Мудрый Юрист

Неимущественные соглашения в российском семейном праве

Захарова Полина Владимировна - студентка 5-го курса кафедры гражданского права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

В статье проведено комплексное исследование неимущественных соглашений в семейном праве - родительских соглашений в пользу детей. Автором дана их общая характеристика, рассмотрены проблемные аспекты их правового регулирования, приведены примеры судебной практики. В ходе исследования сделан вывод о том, что рассматриваемые соглашения являются семейно-правовыми по своей юридической природе. В отношении соглашения об имени ребенка раскрываются вопросы его субъектного состава, соотношения норм ст. 58 и ст. 59 СК РФ. Сделан вывод о возможности отнесения его к категории разовых соглашений. Проанализированы соглашения о месте жительства ребенка и об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка. Дана их общая характеристика, отражены вопросы субъектного состава, формы соглашений. Внесены законодательные предложения о целесообразности закрепления в рамках СК РФ их письменной формы. Общим выводом исследования явился вывод о необходимости дальнейшего законодательного регулирования неимущественных семейно-правовых соглашений.

Ключевые слова: личные неимущественные отношения, семейно-правовой договор, неимущественные соглашения, соглашения о детях, родительские договоры, имя ребенка, место жительства ребенка, осуществление родительских прав, юридическая природа, субъектный состав договора, форма договора, условия договора.

Non-property agreements in the Russian family law

P.V. Zakharova

Zakharova Polina Vladimirovna - 5th year student of the Department of Civil Law, Kutafin Moscow State Law University (MSAL).

The paper conducted a comprehensive study of non-property agreements in family law: parenting arrangements in favor of children. The author gives their general characteristics, considers problematic aspects of their legal regulation, and gives examples of relevant precedents. The study concludes that the agreements in question are a part of family law by their legal nature. As for the child's name agreement the article covers some issues of the subject matter, the ratio of the norms of Art. 58 and Art. 59 of RF Family code. The author concludes that it is possible to refer such an agreement to the category of one-time agreements. The article analyses the agreement covering child's place of residence and the implementation of parental rights by the parent living apart from the child. The article also covers general characteristics of the agreements, reflects the question of the subject matter, agreements forms. The author makes legislative proposals on the feasibility of consolidation of agreements in written form within the RF Family Code. The general conclusion of the study stipulates the necessity of further regulation of non-property family law agreements.

Keywords: personal non-property relations, family law agreement, non-property agreement, agreements on children, parenting contracts, the child's name, place of residence of the child, the exercise of parental rights, legal nature, subjective part of the contract, the form of the contract, the terms of the agreement.

С принятием в 1995 г. Семейного кодекса Российской Федерации (СК РФ) законодатель предоставил участникам семейных отношений широкие возможности по их регулированию с помощью различных договоров и соглашений <1>. При этом законодатель не только закрепил в СК РФ их достаточно подробный перечень, но и оставил его открытым, что в полной мере отвечает основным началам семейного права и позволяет участникам семейных отношений достичь компромисса по спорным вопросам в наиболее удобной для них форме.

<1> Отдельного пояснения требует используемая терминология. Законодатель в СК РФ использует как термин "договор", так и термин "соглашение". Оставляя за рамками данной статьи подробный анализ дискуссионного в семейно-правовой науке вопроса об их соотношении, отметим, что в настоящем исследовании они используются как тождественные понятия.

С течением времени в Российской Федерации наблюдается постепенно возрастающая тенденция использования гражданами возможности договорного регулирования семейных отношений. Однако, несмотря на то что в этом году исполняется 20 лет с момента принятия СК РФ, в правоприменительной практике по сегодняшний день существенно не сокращается ряд спорных вопросов, связанных с реализацией гражданами права на заключение семейных договоров и соглашений. В частности, ввиду скудной, а порой неоднозначной законодательной регламентации актуальной остается проблематика соглашений, регулирующих личные неимущественные отношения. Следует отметить, что в семейно-правовой науке не так много исследований, посвященных данному виду соглашений. Это, опять же, во многом обусловлено недостаточностью законодательного регулирования. Ввиду чего представляется целесообразным дать характеристику данным соглашениям исходя из существующих правовых норм и правоприменительной практики.

Законодатель прямо указывает в СК РФ три вида соглашения, которые можно классифицировать как неимущественные:

<2> Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. N 1. Ст. 16.

Представляется, что первоочередным является вопрос об их юридической природе, поскольку от полученных выводов зависит позиция в отношении правового регулирования данных соглашений. Необходимо проанализировать, следует ли квалифицировать их как гражданско-правовые сделки или как договоры, обладающие особой семейно-правовой природой.

Согласно ст. 153 ГК РФ сделки - это действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей <3>. Признаками гражданско-правовой сделки являются:

<3> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Особенность анализируемых соглашений заключается в том, что они не направлены на возникновение, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Ими регулируются исключительно семейные личные неимущественные отношения, возникающие и развивающиеся в сфере действия семейного права. При их заключении существенное значение имеют определенные психологические, морально-этические факторы. Более того, отношения, регулируемые данными соглашениями, тесно связаны со сферами отношений любви, уважения, долга, воспитания и пр. Не представляется возможным и целесообразным, во-первых, применение к данным отношениям гражданского права (так как оно по своей сути не направлено на регулирование подобных отношений), а во-вторых, применение к ним права вообще. Ввиду этого полагаем, что данных особенностей достаточно, чтобы признать рассматриваемые соглашения по своей природе семейно-правовыми.

Цель заключения данных соглашений - регулирование определенных личных неимущественных отношений. Более того, рассматриваемые соглашения затрагивают права и законные интересы третьих лиц - детей, которые являются самостоятельными субъектами семейного права.

Как уже было отмечено, в СК РФ не закреплены прямые законодательные положения, так или иначе регламентирующие порядок заключения данных договоров или требований, предъявляемых к ним. Однако определенные особенности данных соглашений можно установить из толкования норм семейного законодательства.

Общим для трех видов анализируемых договоров является вопрос: можно ли заключать данные соглашения в качестве составной части брачного договора? Это не представляется возможным по нескольким основаниям. Во-первых, законодатель прямо запрещает регулировать личные неимущественные отношения брачным договором (п. 3 ст. 42 СК РФ). Во-вторых, брачный договор не может создавать права и обязанности для третьих лиц. Это обусловлено его специфическими особенностями, в частности особенностями субъектного состава.

Таким образом, все семейно-правовые договоры, которые так или иначе затрагивают права третьих лиц, а в рассматриваемом нами случае - детей, должны заключаться в качестве самостоятельных соглашений.

В дальнейшем представляется целесообразным рассмотреть особенности каждого вида соглашений.

Соглашение об имени ребенка представляет собой договор родителей в пользу третьего лица, в результате которого реализуется закрепленное в п. 1 ст. 58 СК РФ право ребенка на имя. Как следует из смысла ст. 58 СК РФ, субъектами данного соглашения могут быть родители ребенка. Считаем целесообразным уточнить, что данная норма не подлежит буквальному толкованию, и законодатель распространяет ее действие не только на биологических родителей ребенка. Субъектами данного соглашения являются лица, которые осуществляют в отношении ребенка родительские права.

Если родители не могут прийти ко взаимному согласию по поводу имени ребенка, то согласно п. 4 ст. 58 СК РФ возникшие разногласия решаются органами опеки и попечительства. В данном случае применима также норма п. 2 ст. 59 СК РФ об учете мнения родителя, проживающего отдельно от ребенка. Данный вывод подтверждается судебной практикой.

Так, Л. обратилась в суд с иском к отделу опеки и попечительства об обязании принять решение об изменении имени несовершеннолетнего. В обоснование заявленных требований истица указала, что от брака с Н.Д. родился сын - Н.И. Д., в отделе ЗАГС была составлена актовая запись о рождении.

Впоследствии брачные отношения между истицей и Н.Д. были прекращены. Ребенок проживал с истицей, находился на ее иждивении, с Н.Д. взыскивались алименты. С момента рождения сына Н.Д. родительской заботы по отношению к ребенку не проявлял, в его воспитании не участвовал, материально не обеспечивал, за весь период супружеской жизни нигде не работал. О данных обстоятельствах истица неоднократно уведомляла органы опеки и попечительства.

Как до рождения ребенка, так и после его рождения соглашение об имени ребенка между истицей и Н.Д. достигнуто не было. Истица хотела назвать сына одним именем, в то время как родственники мужа и сам супруг говорили исключительно о другом. Желание Л. не учитывалось, хотя она была категорически против имени, предложенного супругом.

Как утверждала истица, Н.Д. обманным путем забрал необходимые документы и без ведома жены зарегистрировал сына в отделе ЗАГС, дав ему имя, против которого истица возражала, при этом представил доверенность от имени истицы, которая впоследствии была признана судом недействительной.

Дома истица обращалась к сыну по имени, которое сама хотела дать ему при рождении. Так как сын к данному имени привык, истица обратилась в отдел опеки и попечительства с просьбой изменить ребенку имя. От бывшего мужа в адрес отдела опеки и попечительства поступило заявление о категорическом несогласии с изменением имени ребенка. Орган опеки и попечительства в удовлетворении заявления отказал, ссылаясь на ст. 59 СК РФ.

Истица возражала против данного отказа и просила обязать отдел опеки и попечительства восстановить допущенное нарушение ее прав и в интересах несовершеннолетнего принять решение о перемене имени ребенка.

В ходе судебного заседания третье лицо Н.Д. и представитель по доверенности Я. возражали против удовлетворения иска, ссылаясь на порядок изменения имени ребенка, закрепленный в ст. 59 СК РФ.

Решением первой инстанции в удовлетворении заявления Л. отказано.

В удовлетворении апелляционной жалобы истице также было отказано. При этом суд указал, что с момента рождения ребенка Л. соглашалась с именем сына, ребенка крестили под данным именем, и только после разлада в семье и прекращения брачных отношений с Н.Д. истица подняла вопрос об изменении имени ребенка, указывая на то, что изначально была с ним не согласна.

Исходя из изложенного, судебная коллегия согласилась с выводом суда первой инстанции о том, что решение органа опеки и попечительства являлось законным и отвечало интересам несовершеннолетнего. Оснований для изменения имени ребенка суд не установил <4>.

<4> Апелляционное определение Московского областного суда от 10.06.2013 по делу N 33-12783/13 // СПС "КонсультантПлюс".

В отношении соглашения об имени ребенка представляется интересной точка зрения Е.П. Титаренко, который относит его к категории разовых соглашений и утверждает, что в дальнейшем оно не может быть изменено, так как сразу же прекратило свое действие <5>. Здесь следует отметить, что соглашение об имени ребенка не устанавливает для его сторон каких-либо обязательств или последствий. По сути, стороны приходят к определенному консенсусу в пользу третьего лица. Все правовые последствия касаются уже этого третьего лица - ребенка. Ввиду этого подобная квалификация данного соглашения представляется обоснованной. Следовательно, к нему неприменимы такие характеристики, как реальность или консенсуальность, возмездность или безвозмездность и пр.

<5> Титаренко Е.П. Понятие и характеристика соглашений в семейном праве // Семейное и жилищное право. 2005. N 2. С. 8.

Соглашение о месте жительства ребенка и соглашение о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, представляется целесообразным проанализировать вместе, ввиду того что им присущи общие особенности.

По своему характеру данные соглашения являются:

Им присущ ряд специфических особенностей.

Первая особенность касается субъектного состава соглашений. Они могут быть заключены только лицами, осуществляющими родительские права в отношении ребенка, но одновременно с этим данные лица должны проживать раздельно. В противном случае в заключении анализируемых соглашений нет смысла.

Вторая особенность касается формы данных соглашений. В отношении соглашения об осуществлении родительских прав в п. 2 ст. 66 СК РФ прямо установлена письменная форма договора. По поводу формы соглашения о месте жительства ребенка законодатель умалчивает. В этой связи интересно мнение А.М. Эрделевского, который указывает, что буквальное толкование употребленного в п. 1 ст. 24 СК РФ оборота "супруги могут представить на рассмотрение суда соглашение" позволяет предположить, что законодатель имеет в виду его письменную форму, так как слово "представить" применяется к овеществленному объекту, которым в данном случае является документ <6>.

<6> См.: Эрделевский А.М. Гражданское и семейное законодательство в нотариальном аспекте // СПС "КонсультантПлюс". 2001.

По мнению С.И. Реутова, подобное соглашение лучше заключить в нотариальной форме с последующей регистрацией в органах опеки и попечительства. Автор указывает, что данный тезис подтвержден на практике: так, в соглашении, удостоверенном нотариусом в г. Перми в 2009 г., устанавливалось, что несовершеннолетний сын бывших супругов М. будет проживать с матерью в Финляндии и местом жительства ребенка следует считать место жительства матери. При этом все возникшие проблемные аспекты были урегулированы сторонами в этом же документе <7>.

<7> См.: Реутов С.И. Правовые вопросы разрешения споров о месте жительства детей при раздельном проживании родителей // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2010. N 2. С. 144.

Считаем, что данные соглашения должны заключаться в письменной форме. По желанию сторон они могут быть нотариально удостоверены. Это обусловлено не только толкованием норм СК РФ, но и важностью вопросов, которые разрешаются в данных договорах.

Еще одну особенность данных договоров выделяет Н.Е. Сосипатрова. Автор отмечает, что содержание данных соглашений может быть определено судом при наличии спора между супругами (п. 3 ст. 65 и п. 2 ст. 66 СК РФ) или в случае нарушения договором интересов детей или одного из супругов <8>. То есть можно сделать вывод, что автор отождествляет досудебное соглашение о детях и мировое соглашение, утвержденное судом.

<8> См.: Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. 1999. N 3. С. 78.

Подобная позиция представляется некорректной. В данном отношении мы разделяем точку зрения Ю.П. Свит, которая указывает, что мировое соглашение имеет целью прекращение уже существующего спора <9>. Анализируемые же соглашения заключаются в досудебном порядке и свидетельствуют об отсутствии разногласий.

<9> См.: Свит Ю.П. Соглашение о детях как способ определения судьбы детей при расторжении брака // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 5. С. 43.

Несмотря на то что предметом данных соглашений, как уже неоднократно было отмечено, выступают личные неимущественные отношения, эти соглашения влекут важные имущественные последствия для детей.

Так, суд, разъясняя порядок применения ст. 20 ГК РФ, а также п. 1 ст. 56 СК РФ и п. 1 ст. 70 ЖК РФ, отметил, что несовершеннолетние дети приобретают право на жилую площадь, определяемую им в качестве места жительства соглашением родителей, форма которого законом не установлена. Заключение такого соглашения, одним из доказательств которого является регистрация ребенка в жилом помещении, выступает предпосылкой приобретения ребенком права пользования конкретным жилым помещением, могущего возникнуть независимо от факта вселения ребенка в такое жилое помещение, в силу того что несовершеннолетние дети не имеют возможности самостоятельно реализовать право на вселение. Семейные отношения между родителем и несовершеннолетним ребенком не прекращаются ни при каких обстоятельствах: ни в случае определения места жительства ребенка с другим родителем, ни в случае расторжения брака родителей <10>.

<10> Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 05.03.2013 по делу N 33-2596/2014 // СПС "КонсультантПлюс".

В заключение можно сделать вывод о том, что отсутствие какой-либо законодательной регламентации существенно усложняет применение проанализированных договоров на практике. Ввиду этого, во-первых, представляется целесообразным установить в рамках СК РФ нормы о необходимости заключения соглашений о месте жительства ребенка и об осуществлении родительских прав родителем, проживающим отдельно от ребенка, в письменной форме. По желанию сторон они могут быть нотариально удостоверены. Во-вторых, следует отметить, что даже из толкования закона до конца не ясна свобода сторон в формировании условий анализируемых соглашений. Представляется, что с течением времени данной проблеме будет уделено большее внимание, поскольку вопросы защиты прав несовершеннолетних детей (в отношении которых, как было указано, и заключаются данные соглашения) становятся особенно актуальными. Ввиду этого полагаем, что нормы семейного законодательства продолжат совершенствоваться и развиваться.

Библиография

  1. Реутов С.И. Правовые вопросы разрешения споров о месте жительства детей при раздельном проживании родителей // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2010. N 2. С. 142 - 148.
  2. Свит Ю.П. Соглашение о детях как способ определения судьбы детей при расторжении брака // Законы России: опыт, анализ, практика. 2008. N 5. С. 39 - 45.
  3. Сосипатрова Н.Е. Брачный договор: правовая природа, содержание, прекращение // Государство и право. 1999. N 3. С. 76 - 81.
  4. Титаренко Е.П. Понятие и характеристика соглашений в семейном праве // Семейное и жилищное право. 2005. N 2. С. 7 - 9.
  5. Эрделевский А.М. Гражданское и семейное законодательство в нотариальном аспекте // СПС "КонсультантПлюс". 2001.

References (transliteration)

  1. Reutov S.I. Pravovye voprosy razresheniya sporov o meste zhitel'stva detej pri pazdel'nom prozhivanii roditelej // Vestnik Permskogo universiteta. Yuridicheskie nauki. 2010. N 2. S. 142 - 148.
  2. Svit Yu.P. Soglashenie o detyax kak sposob opredeleniya sud'by detej pri rastorzhenii braka // Zakony Rossii: opyt, analiz, praktika. 2008. N 5. S. 39 - 45.
  3. Sosipatrova N.E. Brachnyj dogovor: pravovaya priroda, soderzhanie, prekrashhenie // Gosudarstvo i pravo. 1999. N 3. S. 76 - 81.
  4. Titarenko E.P. Ponyatie i xarakteristika soglashenij v semejnom prave // Semejnoe i zhilishhnoe pravo. 2005. N 2. S. 7 - 9.
  5. Erdelevskij A.M. Grazhdanskoe i semejnoe zakonodatel'stvo v notarial'nom aspekte // SPS "Konsul'tant Plyus". 2001.