и института трудового договора. Родоначальник отечественной школы трудового права в этой связи отмечал, что историческим основанием для появления института трудового договора было так называемое "обыкновение", которое со временем превращается в писаную норму (правило внутреннего распорядка, тарифный договор или закон). Вдаваясь в юридическое содержание трудового договора, Л.С. Таль отметил интересную закономерность. С одной стороны, субъекты, заключавшие трудовой договор (профсоюзы), не обладали авторитетом публичной власти. С другой стороны, с момента заключения договор приобретал юридическую силу и был обязателен для выполнения лицами, его подписавшими. Ученый выделил несколько интересных коллизий. Первая из них исторически была связана с эпохой ожесточения классового противостояния, когда практика постоянного пересмотра договоров лишает хозяина автономии, а договор, в свою очередь, перестает быть нормативным. Другая проблема, с точки зрения Л.С. Таля, не позволявшая договору из чисто социального явления превратиться в правовой институт, была результатом неразвитости системы его судебной защиты <23>.

<23> Таль Л.С. Указ. соч. С. 44, 60, 62 - 64, 65 - 66.

Последнее обстоятельство, на наш взгляд, может считаться в определенной степени юридическим анахронизмом, что, конечно, не умаляет значение Л.С. Таля как выдающегося ученого-трудовика. С начала XX в. судебная практика в нашей стране претерпела значительные изменения, в том числе и в сфере защиты прав трудящихся. В этой связи симптоматична ст. 352 ТК РФ, где предусмотрен значительный комплекс мер против нарушений трудовых прав граждан, в том числе их судебная защита.

О.Б. Зайцева, анализируя идеи Л.С. Таля, акцентировала свое внимание на том обстоятельстве, что хозяйская власть возникала на основании трудового договора и прекращалась вместе с его расторжением. Именно с ним формировался частный правопорядок предприятия в результате создания правил внутреннего распорядка, которым работники должны были подчиняться <24>.

<24> Зайцева О.Б. Исторический аспект трудовой правосубъектности как важнейшей категории трудового права // Рос. юрид. журн. 2006. N 4. С. 96 - 108.

Е.Б. Хохлов отмечает правомерность другого тезиса Л.С. Таля, определяющего правовую природу трудового договора включением работника в сферу хозяйственной власти работодателя. По мнению Е.Б. Хохлова, именно установление правовой связи между работодателем и работником есть основная функция трудового договора как юридического факта, порождающего трудовые отношения <25>. Действительно, работник входит в сферу действия хозяйской власти с момента вступления в трудовые отношения с работодателем, т.е. с момента заключения трудового договора.

<25> Курс российского трудового права. С. 87, 118.

Проведенное исследование позволяет нам сформулировать основные положения концепции хозяйской власти в отечественной школе трудового права.

Формирование хозяйской власти как вида власти в России относится к эпохе Петра I, в результате реформ которого хозяин предприятия, работодатель и руководитель совпали в одном лице. В дореволюционной литературе хозяйская власть характеризуется как право работодателя назначать и указывать работу и требовать от работника подчинения правилам установленного хозяином внутреннего распорядка. Первичное включение институтов хозяйской власти в правовую орбиту относится к началу XX в. и связано с публикацией Устава о промышленном труде, не содержавшего в себе понятие хозяйской власти, но исходившего из ее существования и предпринявшего попытку установления ее пределов. После Октябрьской революции в результате смены экономической формации хозяйская власть формально перестала существовать, однако фактически составляющие ее полномочия - решение производственных задач и осуществление контроля над процессом труда - осуществлялись администрациями предприятий и учреждений в рамках реализации административной функции власти.

Представляется обоснованным мнение современных ученых о целесообразности использования применительно к действующему правовому порядку термина "работодательская власть" взамен термина "хозяйская власть", поскольку последний был сформулирован на фоне отсутствия четкого размежевания трудовых и гражданских правоотношений. В то же время вопрос о соотношении понятий "работодательская власть" и "хозяйская власть" имеет скорее лингвистическое и психологическое основание, нежели правовое, поскольку по содержанию представленные термины совпадают.

Возникновение и существование работодательской (хозяйской) власти основывается на следующих предпосылках:

  1. Государственно-властная предпосылка (признание хозяйской власти законодателем). Реализуется посредством предоставления работодателю права заключения, изменения и прекращения трудового договора в порядке и на условиях, установленных ТК РФ, и передачи права на локальное нормотворчество.
  2. Экономическая предпосылка. Выражается в наличии у работодателя права собственности на средства производства и (или) в его способности обеспечить выплату работнику вознаграждения за труд. Экономическая предпосылка считается возникшей с момента государственной регистрации юридического лица (поскольку с этого момента его имущество становится обособленным от имущества учредителей) либо с момента принятия решения о найме работника работодателем - физическим лицом.
  3. Юридическая предпосылка. Состоит в наличии у работодателя трудовой правосубъектности и реализуется в момент заключения трудового договора.

Поскольку именно трудовой договор порождает трудовые отношения, хозяйская власть возникает на основании трудового договора и прекращается одновременно с ним.

Содержание хозяйской власти составляют три группы полномочий:

  1. Право давать распоряжения работнику относительно осуществления им трудовой функции.
  2. Право воздействия на работника для поддержания внутреннего порядка в организации. Реализуется посредством применения мер поощрения, наложения дисциплинарных взысканий, привлечения к материальной ответственности.
  3. Право локального нормотворчества.

При этом зависимое положение работника обусловливает необходимость законодательного установления пределов осуществления хозяйской власти. В действующем Трудовом кодексе РФ ограничению хозяйской власти посвящены, в частности, ст. 60, 72, 72.2, 79, 81, 83, 93, 241 и др.

Библиография

  1. Войтинский И.С. Трудовое право СССР. М.; Л.: Гос. изд-во, 1925. 364 с.
  2. Дивеева Н.И. Функции индивидуального правового регулирования трудовых отношений // Вестник Томского государственного университета. 2008. N 3. С. 123 - 126.
  3. Зайцева О.Б. Исторический аспект трудовой правосубъектности как важнейшей категории трудового права // Российский юридический журнал. 2006. N 4. С. 96 - 108.
  4. Киселев И.Я. Трудовое право в тоталитарном обществе (из истории права XX века) / РАН. ИНИОН. Отд. правоведения; отв. ред. Е.В. Клинова. М., 2003. 84 с.
  5. Кондратьев Р.И. Локальные нормы и материальное стимулирование работников. Львов: Изд-во Львов. гос. ун-та, 1973. 160 с.
  6. Кривой В.И. Историография трудового права Российской империи: концептуальные выводы о первенстве личности и событий // Российский ежегодник трудового права 2012 / под ред. д-ра юрид. наук Е.Б. Хохлова. СПб., 2013. N 8. С. 200 - 217.
  7. Курс российского трудового права. Т. 3. Трудовой договор / науч. ред. тома: д-р юрид. наук, проф. Е.Б. Хохлов. СПб.: Издательство Р. Асланова "Юридический центр-Пресс", 2007. 656 с.
  8. Лушников А.М., Лушников М.В. Курс трудового права: учебник: в 2 т. Т. 1. Сущность трудового права и история его развития. Трудовые права в системе прав человека. Общая часть. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Статут, 2009. 879 с.
  9. Пенов Ю.В. Управление трудом в условиях многоукладной экономики: правовые проблемы: автореф. дис. ... к.ю.н. СПб., 2003. 20 с.
  10. Петражицкий Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности. (Т. 1 - 2). СПб.: Типография СПб. акц. общ. "Слово", 1907. 656 с.
  11. Таль Л.С. Очерки промышленного рабочего права. Изд. второе, знач. доп. М.: Моск. науч. изд., 1918. 225 с.
  12. Тихомирова Е.А. К вопросу о понимании власти работодателя // Российский ежегодник трудового права - 2012 / под ред. д-ра юрид. наук Е.Б. Хохлова. СПб., 2013. N 8. С. 94 - 107.
  13. Хохлов Е.Б. История труда и трудовое право: в 3 т. Т. I. История труда в контексте хозяйственных, политических и ментальных систем / под ред. И.Ю. Козлихина. СПб.: Издательский дом С.-Петерб. ун-та, 2013. 1022 с.
  14. Яроцкий В.Г. Экономическая ответственность предпринимателей. Ч. 1. СПб., 1887. 459 с.

References (transliteration)

  1. Vojtinskij I.S. Trudovoe pravo SSSR. M.; L.: Gos. izd-vo, 1925. 364 s.
  2. Diveeva N.I. Funkcii individual'nogo pravovogo regulirovanija trudovyh otnoshenij // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2008. N 3. S. 123 - 126.
  3. Zajceva O.B. Istoricheskij aspekt trudovoj pravosub#ektnosti kak vazhnejshej kategorii trudovogo prava // Rossijskij juridicheskij zhurnal. 2006. N 4. S. 96 - 108.
  4. Kiselev I.Ja. Trudovoe pravo v totalitarnom obshhestve (iz istorii prava 20 veka) / RAN. INION. Otd. pravovedenija; otv. red. E.V. Klinova. M., 2003. 84 s.
  5. Kondrat'ev R.I. Lokal'nye normy i material'noe stimulirovanie rabotnikov. L'vov: Izd-vo L'vov. gos. un-ta, 1973. 160 s.
  6. Krivoj V.I. Istoriografija trudovogo prava Rossijskoj imperii: konceptual'nye vyvody o pervenstve lichnosti i sobytij // Rossijskij ezhegodnik trudovogo prava 2012 / pod red. d-ra jurid. nauk E.B. Hohlova. SPb., 2013. N 8. S. 200 - 217.
  7. Kurs rossijskogo trudovogo prava. T. 3. Trudovoj dogovor / nauch. red. toma: d-r jurid. nauk, prof. E.B. Hohlov. SPb.: Izdatel'stvo R. Aslanova "Juridicheskij centr-Press", 2007. 656 s.
  8. Lushnikov A.M., Lushnikov M.V. Kurs trudovogo prava: uchebnik: v 2 t. T. 1. Sushhnost' trudovogo prava i istorija ego razvitija. Trudovye prava v sisteme prav cheloveka. Obshhaja chast'. 2-e izd., pererab. i dop. M.: Statut, 2009. 879 s.
  9. Penov Ju.V. Upravlenie trudom v uslovijah mnogoukladnoj jekonomiki: pravovye problemy: avtoref. dis. ... k.ju.n. SPb., 2003. 20 s.
  10. Petrazhickij L.I. Teorija prava i gosudarstva v svjazi s teoriej nravstvennosti (T. 1 - 2). SPb.: Tipografija SPb akc. obshh. "Slovo", 1907. - 656 s.
  11. Tal' L.S. Ocherki promyshlennogo rabochego prava. Izd. vtoroe, znach. dop. M. Mosk. nauch. izd., 1918. 225 s.
  12. Tihomirova E.A. K voprosu o ponimanii vlasti rabotodatelja // Rossijskij ezhegodnik trudovogo prava - 2012 / pod red. d-ra jurid. nauk E.B. Hohlova. SPb., 2013. N 8. S. 94 - 107.
  13. Hohlov E.B. Istorija truda i trudovoe pravo: v 3 t. T.I. Istorija truda v kontekste hozjajstvennyh, politicheskih i mental'nyh sistem / pod red. I.Ju. Kozlihina. SPb.: Izdatel'skij dom S.-Peterb. un-ta, 2013. 1022 s.
  14. Jarockij V.G. Jekonomicheskaja otvetstvennost' predprinimatelej. Ch. 1. SPb., 1887. 459 s.