Мудрый Юрист

Признаки дополнительной квалификации преступлений

Зацепин Александр Михайлович, кандидат юридических наук, доцент Уральского филиала Российской правовой академии Министерства юстиции, начальник отдела Управления уголовного розыска ГУ МВД России по Свердловской области, майор полиции.

Исходя из положений теории квалификации преступлений, отметим, что правоприменитель традиционно включает в нее вопросы квалификации при конкуренции норм уголовного права, совершении нескольких преступлений, изменении уголовного закона и фактических материалов дела. При этом юридическим основанием квалификации преступления считается состав преступления, который представляет собой систему таких признаков, которые необходимы и достаточны для признания, что лицо совершило соответствующее преступление. Также следует отметить тот факт, что конкурирующие нормы уголовного права, как правило, имеют разные санкции. Причем смысл введения таких норм не может заключаться ни в чем другом, кроме дифференциации наказуемости определенных преступлений. Изменение (повышение или понижение) наказания за их совершение вслед за соотношением составов только подтверждает законодательные предпочтения (приоритеты). Выходит, что в конечном счете для квалификации преступления при конкуренции норм уголовного права необходимо учитывать соотношение составов преступлений и уголовно-правовых санкций.

Ключевые слова: материально-правовая оценка деяния, УК, УПК, переквалификация деяния, наказание, действие, бездействие, прокурор, следователь, дознаватель, обвиняемый, уголовно-правовое предписание, нормотворец, синонимия, гражданский деликт, административное правонарушение, уголовное преступление, посткриминальное поведение.

Elements of the additional qualification of crimes

A.M. Zatsepin

Zatsepin Aleksandr Mihailovich, PhD in Law, Head of the Department of Criminal Investigation of the Main Directorate of the Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation in the Sverdlovsk region, Police Major, Associate Professor of the Urals Filial Office of the Russian Law Academy of the Ministry of Justice of the Russian Federation.

Based upon the theory for crime qualification, it should be noted that legal practice usually regards it as involving the qualification issues in cases when there are competing provisions of criminal law, when several crimes are committed, when there are amendments in the criminal law and changes in the facts of a case. At the same time the constituent elements of crime are regarded as the legal basis for qualification of a crime, the elements of a crime being the system of such elements, which are necessary and sufficient for recognizing the fact that a person has committed the relevant crime. It should also be noted that competing provisions of criminal law usually involve different sanctions. At the same time the meaning of introduction of these provisions may provide for nothing else, but differentiation of the punishments for certain crimes. The amendments (more grave or milder) in the punishment for committing such crimes just proves the legislative priorities, just like the correlation of elements of different crimes. It finally turns out that for qualification of a crime when there are competing provisions of criminal law, there is need to take into consideration the correlation of elements of crimes and criminal law sanctions.

Key words: material legal evaluation of an act, Criminal Code Criminal Procedural Code, re-qualifying an act, punishment, act, omission, prosecutor, investigator, inquiry officer, accused, criminal law requirement, norm-maker, synonymy, civil delict, administrative offence, crime, post-crime behavior.

Слово "квалифицировать" в русском языке означает, в частности, "оценить (-ивать), определить (-лять) каким-н. образом" <1>. Оно восходит к латинскому термину gualificatio (от gualis - какой, какого качества и facere - делать), который понимается как оценка, определение, характеристика чего-либо (с точки зрения качества, степени достоинства), отнесение к какой-либо группе, категории <2>.

<1> Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. М.: Азъ, 1995. С. 266.
<2> См.: Васюкова И.А. Словарь иностранных слов. М.: АСТ-Пресс, 1999. С. 289.

Таким образом, нет никаких сомнений, что в уголовном праве квалификацией должна считаться материально-правовая оценка соответствующего деяния. Однако в современном УК РФ отсутствует даже упоминание о какой-либо квалификации.

Правда, о квалификации нередко говорится в уголовно-процессуальном законе. Скажем, в одних его статьях речь идет о квалификации преступления (ст. ст. 39, 40.1, 231, 301, 307, 396, 454 УПК РФ), в других - о квалификации действий (ст. ст. 37, 38, 221), квалификации содеянного (ст. ст. 347, 348, 351, 387), юридической квалификации деяния (ст. 246), правовой квалификации деяния (ст. 460).

Одновременно в УПК РФ определения перечисленных обозначений квалификации отсутствуют. Вряд ли это случайность. Дело в том, что само по себе упоминание квалификации в уголовно-процессуальном законодательстве не может предопределить ее природу. Напротив, сам УПК подчеркивает материально-правовой характер квалификации.

Так, в п. 3 ч. 8 ст. 246 УПК РФ установлена возможность "переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса РФ, предусматривающей более мягкое наказание". В ч. 3 ст. 301 УПК РФ отражена квалификация преступления "по уголовному закону, предусматривающему менее тяжкое преступление". В ч. 5 ст. 396 УПК РФ содержится положение о квалификации преступления "по Уголовному кодексу РФ". Ссылка на уголовное законодательство недвусмысленно свидетельствует о природе квалификации.

В отношении остальных обозначений квалификации в уголовно-процессуальном законодательстве сущностных возражений не возникает. Вместе с тем в отношении их многообразия возникают сомнения. Оно создает благоприятную почву для появления различий в понимании юридически одинаковых явлений. Следствием может быть неправильное применение уголовно-правовых предписаний лишь по причине в принципе верных представлений о том, что для описания одного и того же нормотворец не должен использовать разные наименования. Следовательно, по нашему мнению, неоправданную синонимию при указании на квалификацию из УПК лучше удалить.

Положение с использованием термина "квалификация" в литературе близко уголовно-процессуальному законодательству. Конечно, чаще всего ученые пишут о квалификации преступлений. В то же время они нередко используют и другие обозначения квалификации. Так, Б.А. Куринов упоминал о правовой квалификации преступления, уголовно-правовой квалификации общественно опасного деяния, уголовно-правовой квалификации преступления и т.п. <3>.

<3> См.: Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений: Учеб. пособие. М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 7 - 26.

В отличие от текста нормативных актов, в научных исследованиях синонимия, на наш взгляд, до определенных пределов допустима и даже нужна. Пока ясно, что речь идет об одном и том же объекте, ее использование позволяет не повторять вновь и вновь главное наименование, то есть не допускать тавтологии.

В.М. Галкин в свое время обратил внимание на то, что в действительности квалификация по уголовным делам производится не только в связи с вопросом о преступности деяния. В результате термин "уголовно-правовая квалификация" стал использоваться в собирательном значении <4>.

<4> См.: Галкин В.М. Применение гипотезы уголовно-правовой нормы // Проблемы совершенствования советского законодательства: Труды ВНИИСЗ. 1979. N 15. С. 160.

Р.А. Сабитов положил начало использованию еще одного наименования, охватывающего различные виды квалификации в уголовном праве. Он ввел термин "квалификация уголовно-правовых деяний" <5>.

<5> См.: Сабитов Р.А. Квалификация поведения лица после совершения им преступления. Омск: Высш. шк. милиции МВД СССР, 1986.

В литературе востребованы оба упомянутых термина. Причем зачастую они используются в качестве синонимов.

Одновременно теоретиками были выделены новые виды квалификации в уголовном праве. Специалисты заговорили о квалификации посткриминального поведения <6>, обстоятельств, исключающих преступность деяния <7>, деяний невменяемых <8> и малозначительного деяния <9>.

<6> См.: Сабитов Р.А. Квалификация уголовно-правовых деяний: Учеб. пособие. Челябинск: Фрегат, 1998.
<7> См.: Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков: Основа, 1991. и след.; Курбанов Г. Обстоятельства, устраняющие общественную опасность и противоправность деяния. Баку: Гянджлик, 1991. С. 59 и след.
<8> См.: Михеев Р.И. Невменяемый: социально-правовой очерк. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1992. С. 103 - 104.
<9> См.: Галкин В.М. Указ. соч. С. 160.

В науке сформулировано несколько определений понятия искомой квалификации. В.М. Галкин посчитал, что уголовно-правовая квалификация тождественна применению гипотезы нормы уголовного права <10>.

<10> См.: Там же. С. 155, 159.

Еще одно определение уголовно-правовой квалификации дал Е.В. Благов. Автор под ней понимает "принятие и закрепление решения об оценке выявленного деяния на основе предписаний уголовного закона" <11>.

<11> Благов Е.В. Об уголовно-правовой квалификации. С. 24 - 25.

Приведенные дефиниции не слишком отличаются друг от друга. И все-таки более точной, на наш взгляд, следует признать последнюю. Она в основном соответствует общепринятому подходу к квалификации преступления. Мнение В.М. Галкина не раскрывает специфические признаки уголовно-правовой квалификации.

Виды уголовно-правовой квалификации в литературе по общему правилу выделяются тождественные. В нее включаются, кроме квалификации преступления, квалификация общественно опасных деяний невменяемых, положительных и отрицательных посткриминальных деяний, малозначительных деяний и поведения лица при обстоятельствах, исключающих преступность деяния <12>. Данный список неточен вследствие, с одной стороны, избыточности, а с другой - неполноты. Объем понятия уголовно-правовой квалификации подлежит как сужению за счет исключения из него квалификации общественно опасных деяний невменяемого, так и расширению за счет введения в него дополнительных видов <13>.

<12> См., напр.: Сабитов Р.А. Теория и практика квалификации уголовно-правовых деяний. С. 9; Сулейманов Т.А., Павлухин А.Н., Эриашвили Н.Д. Механизм и формы реализации норм уголовного права. М.: Юнити-Дана; Закон и право, 2007. С. 225.
<13> См.: Благов Е.В. Об уголовно-правовой квалификации. С. 22 - 24.

Проблема особой квалификации общественно опасных деяний невменяемых, на наш взгляд, порождается тем, что при определении квалификации преступления во главу угла ставится, как правило, только положительный для уголовного права результат и ею считается лишь оценка содеянного в качестве преступления. При этом исходят из того, что "анализ фактических обстоятельств дела и уяснение правовых норм могут привести к выводу, вообще исключающему какую-либо квалификацию по конкретному закону, предусматривающему наказуемость (например, к выводу об отсутствии события преступления, об отсутствии вины, о наличии обстоятельств, исключающих уголовную ответственность и т.д.)", вследствие чего квалификация преступления определяется как "установление и юридическое закрепление точного соответствия между признаками совершенного деяния и признаками состава преступления, предусмотренного уголовно-правовой нормой" <14>. Тем самым квалификация преступления мыслится исключительно позитивной. По существу, то же самое происходит, когда вместо точного соответствия говорят о подобии, тождестве, идентичности <15>.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебное пособие Савельева В.С. "Основы квалификации преступлений" включено в информационный банк согласно публикации - "Проспект", 2011 (2-е издание, переработанное и дополненное).

<14> Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2 изд., перераб. и дополн. М.: Юрист, 2001. С. 14, 5. См. также: Савельева В.С. Основы квалификации преступлений. М.: ТК Велби; Проспект, 2006. С. 5 - 6; Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений. М.: Городец, 2007. С. 18; и др.
<15> См., напр.: Куринов А.Б. Научные основы квалификации преступлений. М.: Изд-во МГУ, 1984. С. 11; Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. М.: Юрид. лит., 1978. С. 30.

Однако имеется теоретическая позиция, согласно которой квалификация преступления бывает позитивной и негативной <16>. Дело в том, что при сопоставлении признаков содеянного и состава преступления не исключается установление отсутствия общности между ними, говоря иначе, непреступности деяния. В последнем случае тоже происходит определение качества содеянного, но с отрицательным для уголовного права результатом, что выражается в негативной квалификации преступления <17>. Она является обратной стороной позитивной квалификации.

<16> См.: Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права. Свердловск: СвЮИ, 1972. С. 59; Сабитов Р.А. Теория и практика квалификации уголовно-правовых деяний. С. 7; Корнеева А.В. Теоретические основы квалификации преступлений. М.: Проспект, 2006. С. 7.
<17> Это именно та квалификация преступлений, результаты которой, по мнению В.В. Мальцева, якобы в теории "вообще своего названия не получили" (Мальцев В.В. Объект охраны (преступления) в уголовном праве. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 470).

Если квалификация преступления осуществляется по правилам простого категорического силлогизма, как обычно считается <18>, то иного, по нашему мнению, быть не может.

<18> См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 52; Наумов А.В., Новиченко А.С. Указ. соч. С. 90.

Таким образом, квалификация общественно опасных деяний невменяемого относится к случаям отсутствия состава преступления. Они же не выходят за пределы негативной квалификации преступления.

В теорию квалификации преступления традиционно включаются вопросы квалификации при конкуренции норм уголовного права, совершении нескольких преступлений, изменении уголовного закона и фактических материалов дела <19>. При этом юридическим основанием квалификации преступления считается состав преступления, который "представляет собой систему таких признаков, которые необходимы и достаточны для признания, что лицо совершило соответствующее преступление" <20>.

<19> См.: Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 210 - 235, 237 - 272, 278 - 288, 288 - 298; Корнеева А.В. Указ. соч. С. 126 - 173; Дуюнов В.К., Хлебушкин А.Г. Квалификация преступлений: законодательство, теория, судебная практика. М.: РИОР; Инфра-М, 2013. С. 109 - 122, 122 - 129, 138 - 140, и др.
<20> Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 60. См. также, напр.: Малыхин В.И. Квалификация преступлений: теоретические вопросы. Куйбышев, 1987. С. 14; Толкаченко А.А. Теоретические основы квалификации преступлений. С. 36.

В каждом из приведенных случаев квалификации состав преступления, конечно, имеется. Вместе с тем во всех них такового недостаточно <21>.

<21> См.: Благов Е.В. Указ. соч. С. 23.

При конкуренции норм уголовного права одно деяние предусматривается двумя или более нормами, а имея в виду квалификацию при ее наличии, - составами преступления. Из последних должен быть выбран один. В то же время каждый состав сам по себе не может служить подсказкой, ибо содеянное отражается всеми ими. Таковая - в их соотношении.

Уголовно-правовые санкции при конкуренции норм тоже играют определенную роль <22>, но ее не следует переоценивать. Прав был В.Н. Кудрявцев, считавший, что санкция статьи Особенной части УК "должна приниматься во внимание при решении вопросов конкуренции" лишь для достижения цели "более глубоко и правильно понять смысл нормы и ее соотношение с другими нормами", тогда как "основой для решения указанных вопросов должен быть анализ действующего законодательства и раскрытие признаков конкурирующих составов" <23>.

<22> См.: Там же. С. 23 - 24.
<23> Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 235.

Действительно, конкурирующие нормы уголовного права, как правило, имеют разные санкции. Причем смысл введения таких норм не может заключаться ни в чем другом, кроме дифференциации наказуемости определенных преступлений. Изменение (повышение или понижение) наказания за их совершение вслед за соотношением составов только подтверждает законодательные предпочтения (приоритеты). Выходит, что в конечном счете для квалификации преступления при конкуренции норм уголовного права необходимо учитывать соотношение составов преступлений и уголовно-правовых санкций.

При совершении нескольких преступлений каждое деяние квалифицируется, конечно, путем сопоставления содеянного с составом соответствующего преступления. Между тем с помощью ни одного состава нельзя установить конкретный вид совершения нескольких преступлений, что имеет значение для назначения наказания. Если совершение нескольких преступлений квалифицировано как совокупность, подлежит применению ст. 69 УК РФ, если же - как рецидив, применяться будет ст. 68. При этом правила назначения наказания, которые предусмотрены в названных статьях, значительно различаются.

В ч. 1 ст. 17 УК РФ "совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, ни за одно из которых лицо не было осуждено", а в ч. 1 ст. 18 "рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление". Признаков, изложенных в данных статьях, нет в составах преступлений, но они являются необходимыми при квалификации совершения нескольких преступлений как совокупности или рецидива <24>.

<24> Исключение составляет признак совершения преступлений, предусмотренных ст. ст. 131, 132, 134 и 135 УК РФ, "лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего".

Не менее очевидно, что состав преступления не является достаточным основанием для квалификации преступления при изменении уголовного закона. В ч. 1 ст. 10 УК РФ предусмотрено, что закон, устраняющий преступность деяния или смягчающий наказание, распространяется, а закон, устанавливающий преступность деяния или усиливающий наказание, не распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до его вступления в силу. При этом состав преступления ни в том, ни в другом случае не способен предопределить итоговую квалификацию.

При указанных изменениях преступности деяния только один закон предусматривает состав преступления. Однако именно по нему содеянное не квалифицируется.

При указанных изменениях наказания состав преступления в обоих законах один и тот же. Квалификация же происходит на основе степени строгости наказаний.

Применительно к изменению фактических материалов дела ситуация тождественна. Лишь при осуществлении предварительного расследования уточнение квалификации практически полностью связано с установленным уголовным законом составом преступления. В дальнейшем ситуация существенно меняется. Уже в ст. 252 УПК РФ сказано, что "изменение обвинения в суде допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту". Поскольку обвинение - "утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом" (п. 22 ст. 5 УПК РФ), квалификация преступления включается в обвинение. В то же время в суде произвести ее на основании установленного уголовным законом состава преступления, если этим ухудшается положение подсудимого и нарушается его право на защиту, нельзя. Запрещает таковое названный уголовно-процессуальный запрет.

В приведенных выше случаях ясно, что преступление совершено, но состав преступления все-таки не является необходимым и достаточным основанием для квалификации содеянного. Значит, квалификация преступления в собственном смысле слова уже не осуществляется. Напротив, происходит совершенно иная квалификация. Ее виды напрямую относятся к уголовно-правовой квалификации.

Квалификацию при конкуренции норм уголовного права, при совершении нескольких преступлений, при изменении уголовного закона и при действии уголовно-процессуальных запретов Е.В. Благов назвал квалификацией при совершении преступления <25>. Необходимость выделения такой квалификации (а равно уголовно-правовой) встретила негативную оценку Ю.Е. Пудовочкина. По его мнению, "вряд ли целесообразно расширять понятие квалификации преступления за пределы установления признаков состава преступления в конкретном деянии" <26>, но ведь именно против этого и направлена позиция Е.В. Благова. Сам же Ю.Е. Пудовочкин среди специальных правил квалификации преступления рассматривает те, которые относятся к конкуренции норм уголовного права, изменению уголовного законодательства и множественности преступлений <27> и не определяются составом преступления.

<25> См.: Благов Е.В. Об уголовно-правовой квалификации. С. 23 - 24; Он же: О квалификации при совершении преступления (постановка вопроса) // Уголовное право: стратегия в XXI веке / Отв. ред. А.И. Рарог. М.: Проспект, 2009. С. 40 - 44.
<26> Пудовочкин Ю.Е. Учение о составе преступления. М.: Юрлитинформ, 2009. С. 26.
<27> См.: Там же. С. 38.

Не возражая против выделения квалификации при совершении преступления, заметим, что ее виды не однородны. Квалификация при конкуренции норм уголовного права, совершении нескольких преступлений и изменении уголовного закона основана на уголовном законе и представляет собой надстройку над квалификацией преступления. Квалификация при действии уголовно-процессуальных запретов - основана на уголовно-процессуальном законе и представляет собой препятствие для правильной квалификации преступления. Отсюда, по нашему мнению, из квалификации при совершении преступления подлежит вычленению блок, который можно назвать дополнительной квалификацией преступлений.

Интересно, что термин "дополнительная квалификация преступлений" не нов для уголовного права. Он используется на практике при решении вопросов, требуется или не требуется квалификация вместе с одним преступлением другого <28>, а также ссылка на ст. 33 УК РФ <29>.

<28> См.: пункты 19, 20, 21, 23 Постановления от 27.12.2002 N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2. С. 5 - 6; пункты 18, 21 Постановления от 28.12.2006 N 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления" // Там же. 2007. N 3. С. 21 - 22; пункт 17 Постановления от 16.10.2009 N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий" // Там же. 2009. N 12. С. 5; пункт 18 Постановления от 09.07.2013 N 24 "О Судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях" // Там же. 2013. N 9. С. 6.
<29> См.: пункт 10 Постановления от 27.12.2002 N 29 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2. С. 3.

Правда, в первом случае дополнительная квалификация, на наш взгляд, не нужна. Хватает собственно квалификации еще одного преступления.

Во втором случае, по нашему мнению, речь идет просто о специфике квалификации преступлений применительно к соучастию с распределением ролей, состав которого включает и признаки, изложенные в ч. ч. 2 - 5 ст. 33 УК РФ. Без ссылки на данную статью квалифицируются лишь действия (бездействие) соисполнителей, а также организаторов, подстрекателей и пособников, если они одновременно являлись исполнителями преступления (ч. ч. 2 и 3 ст. 34 УК РФ).

Иначе дополнительной следовало бы считать и квалификацию по ст. 30 УК РФ при совершении неоконченного преступления. Хотя без признаков ч. ч. 1 и 3 данной статьи составы приготовления к преступлению и покушения на преступление отсутствуют.

Одновременно теоретического исследования дополнительной квалификации преступлений пока не предпринято. Мы намерены данное упущение восполнить.

Понятно, что дополнительной квалификации преступлений, если она действительно обладает самостоятельным статусом, должны быть присущи признаки, отличающие ее от любой другой уголовно-правовой квалификации. Причем им надлежит быть общими для всех (или большей части) видов дополнительной квалификации.

Выделяя признаки понятия дополнительной квалификации преступлений, по нашему мнению, необходимо осветить ряд вопросов. Следует решить, что является ее эталоном, проявлением, сущностью и итогом.

На наш взгляд, эталоном дополнительной квалификации преступлений выступает уголовный закон. Без него квалификация при конкуренции норм уголовного права (ч. 3 ст. 17 УК РФ), совершении нескольких преступлений (ч. ч. 1 и 2 ст. 17, ст. 18 и др.) и изменении уголовного закона (ст. ст. 9 и 10) невозможна.

Дополнительная квалификация преступлений проявляется прежде всего в виде некой деятельности, ибо произвести уголовно-правовую оценку содеянного без сравнения его с соответствующим эталоном невозможно. При этом происходит сопоставление объектов, занимающее определенный отрезок времени.

Говоря иначе, дополнительная квалификация преступлений всегда выступает определенным мыслительным процессом. Исключительно благодаря его наличию и можно выработать, а также рекомендовать для применения определенные правила данной квалификации.

Вместе с тем сам по себе мыслительный процесс, пока он не завершен, не способен породить никаких уголовно-правовых последствий. Его итогом будет принятие решения о результатах сравнения содеянного с соответствующим эталоном.

Как правильно отмечал применительно к квалификации преступления поддержанный теоретиками В.Н. Кудрявцев, "подчеркнуть связь и единство" процесса и его результата "более важно, чем отметить их различие" <30>. Результат без процесса немыслим, а процесс без результата бессмыслен. Процесс в дополнительной квалификации преступлений означает деятельность по принятию решения об оценке содеянного, результат же - принятое решение. С последним связаны существенные особенности дополнительной квалификации преступлений. Ими являются надстроечный характер и необязательность отражения в процессуальных документах.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий Г.А. Есакова, А.И. Рарога, А.И. Чучаева "Настольная книга судьи по уголовным делам" (отв. ред. А.И. Рарог) включен в информационный банк согласно публикации - Велби, Проспект, 2007.

<30> Кудрявцев В.Н. Указ. соч. С. 5. См. также: Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. С. 21; Рарог А.И. Настольная книга судьи по квалификации преступлений. М.: ТК Велби; Проспект, 2006. С. 8, и др.

Надстроечный характер дополнительной квалификации преступлений означает ее производство после квалификации преступления. Дополнительная квалификация происходит тогда, когда уже установлено, что содеянное предусмотрено определенными составами преступления (определенным составом преступления), но этого еще недостаточно, чтобы дать окончательную уголовно-правовую оценку содеянного.

Необязательность отражения дополнительной квалификации преступлений в процессуальных документах означает факультативный характер последнего. Скажем, в процессуальных документах часто отсутствует квалификация преступлений по совокупности в виде ссылки на ст. 17 УК РФ.

Правда, дополнительная квалификация преступлений вполне может получить отражение в процессуальных документах. Только это никогда не будет их резолютивной частью, как при квалификации преступления, а описательно-мотивировочной. Так, именно в последней указывается на то, что хотя содеянное предусмотрено двумя статьями Особенной части уголовного законодательства, но поскольку одна из них является общей нормой, а другая - специальной, в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ, подлежит применению специальная норма, что согласно ст. 18 имеется рецидив преступлений или что в связи с исключением преступности деяния применяется новый закон, а - со смягчением наказания за содеянное на основании ст. 10 - новая редакция закона.

Сущность дополнительной квалификации преступлений тоже связана с тем, что она - мыслительный процесс. Последний происходит в определенных логических формах. Поскольку осуществляемая при этом оценка содеянного дает опосредствованное (выводное) знание, логической формой такой квалификации является умозаключение - форма мышления, при которой из одного или нескольких суждений выводится новое. Исходные суждения являются посылками, а новое - заключением <31>.

<31> См.: Гетманова А.Д. Учебник логики. М.: Кнорус, 2006. С. 131; Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика. М.: Юристъ, 2006. С. 119.

В случае дополнительной квалификации преступлений всегда имеются две посылки. Ими являются суждения о 1) соответствующих предписаниях закона и 2) установленных признаках содеянного. Роль обеих посылок, первая из которых называется большой, а вторая - малой, заключается в следующем: "Закон всеобщ. Случай, который должен быть определен на основании закона, - единичен. Чтобы подвести единичное под всеобщее, требуется суждение" <32>.

<32> Маркс К. Дебаты шестого рейнского ландтага (статья третья): Дебаты о свободе печати и об опубликовании протоколов сословного собрания // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М.: Политиздат, 1955. Т. 1. С. 66 - 67.

Выходит, что дополнительная квалификация преступлений происходит по правилам простого категорического силлогизма. Вывод в нем возможен лишь при наличии среднего термина - понятия, входящего в обе посылки и отсутствующего в заключении <33>.

<33> См.: Кириллов В.И., Старченко А.А. Указ. соч. С. 129.

В то же время, как отмечалось, в общих правилах категорического силлогизма заложена принципиальная возможность и другого вывода: если одна из посылок отрицательная, то и заключение должно быть отрицательным.

Значит, дополнительной квалификации преступлений свойственны решения двух видов. Они могут быть как положительными, так и отрицательными.

Сложно не заметить, что в итоге дополнительной квалификации преступлений выявляется только одно - наличие или отсутствие связи между соответствующими предписаниями закона и установленными признаками содеянного. Эта связь отражается через предусмотренность либо непредусмотренность соответствующими предписаниями закона установленных признаков содеянного. Не случайно в ст. 17 УК РФ трижды упоминается предусмотренность преступлений уголовно-правовыми предписаниями.

Получается, что дополнительной квалификацией преступлений следует считать, на наш взгляд, принятие в соответствующем случае решения о предусмотренности (или непредусмотренности) выявленных признаков содеянного уголовным законом после установления их предусмотренности (или непредусмотренности) составом преступления. Вместе с тем анализа содержания искомого понятия недостаточно для полного познания такой квалификации.

Библиография

  1. Баулин Ю.В. Обстоятельства, исключающие преступность деяния. Харьков: Основа, 1991. 360 с.
  2. Благов Е.В. О квалификации при совершении преступления (постановка вопроса) // Уголовное право: стратегия в XXI веке / Отв. ред. А.И. Рарог. М.: Проспект, 2009. С. 40 - 44.
  3. Благов Е.В. Об уголовно-правовой квалификации // Вестник Ярославского государственного университета имени П.Г. Демидова. 2008. N 10. С. 21 - 25.
  4. Галкин В.М. Применение гипотезы уголовно-правовой нормы // Проблемы совершенствования советского законодательства: Труды ВНИИСЗ. М., 1979. N 15. С. 155 - 167.
  5. Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. М.: Центр ЮрИнфоР, 2001. 316 с.
  6. Гетманова А.Д. Учебник логики: со сборником задач. 6-е изд., перераб. М.: Кнорус, 2006. 443 с.
  7. Дуюнов В.К., Хлебушкин А.Г. Квалификация преступлений: законодательство, теория, судебная практика. М.: РИОР; Инфра-М, 2013. 372 с.
  8. Кириллов В.И., Старченко А.А. Логика: Учебник для юрид. вузов. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Юристъ, 2006. 254 с.
  9. Корнеева А.В. Теоретические основы квалификации преступлений: Учеб. пособие. М.: Проспект, 2006. 176 с.
  10. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2 изд., перераб. и дополн. М.: Юрист, 2001. 304 с.
  11. Кузнецова Н.Ф. Проблемы квалификации преступлений: Лекции по спецкурсу. М.: Городец, 2007. 336 с.
  12. Курбанов Г. Обстоятельства, устраняющие общественную опасность и противоправность деяния. Баку: Гянджлик, 1991. 124 с.
  13. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений: Учеб. пособие. М.: Изд-во МГУ, 1984. 184 с.
  14. Малыхин В.И. Квалификация преступлений: теоретические вопросы: Учеб. пособие по спецкурсу. Куйбышев: Изд-во Куйбыш. гос. ун-та, 1987. 100 с.
  15. Мальцев В.В. Объект охраны (преступления) в уголовном праве. М.: Юрлитинформ, 2012. 512 с.
  16. Маркс К. Дебаты шестого рейнского ландтага (статья третья): дебаты о свободе печати и об опубликовании протоколов сословного собрания // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. М.: Госполитиздат, 1955. Т. 1. С. 30 - 84.
  17. Михеев Р.И. Невменяемый: социально-правовой очерк. Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та, 1992. 287 с.
  18. Наумов А.В., Новиченко А.С. Законы логики при квалификации преступлений. М.: Юрид. лит., 1978. 104 с.
  19. Пудовочкин Ю.Е. Учение о составе преступления. М.: Юрлитинформ, 2009. 248 с.

КонсультантПлюс: примечание.

Комментарий Г.А. Есакова, А.И. Рарога, А.И. Чучаева "Настольная книга судьи по уголовным делам" (отв. ред. А.И. Рарог) включен в информационный банк согласно публикации - ТК Велби, Проспект, 2007.

  1. Рарог А.И. Настольная книга судьи по квалификации преступлений: Практ. пособие. М.: ТК Велби; Проспект, 2006. 224 с.
  2. Сабитов Р.А. Квалификация поведения лица после совершения им преступления. Омск: Высш. шк. милиции МВД СССР, 1986. 120 с.
  3. Сабитов Р.А. Квалификация уголовно-правовых деяний: Учеб. пособие. Челябинск: Фрегат, 1998. 72 с.
  4. Сабитов Р.А. Теория и практика квалификации уголовно-правовых деяний. М.: Изд-во МГУ, 2003. 144 с.

КонсультантПлюс: примечание.

Учебное пособие Савельева В.С. "Основы квалификации преступлений" включено в информационный банк согласно публикации - "Проспект", 2011 (2-е издание, переработанное и дополненное).

  1. Савельева В.С. Основы квалификации преступлений: Учеб. пособие. М.: ТК Велби; Проспект, 2006. 80 с.
  2. Сулейманов Т.А., Павлухин А.Н., Эриашвили Н.Д. Механизм и формы реализации норм уголовного права. М.: Юнити-Дана; Закон и право, 2007. 288 с.
  3. Толкаченко А.А. Теоретические основы квалификации преступлений. М.: Юнити-Дана; Закон и право, 2004. 128 с.
  4. Черданцев А.Ф. Вопросы толкования советского права: Учеб. пособие. Свердловск: СвЮИ, 1972. 192 с.

References (transliteration)

  1. Baulin Ju.V. Obstojatel'stva, iskljuchajushhie prestupnost' dejanija. Har'kov: Osnova, 1991. 360 s.
  2. Blagov E.V. O kvalifikacii pri sovershenii prestuplenija (postanovka voprosa) // Ugolovnoe pravo: strategija v XXI veke / Otv. red. A.I. Rarog. M.: Prospekt, 2009. S. 40 - 44.
  3. Blagov E.V. Obugolovno-pravovojkvalifikacii // Vestnik Jaroslavskogo gosudarstvennog ouniversiteta imeni P.G. Demidova. 2008. N 10. S. 21 - 25.
  4. Galkin V.M. Primenenie gipotezy ugolovno-pravovoj normy // Problemy sovershenstvovanija sovetskogo zakonodatel'stva: Trudy VNIISZ. M., 1979. N 15. S. 155 - 167.
  5. Gauhman L.D. Kvalifikacija prestuplenij: zakon, teorija, praktika. M.: Centr JurlnfoR, 2001. 316 s.
  6. Getmanova A.D. Uchebnik logiki: so sbornikom zadach. 6-e izd., pererab. M.: Knorus, 2006. 443 s.
  7. Dujunov V.K., Hlebushkin A.G. Kvalifikacija prestuplenij: zakonodatel'stvo, teorija, sudebnaja praktika. M.: RIOR; Infra-M, 2013. 372 s.
  8. Kirillov V.I., Starchenko A.A. Logika: Uchebnik dlja jurid. vuzov. 5-e izd., pererab. i dop. M.: Jurist', 2006. 254 s.
  9. Korneeva A.V. Teoreticheskie osnovy kvalifikacii prestuplenij: Ucheb. posobie. M.: Prospekt, 2006. 176 s.
  10. Kudrjavcev V.N. Obshhaja teorija kvalifikacii prestuplenij. 2 izd., pererab. i dopoln. M.: Jurist, 2001. 304 s.
  11. Kuznecova N.F. Problemy kvalifikacii prestuplenij: lekcii po speckursu. M.: Gorodec, 2007. 336 s.
  12. Kurbanov G. Obstojatel'stva, ustranjajushhie obshhestvennuju opasnost' i protivopravnost' dejanija. Baku: Gjandzhlik, 1991. 124 s.
  13. Kurinov B.A. Nauchnye osnovy kvalifikacii prestuplenij: Ucheb. posobie. M.: Izd-vo MGU, 1984. 184 s.
  14. Malyhin V.I. Kvalifikacija prestuplenij: teoreticheskie voprosy: Ucheb. posobie po speckursu. Kujbyshev: Izd-vo Kujbysh. gos. un-ta, 1987. 100 s.
  15. Mal'cev V.V. Obekt ohrany (prestuplenija) v ugolovnom prave. M.: Jurlitinform, 2012. 512 s.
  16. Marks K. Debaty shestogo rejnskogo landtaga (stat'ja tret'ja): Debaty o svobode pechati i ob opublikovanii protokolov soslovnogo sobranija // Marks K., Jengel's F. Soch. 2-e izd. M.: Gospolitizdat, 1955. T. 1. S. 30 - 84.
  17. Miheev R.I. Nevmenjaemyj: social'no-pravovoj ocherk. Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta, 1992. 287 s.
  18. Naumov A.V., Novichenko A.S. Zakony logiki pri kvalifikacii prestuplenij. M.: Jurid. lit., 1978. 104 s.
  19. Pudovochkin Ju.E. Uchenie o sostave prestuplenija. M.: Jurlitinform, 2009. 248 s.
  20. Rarog A.I. Nastol'naja kniga sud'i po kvalifikacii prestuplenij: Prakt. posobie. M.: TK Velbi; Prospekt, 2006. 224 s.
  21. Sabitov R.A. Kvalifikacija povedenija lica posle sovershenija im prestuplenija. Omsk: Vyssh. shk. milicii MVD SSSR, 1986. 120 s.
  22. Sabitov R.A. Kvalifikacija ugolovno-pravovyh dejanij: Ucheb. posobie. Cheljabinsk: Fregat, 1998. 72 s.
  23. Sabitov R.A. Teorija i praktika kvalifikacii ugolovno-pravovyh dejanij. M.: Izd-vo MGU, 2003. 144 s.
  24. Savel'eva V.S. Osnovy kvalifikacii prestuplenij: Ucheb. posobie. M.: TK Velbi; Prospekt, 2006. 80 s.
  25. Sulejmanov T.A., Pavluhin A.N., Jeriashvili N.D. Mehanizm i formy realizacii norm ugolovnogo prava. M.: Juniti-Dana; Zakon i pravo, 2007. 288 s.
  26. Tolkachenko A.A. Teoreticheskie osnovy kvalifikacii prestuplenij. M.: Juniti-Dana; Zakon i pravo, 2004. 128 s.
  27. Cherdancev A.F. Voprosy tolkovanija sovetskogo prava: Ucheb. posobie. Sverdlovsk: SvJuI, 1972. 192 s.