Мудрый Юрист

Народовластие в конституционной системе демократического государства *

<*> Статья подготовлена при финансовой поддержке Министерства образования и науки за счет средств гранта Президента для государственной поддержки молодых российских ученых - кандидатов наук МК-6815.2015.6.

Зенин Сергей Сергеевич - кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и муниципального права Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА).

Настоящая статья посвящена анализу взаимодействия таких понятий, как "народовластие" и "демократия", в конституционно-правовом измерении. Автор, исследуя современные характеристики демократической системы, приходит к выводу о том, что народовластие является ее неотъемлемым элементом. Учитывая комплексность общественных отношений, возникающих по поводу реализации принадлежащей народу власти, в работе обосновывается вывод о возможности использования нескольких подходов в исследовании характера взаимодействия демократии и народовластия.

Ключевые слова: народовластие, демократия, основы конституционного строя, власть, конституционно-правовое регулирование, конституция, народ.

Sovereignty of the people in the constitutional system of a democratic state

S.S. Zenin

Zenin Sergey Sergeevich - PhD in Law, Associate Professor of the Department of Constitutional and Municipal Law of the Kutafin Moscow State Law University, senior scientific researcher of the Scientific Research Institute of the Federal Penitentiary Service of Russia.

The following article is dedicated to the analysis of interaction of such definitions as "sovereignty of the people" and "democracy" in the constitutional and legal sphere. Researching the modern characteristics of democratic system concluded that the sovereignty of the people is one of the essential elements of such system. Taking into account the complexity of social relations arising in the process of realization people's power this article justifies the conclusion concerning the possibility of applying of several approaches in researching of interaction between democracy and sovereignty of the people.

Keywords: sovereignty of the people, democracy, foundations of constitutional system, power, constitutional and legal regulation, constitution, people.

Народовластие как явление общественной жизни представляет собой не только определенную модель социальных отношений, аккумулирующих в своем содержании особые свойства человеческого общества как совокупности обладающих свободной волей индивидов. Это еще и сложная система общественных отношений, функционирующая под воздействием постоянно изменяющихся исторических условий. Народовластие сегодня выступает тем неотъемлемым элементом политической системы, который обеспечивает достижение допустимого баланса интересов всего многообразия субъектов политических отношений. Как справедливо отмечает В.Д. Зорькин, в действительности самое ценное, о чем договорилось человечество, - это идея верховенства права, народовластие и разделение властей <1>.

<1> См.: Зорькин В.Д. Цивилизация права: современный контекст // Журнал конституционного правосудия. 2014. N 5. С. 14 (уточнить).

Системообразующим элементом современной концепции народовластия является признание воли народа как основополагающего начала функционирования демократического государства. Правовое закрепление данной идеи осуществляется как во внутригосударственном, так и международном праве. В ч. 3 ст. 21 Всеобщей декларации прав человека устанавливается, что воля народа должна быть основой власти правительства и должна выражаться в периодических и нефальсифицированных выборах, которые обязаны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве, путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования <2>.

<2> См.: Всеобщая декларация прав человека, принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года // Рос. газ. 10 декабря 1998 года.

Провозглашая полное уважение и поддержку данного международного документа в "Декларации тысячелетия", устанавливается, что демократическая форма правления, основанная на широком участии и воле народа, является лучшей гарантией прав человека <3>. В ч. 2 ст. 6 Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества Независимых Государств декларируется, что основой избираемых органов государственной власти, органов местного самоуправления, иных органов народного (национального) представительства, выборных должностных лиц всегда должна быть свободная воля народа <4>.

<3> См.: Декларация тысячелетия Организации Объединенных Наций, принята 8 сентября 2000 г. Резолюцией 55/2 на 8-м пленарном заседании 55-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН.
<4> См.: Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества Независимых Государств, заключена 7 октября 2002 года // СЗ РФ. 2005. N 48. Ст. 4971.

Накопленный, особенно за последнее время, исторический опыт многих зарубежных государств убедительно показывает, что характер содержания и степень реализации принципа народовластия в национальных правовых системах являются не только важнейшим фактором становления и развития демократического общества, но и основополагающим условием поступательного развития государства как политического образования. Именно по этой причине необходимо очень ясно представлять, что представляет собой содержание данного явления, каковы особенности его регулирования в Конституции Российской Федерации и национальном законодательстве, как оно воплощается в правоприменительной практике.

Сложная система взаимодействия общества и государства, в рамках которой социальные процессы, наполняющие содержание исторического развития общества, создают новые условия для трансформации основополагающих характеристик организации государства: формы правления, политического режима, формы государственного устройства. Доминирование демократической политической традиции как одна из тенденций развития современного общества способствует усложнению общественных отношений, возникающих по поводу взаимодействия общества и государства, что, в свою очередь, оказывает влияние на развитие народовластия как политико-правового явления. В этих условиях одной из главных задач правовой науки в целом является обеспечение функционирования демократической социальной системы, гарантирующей эффективное взаимодействие государства и общества.

Народовластие, выступая неотъемлемым элементом этой системы, является одной из сущностных категорий любого современного демократического государства, требует всестороннего теоретико-правового исследования, в том числе и в рамках конституционно-правовой науки. Действенная реализация народовластия невозможна без решения ряда теоретических задач, особое место среди которых занимает определение характера взаимодействия таких понятий, как "народовластие" и "демократия".

В ч. 1 ст. 1 Конституции Российской Федерации закрепляется, что Российская Федерация представляет собой демократическое государство. Эта конституционная характеристика государства является особым видом политического режима. Демократия как явление общественной жизни на протяжении уже достаточно продолжительного времени является предметом научной дискуссии. Так, еще Платон, рассматривая демократию в разработанной им системе сменяемости форм правления, писал, что она "...осуществляется тогда, когда бедняки, одержав победу, некоторых из своих противников уничтожат, иных изгонят, а остальных уравняют в гражданских и в замещении государственных должностей, что при демократическом строе происходит большей частью по жребию..." <5>.

<5> Платон. Государство. Собр. соч. в 4 т. М.: Мысль, 1994. Т. 3. С. 343.

Многоаспектность общественных отношений, возникающих в процессе воплощения данной идеи в существующую действительность, является объективной предпосылкой для постоянного усложнения теоретических представлений о демократии. Так, Аристотель, исследуя данное явление, выделял всего лишь пять видов демократии <6>, а уже в XX веке, по образному замечанию Р. Даля, идея демократии получила всеобщее признание. Большинство политических режимов стали претендовать на право обозначаться этим словом <7>.

<6> См.: Аристотель. Политика. Соч.: в 4 т. М.: Мысль, 1983. Т. 4. С. 496.
<7> См.: Даль Р. Демократия и ее критики / Пер. с англ., под ред. М.В. Ильина. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2003. С. 8.

В традиционном представлении демократия в переводе с древнегреческого - "власть народа", от - "народ" и - "власть" <8>. То есть при таком подходе народовластие и демократия выступают как слова-синонимы. Однако подобного рода упрощения негативным образом влияют на степень и характер научного познания общественных явлений.

<8> См.: Политология: Энциклопедический словарь / общ. ред. Ю.И. Аверьянова. М., 1993. С. 92.

В конституционно-правовом дискурсе справедливым можно считать утверждение о том, что народовластие есть выражение демократизма Российской Федерации как конституционной характеристики государства. Как справедливо отмечает В.В. Комарова, демократизм государства находит выражение в обеспечении в нем народовластия. Демократическое государство обязано создавать необходимые правовые механизмы для реализации народовластия <9>. Несмотря на это, народовластие не является единственным элементом сущностного содержания демократии, это всего лишь одна из частей сложной системы, составляющие которой находятся в постоянном взаимодействии. Наряду с народовластием демократизм России, пишет О.Е. Кутафин, находит свое выражение в политическом многообразии, местном самоуправлении и свободе личности <10>.

<9> См.: Комарова В.В. Демократия - конституционный императив // Конституционное и муниципальное право. 2009. N 22. С. 2.
<10> См.: Кутафин О.Е. Российский конституционализм. М.: Норма. 2008. С. 198.

По мнению А. Даунса, правление может считаться демократическим, если оно осуществляется с учетом восьми условий-признаков. Среди таких автор отмечает: во-первых, избрание органов власти; во-вторых, неизменность временных интервалов между электоральными циклами; в-третьих, всеобщий характер выборов; в-четвертых, соблюдение принципа "один избиратель - один голос"; в-пятых, право победившей партии на формирование правительства; в-шестых, отказ проигравших от насильственного захвата власти; в-седьмых, непротиводействие другим партиям; в-восьмых, многопартийность выборов <11>.

<11> См.: Downs A. An Economic Theory of Democracy. N.Y. 1965. P. 23 - 24.

С позиции конституционного закрепления, как отмечает Б.С. Эбзеев, для демократического государства характерны следующие черты и принципы: принцип политического единства общеобязательной воли, формирующейся в результате противоборства множества частных воль; принцип большинства; непосредственное политическое волеизъявление народа на свободных демократических выборах и референдуме; свобода и гласность политического процесса; защита меньшинства <12>.

<12> См.: Эбзеев Б.С. Конституция, власть и свобода в России: Опыт синтетического исследования. М.: Проспект, 2014. С. 144.

Под свободным демократическим строем, по мнению К. Хессе, необходимо понимать государственно-правовой способ правления, который исключает любое насилие и произвол, основывается на самоопределении народа по волеизъявлению большинства, на свободе и равноправии. По мнению автора, к основным признакам этого строя возможно отнести: уважение к конкретизированным в конституции правам человека, народный суверенитет, разделение полномочий, ответственность правительства, опирающаяся на закон исполнительная независимость судов, принцип многопартийности и равенства возможностей для всех политических партий с правом на деятельность оппозиции <13>.

<13> См.: Хессе К. Основы конституционного права ФРГ. М., 1981. С. 71.

Несколько иной подход к пониманию демократии предлагает Т. Маунц. По его мнению, демократию характеризует то, что народ как целое участвует в формировании государства и при этом как действующий орган выступает непосредственно путем выборов и голосования, а косвенно - через представительные органы. Кроме того, при актах, формирующих государство, решает большинство граждан, имеющих право участвовать в выборах и народном голосовании, а также большинство избранных народных представителей <14>.

<14> См.: Маунц Т. Государственное право Германии (ФРГ и ГДР). М., 1959. С. 114.

Более детально, не вдаваясь в исследование содержания демократии в конституционно-правовом дискурсе, отметим, что в современной правовой науке сформировано множество подходов к определению сущности данного понятия, что особым образом подчеркивает многогранность рассматриваемого социального явления. Однако несмотря на широту авторских позиций в этой сфере объективным является тот факт, что в конституционно-правовой доктрине народовластие вне зависимости от используемого подхода сохраняет свое значение как неотъемлемый элемент демократической системы. Ее сложный характер и базовые свойства народовластия в ней раскрывают конверсионный характер этой системы. Взаимовлияние звеньев конституционной демократической системы создает объективные условия для развития ее элементов, тем самым обеспечивая саморегуляцию.

В этой связи содержание народовластия может быть определено с использованием как минимум трех подходов. Во-первых, это макроподход, в рамках которого народовластие исследуется как компонент более сложной конструкции - демократической системы. С учетом особенностей конституционного закрепления народовластие может быть рассмотрено как элемент основ конституционного строя. Подчеркивая это, Г.Н. Носкова отмечает, что народовластие выступает интегрирующей основой для развития экономических, социальных, духовных, культурных, идеологических, политических отношений, так как оно способствует удовлетворению потребностей и интересов в различных сферах общества <15>.

<15> См.: Носкова Г.Н. Конституционно-правовые гарантии народовластия в современной России: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007. С. 46.

Во-вторых, это микроподход, при котором народовластие исследуется как явление, представляющее само по себе сложную систему элементов и образуемых в процессе их взаимодействия связей. Подчеркивая это, Л.А. Григорян писал, что сам термин "народовластие" прямо указывает на то, что речь идет о власти народа. Причем каждая из двух категорий, составляющих рассматриваемое понятие, сама по себе является сложным явлением <16>. В этой связи выявление особенностей взаимодействия элементов системы народовластия, комплексное изучение образуемых связей между ними позволит обеспечить более эффективное правовое воздействие на данный спектр общественных отношений.

<16> См.: Григорян Л.А. Народовластие в СССР. М.: Юрид. лит., 1972. С. 84.

В-третьих, это синтетический подход, при котором объединяются микро- и макроподходы и народовластие рассматривается в разрезе системы отношений типа: влияние внешних условий на формирование внутренней структуры явления. При этом в конституционно-правовом исследовании внешними условиями выступает совокупность установленных в конституции и реально существующих устоев, определяющих характер общественных отношений в системе человек - общество - народ - государство и образующих в своей совокупности систему основ конституционного строя. При использовании данного подхода народовластие можно определить как сложную систему правовых норм и отношений, функционирующую в сложившихся условиях конституционно-правового развития общества и государства, целью которой является выявление воли народа и реализация принадлежащей ему власти.

Библиография

  1. Downs A. An Economic Theory of Democracy. N.Y., 1965.
  2. Аристотель. Политика. Соч.: в 4 т. М.: Мысль, 1983.
  3. Григорян Л.А. Народовластие в СССР. М.: Юрид. лит., 1972.
  4. Даль Р. Демократия и ее критики / пер. с англ., под ред. М.В. Ильина. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2003.
  5. Зорькин В.Д. Цивилизация права: современный контекст // Журнал конституционного правосудия. 2014. N 5. С. 14.
  6. Комарова В.В. Демократия - конституционный императив // Конституционное и муниципальное право. 2009. N 22.
  7. Кутафин О.Е. Российский конституционализм. М.: Норма, 2008.
  8. Маунц Т. Государственное право Германии (ФРГ и ГДР). М., 1959.
  9. Носкова Г.Н. Конституционно-правовые гарантии народовластия в современной России: дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2007.
  10. Платон. Государство. Собр. соч.: в 4 т. М.: Мысль, 1994.
  11. Хессе К. Основы конституционного права ФРГ. М., 1981.

References (transliteration)

  1. Downs A. An Economic Theory of Democracy. N.Y., 1965.
  2. Aristotel. Politika. Soch.: v 4 t. M.: Myisl, 1983.
  3. Grigoryan L.A. Narodovlastie v SSSR. M.: Yurid. lit., 1972.
  4. Dal R. Demokratiya i ee kritiki / Per. s angl. Pod red. M.V. Ilina. M.: Rossiyskaya politicheskaya entsiklopediya (ROSSPEN), 2003.
  5. Zorkin V.D. Tsivilizatsiya prava: sovremennyiy kontekst // Zhurnal konstitutsionnogo pravosudiya. 2014. N 5. S. 14.
  6. Komarova V.V. Demokratiya - konstitutsionnyiy imperativ // Konstitutsionnoe i munitsipalnoe pravo. 2009. N 22.
  7. Kutafin O.E. Rossiyskiy konstitutsionalizm. M.: Norma. 2008.
  8. Maunts T. Gosudarstvennoe pravo Germanii (FRG i GDR). M., 1959.
  9. Noskova G.N. Konstitutsionno-pravovyie garantii narodovlastiya v sovremennoy Rossii: dis. ... kand. yurid. nauk. Saratov, 2007.
  10. Platon. Gosudarstvo. Sobr. soch.: v 4 t. M.: Myisl, 1994.
  11. Hesse K. Osnovyi konstitutsionnogo prava FRG. M., 1981.
  12. Ebzeev B.S. Konstitutsiya, vlast i svoboda v Rossii: Opyit sinteticheskogo issledovaniya. M.: Prospekt, 2014.