Мудрый Юрист

К вопросу о правомерности осуществления трудовой деятельности в период очередного отпуска

Чашин А.Н., первая Магаданская областная коллегия адвокатов, заместитель председателя президиума.

В десятом номере журнала "Юрист" прошлого года опубликована статья ведущего специалиста финансового управления Управы г. Тулы В.В. Артемова "Правомерность осуществления трудовой деятельности в период очередного отпуска и иные актуальные вопросы трудового права". К сожалению, мы ознакомились с названной публикацией спустя несколько месяцев после ее выхода в свет, однако считаем необходимым вступить с В.В. Артемовым в дискуссию. Наша точка зрения противоположна высказанной автором в статье, и ниже мы попытаемся ее обосновать.

В.В. Артемов, рассматривая ситуацию, в которой работник во время очередного ежегодного отпуска устраивается на работу к другому работодателю, высказывает мнение о том, что тем самым работник нарушает права работодателя. В обоснование своей позиции В.В. Артемов указывает на то, что целью правовых норм, устанавливающих право работников на ежегодный оплачиваемый отпуск, является отдых последнего <*>. Далее автор ссылается на п. 5 ст. 37 Конституции РФ, согласно которому оплачиваемый ежегодный отпуск является реализацией конституционного права человека на отдых. По мнению автора, в анализируемой ситуации нарушается принцип справедливости. Приведенное положение в статье В.В. Артемова является основополагающим, и все дальнейшие рассуждения построены именно на нем.

<*> Артемов В.В. Правомерность осуществления трудовой деятельности в период очередного отпуска и иные актуальные вопросы трудового права // Юрист. 2003. N 10. С. 41.

Однако при обосновании своей позиции В.В. Артемов не учитывает тот факт, что работник имеет право свободно распоряжаться своими трудовыми способностями, в том числе заключать трудовые договоры с неограниченным числом работодателей (ч. 2 ст. 282 ТК РФ). Ч. 1 ст. 282 ТК РФ называет выполнение работником другой регулярной оплачиваемой работы на условиях трудового договора в свободное от основной работы время совместительством. Именно совместительство в данном случае имеет место. Работник, уходя в очередной ежегодный отпуск, получает в распоряжение время, которое раньше было заполнено выполняемой по основному месту работы трудовой деятельностью. Данное время становится свободным от основной работы. И никто не имеет права запретить работнику устроиться к другому работодателю для работы по совместительству на время очередного ежегодного отпуска. Более того, уходя в отпуск, естественно, работник не забирает свою трудовую книжку у основного работодателя, поэтому никак, кроме совместительства, свои трудовые отношения с другим работодателем оформить не может. Если же работник оформляет свои отношения с каким-либо юридическим или физическим лицом договором об оказании услуг с регистрацией индивидуальной трудовой деятельности, то такие отношения не являются трудовыми и также не могут быть ограничены.

Кроме того, В.В. Артемов вводит в обоснование своей позиции противоречивое доказательство, ссылаясь на п. 5 ст. 37 Конституции РФ, который гласит, что каждый имеет право на отдых. Работающему по трудовому договору гарантируется... оплачиваемый ежегодный отпуск. Из анализа приведенного положения Основного закона следует, что отдых в период очередного ежегодного отпуска является именно правом человека. Однако В.В. Артемов с легкостью превращает право в обязанность. Данные категории являются противоположными. Законом закреплено именно право работника на отдых и обязанность работодателя на его обеспечение, а не наоборот. Действующее законодательство ни в коем случае не должно трактоваться как обязанность работника на отдых и право работодателя выгнать работника в отпуск и следить за тем, чтобы человек не использовал свои трудовые навыки. Это тем более неверно, что в настоящее время стремление к труду у населения понижено, высоки иждивенческие тенденции, желание человека трудиться, создавать и приумножать общественное богатство должно только приветствоваться обществом и ни в коем случае не осуждаться.

Предлагаемые В.В. Артемовым меры борьбы с трудовой деятельностью работника во время использования права на очередной ежегодный отпуск в виде привлечения к дисциплинарной ответственности за прогул вплоть до увольнения противоречат как букве закона, так и его духу.

Действующее трудовое законодательство закрепляет не абсолютное право работника на отдых, а право работника на отдых от конкретной работы, выполняемой им по трудовому договору с определенным работодателем. Поэтому работодатель выплачивает своему работнику, ушедшему в очередной ежегодный отпуск, денежные средства не для того, чтобы он "смог поработать за денежное вознаграждение в другой организации" <*>, а для того, чтобы он смог отдохнуть от конкретной выполняемой работы по основному месту работы. "Поработать за денежное вознаграждение в другой организации" работник имеет возможность и не уходя в отпуск, например вечером, ночью, в выходные и праздничные дни и т.п., то есть в период использования своего времени отдыха. И работник в данных случаях не подлежит дисциплинарной ответственности. Работа по совместительству в период отпуска фактически ничем не отличается от работы по совместительству, при которой работник работает в выходные (по основному месту работы) дни. Лишь во временном измерении отпуск несколько длиннее выходных дней, что не может существенно изменить суть ситуации.

<*> Там же. С. 41.

Кроме того, работодатель выплачивает отпускные работнику не "безвозмездно" <*>, как указывает В.В. Артемов. Время отдыха в период прохождения очередного ежегодного отпуска и заработная плата за этот же период отрабатываются работником в течение года своим трудом.

<*> Там же. С. 41.

Справедливость требует необходимости отметить, что мотивы, движущие работодателем и автором анализируемой статьи при выражении своей позиции, понятны. Работник, накапливающий усталость в период выполнения трудовых функций по основному месту работы, в определенный момент начинает работать хуже. Поэтому целью работодателя является отправление работника в отпуск с целью восстановления его трудовых способностей и получения от него в дальнейшем максимальной отдачи. Однако предлагаемый В.В. Артемовым вариант решения этой задачи неверен. В случае если работодатель настаивает на том, чтобы работник в период нахождения в очередном ежегодном отпуске не занимался трудовой деятельностью, а использовал время именно для отдыха в любой форме, можно рекомендовать включать соответствующие условия в трудовые договоры при их заключении. Однако при этом необходимо пожелать работодателю оплачивать труд своего работника в таком размере, чтобы он имел возможность именно отдыхать во время отдыха. С сожалением можем констатировать тот факт, что сегодня низкие размеры заработной платы в ряде отраслей экономики толкают людей работать на износ, и не на двух работах по совместительству, а более. Как нельзя более кстати подходит пример, приведенный В.В. Артемовым, с упоминанием учителей и воспитателей муниципальных образовательных учреждений. Работа по совместительству, в том числе в период нахождения в отпуске, в условиях низкой оплаты труда является для некоторых категорий работников средством к элементарной выживаемости.

На основании изложенного можно сделать выводы о том, что действующая официальная позиция, согласно которой работник имеет право заниматься трудовой деятельностью во время отпуска, верна и не нарушает прав работодателя.