Мудрый Юрист

Сравнительно-правовой аспект представительства прав и интересов ребенка в РФ, австрии и франции

Сапрыкин Кирим Николаевич, главный эксперт Правового управления ООО "Интер РАО - Инжиниринг".

В настоящей статье исследуются вопросы представительства прав и интересов ребенка в РФ, Австрии и Франции, формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, а также права представителей ребенка.

Сделан вывод о том, что законодательства РФ, Австрии и Франции о представительстве прав и интересов ребенка имеют общие черты, однако субъектный состав представительства, объем их полномочий различаются.

Ключевые слова: представительство прав и интересов ребенка, опека, усыновление.

Comparative law aspect of representation of rights and interests of the child in the Russian Federation, Austria and France

K.N. Saprykin

Saprykin Kirim N., Chief Expert of the Law Division of Inter RAO Engineering LLC.

In this article, we explore the issues of representation of the rights and interests of the child in the Russian Federation, Austria, and France, forms of placement of children left without parental care, and the rights of representatives of the child.

The conclusion is that the legislation of the Russian Federation, Austria, and France on the representation of the rights and interests of the child have common features, however, the subject structure of representation, the scope of their powers differ.

Key words: representation of the rights and interests of the child, guardianship, adoption.

Представительство прав и интересов ребенка предусматривается всеми современными правопорядками, при этом правила представительства различаются. Исследование иностранных правопорядков имеет не только теоретическую, но и практическую значимость, так как при принятии законов и иных нормативных правовых актов в РФ учитывается иностранное законодательство, которое является приемлемым и благоприятно скажется на российской практике. Например, при составлении проекта Федерального закона "Об опеке и попечительстве" использовалось иностранное законодательство, на что указала Л.Ю. Михеева <1>.

<1> Михеева Л.Ю. Краткий комментарий к проекту Федерального закона "Об опеке и попечительстве" // Семейное и жилищное право. 2007. N 1. С. 26.

К представителям прав и интересов ребенка по законодательству РФ относятся родители, усыновители, опекуны (попечители), приемные родители, патронатные воспитатели, органы опеки и попечительства, иные физические лица и юридические лица, а также органы государственной (муниципальной) власти, которым право представительства предоставлено законом.

В РФ представительство прав и интересов ребенка возможно как в публично-правовых (гражданских процессуальных, административных), так и в частноправовых (гражданских, семейных) отношениях. Ю.Ф. Беспалов обоснованно отметил, что "в семейно-правовом представительстве законный представитель, реализуя права ребенка, совершает действия фактического и юридического характера. Часть из них сводится к воспитанию ребенка, его содержанию. Здесь представительство выступает как средство реализации всего комплекса прав ребенка, оно касается не только отношений ребенка с третьими лицами и сделок, что характерно для гражданско-правового представительства (ст. 182 ГК РФ), но и выходит за рамки совершения сделок; оно может состоять в реализации любого права ребенка, в том числе неразрывно связанного с его личностью (например, право на алименты, право на воспитание: гл. 11, 12 СК РФ, гл. 2 раздела II Кодекса законов о браке, семье и опеке РСФСР, гл. 8 КоБС РСФСР)" <2>. Во всех остальных отношениях представитель действует от имени ребенка, в его интересах.

<2> Беспалов Ю.Ф. Осуществление семейных прав через представителя // Нотариус. 2005. N 3. С. 45.

Представители обладают различным объемом полномочий в зависимости от вида представительства (родители; опекун; попечители). При этом законодательство РФ предусматривает случаи одновременного участия нескольких представителей.

Обратимся к исследованию законодательства иностранных государств о представительстве прав и интересов ребенка на примере Франции и Австрии.

Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона) от 21.03.1804 (далее - ГК Франции) <3> предусматривает участие законных представителей в осуществлении как имущественных, так и неимущественных прав и интересов ребенка. В соответствии с ГК Франции родители являются представителями ребенка, причем основными, так как в большинстве случаев именно родители осуществляют, охраняют и защищают права и интересы ребенка. Во многом права родителей, предусмотренные в ГК Франции, схожи с правами родителей по законодательству РФ, однако имеют специфику. Например, в силу ст. 383 ГК Франции отец и мать управляют и пользуются имуществом своего ребенка с соблюдением специальных правил. При управлении имуществом ребенка, в том числе при заключении сделок, они являются законными управляющими. В силу ст. 389-3 ГК Франции законный управляющий представляет несовершеннолетнего во всех гражданско-правовых сделках, за исключением случаев, когда закон или обычай позволяет несовершеннолетним действовать самостоятельно.

<3> Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона). М.: Инфотропик Медиа, 2012.

Однако в силу ст. 389-5 ГК Франции в случае отсутствия между родителями согласия для заключения сделки они должны получить разрешение судьи по делам опеки.

Также без разрешения отца и матери ребенок не вправе покидать родительский дом и может быть от него отлучен лишь в случаях необходимости, которую определяет закон (ст. 371-3); родители привлекают несовершеннолетнего к принятию касающихся его решений с учетом его возраста и степени зрелости (ст. 371-1). Данное правило может быть заимствовано российским законодателем.

Помимо правил, схожих с отечественными, ГК Франции предусматривает и иные, не имеющие аналогов в российском законодательстве. Например, родители дают согласие на брак несовершеннолетних (ст. 148).

Примечательны правила, связанные с обязанностью родителей содержать детей. Так, когда позволяет состав имущества должника, алиментное пособие может быть заменено, полностью или частично, в соответствии с условиями и гарантиями, определяемыми утвержденным соглашением или судьей, выплатой некоторой денежной суммы уполномоченной организации, которая взамен обязуется выплачивать ребенку индексированную ренту, предоставить ему узуфрукт на имущество или выделить ему имущество, приносящее доход (ст. 373-2-3); в случае, когда ребенок возвращается отцу и матери, судья по семейным делам возлагает на них, если они не являются неимущими, обязанность по возмещению расходов по содержанию ребенка полностью или частично (ст. 377-2); если родительские права осуществляются обоими родителями совместно, они являются законными управляющими имуществом своего ребенка. В остальных случаях правомочия возложенного законом управления имуществом принадлежат тому из родителей, кто осуществляет родительские права (ст. 389).

Еще одним представителем ребенка является усыновитель. В отличие от российского, "французское законодательство, например, допускает усыновление эмбриона, которое может быть уподоблено усыновлению ребенка на эмбриональной стадии развития" <4>.

<4> Романовский Г.Б., Романовская О.В. Насцитурус в семейно-правовых отношениях и современная биомедицина // Семейное и жилищное право. 2013. N 6. С. 26.

Обратим внимание на то, что ГК Франции предусматривает 2 вида усыновления: полное и простое.

При полном усыновлении в соответствии со ст. 356 ГК Франции ребенку устанавливается происхождение, которое заменяет его кровное родство: кровные отношения усыновленного с его семьей прекращаются, за исключением запретов на вступление в брак, предусмотренных статьями 161 - 164.

При простом усыновлении усыновленный остается в своей родной семье и сохраняет по отношению к ней все свои права, в частности право наследования (ст. 364), однако усыновитель обладает исключительными полномочиями осуществлять в отношении усыновленного все родительские права, включая право давать свое согласие на заключение им брака, если только этот усыновитель не является супругой отца или супругом матери усыновленного.

В связи с возложением на родителей обязанностей по опеке, в научной литературе появилось такое понятие, как "естественные опекуны". Так, А.М. Нечаева пишет: "Возложение обязанности заботиться о несовершеннолетнем на его родителей как естественных опекунов вытекает, например, и из текста ст. 429 Гражданского кодекса Франции следующего содержания: "За исключением отца и матери, от несения опеки могут быть освобождены те, кто больше не может ею заниматься" <5>.

<5> Нечаева А.М. Семейно-правовой статус опекуна (попечителя) над несовершеннолетними // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 4. С. 25.

В семейных правоотношениях, согласно правилам ГК Франции, возможно участие опекуна, деятельность которого может быть тесно связана еще с одним участником семейных правоотношений - семейным советом.

Согласно ст. 408 ГК Франции опекун заботится о личности несовершеннолетнего и представляет его при совершении всех актов гражданской жизни, за исключением случаев, когда закон или обычай разрешает несовершеннолетнему действовать самостоятельно, а также представляет несовершеннолетнего в суде.

Опекун представляет опекаемое лицо во всех гражданско-правовых сделках, за исключением случаев, когда закон или обычай разрешает последнему действовать самостоятельно (ст. 473).

Помимо названного опекуна возможно и участие опекуна-надзирателя. М.Л. Шелютто указал, что "фигура опекуна ad litem или ad hoc, который назначается для представительства интересов несовершеннолетнего в случаях конфликта его интересов и интересов опекуна, давно известна зарубежному праву. В США это опекун (guardian) ad litem-1, во Франции - управляющий (administrates) ad hoc (ст. ст. 388-2, 389-3 Французского гражданского кодекса), в Нидерландах - специальный опекун (bijzondere curator) (ст. 1:250 Гражданского кодекса Нидерландов) и т.д." <6>. Во Франции, как и в ряде других государств, помимо опекуна предусматривается и участие "опекуна-блюстителя". Так, "Саксонское и Австрийское уложения опекунов-блюстителей не знают, а по Французскому и Итальянскому уложениям опекуны-блюстители суть органы надзора и в управление имуществом не вмешиваются" <7>.

<6> Гражданское право и современность: Сборник статей, посвященный памяти М.И. Брагинского / С.С. Алексеев, Ф.О. Богатырев, Б.А. Булаевский и др.; под ред. В.Н. Литовкина, К.Б. Ярошенко; Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. М.: Статут, 2013. С. 621.
<7> Загоровский А.И. Фрагмент книги "Курс семейного права" // Семейное и жилищное право. 2009. N 1. С. 51.

Семейный совет является важным органом при опеке ребенка. Так, "во Франции и в Италии заведование опекой принадлежит семейному совету и лишь в некоторых случаях - более важных распоряжений - требуется утверждение судом постановления первого (ст. 405 и след. франц. Код.; ст. 259 и след. Итал. код.)" <8>.

<8> Загоровский А.И. Фрагмент книги "Курс семейного права" // Семейное и жилищное право. 2007. N 5. С. 56.

Всеобщий гражданский кодекс Австрии от 01.06.1811 (далее - ГК Австрии) <9> также содержит правила, касающиеся представительства прав и интересов ребенка, как отличные, так и схожие с отечественными.

<9> Всеобщий гражданский кодекс Австрии. М.: Инфотропик Медиа, 2011.

Как и в большинстве развитых государств, в Австрии основными представителями прав ребенка являются родители. Так, родители обязаны заботиться о несовершеннолетнем ребенке и воспитывать его, управлять его имуществом и по этим и другим вопросам представлять ребенка; забота и воспитание, а также управление имуществом включают в себя также законное представительство в этих сферах (§ 144), однако в гражданском процессе только один из родителей уполномочен представлять ребенка; пока родители не договорились о том, что представителем будет другой родитель, или пока суд согласно § 176 не назначил представителем его или третье лицо, представителем является родитель, который совершил первое процессуальное действие (§ 154a).

Представляет интерес и подход австрийского законодателя к решению вопроса о медицинской помощи ребенку. Так, согласно § 146c ГК Австрии согласие на медицинское вмешательство благоразумный и рассудительный несовершеннолетний ребенок может дать только самостоятельно; в случае сомнения, наличие благоразумности и рассудительности несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет предполагается. Если имеется недостаток в необходимой благоразумности и рассудительности, то необходимо получить одобрение лица, уполномоченного на заботу и воспитание [ребенка].

ГК Австрии предусматривает участие законных представителей ребенка и его самого в процессе усыновления. Так, усыновление осуществляется на основании письменного договора между усыновителем и усыновляемым, а также разрешения суда, получаемого по заявлению одной из сторон договора. В случае если суд разрешает усыновление, оно вступает в силу с момента согласования воли сторон договора.

В качестве правового последствия усыновления в ГК Австрии названо то, что между усыновителем и его потомством, с одной стороны, и усыновленным и его несовершеннолетним на момент вступления в силу усыновления потомством, с другой стороны, в момент усыновления возникают такие же права, которые возникают посредством происхождения [детей] в браке (§ 182).

Представителями ребенка могут быть и опекуны. Опекунами являются лица, которые полностью или частично осуществляют уход и воспитание ребенка и с которыми существует или должна возникнуть связь, подобная отношениям между родителями по происхождению и их детьми. Они имеют право делать заявления в судебном процессе, касающемся личности ребенка (§ 186).

На основании § 275 ГК Австрии управление делами (попечение) охватывает всю деятельность, которая необходима, чтобы управляющий делами (попечитель) позаботился обо всех переданных ему делах. При этом управляющий делами (попечитель) должен наилучшим образом содействовать благу опекаемого. По важным, касающимся личности опекаемого лица вопросам управляющий делами (попечитель) обязан получить одобрение суда.

Иногда полномочия представителя прав и интересов ребенка основываются на обстановке, случае. Например, в § 178 ГК Австрии указано, что если осуществление прав, предусмотренных абзацем 1, серьезно повредит благу ребенка или если родитель, не уполномоченный на опеку над ребенком, требует их осуществления, злоупотребляя правом, или действует иным недопустимым образом, то по заявлению [заинтересованного лица] суд должен ограничить эти права или полностью лишить их. Данное правило может быть заимствовано российским законодателем.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что законодательства РФ, Австрии и Франции о представительстве прав и интересов ребенка имеют общие черты, однако субъектный состав представительства, объем их полномочий различаются.

Надо полагать, что возложение на родителей, у которых ребенок был временно отобран, обязанности компенсировать расходы, понесенные государством на его содержание, предусмотренное ГК Франции, будет целесообразно и в РФ. Однако условием возложения данной обязанности следует предусмотреть и имущественное положение родителей. В случае если лицо относится к малообеспеченным, нуждающимся гражданам, то предлагаемая обязанность на них возлагаться не должна.

Литература

  1. Беспалов Ю.Ф. Осуществление семейных прав через представителя // Нотариус. 2005. N 3. С. 45.
  2. Всеобщий гражданский кодекс Австрии. М.: Инфотропик Медиа, 2011.
  3. Гражданский кодекс Франции (Кодекс Наполеона). М.: Инфотропик Медиа, 2012.
  4. Гражданское право и современность: Сборник статей, посвященный памяти М.И. Брагинского / С.С. Алексеев, Ф.О. Богатырев, Б.А. Булаевский и др.; под ред. В.Н. Литовкина, К.Б. Ярошенко; Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. М.: Статут, 2013.
  5. Загоровский А.И. Фрагмент книги "Курс семейного права" // Семейное и жилищное право. 2009. N 1. С. 51, 56.
  6. Михеева Л.Ю. Краткий комментарий к проекту Федерального закона "Об опеке и попечительстве" // Семейное и жилищное право. 2007. N 1. С. 20 - 22.
  7. Нечаева А.М. Семейно-правовой статус опекуна (попечителя) над несовершеннолетними // Законы России: опыт, анализ, практика. 2013. N 4. С. 25.
  8. Романовский Г.Б., Романовская О.В. Насцитурус в семейно-правовых отношениях и современная биомедицина // Семейное и жилищное право. 2013. N 6. С. 23 - 27.