Мудрый Юрист

О совершенствовании уголовного законодательства в сфере борьбы с мошенничеством

Петрова Галина Олеговна, профессор юридического факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ.

23 апреля 2015 г. Верховным Судом Российской Федерации проведена научно-практическая конференция "Проблемы применения судами законодательства об ответственности за мошенничество, присвоение и растрату". В номере публикуются подготовленные участниками конференции материалы, в которых предлагаются решения указанных проблем применения уголовного закона.

Ключевые слова: квалификация преступлений, мошенничество, присвоение, растрата, специальные виды мошенничества.

On Improvement of Criminal Legislation in Combating Fraud

G.O. Petrova

Petrova Galina Olegovna, LLD., Prof., Professor, Faculty of Law, N.I. Lobachevsky Nizhny Novgorod State University, Hon. Lawyer of the Russian Federation.

On April 23, 2015 The Supreme Court of the Russian Federation held a research-to-practice Conference "The Problems of Application by Courts of Legislation on Liability for Fraud, Misappropriation and Embezzlement". The materials providing solutions of the above problems of application of criminal law prepared by participants of the Conference are published in the issue.

Keywords: classification of crimes; fraud; misappropriation; embezzlement; special types of fraud.

Гуманизация уголовного законодательства, о целесообразности которой спорят правоведы, выразилась, в частности, во введении новых статей, предусматривающих более мягкие наказания за "специальные виды мошенничества".

Однако такое дробление материнской ст. 159 УК РФ может быть бесконечным. Ведь еще не все сферы охвачены! Наряду с имеющимися нормами об ответственности за преступления, связанные с обманом и злоупотреблением доверием, вносятся предложения о криминализации мошенничества в сфере долевого строительства, финансовых пирамид, мошенничества на потребительском рынке. Конечно, "криминальная мысль" не спит, появляются новые сферы и разновидности обмана, но это не значит, что они должны тиражироваться в статьях уголовного закона.

Конституционный Суд РФ уже выразил правовую позицию в связи с появившимися в УК РФ изменениями. Желательно, чтобы и Верховный Суд РФ сделал встречный шаг и в порядке законодательной инициативы предложил законодателю оставить в УК РФ наказание за мошенничество лишь в ст. 159 УК РФ.

Силы законодателя нужно направить на иное. Совершенствования требуют положения не только Особенной, но и Общей части Уголовного кодекса. В УК в отличие от УПК нет определения потерпевшего, его видов. Необходимо поэтому определить потерпевшего в УК, обозначив его как физическое лицо (а не как гражданина, см. ч. 2 ст. 159.5, ч. 2 ст. 159.6) и юридическое лицо. Если в статье Особенной части УК РФ требуется конкретизация потерпевшего, то это будет специальный потерпевший, как и специальный субъект. Это очень важно, так как в противном случае будет иметь место законодательное ограничение круга потерпевших.

Особое внимание хотелось бы обратить на такого специального потерпевшего, как пенсионер. Ранее в п. 5 ст. 39 УК РСФСР к обстоятельствам, отягчающим ответственность, относилось "совершение преступления в отношении малолетнего, престарелого, лица, находящегося в беспомощном состоянии...". В настоящее время в пп. "з" п. 1 ст. 63 УК РФ к обстоятельствам, отягчающим наказание, относится "совершение преступления... в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица...". На наш взгляд, следует уточнить, указав наряду с малолетними, несовершеннолетних и лиц, достигших пенсионного возраста. Их, как и малолетних, необходимо законодательно признать специальными потерпевшими.

Желательно дополнить и ст. 159 УК РФ новыми квалифицирующими признаками, указывающими на специальных потерпевших.

Изучение судебной практики Нижегородской области свидетельствует о том, что за каждым эпизодом мошенничества стоит большое количество обманутых потерпевших. Думается, что количество потерпевших также должно быть отражено в УК РФ в качестве квалифицирующего признака.

Имеющиеся в УК РФ квалифицирующие признаки "значительный", "крупный ущерб" и "особо крупный размер" отражают лишь имущественный вред. Не учитывается при квалификации "иной вред", который претерпевает обманутый потерпевший. А ведь ст. 42 УПК РФ при определении потерпевшего указывает не только на материальный, но и на физический, моральный вред физического лица, по отношению к юридическому лицу - на вред его имуществу и деловой репутации. Очевидно, что это должно найти отражение в УК РФ и влиять на наказание.

В настоящее время получает развитие киберпреступность, все больше преступлений совершается с использованием Интернета. В УК РСФСР предусматривался квалифицирующий признак "применение технических средств". Например, в ч. 2 ст. 144 УК РСФСР кража, совершенная с применением технических средств, наказывалась лишением свободы на срок до пяти лет. В действующем УК 1996 г. в п. "к" ст. 63 "Обстоятельства, отягчающие наказание" указывается на совершение преступления с использованием лишь "специально изготовленных технических средств". К тому же, перечисляя отягчающие обстоятельства, законодатель не уточняет, какое же наказание может быть назначено. В то же время применительно к смягчающим обстоятельствам в соответствующих частях ст. 62 УК РФ "Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств" "...срок или размер наказания не могут превышать...". Приведенное означает, что законодатель, взяв курс на гуманизацию, реализует эту идею в одностороннем порядке, применяет ее только к лицу, совершившему преступление, забывая о потерпевших, которых значительно больше.

Поэтому предлагается предусмотреть в качестве отягчающего обстоятельства "совершение преступления с использованием сети Интернет", а лучше шире - "с использованием электронных ресурсов". Этот же признак следует ввести в качестве квалифицирующего в ст. 159 УК РФ.