Мудрый Юрист

Понятие и элементы религиозной безопасности

Федотова Юлия Григорьевна, доцент кафедры государственного права Курганского государственного университета, кандидат юридических наук.

В статье рассматривается религиозная безопасность как вид национальной безопасности Российской Федерации, ее нормативно-правовая основа. Автор выявляет понятие, цель, субъектов, предмет, объекты ее обеспечения, а также основные угрозы религиозной безопасности.

Ключевые слова: право на свободу совести и вероисповедания, безопасность, национальная безопасность, религиозные отношения, угроза.

Concept and elements of the religious safety

Yu.G. Fedotova

Fedotova Yulia G., Candidate of Juridical Sciences Assistant Professor of the State Law Department at the Kurgan State University.

The article discusses the religious views of security as national security of the Russian Federation, its regulatory framework. The author reveals the concept, purpose, matters, subjects, object, objects of its maintenance, as well as major threats to religious security.

Key words: right to freedom of conscience and religion, security, national security, religious attitudes, threat.

Согласно ст. 14 Конституции РФ Российская Федерация - это светское государство, и никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Идея светской государственности определяется такими ценностями, как отсутствие какой-либо церковной власти над органами государства; отсутствие исполнения церковью, ее иерархами каких-либо государственных функций; отсутствие обязательного вероисповедания для государственных служащих; непризнание государством юридического значения церковных актов, религиозных правил и т.п. как источников права, обязательных для кого-либо; отказ государства от финансирования расходов какой-либо церкви <1>.

<1> Поярков С.Ю. Ценностные основания идеологии российского конституционализма // Конституционное и муниципальное право. 2013. N 6. С. 18 - 20.

При этом в литературе отмечают проблемы реализации в современной России рассматриваемой основы конституционного строя - светского государства. Так, Н.В. Витрук отмечает, что "вопреки конституционному принципу светского государства, свободы совести и вероисповедания идет нарастание клерикализации российского законодательства, общественной и государственной жизни, агрессивно-психологическое давление на сознание и поведение атеистов, не исповедующих никакой религии" <2>. В связи с этим проблемы религиозной безопасности в Российской Федерации являются особенно актуальными. Между тем понятие, цели, предмет, объект, перечень угроз религиозной безопасности являются малоисследованными.

<2> Витрук Н.В. Понимание и реализация Конституции Российской Федерации в контексте социально-исторической определенности // Современные проблемы конституционного и муниципального строительства: опыт России и зарубежных стран: Материалы междунар. науч. конф. / Отв. ред. С.А. Авакьян. М., 2010. С. 29.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" <3> в Российской Федерации гарантируются свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать и менять, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. Право человека и гражданина на свободу совести и свободу вероисповедания может быть ограничено федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

<3> Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" // СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4465.

Согласно ч. 2 ст. 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г. свобода исповедовать свою религию или убеждения подлежит лишь тем ограничениям, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах общественной безопасности, для охраны общественного порядка, здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других лиц <4>.

<4> Конвенция о защите прав человека и основных свобод (заключена в г. Риме 4 ноября 1950 г.) // СЗ РФ. 2001. N 2. Ст. 163.

Согласно Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года в числе основных принципов государственной национальной политики Российской Федерации равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств, предотвращение и искоренение любых форм дискриминации по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, недопустимость создания политических партий по признаку расовой, национальной или религиозной принадлежности, пресечение деятельности, направленной на подрыв безопасности государства, нарушение межнационального мира и согласия, разжигание расовой, национальной и религиозной розни, ненависти либо вражды <5>.

<5> Указ Президента РФ от 19 декабря 2012 г. N 1666 "О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года" // СЗ РФ. 2012. N 52. Ст. 7477.

В соответствии со ст. 12 Федерального закона от 3 апреля 1995 г. N 40-ФЗ "О Федеральной службе безопасности" органы федеральной службы безопасности обязаны участвовать в пределах своих полномочий совместно с другими государственными органами в обеспечении безопасности проводимых на территории Российской Федерации общественно-политических, религиозных и иных массовых мероприятий.

Лица, допускающие административные правонарушения против порядка управления и (или) административные правонарушения, посягающие на общественный порядок и общественную безопасность при проведении общественно-политических, спортивно-массовых, культурно-массовых, религиозных и иных общественно значимых мероприятий, указываются в паспорте на административный участок, образец которого утвержден Приказом МВД России от 31 декабря 2012 г. N 1166 <6>.

<6> Приказ МВД России от 31 декабря 2012 г. N 1166 "Паспорт на административный участок (рекомендуемый образец)" // СПС "КонсультантПлюс".

Указом Президента РФ от 23 марта 1995 г. N 310 "О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации" исполняющему обязанности Генерального прокурора РФ было постановлено обеспечить усиление прокурорского надзора за соблюдением всеми предприятиями, учреждениями, организациями и общественными объединениями на территории Российской Федерации установленных Конституцией РФ норм о равноправии граждан независимо от социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, об охране достоинства личности, о запрете создания и деятельности объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя, нарушение целостности государства, подрыв его безопасности, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни <7>.

<7> Указ Президента РФ от 23 марта 1995 г. N 310 "О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации" // СЗ РФ. 1995. N 13. Ст. 1127.

Риски угрозы безопасности в сфере культуры изложены в распоряжении Правительства РФ от 27 декабря 2012 г. N 2567-р "Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Развитие культуры и туризма" на 2013 - 2020 годы". Данные риски связаны с засильем потребительского рынка продукцией массовой культуры, а также противоправными посягательствами на объекты культуры. Негативное воздействие на состояние безопасности в сфере культуры усиливают попытки пересмотра взглядов на историю России, ее роль и место в мировой истории, а также пропаганда образа жизни, в основе которого вседозволенность и насилие, расовая, национальная и религиозная нетерпимость. Противодействие угрозам безопасности в сфере культуры должно осуществляться за счет обеспечения эффективности государственно-правового регулирования поддержки и развития разнообразия национальных культур, толерантности и самоуважения, а также развития межнациональных и межрегиональных культурных связей. Мероприятия, направленные на противодействие рискам, предусмотрены в рамках подпрограмм "Искусство" и "Обеспечение условий реализации Программы" <8>.

<8> Распоряжение Правительства РФ от 27 декабря 2012 г. N 2567-р "Об утверждении государственной программы Российской Федерации "Развитие культуры и туризма" на 2013 - 2020 годы" // СЗ РФ. 2013. N 2. Ст. 105.

Стратегией национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года определено, что негативное воздействие на состояние национальной безопасности в сфере культуры усиливают попытки пересмотра взглядов на историю России, ее роль и место в мировой истории, пропаганда образа жизни, в основе которого вседозволенность и насилие, расовая, национальная и религиозная нетерпимость. Поэтому, в частности, обязательный минимум содержания основных общеобразовательных программ в части регионального (национально-регионального) компонента представляет собой систему знаний о литературе, искусстве, истории и географии Курганской области, основах религиозных культур и светской этики, отражает региональные особенности преподавания физической культуры и основ безопасности жизнедеятельности <9>.

<9> Закон Курганской области от 29 июля 1999 г. N 239 "О региональном (национально-региональном) компоненте государственных образовательных стандартов общего образования в Курганской области" // Новый мир. 1999. N 144.

При этом полагаем целесообразным рассмотрение религиозной безопасности, именуемой некоторыми авторами духовной безопасностью <10>, в рамках понятия общественной безопасности, как ее вида в связи со специфической сферой реализации общественных отношений и интересов индивида и социальных групп по реализации и защите права на свободу вероисповедания.

<10> Старостина Ю.В. Некоторые вопросы реформирования понятия "религиозная группа" // Юридический мир. 2012. N 9. С. 46 - 50.

Таким образом, под религиозной безопасностью следует понимать безопасность интересов личности, общества и государства, связанных с реализацией и защитой права на свободу вероисповедания, а также соответствующих общественных отношений, в том числе тех, которые не являются правоотношениями.

Цель обеспечения религиозной безопасности заключается в выявлении, устранении и предупреждении угроз, способных нанести ущерб общественным интересам и общественным отношениям, связанным с реализацией и защитой права на свободу вероисповедания.

Субъектами обеспечения религиозной безопасности являются государство, органы государственной власти, государственные органы, не относящиеся к ветвям власти, органы местного самоуправления, общественные объединения, международные правительственные и неправительственные организации, субъекты правозащитной деятельности, деятельность и полномочия которых прямо или косвенно связаны с реализацией и защитой права на свободу вероисповедания.

Объектом религиозной безопасности выступают соответствующие общественные отношения. Предметом обеспечения религиозной безопасности являются личность, население, социальные общности, группы населения, общественные организации.

Исходя из предмета и целей религиозной безопасности можно определить основные угрозы религиозной безопасности как угрозы, наносящие ущерб социально-экономическим, духовным, экологическим и прочим интересам общества (как населению страны в целом, так и отдельным его группам, а также социальным образованиям межгосударственного, межнационального характера) в связи с реализацией и защитой права на свободу вероисповедания.

Так, например, наиболее масштабной по механизму воздействия на различные общественные отношения и объекты религиозной безопасности, требующей комплексного противодействия со стороны субъектов религиозной безопасности, является такая ее угроза, как экстремизм. В ст. 1 Модельного закона СНГ "О противодействии экстремизму" под экстремизмом понимается "посягательство на основы конституционного строя и безопасность государства, а также нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина, осуществляемые вследствие отрицания правовых и (или) иных общепринятых норм и правил социального поведения". Кроме того, в ряде законов о противодействии экстремизму стран СНГ выделяются даже отдельные виды экстремизма. Согласно ст. 1 Закона Республики Казахстан "О противодействии экстремизму" в этой стране существуют такие разновидности экстремизма, как политический, национальный и религиозный. При этом каждый из названных видов экстремизма имеет свое собственное определение. Например, под политическим экстремизмом понимается "насильственное изменение конституционного строя, нарушение суверенитета Республики Казахстан, целостности, неприкосновенности и неотчуждаемости ее территории, подрыв национальной безопасности и обороноспособности государства, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, создание, руководство и участие в незаконном военизированном формировании, организация вооруженного мятежа и участие в нем, разжигание социальной, сословной розни". Национальный экстремизм трактуется как "разжигание расовой, национальной и родовой розни, в том числе связанной с насилием или призывами к насилию". Религиозный экстремизм по казахстанскому законодательству характеризуется как "разжигание религиозной вражды или розни, в том числе связанной с насилием или призывами к насилию, а также применение любой религиозной практики, вызывающей угрозу безопасности, жизни, здоровью, нравственности или правам и свободам граждан" <11>.

<11> Никитин А.Г. Вопросы противодействия экстремизму в законодательстве стран СНГ // Журнал российского права. 2013. N 12. С. 94 - 99.

Положения Федерального закона от 26 сентября 1997 г. N 125-ФЗ "О свободе совести и о религиозных объединениях" закрепляют превентивные полномочия правоохранительных органов, а именно: государственная власть заинтересована в предотвращении возможной противоправной деятельности так называемых "тоталитарных сект", исключающих добровольную основу членства и препятствующих выходу граждан из религиозного объединения. Как отмечают ученые, механизм разрешительной государственной политики, воплощенной в полномочиях исполнительных органов государственной власти по регистрации, лицензированию и контролю, призван предотвратить причинение имущественного и морального вреда приверженцам различных вероисповеданий. Функции контроля осуществляют органы юстиции (уставная деятельность религиозной организации), государственная налоговая служба (финансовый контроль), ФСБ и МВД России (специализированный контроль). Особую разновидность административно-правовых норм в рассматриваемой сфере отношений составляют предписания закона, предусматривающие, что должностное лицо правоохранительного органа не вправе настаивать на допросе священнослужителя <12>.

<12> Петречук А.С. Государство и церковь: современное состояние взаимоотношений в России // Проблемы современного российского права: Материалы междунар. науч.-практ. конф.: В 2 ч. / Отв. ред. М.Г. Янин. Челябинск, 2008. Ч. I. С. 31 - 33.

Отметим, что в Концепции общественной безопасности в Российской Федерации указано, что "для противодействия экстремизму требуются согласованность действий всех государственных органов и органов местного самоуправления, их взаимодействие с институтами гражданского общества, формирование консолидированной позиции по вопросам профилактики межнациональных и межконфессиональных конфликтов" <13>.

<13> Концепция общественной безопасности в Российской Федерации (утв. Президентом РФ). URL: http://www.kremlin.ru.

Согласно Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года к задачам по обеспечению межнационального мира и согласия, гармонизации межнациональных (межэтнических) отношений отнесены, в частности, совершенствование правовых основ научного и экспертного обеспечения раннего предупреждения межнациональных конфликтов, проявлений агрессивного национализма и связанных с ними криминальных проявлений, массовых беспорядков, проявлений экстремизма и терроризма; вовлечение этнокультурных и общественных объединений, религиозных организаций в деятельность по развитию межнационального и межконфессионального диалога, возрождению семейных ценностей, противодействию экстремизму, национальной и религиозной нетерпимости; организация с участием институтов гражданского общества и интернет-провайдеров противодействия пропаганде идей экстремизма в социальных сетях; предотвращение и пресечение деятельности, направленной на подрыв безопасности государства, разжигание расовой, национальной и религиозной розни, ненависти либо вражды; реализация мер правового и информационного характера по профилактике недобросовестного использования этнического фактора в избирательном процессе и в партийных программах; учет этнических и религиозных аспектов в работе с личным составом Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, органов внутренних дел Российской Федерации, мониторинг состояния межнациональных отношений в воинских коллективах и районах дислокации воинских частей.

Представляется вполне оправданным и соответствующим положениям Конституции РФ тот факт, что даже учреждение религиозных объединений в России находится под контролем государства. Кол Дурэм в исследовании "Свобода религии или убеждений: Законы, влияющие на структуризацию религиозных общин" указывал, что "большинство государств - участников ОБСЕ не требуют регистрации религиозных организаций. В действительности некоторые из них имеют механизмы, с помощью которых религиозная организация может получить юридический статус без прохождения регистрационного процесса на государственном уровне" <14>.

<14> Цит. по: Султанов А.Р. Защита свободы совести, распространения убеждений через призму постановлений Европейского суда по правам человека. М., 2013.

Как отмечают ученые, "можно понять стремление государства в лице Министерства юстиции урегулировать процесс деятельности религиозных групп, так как отсутствие четкого правового механизма взаимодействия государственных органов и религиозных объединений порождает ряд проблемных процессов в обществе, а именно столкновение интересов охраны духовной безопасности общества и соблюдение свободы вероисповедания. Вопрос о духовной безопасности общества, граждан все чаще поднимается в средствах массовой информации в связи с участившимися случаями выявления незаконной деятельности, в том числе и криминального характера, различных религиозных объединений. Подобные формирования маскируются, например, под вывеской культурных, психологических центров и даже производственных предприятий. Поэтому необходимость урегулирования деятельности религиозных групп диктуется реалиями сегодняшнего дня, но не путем игнорирования такого явления, как стремление граждан объединяться по интересам, в том числе и религиозным. У индивида была, есть и будет потребность в духовном развитии, он будет интересоваться и пытаться различными способами получить интересующую его информацию, обсуждать и делиться полученной информацией с другими индивидами. И даже если мы пойдем по пути законодательного упрощения данного вопроса и уберем понятие религиозной группы как незарегистрированного религиозного объединения, разрешенного законом, то приведем деятельность данных групп в разряд незаконных объединений, чреватых последствиями. Не понятно, что будет, если будут выявлены факты существования незарегистрированных религиозных групп, к каким последствиям это может привести, какие структуры будут заниматься контролем за деятельностью подобных объединений. Говоря о правовом регулировании деятельности религиозных групп и выстраивании механизма взаимодействия, надо отказаться от ненужного вмешательства в деятельность данных образований и регламентировать лишь те моменты, которые действительно могут помочь в сохранении духовной безопасности общества... Поэтому функции государства в том и состоят, чтобы охранять как интересы индивида и его право на свободу вероисповедания, так и интересы общества в целом <15>.

<15> Старостина Ю.В. Некоторые вопросы реформирования понятия "религиозная группа" // Юридический мир. 2012. N 9. С. 46 - 50.

Как отмечает И.А. Тарасевич, наделение отдельных религиозных сообществ особым юридическим статусом, традиционным на данном этапе развития российского общества, крайне важно для укрепления религиозной, а значит, и национальной безопасности России. Традиционные религиозные сообщества, значительно повлиявшие на становление российского социума, выступают проводниками фундаментальных нравственных принципов, которым противны любые проявления экстремизма, а значит, они будут одним из ключевых факторов обеспечения национальной, в том числе религиозной, безопасности государства <16>.

<16> Тарасевич И.А. Конституционно-правовые проблемы признания религиозного сообщества традиционным в контексте обеспечения религиозной безопасности РФ // Российский юридический журнал. 2012. N 2. С. 28 - 34.

Литература

  1. Никитин А.Г. Вопросы противодействия экстремизму в законодательстве стран СНГ // Журнал российского права. 2013. N 12. С. 94 - 99.
  2. Петречук А.С. Государство и церковь: современное состояние взаимоотношений в России // Проблемы современного российского права: Материалы междунар. науч.-практ. конф.: В 2 ч. / Отв. ред. М.Г. Янин. Челябинск, 2008. Ч. I. С. 31 - 33.
  3. Поярков С.Ю. Ценностные основания идеологии российского конституционализма // Конституционное и муниципальное право. 2013. N 6. С. 18 - 20.
  4. Старостина Ю.В. Некоторые вопросы реформирования понятия "религиозная группа" // Юридический мир. 2012. N 9. С. 46 - 50.
  5. Султанов А.Р. Защита свободы совести, распространения убеждений через призму постановлений Европейского суда по правам человека. М., 2013. 544 с.
  6. Тарасевич И.А. Конституционно-правовые проблемы признания религиозного сообщества традиционным в контексте обеспечения религиозной безопасности РФ // Российский юридический журнал. 2012. N 2. С. 28 - 34.