Мудрый Юрист

О праве на обжалование в арбитражных судах определений о восстановлении срока

Султанов Айдар Рустэмович, судья Третейского энергетического суда, член Ассоциации по улучшению жизни и образования, начальник юридического управления ПАО "Нижнекамскнефтехим".

Иногда мы соглашаемся с тем или иным толкованием закона лишь в силу того, что оно уже давно существует и "всем известно, что...". Данная статья посвящена возможности обжалования определений о восстановлении сроков в арбитражных судах; до недавнего времени для нас было очевидно, что такой возможности не существует, но так ли это?

Ключевые слова: обжалование, восстановление сроков, арбитражный процесс, эффективные средства защиты.

On the right to appeal against writs on reinstatement of term in arbitration courts

A.R. Sultanov

Sultanov Aydar R., Judge of the Energy Arbitration Court, Member of Association for Improvement of Life and Education, Head of the Legal Department of Nizhnevartovskneftekhim, Public Joint-Stock Company.

Sometimes we agree with a particular interpretation of the law only because it has long existed, and "everyone knows that...". This article deals with the possibility of appeal for the restoration of the definitions of terms in arbitration courts, until recently, it was obvious to us that such a possibility does not exist, but is it?

Key words: appeal, recovery periods, arbitration proceedings, an effective remedy.

Разность подходов в АПК РФ и ГПК РФ

Полагаем, что любой практикующий в арбитражных судах "знает", что определение о восстановлении сроков на подачу жалобы не подлежит обжалованию, точнее не подлежит обжалованию, отдельному от судебного акта, выносимого по существу. Юристы, которые практикуют в судах общей юрисдикции, знают, что ходатайство о восстановлении сроков рассматривается в судебном заседании с предоставлением всем участвующим в деле лицам возможности не только высказать свое отношение, но и, быть может, представить доказательства, опровергающие доводы лица, ходатайствующего о восстановлении сроков.

Те же юристы, которые практикуют и в судах общей юрисдикции, и в арбитражных судах, могут привести немало примеров различного регулирования одноименных процессуальных институтов. Конечно же, иногда это оправданно, поскольку дифференциация процессуальных инструментов обусловлена тем, что все же законодатель ожидал, что в арбитражных судах будут принимать участие в основном профессиональные представители - корпоративные юристы и адвокаты, а в судах общей юрисдикции будут искать защиты в основном граждане, в том числе не прибегая к услугам адвокатов.

Но ни один практикующий юрист не смог нам объяснить, почему в арбитражных судах лиц, участвующих в деле, лишили права обжалования определений о восстановлении сроков.

В очередной раз столкнувшись с необоснованным восстановлением срока на обжалование судебного решения, которое, впрочем, одновременно лишало законной силы судебное решение, мы решили подробнее изучить тему обжалования определений о восстановлении сроков.

Тщательно проанализировав эту проблему с разных сторон, мы пришли к однозначному выводу: право обжалования определения о восстановлении срока на обжалование судебного акта все же существует, и оно следует из обязанности обеспечить эффективную защиту нарушенных прав, установленной ст. 13 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) и ст. 46 Конституции Российской Федерации, а также ч. 6 ст. 13 АПК РФ, ч. 5 ст. 112 ГПК РФ, ст. 19, 45 Конституции Российской Федерации и ст. 6 Конвенции.

Необоснованное восстановление срока на обжалование решения является нарушением права на справедливое судебное разбирательство, для защиты от которого должно быть эффективное средство защиты.

Вывод отчасти следует из того, что необоснованное восстановление срока на обжалование решения является нарушением права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное ст. 6 Конвенции о правах и основных свободах человека (Постановление Европейского суда по правам человека от 14 ноября 2006 года N 6923/03 по делу "Мельник против Молдовы").

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 11.12.2012 N 9604/12 выразил схожую правовую позицию о том, что необоснованное восстановление срока на подачу жалобы на решение арбитражного суда, вступившее в законную силу, является нарушением фундаментального принципа равенства сторон и отступлением от принципов правовой определенности и стабильности судебных актов.

В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2010 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 397 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Амосовой, Т.Т. Васильевой, К.Н. Жестковой и других" было отмечено: "...согласно практике Европейского суда по правам человека отступление от принципа правовой определенности может быть оправдано только обстоятельствами существенного и непреодолимого характера. ...Непринятие своевременных мер к выявлению и устранению нарушений прав и свобод, особенно в тех случаях, когда в дальнейшем их восстановление оказывается невозможным, должно расцениваться как невыполнение государством и его органами своей конституционной обязанности обеспечивать соблюдение прав и свобод человека и гражданина. В системной связи со статьей 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обязывающей государства создавать эффективные средства правовой защиты от возможных нарушений Конвенции, это означает необходимость создания в российской правовой системе (в законодательстве и правоприменительной практике) надлежащих правовых механизмов, которые в возможно короткой и простой процедуре устраняли бы риск неправомерной или даже произвольной отмены вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам и тем самым обеспечивали бы максимально быстрое и полное восстановление нарушенных прав граждан".

На наш взгляд, определение об удовлетворении заявления о восстановлении сроков на обжалование приводит к отступлению от принципа правовой определенности, как неотъемлемого элемента права на суд, по смыслу ст. 46 Конституции Российской Федерации и ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, порождая последствия, выходящие за рамки гражданских процессуальных правоотношений.

Возможность обжалования такого определения лишь вместе с судебным актом по существу жалобы не восполняет недостатки существующего арбитражного процессуального регулирования и не является эффективным средством защиты нарушенных прав лица, в пользу которого было вынесено судебное решение.

Следует также учитывать, что необоснованное восстановление срока на подачу кассационной жалобы влечет противоречащее принципу процессуальной экономии и требованию эффективности судопроизводства неоправданное и лишенное смысла использование временных, финансовых и кадровых ресурсов государства для нового рассмотрения дела, а для сторон по делу, в том числе той из них, в пользу которой состоялось судебное решение, порождает необоснованное состояние неопределенности относительно ее правового положения, установленного обретшим законную силу судебным решением.

Законодатель, понимая серьезность такого нарушения, как нарушение принципа правовой определенности и стабильности судебных решений, обеспечил пострадавшее от такого нарушения лицо правом обжалования в ч. 5 ст. 112 ГПК РФ, поскольку только немедленное обжалование такого нарушения в вышестоящую инстанцию могло бы быть эффективным средством защиты.

Однако в ст. 117 АПК РФ законодатель напрямую не указал возможность обжалования определений о восстановлении сроков, но и впрямую этого не запретил.

Полагаем, разъяснения, данные в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 19 марта 2010 г. N 7-П "По делу о проверке конституционности части второй статьи 397 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан И.В. Амосовой, Т.Т. Васильевой, К.Н. Жестковой и других", применимы в полной мере и к данной ситуации, поскольку установление запрета на обжалование в кассационном порядке определения судьи об удовлетворении заявления о восстановлении сроков для подачи жалобы могло бы привести к неоправданным отступлениям от принципа правовой определенности и стабильности судебных актов, тем самым нарушая право на справедливое судебное разбирательство, как оно гарантировано в том числе ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, и, соответственно, вытекающие из ее ст. 13 международные обязательства Российской Федерации.

"...Установление пониженного уровня процессуальных гарантий защиты прав граждан, которое не может быть оправдано спецификой этих дел и приводит к нарушению закрепленного в статье 19 (часть 1) Конституции Российской Федерации принципа равенства всех перед законом и судом" (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 марта 2012 г. N 5-П "По делу о проверке конституционности абзаца второго статьи 215 и абзаца второго статьи 217 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Д.В. Барабаша и А.В. Исхакова").

Поэтому считаем, что в данном случае, если учитывать вышеизложенное и полагать, что законодатель не хотел устанавливать процедуру, противоречащую Конституции Российской Федерации, отсутствие прямо закрепленного в ст. 117 АПК РФ права обжалования не является квалифицированным пробелом, являющимся запретом на обжалование.

Отсутствие указания на обжалование является пробелом, который преодолевается на основании положений ч. 6 ст. 13 АПК РФ: "В случаях, если спорные отношения прямо не урегулированы федеральным законом и другими нормативными правовыми актами или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, если это не противоречит их существу, арбитражные суды применяют нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм рассматривают дела исходя из общих начал и смысла федеральных законов и иных нормативных правовых актов (аналогия права)".

Поскольку процессуальные правоотношения по обжалованию определений о восстановлении процессуальных сроков прямо не урегулированы АПК РФ, это позволяет применить к спорным правоотношениям аналогию закона, а именно норму ч. 5 ст. 112 ГПК РФ: "На определение суда о восстановлении или об отказе в восстановлении пропущенного процессуального срока может быть подана частная жалоба" <1>.

<1> Кроме того, об обязанности судов применять аналогию процессуального закона по взаимному применению в спорных ситуациях норм АПК РФ, ГПК РФ и других законов, регулирующих процессуальные правоотношения, неоднократно высказывался Конституционный Суд Российской Федерации (см. п. 3.3 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2010 г. N 4-П, п. 2 Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 12 марта 2001 г. N 4-П, п. 2 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 мая 2010 г. N 715-О-Р, п. 3 Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 2 марта 2006 г. N 22-О и многие другие).

Определение о восстановлении срока на обжалование препятствует исполнению решения

Наш коллега, адвокат М.Г. Раскин, рассматривая данную проблему с другой точки зрения, пришел к выводу, что право на обжалование следует также из системного толкования норм АПК РФ. Полагая его подход весьма интересным, мы сочли возможным его развить и представить в данной статье.

В соответствии с ч. 4 ст. 117 АПК РФ "восстановление пропущенного процессуального срока арбитражным судом указывается в соответствующем судебном акте". В соответствии с ч. 1 ст. 188 АПК РФ "определение арбитражного суда может быть обжаловано отдельно от обжалования судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, в случаях, если в соответствии с настоящим Кодексом предусмотрено обжалование этого определения, а также, если это определение препятствует дальнейшему движению дела".

АПК РФ не содержит положений, прямо предусматривающих возможность обжалования определений о восстановлении процессуальных сроков, однако если такое определение препятствует дальнейшему движению дела, то оно может быть обжаловано.

Значение термина "движение дела" не раскрыто АПК РФ, однако, исходя из значения слов указанного выражения и структуры АПК РФ, следует, что под движением дела следует понимать возможность продолжения рассмотрения дела по существу в суде первой инстанции (разделы II, III АПК РФ), возможность возбуждения производства по пересмотру судебных актов, подразумевающую передачу дела из одной инстанции в другую (раздел VI АПК РФ), а также возможность исполнения судебного акта, вступившего в законную силу (раздел VII АПК РФ).

В ряде дел ЕСПЧ сформулировал правовую позицию о том, что исполнение судебного акта является неотъемлемой частью "судебного разбирательства" для целей толкования ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Постановления ЕСПЧ по делам "Хорнсби против Греции", "Бурдов против России" (N 1)). Такого же подхода придерживается и Конституционный Суд Российской Федерации, прямо об этом указывая в Постановлении от 30.07.2001 N 13-П.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 08.10.2013 N 6004/13 также было разъяснено, что статья 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года гарантирует частным лицам право на справедливое судебное разбирательство, неотъемлемым элементом которого является право на исполнение судебного решения.

Аналогичный подход разъяснен в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за II квартал 2004 года (по гражданским делам), утвержденном Постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 6 октября 2004 г.

Исполнимость судебного акта является одним из свойств законной силы, к тому же вступление в законную силу судебного решения также порождает и право на взыскание судебных расходов.

Незаконное восстановление сроков для обжалования, которое также является актом, лишающим законной силы судебное решение и возможности его исполнения, не может быть истолковано как определение, не препятствующее "движению дела". Иной подход означал бы неуважение к вступившему в законную силу судебному решению и отрицание того, что целью судебного решения является исполненное решение, а не получение истцом бумаги, называемой "судебное решение".