Мудрый Юрист

Оценочные понятия в нормах о завещании

Фиошин Александр Владимирович, доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Ульяновского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Статья посвящена оценочным понятиям, содержащимся в нормах о завещании. Проанализированы законоположения о физических лицах, которые не могут быть свидетелями при составлении, подписании, удостоверении завещания, и нормы о завещании в чрезвычайных обстоятельствах. Исследована соответствующая судебная практика.

Ключевые слова: оценочные понятия, завещание, физические лица, которые не могут быть свидетелями при составлении, подписании, удостоверении завещания, судебная практика.

Estimation concepts in the rules of law regarding the will

A.V. Fioshin

Fioshin Aleksandr V., Assistant Professor of the Civil Law Disciplines Department at the Ulyanovsk Branch of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation, Candidate of Juridical Sciences.

The article is devoted to judgment concepts containing in testament norms. Legal provisions concerning individuals who can not be testifiers at signing, execution and notarization of testament have been analyzed. As well as norms concerning testament at emergency situation. Corresponding legal precedents have been studied.

Key words: judgement concepts, testament, individuals who can not be testifiers at signing, execution or notarization of testament, legal precedents.

Как известно, институт завещания является одним из ключевых институтов наследственного права России. Будучи инструментом, посредством которого наследодатель может определить судьбу принадлежащего ему имущества после своей смерти, завещание является важной составляющей всего гражданского оборота. В этой связи нормы гражданского законодательства о завещании представляют большой интерес для исследования, особенно в контексте наличия в них оценочных понятий (или категорий) <1>.

<1> Полагаем допустимым использовать в рамках рассматриваемой тематики данные термины в качестве синонимов. При этом мы исходим из того, что Толковый словарь Даля определяет категорию как разряд, порядок или отдел предметов (см.: Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Соч.: В 4 т. СПб., 1863 - 1866: URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc2p/254310 (дата обращения: 20.05.2015)). Кроме этого, по словам Д.В. Дмитриева, в науке категорией называют понятие, которое характерно для определенного научного явления или направления (см.: Дмитриев Д.В. Толковый словарь русского языка. М.: ООО "Издательство Астрель", 2003. 1578 с. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/dmitriev/1757 (дата обращения: 20.05.2015)). Аналогичный подход можно наблюдать и у других авторов (см., напр.: Маслова Е.Н. Оценочные категории в квалифицированных видах убийства: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. С. 10).

Прежде всего обращают на себя внимание положения п. 2 ст. 1124 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ). Согласно данной норме в случае, когда в соответствии с правилами ГК РФ при составлении, подписании, удостоверении завещания или при передаче завещания нотариусу присутствуют свидетели, не могут быть такими свидетелями и не могут подписывать завещание вместо завещателя: нотариус или другое удостоверяющее завещание лицо; лицо, в пользу которого составлено завещание или сделан завещательный отказ, супруг такого лица, его дети и родители; граждане, не обладающие дееспособностью в полном объеме; неграмотные; граждане с такими физическими недостатками, которые явно не позволяют им в полной мере осознавать существо происходящего; лица, не владеющие в достаточной степени языком, на котором составлено завещание, за исключением случая, когда составляется закрытое завещание <2>.

<2> Об особых случаях совершения завещаний см.: Блинков О.Е. Методические рекомендации по удостоверению завещаний лиц, находящихся в местах лишения свободы // Нотариус. 2015. N 5. С. 37 - 43; Он же. О присутствии наследника при совершении завещания // Наследственное право. 2014. N 2. С. 3 - 5.

К оценочным понятиям рассматриваемого законоположения можно отнести следующие словесные конструкции: физические недостатки граждан, которые явно не позволяют им в полной мере осознавать существо происходящего.

Что понимать под такими недостатками? Имеет ли значение наличие у таких граждан группы инвалидности или нет? Как быть, если внешне гражданин выглядит адекватным, но имеет при этом психическое заболевание?

Думается, что прежде всего нужно обратить внимание на прилагательное "физические". Физический означает "относящийся к деятельности мышц, мускулов у живых существ; телесный" <3>. Целесообразным представляется также уяснение смысла наречия "явно". Явное определяется как "1. Не скрываемое, открытое. 2. Совершенно очевидное" <4>.

<3> Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 20-е изд., стереотип. М.: Русский язык, 1989. С. 696.
<4> Там же. С. 746.

Далее нужно рассмотреть глагол "осознавать", являющийся несовершенным видом глагола "осознать".

Осознать означает "полностью довести до своего сознания, понять" <5>.

<5> Там же. С. 373.

Следующее слово, значение которого необходимо уяснить, - "существо". Под ним понимается "сущность, внутреннее содержание чего-нибудь" <6>.

<6> Там же. С. 638.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что не могут быть свидетелями при составлении, подписании, удостоверении завещания или передаче его нотариусу граждане, телесные недостатки которых совершенно очевидно не позволяют им понять внутреннее содержание совершаемых действий. Некоторые ученые относят к таковым слепоту, глухоту, немоту - в зависимости от основания <7>.

<7> См., напр.: Блинков О.Е. Институт свидетелей и недействительность завещания в постсоветском наследственном праве // Наследственное право. 2011. N 3. С. 31 - 35; Он же. Институт свидетелей в наследственном праве стран СНГ и Балтии // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. N 9. С. 41 - 44.

Существует и несколько иная точка зрения. Так, С.А. Слободян отмечает, что, "если свидетель является глухим или глухонемым, но при этом зрячим, он в состоянии прочитать текст завещания и подписать его. Поэтому данный физический недостаток не является таким, который не позволяет свидетелю в полной мере осознавать происходящее" <8>. Думается также, что наличие или отсутствие у такого лица инвалидности, обусловленной указанными недостатками, существенного значения не имеет.

<8> Слободян С.А. О форме завещания в соответствии с гражданским законодательством РФ // Нотариус. 2009. N 3. С. 15; и сл.

Представляется, что подход, в соответствии с которым глухой, немой или даже глухонемой человек, осознающий, что он присутствует при составлении, подписании, удостоверении завещания или передаче его нотариусу, может выступать свидетелем, является верным. Противоположная позиция вряд ли может соответствовать конституционной норме о равноправии всех граждан Российской Федерации.

Очевидно, что к недостаткам, не позволяющим понять содержания действий, связанных с составлением, подписанием, удостоверением завещания или передачей его нотариусу, можно отнести и психические недостатки (заболевания), следствием которых является неадекватное отражение в сознании объективной действительности.

Следующей оценочной категорией данной нормы является владение свидетелями в достаточной степени языком, на котором составлено завещание.

Какая степень владения языком является достаточной? Необходимо ли свободно владеть языком, на котором составлено завещание, или достаточно уметь читать на нем? Является ли таковой способность чтения и перевода со словарем?

К сожалению, ни Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании", ни Методические рекомендации по удостоверению завещаний, принятию нотариусом закрытого завещания, вскрытию и оглашению закрытого завещания (утверждены решением Правления ФНП от 01 - 02.07.2004, протокол N 04/04) разъяснений на сей счет не содержат. Не встретилось нам ни одного примера и в судебной практике.

В этой связи можно предложить следующий критерий определения, если так можно выразиться, достаточности степени владения языком для целей п. 2 ст. 1124 ГК РФ.

Если лицо может в режиме реального времени прочесть и понять смысл текста завещания, то его можно признать владеющим языком в достаточной степени. При этом под режимом реального времени мы понимаем время, в течение которого составляется завещание.

Еще одной нормой, содержащей оценочные понятия, является п. 1 ст. 1129 ГК РФ. Согласно данному законоположению гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с правилами ст. ст. 1124 - 1128 ГК РФ, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме.

Первой оценочной категорией рассматриваемой нормы является положение завещателя, явно угрожающее его жизни. Что понимать под таким положением? Можно ли отнести к таковому тяжелое состояние здоровья?

В большинстве случаев суды отмечают, что тяжелое состояние здоровья завещателя не свидетельствует о невозможности оформить завещание в порядке, установленном законом <9>.

<9> См., напр.: Определение Московского городского суда от 06.07.2011 по делу N 33-20936 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 20.05.2015); Определение Московского городского суда от 26.01.2011 по делу N 33-1303 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 20.05.2015); Определение Санкт-Петербургского городского суда от 15.04.2014 N 33-6308/2014 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 20.05.2015).

В порядке исключения встречаются и такие судебные акты, которые все же учитывают данный фактор. Так, Красноуральский городской суд Свердловской области, рассмотрев 10 ноября 2005 г. дело по иску Н.П. Майоровой к Ж.В. Серебрич, пришел к выводу о том, что наследодатель совершила завещание будучи в положении, явно угрожающем ее жизни. При этом завещатель, находясь в больнице, испытывала сильные сердечные боли, в отношении ее проводились реанимационные мероприятия, состояние характеризовалось как крайне тяжелое <10>.

<10> Цит. по: Зайцева Т.И. Судебная практика по наследственным делам. М.: Волтерс Клувер, 2007. 472 с.

Анализ соответствующей судебной практики позволяет сделать вывод о том, что тяжелое состояние здоровья завещателя можно расценивать в качестве положения, явно угрожающего жизни завещателя, при внезапном возникновении такого состояния, которое исключает возможность оформления завещания в установленном законом порядке.

Что касается чрезвычайных обстоятельств, в силу которых завещатель лишен возможности совершить завещание, то в литературе отмечается, что они "могут быть связаны с обстоятельствами непреодолимой силы, однако только при условии, что такие обстоятельства создавали явную угрозу для жизни гражданина и носили непредотвратимый характер" <11>.

<11> Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу V: Наследственное право / Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцева, И.Е. Манылов и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2013; СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 20.05.2015) (автор - Т.И. Зайцева).

Суды также указывают на то, что закон не раскрывает содержания чрезвычайных обстоятельств, в связи с чем это могут быть внешние факторы, когда человек оказывается отрезанным от внешнего мира либо иным образом угроза жизни исходит извне, в других случаях - это может быть тяжкое заболевание либо травма как результат несчастного случая, аварии, преступного посягательства и т.д. <12>.

<12> См., напр.: Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.10.2014 N 33-12949/2014 по делу N 2-845/2014 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 20.05.2015); Определение Санкт-Петербургского городского суда от 19.03.2014 N 33-2918/2014 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 20.05.2015).

В заключение хочется еще раз подчеркнуть важность исследования института завещания, о чем свидетельствуют не только многочисленные труды ученых по данной тематике <13>, но и наличие в нем норм, содержащих оценочные понятия, представляющие широкий простор для судебного усмотрения <14>.

<13> См., напр.: Барков Р.А., Блинков О.Е. Эволюция основных положений о завещании: общие тенденции и перспективы их унификации на постсоветском пространстве // Наследственное право. 2013. N 4. С. 41 - 47; Барков Р.А., Блинков О.Е. Формальная действительность завещания как акта реализации активной завещательной правосубъектности (сравнительно-правовой аспект) // Наследственное право. 2013. N 3. С. 42 - 48.
<14> Об исследовании иных оценочных понятий в нормах о завещании см.: Фиошин А.В. К вопросу об оценочных категориях в наследственном праве России // Наследственное право. 2015. N 2. С. 21 - 24.

Литература

  1. Барков Р.А., Блинков О.Е. Формальная действительность завещания как акта реализации активной завещательной правосубъектности (сравнительно-правовой аспект) // Наследственное право. 2013. N 3. С. 42 - 48.
  2. Барков Р.А., Блинков О.Е. Эволюция основных положений о завещании: общие тенденции и перспективы их унификации на постсоветском пространстве // Наследственное право. 2013. N 4. С. 41 - 47.
  3. Блинков О.Е. Институт свидетелей в наследственном праве стран СНГ и Балтии // Арбитражный и гражданский процесс. 2006. N 9. С. 41 - 44.
  4. Блинков О.Е. Институт свидетелей и недействительность завещания в постсоветском наследственном праве // Наследственное право. 2011. N 3. С. 31 - 35.
  5. Блинков О.Е. Методические рекомендации по удостоверению завещаний лиц, находящихся в местах лишения свободы // Нотариус. 2015. N 5. С. 37 - 43.
  6. Блинков О.Е. О присутствии наследника при совершении завещания // Наследственное право. 2014. N 2. С. 3 - 5.
  7. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу V: Наследственное право / Б.М. Гонгало, Т.Н. Зайцева, И.Е. Манылов [и др.]; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2013 // СПС "КонсультантПлюс" (дата обращения: 20.05.2015).
  8. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: Соч.: В 4 т. СПб., 1863 - 1866. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc2p/254310 (дата обращения: 20.05.2015).
  9. Дмитриев Д.В. Толковый словарь русского языка. М.: ООО "Издательство Астрель", 2003. 1578 с. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/dmitriev/1757 (дата обращения: 20.05.2015).
  10. Зайцева Т.И. Судебная практика по наследственным делам. М.: Волтерс Клувер, 2007. 472 с.
  11. Маслова Е.Н. Оценочные категории в квалифицированных видах убийства: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2006. 26 с.
  12. Ожегов С.И. Словарь русского языка / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 20-е изд., стереотип. М.: Русский язык, 1989. 750 с.
  13. Слободян С.А. О форме завещания в соответствии с гражданским законодательством РФ // Нотариус. 2009. N 3. С. 15 - 22.
  14. Фиошин А.В. К вопросу об оценочных категориях в наследственном праве России // Наследственное право. 2015. N 2. С. 21 - 24.