Мудрый Юрист

Презумпции и фикции в жилищном законодательстве РФ

Егорова О.А., кандидат юридических наук, Председатель Московского городского суда.

В научной статье исследуются презумпции и фикции в жилищном законодательстве РФ. Исследованы научные определения данных понятий, дана классификация правовых презумпций. Автор полагает, что правовые презумпции и фикции являются сложным правовым явлением. Под правовой презумпцией понимается правовой режим, при котором обстоятельство, имеющее лишь определенную степень доказанности, достоверности, считается доказанным. Под юридической фикцией понимается создание государством или уполномоченным им органом определенному явлению, обстоятельству положения действительного, которому оно изначально не соответствует в действительности. Автором также сделаны теоретические выводы, основанные на изучении презумпций и фикций в жилищном праве.

Ключевые слова: презумпция, фикция, сущность правовых презумпций и фикций.

Presumptions and fictions in the housing legislation of the Russian Federation

O.A. Egorova

Egorova O.A., candidate of law, Chairman of the Moscow city court.

In the scientific article examines presumptions and fictions in the housing legislation of the Russian Federation. Studied scientific definitions of these concepts, the classification of legal presumptions. The author suggests that legal presumptions and fictions are complex legal phenomenon. Under the legal presumption is understood the legal regime under which circumstance has a certain degree of proof of reliability, it is contested. Under a legal fiction is understood creation by the State or by the authorized body aparticular phenomenon, the circumstances of the actual situation, which it initially does not correspond to reality. The author also made theoretical conclusions based on the study of presumptions and fictions in housing law.

Key words: presumption, fiction, the nature of legal presumptions and fictions.

Как и в остальных отраслях права, в жилищном праве существует множество вопросов, которые требуют правового разрешения. Однако существуют объективные препятствия, не позволяющие определить существо некоторых правовых явлений.

В целях разрешения данных вопросов в жилищном законодательстве используются такие приемы правового регулирования, как правовые фикции и презумпции.

В теории права презумпция понимается и в иных значениях: как предположение о существовании факта, которое считается истинным до тех пор, пока ложность такого предположения не будет бесспорно доказана <1>; как признание факта юридически достоверным, пока не будет доказано обратное <2>; как закрепленное в нормах права предположение о наличии или отсутствии юридических фактов, основанное на связи между ними и фактами наличными и подтвержденное предшествующим опытом <3>; как закрепленные в норме права юридические обязанности признать определенный (презюмируемый) факт при наличии факта исходного, пока иное не будет установлено правоприменительным решением компетентного субъекта <4>.

<1> Краснов Ю.К., Надвикова В.В., Шкатулла В.И. Юридическая техника: Учебник. М.: Юстицинформ, 2014.
<2> Словарь русского языка: В 4 т. / Под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1999. Т 3.
<3> Бабаев В.К. Презумпции в советском праве: Учеб. пособие. Горький: Изд-во ГВШ МВД СССР, 1974. 124 с.
<4> Цуканов Н.Н. Правовые презумпции в административной деятельности милиции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2001. С. 6.

В.А. Ойгензихт понимал материально-правовую презумпцию как основания для установления предполагаемого факта, влекущего соответствующие правовые последствия, как следствие из вывода о высокой степени вероятности его существования при определенных обстоятельствах (условиях) <5>.

<5> Ойгензихт В.А. Презумпции в советском гражданском праве. Душанбе, 1976. С. 31.

И.В. Григорьева, напротив, указывает, что правовые презумпции - "не законодательные нормы, а специфические разновидности правил (принципов), выработанных в ходе длительного развития юридической теории и практики" <6>.

<6> Григорьева И.В. Теория государства и права: Учебное пособие. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2009.

Таким образом, нет единого понимания существа правовой презумпции. Это понятие представлено в различных значениях: как сам процесс, действие (признание факта) по признанию предположения, так и как юридическое средство, при помощи которого оно признается (правовая техника, правовой прием); как само предположение (в том числе и в качестве юридического факта), так и основания для него; как выражение ее сущности.

Правовая презумпция является сложным правовым явлением, к которому применимы все названные выше подходы. Определение ее существа с точки зрения одного из названных подходов не будет способствовать полному исследованию данного явления.

Представляется, что под правовой презумпцией следует понимать правовой режим, при котором обстоятельство, имеющее лишь определенную степень доказанности, достоверности, считается доказанным.

В научной литературе неоднозначно и отношение к самому факту существования правовой презумпции. Так, В. Спасович полагает, что "юридические презумпции суть вообще зло, которого следует всячески избегать. Законоведение опирается на костыли, называемые предположениями, только тогда, когда оно не в состоянии разрешить вопрос прямо и естественно, а должно разрубить его наугад и искусственно" <7>.

<7> Спасович В. Обзор решений гражданского кассационного департамента правительствующего Сената по вопросам гражданского и торгового права // Журнал гражданского и уголовного права. 1873. Март. Кн. 2. С. 177.

Б.А. Булаевский, напротив, исследует презумпции как средства правовой охраны интересов участников гражданских правоотношений <8>.

<8> Булаевский Б.А. Презумпции как средства правовой охраны интересов участников гражданских правоотношений: Монография. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2013.

Безусловно, излишнее использование правовых презумпций свидетельствует о недостатках действующего законодательства, утрачивается сочетание императивности и диспозитивности в регулируемых отношениях.

Вместе с тем именно правовая презумпция способствует устранению тех пробелов, которые не могут быть разрешены иными способами.

В качестве правовых презумпций в жилищном праве можно назвать следующие.

Надлежащее использование жилого помещения как презумпция жилищного права исходит из особенностей пользования данным объектом. Как известно, собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены ЖК РФ (ч. 1 ст. 30 ЖК РФ). Назначение жилого помещения, пределы его использования и правила пользования жилым помещением содержатся в ст. 17 ЖК РФ. Факт ненадлежащего использования жилого помещения подлежит доказыванию стороной, которая на это ссылается. Особенности имеют перепланировка и переоборудование жилого помещения (глава 4 ЖК РФ), которые осуществляются с соблюдением специального порядка. В случае если он не был соблюден, ненарушение прав и законных интересов других лиц доказывает лицо, осуществившее перепланировку (переустройство).

Правовой презумпцией следует считать и соответствие требованиям, предъявляемым к жилым помещениям, помещения, признанного таким в соответствии с ч. 3 ст. 15 ЖК РФ. Правила признания помещения жилым содержится в том числе в разделе IV Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции, утвержденного Постановлением Правительства РФ от 28.01.2006 N 47 "Об утверждении Положения о признании помещения жилым помещением, жилого помещения непригодным для проживания и многоквартирного дома аварийным и подлежащим сносу или реконструкции" <9>.

<9> Собрание законодательства РФ. 2006. N 6. Ст. 702.

И. Фаршатов указывает, что "в случае же выезда нанимателя, членов его семьи на постоянное жительство в другое место договор считается расторгнутым со дня выезда. В данном случае действует презумпция прекращения прав нанимателя и членов его семьи на занимаемое жилое помещение" <10>. Данный вывод был сделан на основе ранее действовавшего Жилищного кодекса РСФСР, утвержденного ВС РСФСР 24.06.1983 <11>. Однако в силу ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в случае выезда нанимателя и членов его семьи в другое место жительства договор социального найма жилого помещения считается расторгнутым со дня выезда, если иное не предусмотрено федеральным законом. Признать такую презумпцию не представляется возможным. В п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 N 14 "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации" разъяснено, что "при временном отсутствии нанимателя жилого помещения и (или) членов его семьи, включая бывших членов семьи, за ними сохраняются все права и обязанности по договору социального найма жилого помещения (ст. 71 ЖК РФ). Если отсутствие в жилом помещении указанных лиц не носит временного характера, то заинтересованные лица (наймодатель, наниматель, члены семьи нанимателя) вправе потребовать в судебном порядке признания их утратившими право на жилое помещение на основании ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в связи с выездом в другое место жительства и расторжения тем самым договора социального найма.

<10> Фаршатов И. Дела об утрате права на жилое помещение // Российская юстиция. 1997. N 8.
<11> Ведомости ВС РСФСР. 1983. N 26. Ст. 883.

Разрешая споры о признании нанимателя, члена семьи нанимателя или бывшего члена семьи нанимателя жилого помещения утратившими право пользования жилым помещением по договору социального найма вследствие их постоянного отсутствия в жилом помещении по причине выезда из него, судам надлежит выяснять: по какой причине и как долго ответчик отсутствует в жилом помещении, носит ли его выезд из жилого помещения вынужденный характер (конфликтные отношения в семье, расторжение брака) или добровольный, временный (работа, обучение, лечение и т.п.) или постоянный (вывез свои вещи, переехал в другой населенный пункт, вступил в новый брак и проживает с новой семьей в другом жилом помещении и т.п.), не чинились ли ему препятствия в пользовании жилым помещением со стороны других лиц, проживающих в нем, приобрел ли ответчик право пользования другим жилым помещением в новом месте жительства, исполняет ли он обязанности по договору по оплате жилого помещения и коммунальных услуг и др.

При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о добровольном выезде ответчика из жилого помещения в другое место жительства и об отсутствии препятствий в пользовании жилым помещением, а также о его отказе в одностороннем порядке от прав и обязанностей по договору социального найма, иск о признании его утратившим право на жилое помещение подлежит удовлетворению на основании ч. 3 ст. 83 ЖК РФ в связи с расторжением ответчиком в отношении себя договора социального найма.

Отсутствие же у гражданина, добровольно выехавшего из жилого помещения в другое место жительства, в новом месте жительства права пользования жилым помещением по договору социального найма или права собственности на жилое помещение само по себе не может являться основанием для признания отсутствия этого гражданина в спорном жилом помещении временным, поскольку согласно ч. 2 ст. 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права. Намерение гражданина отказаться от пользования жилым помещением по договору социального найма может подтверждаться различными доказательствами, в том числе и определенными действиями, в совокупности свидетельствующими о таком волеизъявлении гражданина как стороны в договоре найма жилого помещения" <12>.

<12> Российская газета. 08.07.2009. N 123.

Следовательно, правоотношения по пользованию жилым помещением, находящимся в муниципальной собственности, прекращаются в силу указания закона при доказанности совокупности обстоятельств, носящих в том числе оценочный характер. Представляется, что такое положение следует считать презумпцией, однако с особым порядком установления - судебным.

Из данных положений можно вывести и другую презумпцию - временности выезда нанимателей из жилого помещения, занимаемого ими по договору социального найма. Факт выезда на постоянное место жительства должна доказывать сторона, которая на это ссылается.

Из правил ЖК РФ можно вывести презумпцию предназначения жилого дома, внесенного в муниципальный реестр наемных домов социального использования, или помещений в нем для предоставления гражданам во владение и пользование для проживания в соответствии с ч. ч. 2 - 4 ст. 91.16 ЖК РФ.

Аналогичным образом можно вывести и презумпцию использования по назначению жилого помещения, отнесенного к специализированному жилищному фонду с соблюдением требований и в порядке, которые установлены уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, за исключением случаев, установленных федеральными законами. Данный вывод сделан на основании ст. 92 ЖК РФ.

Нельзя не обратить внимание и на презумпцию согласия на вступление в жилищный кооператив лиц, проголосовавших за его учреждение. Так, в силу ч. 1 ст. 110 ЖК РФ жилищным или жилищно-строительным кооперативом признается добровольное объединение граждан и в установленных ЖК РФ, другими федеральными законами случаях юридических лиц на основе членства в целях удовлетворения потребностей граждан в жилье, а также управления многоквартирным домом. В соответствии с ч. 5 ст. 112 ЖК РФ членами жилищного кооператива с момента его государственной регистрации в качестве юридического лица становятся лица, проголосовавшие за организацию жилищного кооператива. Следовательно, голосование данных лиц за создание данного кооператива предполагает их согласие на членство в нем.

ЖК РФ устанавливает и презумпцию добросовестности и разумности в действиях председателя правления жилищного кооператива при осуществлении прав и исполнении обязанностей. Данный вывод основан на анализе ч. 3 ст. 119 ЖК РФ, согласно которой председатель правления жилищного кооператива при осуществлении прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах кооператива добросовестно и разумно. Факт неисполнения данным лицом своих обязанностей доказывается лицом, которое на это ссылается.

Аналогичным образом можно вывести и презумпцию надлежащего исполнения товариществом собственников жилья обязанностей, предусмотренных ст. 138 ЖК РФ. Неисполнение или ненадлежащее исполнение им своих обязанностей доказывается стороной, которая на это ссылается. Например, государственный жилищный надзор, муниципальный жилищный контроль и общественный жилищный контроль (ст. 20 ЖК РФ) предусмотрены в том числе в целях установления факта ненадлежащего исполнения товариществом собственников жилья своих обязанностей. Проведение проверочных мероприятий не свидетельствует о нарушении товариществом собственников жилья своих обязанностей.

Презумпцию вины управляющей организации за ненадлежащее оказание всех услуг и (или) выполнение работ, которые обеспечивают надлежащее содержание общего имущества в данном доме, можно вывести из правил ч. 2.3 ст. 161 ЖК РФ. Так, согласно названной части при управлении многоквартирным домом управляющей организацией она несет ответственность перед собственниками помещений в многоквартирном доме за оказание всех услуг и (или) выполнение работ, которые обеспечивают надлежащее содержание общего имущества в данном доме и качество которых должно соответствовать требованиям технических регламентов и установленных Правительством Российской Федерации правил содержания общего имущества в многоквартирном доме, за предоставление коммунальных услуг в зависимости от уровня благоустройства данного дома, качество которых должно соответствовать требованиям установленных Правительством Российской Федерации правил предоставления, приостановки и ограничения предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домах. Следовательно, при ненадлежащем выполнении данных работ или оказании услуг вина управляющей компании презюмируется. Отсутствие вины за ненадлежащее выполнение данных работ или оказание услуг доказывает сама управляющая организация.

Правовые презумпции классифицируются по различным основаниям.

А.А. Мохов отмечает, что "по факту закрепления презумпций в норме права было предложено различать: фактические и юридические презумпции.

...По способу закрепления презумпции в действующей норме различают: прямые и косвенные презумпции.

...В зависимости от возможности опровержения установленного предположения различают: опровержимые и неопровержимые презумпции" <13>.

<13> Мохов А.А. О презумпциях в гражданском судопроизводстве России // Юридический мир. 2006. N 4.

Представляется, что в полной мере с данными классификациями согласиться нельзя. Выделение презумпций фактических и юридических (правовых) имеет целью только разделение их между собой, но не выделение в качестве подвидов. Так, основным признаком правовой презумпции является ее закрепление в норме права, а как следствие - возможность применения уполномоченными органами на законных основаниях. Фактическая же презумпция способствует логическому разрешению дела, но не является основанием решения.

Данный перечень классификаций не является закрытым, исчерпывающим. Возможно выделение и других видов правовых презумпций. Например, по способу их опровержения презумпции можно разделить на те, которые опровергаются в судебном порядке, и те, которые опровергаются в административном порядке.

Правовые презумпции можно классифицировать и по источникам, в которых они закреплены: в законах или подзаконных нормативных правовых актах.

По объектам, на регулирование которых они направлены, их можно разделить на те, которые касаются объектов правоотношений, и тех, которые относятся к субъекту правоотношений.

По кругу лиц, на которых распространяется данная презумпция, можно выделить презумпции, применимые ко всем субъектам, и презумпции, применимые к отдельным субъектам, выделенным по специальному признаку (по организационно-правовой форме юридического лица, по основанию пользования жилым помещением и другие).

Не менее дискуссионным является и вопрос о юридических фикциях.

В научной литературе юридические фикции рассматривают: как особые приемы, связанные с подведением действительности к определенным правовым формулам, открывающим дорогу к легальным умозаключениям (выводам), имеющим юридическое значение <14>; как вымышленное существование факта, о котором известно, что он вовсе не существует или существует в измененном виде <15>; несуществующее положение, признанное законодательством существующим и ставшее в силу этого общеобязательным <16>.

<14> Чепурнова Н.М., Серегин А.В. Теория государства и права: Учебное пособие. М.: ЕАОИ, 2007.
<15> Мейер Д.И. О юридических вымыслах и предположениях, скрытых и притворных действиях. Казань, 1853. С. 2.
<16> Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993. С. 109.

Под юридической фикцией следует понимать создание государством или уполномоченным им органом определенному явлению, обстоятельству положения действительного, которому оно изначально не соответствует в действительности.

Рассмотрим фикции в жилищном праве на основе примеров.

Следует согласиться с позицией ряда ученых о том, что признание помещения, в том числе жилого, недвижимостью, установленное, в частности, ч. 2 ст. 15 ЖК РФ, представляет собой юридическую фикцию <17>. С.П. Гришаев справедливо отметил, что "вещами в гражданском праве признаются материальные, физические осязаемые объекты, имеющие экономическую форму товара. Ими являются как предметы материальной и духовной деятельности человека, то есть продукты (результаты) человеческого труда, так и предметы, созданные самой природой и используемые людьми в своей жизнедеятельности - земля, полезные ископаемые, растения и т.д." <18>. Нельзя не признать, что помещение является всего лишь элементом реальной вещи - дома, строения, а как следствие - не является вещью.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Российское гражданское право: В 2 т. Обязательственное право" (том 2) (отв. ред. Е.А. Суханов) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

<17> См., например: Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. Том II. С. 70.
<18> Гришаев С.П. Эволюция законодательства об объектах гражданских прав // СПС "КонсультантПлюс".

Вместе с тем есть и иная позиция. Так, Г.Ф. Шершеневич полагал, что жилое помещение представляет собой материальный объект, объект недвижимости и является таковым по своей природе <19>.

<19> Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: СПАРК, 1995. С. 355, 358.

Можно выделить и такую правовую фикцию, как признание лица членом семьи. Так, в силу ч. 1 ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке. Нельзя не признать, что иждивенцы, а также иные лица по договору социального найма могут не быть связаны с нанимателем (собственником) кровно-родственными связями. Однако в силу закона они признаются таковыми.

На основании изложенного можно сделать следующие выводы.

Во-первых, отличием правовой фикции от правовой презумпции является то, что правовое положение, устанавливаемое ею, изначально не соответствует действительности. Между тем обстоятельство, устанавливаемое правовой презумпцией, напротив, известно с достаточной степенью достоверности, с большой долей вероятности соответствует действительности. В силу названного обстоятельства фикция, в отличие от презумпции, не может быть опровергнута.

Во-вторых, значительную часть правовых презумпций в жилищном праве занимают косвенные презумпции.

В-третьих, многие правовые презумпции опровергаются не в судебном, а в административном порядке. Так, именно в этом порядке опровергается такая презумпция, как соответствие жилого помещения требованиям, предъявляемым к ним.

В-четвертых, правовые презумпции устанавливаются как в отношении объектов прав (соответствие жилого помещения требованиям, предъявляемым к нему), так и субъектов правоотношений (надлежащее выполнение ими своих обязанностей; временность выезда нанимателей жилого помещения по договору социального найма).

Список использованной литературы

  1. Бабаев В.К. Презумпции в советском праве: Учеб. пособие. Горький: Изд-во ГВШ МВД СССР, 1974.
  2. Булаевский Б.А. Презумпции как средства правовой охраны интересов участников гражданских правоотношений: Монография. М: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2013.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник "Российское гражданское право: В 2 т. Обязательственное право" (том 2) (отв. ред. Е.А. Суханов) включен в информационный банк согласно публикации - Статут, 2011 (2-е издание, стереотипное).

  1. Гражданское право: Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. Том II.
  2. Гришаев С.П. Эволюция законодательства об объектах гражданских прав // СПС "КонсультантПлюс".
  3. Краснов Ю.К., Надвикова В.В., Шкатулла В.И. Юридическая техника: Учебник. М.: Юстицинформ, 2014.
  4. Мейер Д.И. О юридических вымыслах и предположениях, скрытых и притворных действиях. Казань, 1853.
  5. Мохов А.А. О презумпциях в гражданском судопроизводстве России // Юридический мир. 2006. N 4.
  6. Общая теория права: Курс лекций / Под ред. В.К. Бабаева. Н. Новгород, 1993.
  7. Ойгензихт В.А. Презумпции в советском гражданском праве. Душанбе, 1976.
  8. Словарь русского языка: В 4 т. / РАН, Ин-т лингвист. исслед.; под ред. А.П. Евгеньевой. М., 1999. Т 3.
  9. Спасович В. Обзор решений гражданского кассационного департамента правительствующего Сената по вопросам гражданского и торгового права // Журнал гражданского и уголовного права. 1873. Март. Кн. 2.
  10. Григорьева И.В. Теория государства и права: Учебное пособие. Тамбов: Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2009.
  11. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: СПАРК, 1995.
  12. Фаршатов И. Дела об утрате права на жилое помещение // Российская юстиция. 1997. N 8.
  13. Цуканов Н.Н. Правовые презумпции в административной деятельности милиции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2001.
  14. Чепурнова Н.М., Серегин А.В. Теория государства и права: Учебное пособие. М.: ЕАОИ, 2007.