Мудрый Юрист

Некоторые вопросы адвокатской деятельности

...Без адвокатуры немыслимо надлежащее

отправление правосудия, так как она является

несомненною и лучшею помощницею суда...

И.Я. Фойницкий <*>

<*> Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. I. СПб., 1912.

Каждый человек, будучи членом общества, рано или поздно ощущает потребность в разрешении конфликта интересов, в которые он так или иначе вовлечен. Для справедливого разрешения конфликтных ситуаций защиту частных интересов должны осуществлять профессионалы, занимающиеся адвокатской деятельностью.

Адвокатской деятельностью, как сказано в соответствующем Федеральном законе <*>, "является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката" в порядке, установленном Законом <**>.

<*> Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ" // СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102 (далее по тексту - Закон).
<**> Пункт 1 ст. 1 Закона. Кроме того, деятельность адвоката регламентируется соответствующими процессуальными законами и другими нормативными актами.

Как видно из легального определения, она представляет собой деятельность по оказанию юридической помощи в самом широком ее понимании.

Несмотря на то что адвокатская деятельность осуществляется преимущественно в частных интересах, в целом она носит публичный характер, так как обеспечивает действенность правового регулирования и служит установлению особого баланса между политическими реалиями в обществе и предписаниями законов.

Публичный характер, собственно, и отличает адвокатскую деятельность от предпринимательской, целью которой является систематическое извлечение прибыли. Более того, несмотря на то что соглашение об оказании правовой помощи регламентируется нормами гражданского права, деятельность адвоката и статус адвокатуры установлены правом публичным.

Именно адвокатская деятельность призвана обеспечить гарантируемое статьей 48 Конституции России право каждого на получение квалифицированной юридической помощи <*>.

<*> Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 25 декабря 1993 г.

Некоторой схожестью с адвокатами обладают юрисконсульты, юридические фирмы, правозащитные организации и прочие общественные объединения, однако именно адвокатская деятельность осуществляется профессиональными адвокатами, то есть лицами, прошедшими специальную подготовку, получившими в установленном Законом порядке статус адвоката и являющимися членами корпорации адвокатов.

Корпоративность - один из существенных признаков адвокатуры. Юрист, сдавший квалификационный экзамен и принесший присягу, не может осуществлять полномочия адвоката, не работая ни в одной из предусмотренных организационных форм адвокатских образований.

Являясь независимым советником по правовым вопросам, адвокат должен соответствовать своему социальному назначению, а следовательно, адвокатская деятельность должна быть единственным занятием для адвоката. Исключение составляет преподавательская и научная деятельность <*>, которая, как думается, должна содействовать подготовке квалифицированных кадров адвокатов. Особую роль в этой связи международное сообщество отводит профессиональным ассоциациям адвокатов <**>.

<*> Пункт 1 ст. 2 Закона.
<**> См.: Основные положения о роли адвокатов. Приняты Восьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступлений (август 1990 г., Нью-Йорк) // Советская юстиция. 1991. N 20. С. 19.

В Законе об адвокатской деятельности, как и в Положении об адвокатуре РСФСР <*>, субъектом оказания юридической помощи называется член адвокатского образования, вместе с тем основой старой адвокатуры были коллегии адвокатов, что нельзя назвать правильным, ибо адвокатура не абстракция, а объединение индивидов и нельзя рассматривать адвокатуру вне определенного типа личности.

<*> Закон РСФСР от 20 ноября 1980 г. "Об утверждении Положения об адвокатуре РСФСР" // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1980. N 48. Ст. 1596. (В соответствии с ФЗ от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ утратил силу.)

Исходя из того что юридическую помощь оказывают непосредственно адвокаты, новое законодательство, собственно, их и называет основой адвокатуры.

Свое благородное предназначение адвокатская деятельность в самом полном смысле проявляет именно в отношениях, связанных с представительством интересов граждан.

Адвокатское представительство являет собой разновидность добровольного представительства. Под последним подразумевается "юридические понятие, где одно лицо, называемое представителем (уполномоченным, поверенным), совершает юридическую сделку от имени другого - принципала (доверителя) на основании полномочия от последнего, причем эта сделка относительно своего содержания, правовых последствий считается первоначальной сделкой самого принципала, не касаясь совершенно личности представителя" <*>.

<*> Нерсесов Н.О. Представительство и ценные бумаги в гражданском праве. М., 2000. С. 73.

В определении конструкции добровольного представительства Гражданский кодекс РФ (ст. 182) придерживается такой же позиции <*>.

<*> Гражданский кодекс РФ (часть I) от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // СЗ РФ. 1994. N 32. Ст. 3301.

Применительно к процессуальным правоотношениям можно говорить, что "поверенный заменяет своего доверителя не в сфере его гражданско-правовых отношений к другим частным лицам, а в процессе, получая право совершать процессуальные действия по отношению к суду и приходя, таким образом, в соприкосновение с органом государственной власти" <*>.

<*> Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 2003. С. 203.

В гражданском судопроизводстве адвокатское представительство возможно наравне с общегражданским.

Вместе с тем, в отличие от последнего, полномочия адвоката удостоверяются не доверенностью, выдаваемой доверителем, а ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием <*>. Любопытна в этой связи позиция Арбитражно-процессуального кодекса, который устанавливает, что "полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом" <**>. Вероятно, Кодекс имеет в виду Закон об адвокатской деятельности, однако и тот, говоря об оформлении полномочий адвоката, отсылает к иному федеральному закону. Безусловно, и в арбитражном процессе право адвоката на выступление в суде в качестве представителя должно удостоверяться ордером.

<*> См.: Ч. 5 ст. 53 Гражданского процессуального кодекса РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 46. Ст. 4532; Ч. 4 ст. 49 Уголовно-процессуального кодекса РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 52 (часть 1). Ст. 4921.
<**> Часть 3 ст. 61 Арбитражно-процессуального кодекса РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3012.

Что касается осуществления адвокатской деятельности вне процессуального представительства, то в этих случаях полномочия адвоката должны быть выражены в нотариально удостоверенной доверенности <*>.

<*> Часть 2 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности.

Часто доверитель наделяет адвоката особыми правами, связанными, в частности, с подписанием иска, передачей спора на рассмотрение третейского суда, предъявлением встречного требования, отказом от иска, уменьшением его размеров, признанием иска, заключением мирового соглашения и др. <*>. В этих случаях наряду с ордером необходима также доверенность на совершение указанных действий.

<*> См.: Ст. 54 Гражданско-процессуального кодекса РФ; Ст. 62 Арбитражно-процессуального кодекса РФ.

Как известно, представители сторон и других лиц, участвующих в деле, обладают всем объемом прав, принадлежащих последним. Кроме того, Закон детализирует отдельные полномочия адвоката. Так, в процессе оказания юридических услуг адвокат может запрашивать любые сведения, необходимые для осуществления своих профессиональных обязанностей (в том числе справки и иные документы от любых субъектов), собирать предметы, которые могут явиться доказательствами по делу; опрашивать с их согласия лиц, которые могут владеть определенной информацией; пользоваться услугами специалистов; встречаться со своим доверителем на условиях конфиденциальности <*>.

<*> Часть 3 ст. 6 Закона.

Все же деятельность адвоката является комплексной. Она включает в себя как непрерывную деятельность по представительству (защите интересов) доверителя в конституционном, гражданском, административном и уголовном судопроизводстве, представительству интересов в третейском суде, международном коммерческом арбитраже и иных органах разрешения конфликтов, так и разовую юридическую помощь:

<*> Там же, п. 2 ст. 2.

В теории гражданского права нет единства относительно места исполнительного производства в системе российского права, тем не менее Закон об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ наделяет адвоката правом участия в качестве представителя доверителя и на стадии исполнения судебного постановления <*>.

<*> Там же, пп. 9 п. 2 ст. 2.

Ордер или доверенность выдаются адвокату на основании заключенного с доверителем соглашения <*>. Свои представительские функции адвокат осуществляет только в соответствии с договором поручения <**>. Как предусматривается статьей 971 Гражданского кодекса РФ, "по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия", причем права и обязанности в результате этих действий возникают непосредственно у доверителя <***>. Адвокат обязан исполнять данное ему поручение в соответствии с позицией доверителя, указанной в договоре поручения. Однако поверенный вправе отступать от указаний своего доверителя в интересах последнего. Эта возможность особенно актуальна для уголовно-процессуальной защиты.

<*> Исходя из конфиденциального характера данного соглашения никто не может требовать его предъявления в целях удостоверения адвокатских полномочий (ст. 6 Закона).
<**> Законодатель в ст. 25 Закона об адвокатской деятельности устанавливает также, что "иные виды юридической помощи", т.е. деятельность, не связанную с представительством, адвокат оказывает на основании договора возмездного оказания услуг, но, как представляется, это не отвечает традициям российской адвокатуры, так как исторически сложилось, что возмездность никогда не являлась определяющим признаком адвокатской деятельности.
<***> Пункт 1 ст. 971 Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ (часть 2) // СЗ РФ. 1996. N 5. Ст. 410.

Договор поручения, как правило, предусматривает уплату доверителем вознаграждения за проделанную адвокатом работу, но законом или договором может предусматриваться освобождение от этого. По общим правилам исполнения обязательств доверитель вправе отказаться от данного им адвокату поручения, возместив поверенному понесенные им расходы в связи с исполнением соглашения. В свою очередь, поверенный вправе отказаться от договора в одностороннем порядке в случае невыполнения встречного обязательства доверителем. Но в случае отказа адвоката от исполнения договора поручения он обязан своевременно известить об этом доверителя (не позднее чем за тридцать дней, если соглашением не предусмотрено иное <*>). Вместе с тем, как будет показано ниже, адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты.

<*> Статья 977 Гражданского кодекса РФ.

Законодатель подчеркивает особое преимущество адвокатского представительства в арбитражном процессе. Представителями организаций в арбитражном суде наряду с их органами (руководителями) могут быть только адвокаты <*>. Такая позиция в Законе объяснима тем, что представительство юридических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью, требует глубоких познаний в области юриспруденции. Представляется, что логичным было бы распространить данное положение и на физических лиц.

<*> Там же, ч. 5 ст. 59.

Следует обратить внимание, что в Гражданско-процессуальном кодексе предусмотрено и назначение адвоката-представителя по инициативе суда - в случае, если место жительство ответчика неизвестно. В части 3 ст. 62 проекта Арбитражно-процессуального кодекса РФ также было закреплено правило, предоставляющее арбитражному суду право исходя из материального положения стороны, являющейся индивидуальным предпринимателем, назначить ей представителя, если дело не может быть рассмотрено без предоставления стороне квалифицированной юридической помощи <*>. Кодекс, действующий в нынешней редакции, к сожалению, отказался от данной нормы.

<*> См.: Досье на проект федерального закона N 90066448-3 "Арбитражно-процессуальный кодекс Российской Федерации".

Однако назначение судом адвоката возможно также в случаях, когда юридическая помощь должна быть оказана гражданам безвозмездно. Такими случаями Закон об адвокатской деятельности называет:

<*> Статья 26 Закона.

Следует особо подчеркнуть, что деятельность адвоката не исчерпывается сферой процессуального представительства, ведь адвокат может представлять интересы своих доверителей и в материально-правовых отношениях, например в "органах государственной власти, органах местного самоуправления, общественных объединениях и иных организациях" <*>.

<*> Подпункт 7 п. 2 ст. 2 Закона.

В своей деятельности адвокату необходимо соответствовать своему функциональному предназначению, а значит, он должен соблюдать свои профессиональные обязанности <*>. Ему запрещено принимать заведомо незаконные поручения. Как сказано в Кодексе профессиональной этики адвоката, "закон и нравственность в профессии адвоката выше воли доверителя" <**>.

<*> См. ч. 4 ст. 6 Закона.
<**> См.: П. 1 ст. 10 Кодекса профессиональной этики адвоката (далее - Кодекс) // Библиотека Российской газеты. 2003. Выпуск N 4.

Исходя из этических соображений адвокат не вправе оказывать правовую помощь, имея собственный интерес в деле, а также если он ранее являлся участником процессуальных отношений, судьей или иным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах обратившегося к нему за помощью; если он состоит в родственных или семейных отношениях с лицом, осуществляющим предварительное расследование по делу. Он, кроме того, не вправе представлять лиц, интересы которых противоречат друг другу. Адвокат также не может занимать позицию, противоположную точке зрения представляемого (исключением, естественно, является случай самооговора доверителя в уголовном процессе). Из предыдущего принципа следует другое правило - запрет на публичные заявления о доказанности вины доверителя при отрицании ее последним. В целях обеспечения доверия граждан к адвокатуре законодатель запрещает негласное сотрудничество адвокатов с оперативно-розыскными органами. Разглашение сведений, сообщенных адвокату доверителем помимо его воли, и отказ от принятой на себя защиты недопустимы.

Говоря о профессиональных обязанностях адвоката, не следует забывать о Кодексе профессиональной этики, который "устанавливает обязательные для каждого адвоката правила поведения при осуществлении адвокатской деятельности на основе нравственных критериев и традиций адвокатуры" <*>.

<*> Статья 1 Кодекса профессиональной этики адвоката.

Дополняя законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре, Кодекс содержит основы взаимоотношений адвокатов со своими доверителями и другими лицами.

Таким образом, например, установлено, что адвокат не должен допускать фамильярности в отношениях с доверителями, не должен ставить себя в долговую зависимость от доверителя и т.д.

Важной является закрепленная в Кодексе презумпция достоверности сведений, сообщаемых адвокату доверителем, - при исполнении поручения он не должен проводить дополнительную проверку. Такая формулировка не должна казаться странной, так как адвокат должен в первую очередь расположить к доверию лицо, интересы которого он представляет. Все же надо признать, иногда в уголовном судопроизводстве для поддержания линии защиты адвокату необходимо отталкиваться от противного, в частности, если доверитель придерживается позиции, не отвечающей его интересам. В таком случае вся стратегия защиты может быть построена на проверке показаний обвиняемого. Поэтому данное правило не должно распространяться на уголовную защиту.

В отличие от Закона об адвокатуре в СССР <*> и Положения об адвокатуре РСФСР, утвержденного Законом от 20 ноября 1980 г., Закон об адвокатской деятельности специально предусматривает возможность представительства интересов доверителя и в органах государственной власти, и в негосударственных органах иностранного государства, а также в международных организациях <**>.

<*> Закон СССР от 30 ноября 1979 г. N 1165-Х "Об адвокатуре в СССР" // Ведомости Верховного Совета СССР. 1979. N 49. Ст. 846. (В соответствии с ФЗ от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ утратил силу.)
<**> Подпункт 8 п. 2 ст. 2.

Закон также впервые регламентирует деятельность адвокатов иностранных государств на территории России.

Часть 5 статьи 2 Закона вводит ограничение на деятельность иностранного адвоката, допускается оказание правовой помощи только по вопросам данного иностранного государства. Это можно объяснить желанием законодателя обеспечить физических и юридических лиц квалифицированными специалистами в области российского права.

Кроме того, в целях учета Законом установлено правило, в соответствии с которым адвокаты иностранных государств не могут осуществлять профессиональную деятельность без регистрации в федеральном органе юстиции, в специальном реестре, порядок которой определяется Правительством РФ.

Тем не менее очевидно, что в случае приобретения иностранным адвокатом статуса адвоката РФ осуществлять адвокатскую деятельность он вправе наравне со своими российскими коллегами.

Однако адвокатам иностранного государства в любом случае запрещается оказывать юридическую помощь по вопросам, связанным с государственной тайной Российской Федерации. Это, по-видимому, касается и иностранных граждан, имеющих статус российского адвоката. Представляется, что определяющим признаком здесь является наличие гражданства иностранного государства.

Вместе с тем Положением "О порядке допуска лиц, имеющих двойное гражданство, лиц без гражданства, а также лиц из числа иностранных граждан, эмигрантов и реэмигрантов к государственной тайне" вводится особое правило доступа к государственной тайне России. Согласно данному нормативному акту "иностранные граждане допускаются только к тем сведениям, в отношении которых выполнены процедуры, предусмотренные Положением о подготовке к передаче сведений, составляющих государственную тайну, другим государствам, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 2 августа 1997 г. N 973 (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, N 32, ст. 3786)" <*>.

<*> Постановление Правительства РФ от 22 августа 1998 г. N 1003 "Об утверждении Положения о порядке допуска лиц, имеющих двойное гражданство, лиц без гражданства, а также лиц из числа иностранных граждан, эмигрантов и реэмигрантов к государственной тайне" // СЗ РФ. 1998. N 35. Ст. 4407.

Следовательно, решение о допуске иностранцев, обладающих статусом российского адвоката, к сведениям, составляющим государственную тайну, может служить исключением из императивного правила, закрепленного частью 5 статьи 2 Закона об адвокатской деятельности <*>.

<*> Решение принимается органами государственной власти и иными органами, уполномоченными Правительством РФ осуществлять передачу сведений, составляющих государственную тайну. Указанное решение согласовывается с Федеральной службой безопасности Российской Федерации.

Аналогично Положению об адвокатуре РСФСР 1980 года новый Закон об адвокатской деятельности устанавливает следующие обязательные требования для получения статуса адвоката:

<*> Пункт 1 ст. 9.

Если претендент на статус адвоката отвечает вышеупомянутым условиям, ему необходимо пройти два основных этапа:

  1. успешно сдать квалификационный экзамен, после чего квалификационная адвокатская палата соответствующего региона принимает решение о присвоении лицу статуса адвоката;
  2. в порядке, установленном адвокатской палатой, принести присягу.

Согласно пункту 2 статьи 12 Закона квалификационная комиссия не вправе отказать претенденту, который успешно сдал экзамен. Удовлетворительный результат квалификационного экзамена отнюдь не является гарантией получения адвокатского звания. Из общего смысла статей 10 и 12 Закона об адвокатской деятельности следует, что квалификационная комиссия должна отказать претенденту в присвоении статуса адвоката в случае обнаружения недостоверности документов или сведений, представленных ей в соответствии с требованиями пункта 2 статьи 10 Закона.

В юридической литературе справедливо отмечалось, что процедура приобретения адвокатского статуса несколько походит на порядок отбора судей, установленный статьей 5 Закона РФ "О статусе судей в РФ" <*>, также предполагающий необходимость сдачи квалификационного экзамена и принятия квалификационной коллегией судей решения о рекомендации кандидата на замещение должности судьи <**>. Однако адвокатский статус, в отличие от судейского, не ограничивается временными или возрастными рамками <***>.

<*> Закон РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" // Российская газета от 29 июля 1992 г.

КонсультантПлюс: примечание.

Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (под ред. Д.Н. Козака) включен в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2003.

<**> См.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" / Под ред. Д.Н. Козака. М., 2003. С. 59.
<***> Пункт 3 ст. 12 Закона.

Законом предусматривается восемь причин для прекращения статуса адвоката.

В их числе:

  1. собственное желание адвоката (которое выражается в его личном заявлении);
  2. признание адвоката недееспособным или ограниченно дееспособным <*>;
<*> В соответствии с п. 2 ст. 9 Закона об адвокатской деятельности наличие недееспособности или ограниченной дееспособности, так же как и наличие непогашенной (неснятой) судимости, является основанием, исключающим осуществление адвокатской деятельности.
  1. непредставление адвокатом в Совет адвокатской палаты сведений о форме адвокатского образования, в котором он осуществляет деятельность, в течение шести месяцев;
  2. смерть адвоката или объявление его умершим;
  3. совершение адвокатом поступка, порочащего честь и достоинство адвоката или умаляющего авторитет адвокатуры;
  4. неисполнение своих обязанностей перед доверителем, а равно неисполнение решений адвокатской палаты;
  5. осуждение за совершение умышленного преступления;
  6. установление недостоверности сведений, предоставленных адвокатом для приобретения адвокатского статуса, либо обнаружение информации о фактах, исключающих возможность присвоения данного статуса.

Интересно было бы отдельно отметить четыре последних пункта. В их основе лежит деяние, несопоставимое со званием адвоката, а стало быть, эти основания являются бесспорными для прекращения полномочий адвоката. Вопросы возникают лишь по поводу "неисполнения либо ненадлежащего исполнения адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, а также неисполнения решений органов адвокатской палаты", и в отношении "совершения поступка, порочащего честь и достоинство адвоката..." <*>. Закон не устанавливает, достаточно ли однократного совершения этих деяний, или же они должны иметь систематический характер.

<*> Подпункт 6 п. 1 ст. 17 Закона.

Полагаем, законодатель умышленно не затронул данные вопросы, предоставив квалифицированной комиссии и Совету адвокатской палаты, которые осуществляют дисциплинарное производство, право исходить из конкретного случая, с учетом личности каждого адвоката.

Несомненным является то, что адвокат не вправе прекратить свою профессиональную деятельность после принятой на себя защиты, что явилось бы нарушением пункта 4 статьи 6 Закона об адвокатской деятельности.

Очевидно, что нельзя назвать безусловными поводами для прекращения статуса адвоката и основания, связанные с непредставлением сведений о форме адвокатского образования в течение установленного срока.

Представляется, что в зависимости от характера и тяжести упомянутых деяний в отношении провинившегося адвоката могут быть приняты и иные меры ответственности за дисциплинарный проступок (наряду с прекращением статуса адвоката). Кодекс профессиональной этики адвоката, в частности, предусматривает также замечание, предупреждение и иные меры, предусмотренные собранием соответствующей адвокатской палаты <*>.

<*> Кодекс профессиональной этики адвоката // Библиотека "Российской газеты". 2003. Выпуск N 4.

Любопытной является проблема самоустранения оснований, по которым адвокат был признан недееспособным (либо ограниченно дееспособным). Будет ли решение суда о признании лица полностью дееспособным безусловным поводом для восстановления статуса адвоката? По всей видимости, данный вопрос должен решаться органами адвокатского сообщества в каждом случае индивидуально. Таким образом, не исключено и восстановление адвокатского статуса.

Гражданин, переставший быть адвокатом, не может осуществлять адвокатскую деятельность, а равно занимать выборные должности в органах адвокатской палаты или Федеральной палаты адвокатов. Следует признать, что действующее законодательство не предусматривает специальную меру ответственности за нарушение данного запрета, все же думается, что в ряде случаев, с учетом цели совершенного правонарушения, возможно применять соответствующие нормы о мошенничестве, содержащиеся в Уголовном кодексе <*> и Кодексе об административных правонарушениях <**>.

<*> Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. N 63-ФЗ // СЗ РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.
<**> Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. N 195-ФЗ // СЗ РФ. 2002. N 1 (часть 1). Ст. 1.

Закон об адвокатской деятельности вводит новую правовую категорию - приостановление статуса адвоката. В отличие от прекращения адвокатского статуса это временное лишение возможности исполнять обязанности и пользоваться правами, предусмотренными для адвокатов как материальным, так и процессуальным законодательством.

Так, статус адвоката может быть приостановлен на период работы в органах государственной власти или органах местного самоуправления (в случае его избрания либо назначения в эти органы). Закон также указывает такие причины, как неспособность осуществлять профессиональные обязанности адвокатом в течение шести месяцев (причины могут быть разные, например длительное заболевание), призыв на военную службу, а также признание адвоката безвестно отсутствующим <*>. Отдельно Законом упоминается о применении принудительных мер медицинского характера в отношении адвоката, которые влекут те же последствия.

<*> Пункт 1 ст. 16 Закона об адвокатской деятельности.

Надо заметить, что как приостановление адвокатского статуса, так и его прекращение не могут исключать гарантий в отношении адвоката, предусмотренных пунктом 2 статьи 18 Закона об адвокатской деятельности <*>.

<*> В соответствии с Законом адвокат не может привлекаться к ответственности за выраженное им мнение при осуществлении профессиональной деятельности (если только постановлением суда не будет установлена виновность адвоката).

Уже отмечалось, что адвокат является независимым советником по правовым вопросам. Это означает, что он должен обладать определенными гарантиями в осуществлении своей деятельности. Воспрещено любое давление на адвоката со стороны любого субъекта для достижения своей цели - вмешательство в его деятельность недопустимо.

Исключается истребование от адвокатов и работников адвокатских образований любых сведений, связанных с оказанием юридической помощи по конкретным делам, так как эти сведения являются адвокатской тайной.

Как было обозначено, адвокат не может привлекаться к уголовной, административной, дисциплинарной и иной ответственности за мнение, высказанное им в рамках осуществления адвокатской деятельности, - это естественно, так как позиция адвоката по делу всегда связана с позицией его доверителя.

Запрещено также допрашивать адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с оказанием правовой помощи <*>. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом в отношении адвоката уголовное дело возбуждается на основании заключения суда <**>. Можно заключить, что законодатель в этом смысле приближает статус адвоката к статусу судьи и прокурора. Более того, адвокат и члены его семьи находятся под особой защитой государства <***>.

<*> Часть 3 ст. 56 Уголовно-процессуального кодекса РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. N 52 (часть 1). Ст. 4921.
<**> Там же, ч. 1 ст. 448.
<***> Пункт 4 ст. 18 Закона об адвокатской деятельности.

Следовательно, для государства особую ценность представляет безопасность жизни, здоровья и имущества адвокатов и их близких. В то же время, в отличие от судей и должностных лиц правоохранительных органов, в отношении адвокатов не установлены конкретные меры защиты <*>. Можно ли в этой связи считать гарантированными защиту и безопасность адвокатской деятельности? Увы, ответ на этот вопрос сейчас может быть только отрицательным, ибо законодатель пока не уделяет должного внимания системе мер государственной защиты адвоката.

<*> См.: ФЗ от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" // СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1455.

Итак, мы рассмотрели те вопросы адвокатской деятельности, которые нам представлялись наиболее интересными.

В заключение хотелось бы признать: несмотря ни на что, новое законодательство, регулирующее деятельность адвокатуры, в целом позитивно. Оно решило практически все теоретические проблемы, стоящие перед отечественными адвокатами. К сожалению, нельзя сказать, что все гарантии адвокатской деятельности реализуются одинаково точно и неукоснительно.

Все же период безвременья для российской адвокатуры после длительного перехода от социалистической к канонической форме, кажется, заканчивается. А это безусловный прогресс для российского общества.