Мудрый Юрист

Взыскатель по алиментам

Полина Чегоряева, координатор, Центр методологии судебной и договорной работы кафедры гражданского права и процесса Иркутского института (филиала) РПА Минюста России, г. Иркутск.

Как быть, если взыскатель алиментов умер? Нужно ли прекращать исполнительное производство или следует осуществить по определению суда замену взыскателя?

Бенефициар или дестинатор?

Ребенок не является взыскателем (кредитором) по алиментам, закон прямо не называет ребенка взыскателем. Алименты взыскивает родитель от своего имени, а не от имени ребенка. Право ребенка получать содержание от родителей существует, но это право не является определенным, то есть неизвестны денежная оценка содержания, периодичность предоставления и другие обстоятельства. Порядок, размер и форма содержания определяются самостоятельно родителем и изменяются им по его усмотрению. Напротив, право родителя, воспитывающего ребенка, получать алименты от другого родителя, является определенным и существует в рамках обязательства, установленного в судебном порядке или добровольно при содействии нотариуса.

В известном отношении ребенка можно именовать конечным получателем алиментов, бенефициарным собственником взыскиваемых денежных средств. Ясно, что бенефициарный ("конечный") собственник в формальном смысле, де-юре, не является собственником. Ребенка в алиментном обязательстве можно именовать и дестинатором <1>, благодаря интересу которого обязательство платить алименты существует между родителями. Это обязательство существует, поскольку закон охраняет интерес ребенка к материальному содержанию.

<1> Дурденевский В.Н. Субъективное право и его основное разделение // Изв. вузов. Правоведение. 1994. N 3.

Ребенок, получающий алименты, тогда взыскатель, когда он назван взыскателем в исполнительном документе (судебном приказе, исполнительном листе). В этом случае его родитель участвует в исполнительном производстве не в качестве стороны, а в качестве законного представителя взыскателя. Если же взыскателем в исполнительном документе назван родитель, то родитель выступает в исполнительном производстве в качестве стороны, а не в качестве законного представителя ребенка, на содержание которого взыскиваются алименты.

При этом смерть взыскателя не влечет за собой прекращения исполнительного производства по алиментам. Исключение составляет случай, когда ребенок, имеющий право получать содержание от родителей, выступает в качестве взыскателя в исполнительном производстве по алиментам.

Не влекут прекращения исполнительного производства по алиментам и иные юридические состояния и обстоятельства, когда взыскатель вынужденно или добровольно оставляет ребенка без своего попечения. Таковыми обстоятельствами, наряду со смертью родителя, получающего алименты, являются объявление умершим, безвестное отсутствие, осуждение к реальному лишению свободы.

В таком случае следует взыскателем считать ребенка, имеющего право на получение содержания от родителя, и продолжать исполнительное производство. Замена кредитора по алиментному обязательству здесь производится автоматически, замена взыскателя в исполнительном производстве по алиментам должна оформляться посредством издания судебным приставом-исполнителем специального о том постановления. Если пристав не оформил замену взыскателя, это не означает, что замены не произошло. Действующее законодательство и история права знают случаи, когда сторона по обязательству меняется автоматически, без излишних формальностей.

Согласно ст. 64 ЖК РФ (ред. от 13.07.2015) переход права собственности (хозяйственного ведения и оперативного управления) на жилое помещение не влечет расторжение или изменение условий договора социального найма жилого помещения <2>. По аналогии смерть кредитора по алиментному обязательству не влечет за собой прекращение обязательства или изменения его условий, на место кредитора заступает ребенок или его законный представитель при условии, что он содержит ребенка. Практическое значение предлагаемого правила заключается в том, что оно позволяет избежать необходимости предъявлять новое требование к плательщику о взыскании алиментов.

<2> Фрешков А. Автоматическая перемена лиц в договоре жилищного найма // Еженедельник советской юстиции. 1929. N 11 (22 марта).

Иное решение основано на том, что кредитором по алиментному обязательству является ребенок, а родитель, получающий алименты, является законным представителем ребенка в исполнительном производстве, невзирая на то что исполнительный документ именует его взыскателем. Это неверная позиция. Родитель, воспитывающий ребенка, содержит его на свои средства. Алименты, которые поступают от плательщика, есть компенсация расходов родителя по содержанию ребенка. Это деньги для родителя на содержание ребенка, но не деньги ребенка.

Надо осознавать, что суды могут придерживаться иной точки зрения, но правильнее все же считать, что на стороне ребенка нет иска против плательщика алиментов. Этот иск принадлежит родителю (законному представителю), который содержит ребенка. Другими словами, если мать, воспитывающая ребенка, не предъявляет иска к его отцу, то ребенок самостоятельно иск предъявить не может. Не может это сделать от имени ребенка и кто-либо третий, пока рядом с ребенком есть мать, которая его содержит. Если же руководствоваться позицией, которая изложена ниже, и считать ребенка взыскателем, лицом, имеющим право получать алименты, то в таком случае, во-первых, придется сказать, что деньги должны поступать на его банковский счет и расходоваться с его счета. И во-вторых, придется признать, что ребенок может предъявить иск самостоятельно к отцу о взыскании алиментов в свою пользу, если мать не предъявляет иска, не нуждаясь в деньгах или отказываясь устанавливать отцовство. В действительности же ребенок содержится матерью, отец компенсирует ее расходы по содержанию. При этом размер компенсации может быть в десятки раз больше, чем расходы матери по содержанию ребенка. Правда, такое бывает лишь изредка. Чаще всего размер компенсации в десятки раз меньше, чем денежная оценка содержания, которое предоставляет мать.

Судебная практика

Президиум Свердловского областного суда объясняет, что "сложившееся в судебной практике правило указывать в исполнительном документе о взыскании алиментов на несовершеннолетнего ребенка его законного представителя обусловлено тем, что в силу возраста несовершеннолетний ребенок не может самостоятельно отстаивать свои права и законные интересы в суде, поскольку не обладает гражданской процессуальной дееспособностью в полном объеме (статьи 37 и 52 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации)".

Согласно позиции Свердловского областного суда "несовершеннолетний, имеющий полную дееспособность, осуществляет свои права и исполняет свои обязанности в исполнительном производстве самостоятельно. В этом случае полномочия законного представителя автоматически прекращаются без особого решения (пункт 3 статьи 40 Гражданского кодекса РФ), а судебному приставу-исполнителю, не прекращая исполнительное производство, своим постановлением надлежит привлекать к участию в исполнительном производстве непосредственно ребенка, в пользу которого исполнительным документом взыскиваются алименты" <3>.

<3> Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда (четвертый квартал 2013 года): утв. Постановлением Президиума Свердловского областного суда от 12.03.2014.

Апелляционное определение Ярославского областного суда от 31.03.2015 по делу N 33-2092 подтверждает законность и обоснованность определения районного суда, которым оставлено без удовлетворения заявление судебного пристава-исполнителя о замене стороны исполнительного производства в связи с достижением ребенком возраста совершеннолетия. Определение мотивировано тем, что достижение совершеннолетия не влечет выбытия взыскателя из спорного правоотношения, процессуального правопреемства не имеется. Ребенок остается взыскателем, из исполнительного производства выбывает его законный представитель.

Экстраполируя приведенное правило на смерть законного представителя, участвующего в исполнительном производстве в качестве взыскателя по алиментам на содержание несовершеннолетнего, следует сказать, что в случае смерти законного представителя ребенка, названного в исполнительном документе взыскателем, судебному приставу-исполнителю надлежит привлекать к участию в исполнительном производстве опекуна или попечителя несовершеннолетнего в качестве его законного представителя, продолжая взыскание.

Ребенок-взыскатель

Согласно п. 3 ст. 13 Федерального закона от 24.04.2008 N 48-ФЗ "Об опеке и попечительстве" (в ред. от 22.12.2014, с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2015) попечитель в отношении несовершеннолетнего гражданина, достигшего возраста 14 лет, может быть назначен органом опеки и попечительства по заявлению такого гражданина с указанием конкретного лица.

От несовершеннолетнего гражданина, достигшего возраста 14 лет, заявление о назначении ему попечителя с указанием конкретного лица может и не последовать. В таком случае в соответствии с ч. 2 ст. 51 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (ред. от 29.06.2015) несовершеннолетний взыскатель в исполнительном производстве реализует свои права самостоятельно в присутствии или с согласия представителя органа опеки и попечительства.

В пункте 17 Постановления Пленума ВС РФ от 27.05.1998 N 10 "О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей" (в ред. от 06.02.2007) сказано, что при лишении родительских прав обоих родителей или одного из них, когда передача ребенка другому родителю невозможна, алименты подлежат взысканию не органу опеки и попечительства, которому в таких случаях передается ребенок (п. 5 ст. 71 СК РФ), а перечисляются на личный счет ребенка в отделении Сберегательного банка.

Следовательно, если ребенок выступает самостоятельно в исполнительном производстве в качестве взыскателя, денежные средства перечисляются на его личный банковский счет. Кроме того, из п. 17 того же Постановления следует, что алименты на личный счет ребенка не подлежат перечислению, если ребенок передан другому родителю.

Юридической аномалией является ситуация, в которой ребенок оказывается взыскателем в исполнительном производстве против отца или матери. Такой казус возможен, хотя и нежелателен. Но недопустимы иски детей против родителей, в том числе о взыскании алиментов, о возмещении вреда, причиненного ненадлежащим воспитанием и др. Таких исков не должно быть, иначе родители станут опасаться детей как потенциальных истцов и взыскателей.