Мудрый Юрист

Характеристика профилактической деятельности органов предварительного расследования

С.И. ДАНИЛОВА

§ 1. Роль следственных действий в профилактической деятельности органов предварительного расследования

Наряду с предупреждением, пресечением и раскрытием подготавливаемых преступлений установление обстоятельств, способствовавших совершению преступления, с целью их последующего устранения является одной из наиболее значимых составляющих профилактической деятельности, осуществляемой органами предварительного расследования в ходе досудебного производства.

О необходимости выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления, указано в ст. 73 УПК РФ, посвященной предмету доказывания. В то же время редакция этой статьи в отношении вышеуказанных обстоятельств практически не претерпела никаких изменений и в этом отношении мало чем отличается от ст. 68 УПК РСФСР. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить редакции части 2 вышеуказанных статей, которые отличаются тем, что в ст. 68 УПК РСФСР употребляется термин "причины и условия", а в ст. 73 УПК РФ речь идет об "обстоятельствах, способствовавших совершению преступления". В то же время сам факт процессуального закрепления положения о выявлении вышеуказанных обстоятельств в отдельной части статьи, регламентирующей предмет доказывания, а не в качестве одного из пунктов части первой таит в себе опасность двусмысленного толкования воли законодателя.

Известно, что такая неопределенность в формулировании ст. 68 УПК РСФСР привела к возникновению в теории и практике уголовного процесса различных точек зрения относительно того, входят ли обстоятельства, обусловившие совершение преступления, в предмет доказывания.

Так, одни авторы полагали, что эти обстоятельства в предмет доказывания не входят <*>. Другие придерживались мнения о том, что "нерасчлененное выделение в структуре предмета доказывания всей совокупности обстоятельств, способствовавших совершению преступления, в качестве самостоятельной группы... подтверждает тезис о принципе, которым руководствовался законодатель, размещая элементы предмета доказывания, исходя из целенаправленности выявления тех или иных обстоятельств и последовательности решения на их базе вопросов применения права" <**>. Из этого следует, что законодатель намеренно отнес доказывание обстоятельств, обусловивших совершение преступления, в последнюю очередь, т.е. после того, как по делу будут доказаны все иные обстоятельства, составляющие предмет доказывания по уголовному делу. В то же время большинство ученых настаивает на признании обстоятельств, способствовавших совершению преступления, в качестве неотъемлемого элемента предмета доказывания, подлежащих обязательному установлению по делу наравне с иными обстоятельствами <***>.

<*> См.: Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М., 1962. С. 175; Шаламов М.П. Теория улик. М., 1960. С. 182.
<**> Миньковский Г.М., Танасевич В.Г., Эйсман А.А. Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина, 2-е изд., испр. и доп. М., 1973. С. 156.
<***> См.: Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе: Фондовая лекция. М., 1997. С. 12; Селиверстов В.И., Власова Н.А. Уголовный процесс: Вопросы и ответы / Под ред. Р.А. Журавлева. М., 2000. С. 50; и др.

На наш взгляд, эта точка зрения вполне обоснована, поскольку неразрывная связь причин и условий, способствовавших совершению преступления, с элементами состава преступления свидетельствует о необходимости их одновременного доказывания с иными обстоятельствами, перечисленными в ст. 73 УПК РФ. В противном случае исследование существенных обстоятельств дела будет односторонним и неполным.

Кроме того, закрепленный в ст. 68 УПК РСФСР термин "причины и условия, способствовавшие совершению преступления", по нашему мнению, является более удачным. Это объясняется тем, что относительно определения термина "обстоятельства, способствовавшие совершению преступления" в науке уголовного процесса нет единого мнения.

Одни авторы полагают, что указанный термин следует трактовать в широком смысле, подразумевая под ним такие явления субъективного и объективного характера, как причины и условия, способствовавшие совершению преступления <*>. Другие, напротив, вкладывают в понятие "обстоятельства, способствовавшие свершению преступления" узкий смысл. Однако считают при этом, что, хотя в ч. 2 ст. 73 УПК РФ говорится об установлении только этой группы обстоятельств, "думается, что доказыванию подлежат и причины преступления" <**>.

<*> См., напр.: Герцензон А.А. Вопросы предупреждения преступлений в новом законодательстве союзных республик // Сов. гос. и право. 1961. N 7. С. 69; Шляпочников А.С. О классификации обстоятельств, способствующих совершению преступления // Сов. гос. и право. 1964. N 10. С. 96 - 99; и др.
<**> Кузнецов Н.П. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание) / Под общ. ред. В.В. Мозякова, С.И. Гирько, Г.В. Мальцева, И.Н. Барцица. М., 2003. С. 307.

На основании изложенного полагаем целесообразным внести соответствующее изменение в ст. 73 УПК РФ посредством включения причин и условий, способствовавших совершению преступления, в самостоятельный пункт части 1. Это не только позволило бы устранить двусмысленность в толковании вопроса о том, входят ли обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, в предмет доказывания, но и окончательно определиться, что следует понимать под этим термином.

Процессуальная деятельность органов предварительного расследования по выявлению причин и условий, способствовавших совершению преступления, осуществляется главным образом путем производства следственных действий.

Рассмотрим те из них, при проведении которых наиболее часто происходит установление обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Осмотр места происшествия в настоящее время закреплен в ст. ст. 176, 177 УПК РФ и представляет собой следственное действие, заключающееся в обнаружении следов преступления, выяснении других обстоятельств, имеющих значение для дела.

Практика показывает, что осмотр места происшествия является одним из наиболее распространенных следственных действий, проводимых с целью установления информации о факторах, обусловивших совершение преступления. Так, 73% опрошенных следователей и дознавателей считают, что именно при производстве осмотра часто выявляются причины и условия, способствовавшие совершению преступления.

Тема осмотра места происшествия достаточно широко освещена в юридической литературе <*>, поэтому мы затронем лишь те аспекты, которые непосредственно связаны с исследуемой нами проблемой.

<*> См., например: Васильев А.Н. и др. Осмотр места происшествия. М., 1960; Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969; Леви А.А. Осмотр места происшествия. М., 1979; Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992. С. 111 - 122; Осмотр места происшествия: Практическое пособие / Под ред. А.И. Дворника. М., 2000; и др.

Характерной особенностью осмотра места происшествия является возможность получения наиболее объективной информации о факте преступления, поскольку следователь (дознаватель) непосредственно воспринимает ту обстановку, в которой совершалось преступное деяние. Такое восприятие уже на первоначальном этапе предварительного расследования позволяет выдвинуть и частично проверить версии относительно обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, в том числе причин и условий, способствовавших совершению преступления.

При производстве осмотра места происшествия могут быть выявлены факторы как объективного (низкое качество или неисправность оборудования; нарушения технологического режима; отсутствие или ненадлежащая организация охраны материальных ценностей и денежных средств; дефекты планировки, строительства и содержания путей сообщения; плохая охрана огнестрельного оружия и т.п.), так и субъективного характера (недостатки воспитания; наличие различных заболеваний, психических аномалий; обладание определенными навыками и уровнем знаний, обусловившими совершение преступления, и т.п.).

В науке осмотр места происшествия принято разделять на два этапа: подготовительный и непосредственного осмотра.

В свою очередь подготовительный этап включает в себя действия до выезда и непосредственно на месте происшествия.

До выезда эти действия носят, как правило, организационный характер: через ответственного дежурного даются указания об охране места происшествия; определяется круг лиц, участие которых необходимо при производстве осмотра; подготавливаются и проверяются на предмет исправности научно-технические средства, используемые в целях обнаружения, фиксации и изъятия материальных носителей информации о преступлении, а также обстоятельствах, способствовавших его совершению, и т.д.

Зачастую в этот период трудно говорить о планировании действий по обнаружению и фиксации данных о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления. Это объясняется тем, что осмотр места происшествия часто проводится до возбуждения уголовного дела в условиях жесткого лимита времени и отсутствия полной информации о случившемся, поэтому следователь (дознаватель) не успевает подготовить хорошо продуманный, подробный план действий. Однако по прибытии на место он самостоятельно знакомится с обстановкой и планирует те действия, которые, по его мнению, необходимо выполнить для того, чтобы осмотр места происшествия прошел наиболее эффективно: намечает границы и порядок осмотра, определяет круг лиц, обладающих какой-либо информацией о факте преступления, в том числе об обстоятельствах, способствовавших его совершению; выясняет личность потерпевшего и совершившего преступление; предпринимает меры к задержанию последнего; разъясняет права и обязанности лицам, принимающим участие в осмотре.

После этого следователь (дознаватель) приступает к непосредственному осмотру места происшествия, при этом последовательность поисковых действий зависит от периода осмотра.

В теории криминалистики выделяют обзорный, общий, детальный и заключительный периоды осмотра места происшествия.

При осуществлении обзорного осмотра необходимо произвести предварительный обход места происшествия, уточнить его границы, соотношение с примыкающей территорией; выявить объекты, связанные с фактом преступления, а также причинами и условиями, способствовавшими его совершению. Так, например, при осмотре зоны горения и прилегающих к ней участков могут быть обнаружены вещественные доказательства, способствующие установлению непосредственной причины возникновения пожара и данных о преступнике.

При общем осмотре необходимо тщательное обследование всех элементов обстановки места происшествия с целью выявления так называемых критических признаков <*>, в том числе несущих информацию об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления. Так, например, в ходе общего осмотра места дорожно-транспортного происшествия могут быть выявлены такие факторы, обусловившие совершение преступления, как отсутствие надлежащих дорожных знаков и ограждений стоянок; захламленность дороги; ограничение видимости из-за подступившего леса и т.д.

<*> См.: Селиванов Н.А. Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994. С. 245.

В период детального осмотра исследуются конкретные предметы, детали, а также их части; выявляются особенности их форм, состояний, каких-либо изменений, не поддающихся всестороннему восприятию в период общего осмотра. Например, может быть установлено, что возгорание произошло из-за неисправности изоляции в электропроводке; одним из обстоятельств, обусловивших совершение хищения, явилась неисправность сигнализационного устройства и т.д.

Помимо этого, в ходе детального осмотра необходимо обращать внимание на материальные источники информации о факторах субъективного характера, обусловивших совершение преступления (письма, записные книжки, зарисовки, чертежи, дневники, медицинские карты, аудио- и видеозаписи и т.п.). Последние помимо данных о личности преступника могут содержать информацию о местах его возможного укрытия, сбыта или хранения похищенного имущества, сокрытия наркотических средств, оружия, взрывчатых веществ, трупа и т.д.

При этом задача следователя (дознавателя) состоит не только в обнаружении и фиксации информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, но и по возможности в безотлагательном принятии мер по ликвидации этих обстоятельств в процессе осмотра или непосредственно после него.

Заключительный период связан с фиксацией результатов осмотра.

Согласно ст. 166 УПК РФ при производстве любого следственного действия, в том числе и осмотра места происшествия, необходимо составление протокола, в котором подробно и последовательно описываются все действия, произведенные в процессе осмотра, а также все то, что было выявлено и изъято с места происшествия.

Помимо этого, в процессе осмотра могут применяться стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись, составляться чертежи, планы, схемы, а также изготавливаться слепки и оттиски следов. Это способствует более наглядному отображению информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, а также во многом облегчает решение задачи, связанной с определением, какие меры по устранению этих обстоятельств необходимо указать в представлении.

Так, например, фиксация загрязненных зон (водоемов, населенных пунктов, сельскохозяйственных угодий и др.) и источников загрязнения (предприятий, транспортных средств, животноводческих ферм и др.), отсутствие ограждений вокруг источников опасности, специальных знаков, инструкций по технике безопасности, средств индивидуальной защиты могут способствовать наглядному восприятию руководителями организаций факторов, способствовавших совершению преступных загрязнений вод (атмосферы), нарушений правил техники безопасности.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом осмотр места происшествия производится в присутствии понятых (ст. ст. 170, 177 УПК РФ). На наш взгляд, законодательное закрепление необходимости участия понятых в осмотре места происшествия и иных следственных действиях, в том числе направленных на выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления, нецелесообразно. Зачастую присутствие понятых не влияет на процесс производства следственного действия и фиксацию его результатов, а лишь осложняет работу следователя. Кроме того, граждане всеми способами стараются уклониться от участия в производстве следственного действия. К тому же нередки случаи, когда в дальнейшем их вызывают на допросы в качестве свидетелей, заставляя давать показания по поводу обстоятельств, очевидцами которых они стали при производстве осмотра места происшествия, предъявления для опознания, обыска, выемки, следственного эксперимента и т.д.

Более того, в отличие от прежнего Уголовно-процессуального кодекса ст. 170 ныне действующего УПК предусматривает случаи производства указанных следственных действий без участия понятых (в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также если производство следственного действия связано с опасностью для жизни и здоровья людей). При этом в целях обеспечения всесторонности и объективности фиксации хода и результатов такого следственного действия ч. 3 вышеуказанной статьи содержит предписание о применении технических средств. Если же применение таковых невозможно, следователь (дознаватель) обязан сделать в протоколе соответствующую запись.

Таким образом, в настоящее время уголовно-процессуальный закон предусматривает основания, позволяющие в ряде случаев отказаться от участия понятых. Возможно, это первый шаг к последующей отмене института понятых в российском уголовном судопроизводстве. В ряде государств, преимущественно с англосаксонской правовой системой, этот процессуальный институт не существует. Вместо него закон обязывает соответствующих должностных лиц использовать в целях фиксации процесса и результатов того или иного следственного действия современные технические средства. На наш взгляд, такой подход вполне обоснован. Более того, если следователь хочет быть уверенным в том, что осмотр места происшествия или иное следственное действие осуществляются правильно и информация, полученная в результате его проведения, будет иметь доказательственное значение, можно пригласить в качестве наблюдателя работника прокуратуры или представителя защиты.

Допрос потерпевшего (свидетеля) регламентируется ст. ст. 187 - 191 УПК РФ и заключается в получении следователем (дознавателем) непосредственно от потерпевшего (свидетеля) в установленном законом порядке информации об обстоятельствах, имеющих значение для дела.

На вопрос, при производстве каких следственных действий наиболее часто происходит выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления, 85% опрошенных следователей и дознавателей ответили, что таким следственным действием является допрос потерпевшего, 78% - допрос свидетеля.

Допрос потерпевшего (свидетеля) можно разделить на несколько этапов: подготовку к допросу и непосредственно допрос.

Подготовка к допросу состоит в проведении действий, направленных на обеспечение эффективности и результативности этого следственного действия, получение от допрашиваемого максимально полной и достоверной информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления.

Подготовительными действиями являются:

  1. Изучение материалов уголовного дела и уточнение обстоятельств, которые могут быть известны допрашиваемому. В процессе изучения материалов дела следователь (дознаватель) получает такую информацию об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, которая может быть им использована в процессе допроса в целях активизации памяти допрашиваемого или уличения его во лжи.
  2. Изучение личности допрашиваемого посредством допросов лиц, обладающих информацией о личности свидетеля; истребования необходимых документов (справок, характеристик) в отношении допрашиваемого; использования информации, полученной в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, и т.д.
  3. Изучение вопросов, касающихся факторов, обусловивших совершение преступления, и требующих специальных познаний. В этом случае следователь (дознаватель) использует помощь специалистов (например, по делам о нарушении правил безопасности при строительстве, эксплуатации или ремонте магистральных трубопроводов; нарушении правил пожарной безопасности и т.д.).
  4. Решение вопроса, связанного с допуском к участию в допросе специалиста, переводчика, эксперта (при наличии его ходатайства о допуске к участию в указанном следственном действии), педагога, а также законных представителей несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля.
  5. Изучение специальной литературы, законодательных актов, научных комментариев в целях грамотного с юридической и тактической точек зрения допроса. Составление плана, содержащего комплекс вопросов о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления.

Так, в зависимости от категории уголовного дела в ходе допроса могут быть выяснены следующие вопросы: кто из знакомых знал о расположении квартиры и местах хранения материальных ценностей; каким образом обеспечивается охрана и учет типографских шрифтов, специальных сортов бумаги, красящих веществ, способствовавших реализации преступных целей; кто участвовал в незаконных операциях с денежными средствами; отвечают ли современному состоянию технологии установленные нормы расхода сырья и материалов; каковы недостатки технической базы предприятия; какова степень оснащенности производства очистительными сооружениями и установками; кто обеспечивает охрану объектов размещения наркотических средств, психотропных и ядовитых веществ и т.д.

В отличие от показаний свидетеля показания потерпевшего относительно причин и условий, способствовавших совершению преступления, зачастую более результативны. Это обусловлено тем, что свидетель не всегда может сообщить следователю (дознавателю) подробную информацию об указанных обстоятельствах. При этом особое внимание необходимо уделять показаниям тех потерпевших, поведение которых тем или иным образом спровоцировало совершение преступления <*>.

<*> Проблемы виктимологии (раздела криминологии, изучающего поведение потерпевшего в связи с совершенным против него преступлением) достаточно подробно исследованы в отечественной литературе. См., напр.: Репецкая А.Л. Виновное поведение потерпевшего и принцип справедливости в уголовной политике. Иркутск, 1994; Сафиулин Н. Преступник-жертва: Социологический анализ // Рос. юстиция. 1996. N 6; Ривман Д.В. Виктимологический аспект аналитической работы в органах внутренних дел. СПб., 1997; Варчук Т.В. Виктимологические аспекты профилактики имущественных преступлений в условиях крупного города: по материалам квартирных краж в Москве: Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 1999 и др.

Такое поведение, явившееся обстоятельством, способствовавшим совершению преступления, может быть моральным и аморальным, правомерным и неправомерным и, как крайнее проявление неправомерности, преступным. В случае, когда виктимное поведение потерпевшего аморально или противоправно, к нему могут быть применены специальные профилактические меры (в том числе дисциплинарного, административного или уголовно-правового характера).

Практика показывает, что следователи (дознаватели) иногда упускают из виду необходимость выяснения в процессе расследования преступления вопроса о возможном виктимном поведении потерпевшего. Так, 37% опрошенных следователей и дознавателей заявили, что вообще не устанавливают эти факты, 63% из числа опрошенных проверяют возможность виктимного поведения потерпевшего, причем 24% из них осуществляют эту проверку путем допроса потерпевшего. Однако для более достоверного вывода о характере поведения потерпевшего необходимо проверить его показания при помощи допросов свидетелей, подозреваемых, обвиняемых; истребования необходимой документации о физическом, психическом состоянии здоровья потерпевшего, о его противоправном прошлом и т.д.

Решая вопрос об установлении возможности виктимного поведения потерпевшего, следователи (дознаватели) иногда используют допросы свидетелей (об этом заявило 18% опрошенных), допросы подозреваемых или обвиняемых (об этом заявило 16% опрошенных), иные следственные действия (об этом заявило 3% опрошенных). Об использовании информации, полученной в результате проведения оперативно-розыскных мероприятий, заявило 2% опрошенных.

Важно отметить, что выявление виктимного поведения потерпевшего не всегда имеет место, поскольку это напрямую зависит от того, какое преступление совершено. В большинстве случаев установление данного обстоятельства происходит при расследовании преступлений, посягающих на жизнь и здоровье личности, когда потерпевший напрямую сталкивается с преступником в процессе совершения преступления.

Потерпевшие и свидетели, являющиеся очевидцами преступления, способны предоставить наиболее подробную информацию о преступлении и о факторах, обусловивших его совершение. Однако при этом необходимо помнить, что указанные участники уголовного процесса могут и исказить известные им факты или дать ложные показания. По этой причине информация, изложенная ими в процессе допроса, должна в обязательном порядке перепроверяться и уточняться при производстве иных следственных действий.

При допросе свидетелей важно учитывать, в каких отношениях они состоят с подозреваемым (обвиняемым), потерпевшим. Этот фактор позволяет классифицировать свидетелей на несколько групп:

  1. лица, обладающие информацией о личности подозреваемого или обвиняемого: родственники и близкие люди, соседи, друзья, соученики, педагоги, коллеги, руководитель, лечащий врач, другие лица. Они могут быть допрошены о физическом и психическом состоянии здоровья подозреваемого (обвиняемого), его взглядах, привычках, интересах, связях, отношении к окружающим и работе, обстоятельствах формирования антиобщественной установки и т.д.;
  2. лица, обладающие информацией о личности потерпевшего. Такие свидетели могут быть допрошены об обстоятельствах, способствовавших формированию виктимного поведения потерпевшего;
  3. лица, не обладающие информацией о личности подозреваемого (обвиняемого) или потерпевшего, но являющиеся очевидцами преступления. Они могут дать показания о факте преступления, а также об обстоятельствах, создавших благоприятные условия для его подготовки и совершения. Например, когда и в результате чего возник пролом в ограде или вышли из строя сигнализационные системы, которыми воспользовались преступники; кто из охраны был на посту в ночь, когда было совершено преступление; кто отвечает за исправное состояние запирающих и охранно-сигнализационных устройств; кто из обслуживающего персонала имеет ключи от тех или иных кабинетов; кто из работников имеет доступ к тем или иным базам данных, документам; кто помимо свидетеля владеет информацией, которой воспользовались преступники при совершении преступления и т.д.

Освидетельствование регламентируется ст. ст. 179, 180 УПК РФ и заключается в обследовании обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего в целях обнаружения особых примет, следов преступления и т.д., если для этого не требуется производство судебной экспертизы.

Практика показывает, что в целях выявления информации об обстоятельствах, обусловивших совершение преступления, это следственное действие применяется крайне редко. Так, всего 3% опрошенных следователей и дознавателей устанавливали причины и условия, способствовавшие совершению преступления, в процессе освидетельствования.

На наш взгляд, причиной редкого использования на практике освидетельствования в этих целях является недостаточное представление о возможностях данного следственного действия и порядке его производства.

Между тем освидетельствование позволяет выявить новые и проверить собранные по делу доказательства (например, факт причинения потерпевшим телесных повреждений подозреваемому (обвиняемому)); получить информацию о личности подозреваемого, обвиняемого, свидетеля или потерпевшего (например, о наличии у подозреваемого (обвиняемого) физического заболевания, обусловившего совершение преступления), о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления (например, выявление у подозреваемого или обвиняемого состояния наркотического опьянения).

Важно отметить, что законодательное закрепление возможности производства освидетельствования для выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля имеет существенное значение. В ст. 181 УПК РСФСР данное положение не было отражено, хотя на практике следователи (дознаватели) использовали указанное следственное действие для установления алкогольного, наркотического или токсикологического опьянения подозреваемого (обвиняемого). В связи с тем, что эти факторы нередко являются обстоятельствами, способствовавшими совершению преступления, полагаем весьма удачным законодательное закрепление в ч. 4 ст. 146 УПК РФ возможности производства освидетельствования до возбуждения уголовного дела. Это объясняется тем, что в ряде случаев несвоевременное производство указанного следственного действия может привести к потере следов преступления или особых примет, изменению физиологического состояния лица, подлежащего освидетельствованию, что в свою очередь может негативно отразиться на профилактической деятельности органов предварительного расследования.

Обыск предусмотрен ст. 182 УПК РФ и представляет собой следственное действие, заключающееся в обследовании помещений, участков местности и отдельных лиц в целях отыскания и изъятия предметов, документов и ценностей, могущих иметь значение для уголовного дела. Обыск может производиться и для обнаружения разыскиваемых лиц, а также трупов.

Согласно проведенному исследованию 8% следователей и дознавателей считают, что при обыске наиболее часто происходит выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления. Обычно это следственное действие производится по месту жительства подозреваемого (обвиняемого) с целью обнаружения и изъятия предметов и документов, содержащих информацию о личности обыскиваемого и факторах, обусловивших совершение преступления. Это могут быть взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества, яды, лекарственные препараты, запрещенные к свободному обращению, иные предметы, свидетельствующие об антиобщественной направленности подозреваемого (обвиняемого) и его преступной деятельности. В данном случае к производству обыска целесообразно привлечь кинолога, иного специалиста (например, химика, врача-фармацевта, взрывотехника и т.д.).

Кроме того, при обыске могут быть обнаружены письма, дневники, различные записи, чертежи и схемы, карты с обозначением мест подготавливаемых преступных действий и т.д. Если доподлинно известно, где и у кого находятся предметы и документы, свидетельствующие о факторах, обусловивших совершение преступления, то производится выемка (ст. 183 УПК РФ).

Из числа опрошенных 7% следователей и дознавателей считают, что при ее производстве наиболее часто происходит выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления. С помощью выемки, как правило, изымаются истории болезни, амбулаторные карты, иные медицинские документы, свидетельствующие о наличии у подозреваемого (обвиняемого) заболевания, явившегося обстоятельством, обусловившим совершение преступления.

Допрос подозреваемого (обвиняемого) регламентируется ст. ст. 46, 47, 173, 174, 187 - 190 УПК РФ и заключается в получении следователем (дознавателем) непосредственно от подозреваемого (обвиняемого) в установленном законом порядке информации об обстоятельствах совершения преступления.

Практика показывает, что допросы подозреваемых (обвиняемых) достаточно активно используются лицами, осуществляющими предварительное расследование по делу, для установления причин и условий, способствовавших совершению преступления. Так, 56% опрошенных следователей и дознавателей считают, что допрос подозреваемого относится к числу следственных действий, при производстве которых наиболее часто выявляются обстоятельства, способствовавшие совершению преступления. В то же время 44% опрошенных относят к таким следственным действиям допрос обвиняемого.

Поскольку особенности допроса обвиняемого достаточно подробно освещены <*>, мы рассмотрим лишь те моменты, которые непосредственно связаны с выявлением причин и условий, способствовавших совершению преступления.

<*> См., напр.: Кривошеин И.Т. Криминалистическая характеристика личности обвиняемого и тактика его допроса: Дис... канд. юрид. наук. Томск, 1991; Победкин А.В. Показания обвиняемого в уголовном процессе: Дис... канд. юрид. наук. М., 1998.

В зависимости от следственной ситуации (конфликтной, бесконфликтной) и занимаемой подозреваемым, обвиняемым <*> позиции следователь (дознаватель) избирает в процессе допроса те или иные тактические приемы.

<*> В дальнейшем для краткости будет упоминаться лишь обвиняемый.

В конфликтной ситуации обвиняемый отказывается давать показания, отрицает свою причастность к совершению преступления, дает ложные показания об обстоятельствах дела, в том числе и о факторах, обусловивших совершение преступления, и т.д. В этом случае следователь (дознаватель) может использовать тактические приемы эмоционального воздействия, а именно: побуждение к раскаянию на основании использования положительных качеств допрашиваемого; создание впечатления повышенной осведомленности о преступлении, а также причинах и условиях, способствовавших его совершению; предъявление доказательств, изобличающих допрашиваемого во лжи, и т.д.

В бесконфликтной ситуации следователь (дознаватель) должен стремиться к наиболее подробной и точной фиксации показаний обвиняемого, поскольку в данном случае, как справедливо указывает А.А. Шмидт, "важно не само признание, а сведения о фактах, обстоятельствах, соответствующих действительности" <*>.

<*> Шмидт А.А. Криминалистика: Учеб. для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994. С. 291.

В результате допроса обвиняемого следователь (дознаватель) может найти ответы на следующие вопросы: каковы истинные причины совершения преступления; каким путем обвиняемый проник и удалился с места происшествия; использовал ли он при этом транспортные средства, технические приспособления для прибытия на место происшествия, преодоления преград, а также животных или людей для отвлекающего маневра или в качестве "приманки" для потерпевшего; на протяжении какого времени обвиняемый находился на месте происшествия; какими условиями, способствовавшими совершению преступления, воспользовался; кто является подстрекателем, организатором или пособником преступления; каким образом вел себя потерпевший непосредственно перед совершением преступления и в процессе его совершения; знали ли участники преступления о нарушениях правил хранения материальных ценностей на предприятии, материально ответственных лицах и т.д.

В любом случае в целях установления обстоятельств, способствовавших совершению преступления, необходимо истребовать информацию о личности обвиняемого (психическом состоянии здоровья, наличии/отсутствии тяжких заболеваний, отношении к алкоголю, наркотическим средствам, психотропным веществам и т.п.).

Анализ практики свидетельствует о том, что следователи получают эти сведения, как правило, путем истребования амбулаторных карт, медицинских документов и справок, допроса самого обвиняемого, а также допросов в качестве свидетелей его родственников, друзей, сослуживцев, лечащего врача.

Помимо этого, в ходе расследования подлежат установлению и такие обстоятельства, как особенности воспитания и нравственного формирования личности обвиняемого; условия проживания и работы; отношение к окружающим и труду; взгляды и увлечения; наличие/отсутствие судимостей, а также связей с лицами, ведущими антиобщественный образ жизни; социальные проблемы; отношения с потерпевшим до и после совершения преступления и т.п.

Помимо допросов обвиняемого, свидетелей и потерпевших, эти сведения наиболее часто выявляются путем истребования справок о наличии/отсутствии судимостей (65%); характеристик, иных документов с места жительства, учебы, работы и иных учреждений (55%); реже - при помощи непосредственного ознакомления следователя (дознавателя) с условиями жизни и деятельности обвиняемого (15%); изъятия писем, дневников, а также личных записей обвиняемого (3%).

В ходе допроса обвиняемого следователь (дознаватель) может получить информацию об обстоятельствах, связанных с готовящимися или совершаемыми на момент допроса преступлениями, и своевременно принять соответствующие меры профилактического характера.

При этом важно подчеркнуть, что показания подозреваемого (обвиняемого), как и показания потерпевшего (свидетеля), подлежат тщательной, всесторонней проверке и оценке наряду с другими собранными по делу доказательствами.

Очная ставка - одновременный допрос двух ранее допрошенных лиц, в показаниях которых имеются существенные противоречия (ст. 192 УПК РФ). Существенность противоречий определяется лицом, производящим предварительное расследование по делу, с учетом особенностей расследуемого преступления. Противоречия, касающиеся обстоятельств, входящих в предмет доказывания (в том числе причин и условий, способствовавших совершению преступления), всегда существенны. Однако это не означает, что следователь (дознаватель) обязан в таких случаях проводить очную ставку. Проведение этого следственного действия - не обязанность, а право лица, производящего предварительное расследование. Ее результаты могут иметь как положительные, так и отрицательные последствия. Поэтому некоторые авторы <*> считают, что очная ставка не единственный и не самый лучший способ преодоления существенных противоречий в показаниях двух ранее допрошенных лиц. Тем не менее психологическое воздействие очной ставки настолько сильно, что в практике наблюдались случаи, когда при одном лишь упоминании о необходимости ее проведения недобросовестные потерпевшие, свидетели, подозреваемые, обвиняемые начинали давать правдивые показания.

<*> См., напр.: Каневский Л.Л. Указ. соч. С. 294; Справочная книга криминалиста / Под ред. Н.А. Селиванова. М., 2000. С. 146.

Вместе с тем очная ставка может проводиться и в условиях бесконфликтной ситуации, когда противоречия в показаниях обусловлены добросовестным заблуждением, непроизвольными ошибками либо физическими или психическими дефектами восприятия одного из ранее допрошенных лиц. При таких обстоятельствах существенные противоречия устраняются посредством обоюдных усилий участников очной ставки.

В любом случае указанное следственное действие требует предварительной подготовки и планирования: уяснения существенных противоречий в показаниях лиц, между которыми целесообразно проведение очной ставки; формулировки вопросов; установления очередности допроса участников; анализа и подготовки доказательств, которые могут быть использованы для разрешения противоречий; определения времени и места проведения очной ставки и пр.

Практика показывает, что в целях устранения противоречий в показаниях ранее допрошенных лиц относительно обстоятельств, способствовавших совершению преступления, очная ставка производится редко. Лишь 11% опрошенных следователей и дознавателей заявили о том, что проводят очные ставки в целях выявления причин и условий, способствовавших совершению преступления. Однако на практике имели место случаи, когда при разрешении на очной ставке существенных противоречий в показаниях двух ранее допрошенных лиц, следователю (дознавателю) удавалось выявить и факты, касающиеся обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Производство судебной экспертизы регламентируется гл. 27 УПК РФ и заключается в проведении экспертных исследований для разрешения вопросов, требующих специальных познаний.

Анализ практики свидетельствует о том, что после осмотра и допроса производство экспертизы является одним из наиболее распространенных следственных действий, проводимых в целях выявления обстоятельств, обусловивших совершение преступления. Так, 21% опрошенных следователей и дознавателей называет экспертизу в числе следственных действий, при производстве которых наиболее часто происходит выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления. Она назначается по каждому четвертому уголовному делу, однако этого недостаточно.

На наш взгляд, основная причина слабой активности следователей (дознавателей) в использовании экспертизы для установления факторов, обусловивших совершение преступления, заключается в недостаточном знании ими профилактических возможностей этого следственного действия, а между тем в процессе экспертных исследований могут быть выявлены важные обстоятельства, способствовавшие совершению преступления.

Так, в процессе судебно-ветеринарных и комплексных ветеринарно-зоотехнических экспертиз по делам о нарушении ветеринарных правил могут быть установлены причины смерти животных, птиц, рыб (истощение, отравление, заболевание); внешние условия, способствовавшие их быстрой гибели (неправильный уход и кормление, чрезмерная эксплуатация животных, несвоевременное проведение противоэпизоотических, лечебно-профилактических мероприятий).

В результате проведения технических экспертиз по делам об автотранспортных происшествиях могут быть установлены непосредственные причины столкновения, наезда транспортного средства на пешехода, опрокидывания (неисправность автомашины, неправильное управление ею, нарушение правил дорожного движения); условия, способствовавшие совершению преступления (ненадлежащие осмотры и проверки транспорта, некачественный ремонт автомашин).

По делам о пожарах при помощи технических экспертиз устанавливаются непосредственные причины возникновения пожара, а также условия, способствовавшие его возникновению (например, непринятие мер пожарной безопасности).

В ходе судебно-бухгалтерской экспертизы могут быть выявлены нарушения или недостатки правил оформления бухгалтерских документов, контроля за документооборотом, а также возможности их использования для совершения преступления.

Посредством трасологических экспертиз устанавливаются конструктивные дефекты, недостатки изготовления, крепления, ремонта замков, пломб и иных запирающих, а также сигнализационных устройств, подрывающие их охранительные свойства и способствующие тем самым совершению преступлений.

При помощи судебно-баллистических экспертиз могут быть установлены конструктивные дефекты, недостатки изготовления оружия и боеприпасов; нарушения правил продажи, хранения, учета оружия и боеприпасов и т.д.

В настоящее время назначение судебной экспертизы наряду с осмотром места происшествия и освидетельствованием согласно ч. 4 ст. 146 УПК РФ может иметь место до возбуждения уголовного дела. О необходимости законодательного закрепления такой нормы высказывались многие ученые <*>. Причина появления такой точки зрения отчасти обусловлена тем, что производство до возбуждения уголовного дела осмотра места происшествия не всегда достаточно для решения вопроса о наличии признаков преступления, а также установления иных обстоятельств, имеющих значение для дела. Более того, обоснованное возбуждение уголовного дела по некоторым статьям Уголовного кодекса Российской Федерации (ст. ст. 222 - 226, 228, 232 - 234, 327) возможно лишь при проведении специальных исследований.

<*> См.: Евстигнеева О.В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии в российском уголовном процессе: Дис... канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С. 59; Зайцева Е.А. Совершенствование правового института судебной экспертизы в стадии расследования: Автореф... дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 1994. С. 15; Францифоров Ю., Николайченко В., Громов Н. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Рос. юстиция. 1999. N 3. С. 28 и др.

В большинстве случаев такие исследования проводились сотрудниками криминалистических подразделений органов внутренних дел и именовались "предварительными".

Такие исследования зачастую носили упрощенный характер, иногда без учета всех требований научной методики экспертного исследования.

Документы, составляемые по результатам этих исследований, не имели единого наименования ("справка эксперта", "справка" или "акт предварительного исследования", "предварительное заключение") и составлялись в произвольной форме.

Кроме того, встречающиеся на практике случаи полного уничтожения в процессе предварительного исследования наркотических, психотропных, ядовитых веществ, лекарственных препаратов приводили к потере доказательственной информации об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления.

На основании изложенного можно сделать вывод о том, что законодательное закрепление возможности назначения судебной экспертизы до возбуждения уголовного дела является вполне обоснованным и прогрессивным решением.

По результатам производства экспертного исследования составляется заключение эксперта, являющееся, согласно п. 3 ч. 2 ст. 74 УПК РФ, самостоятельным источником доказательств.

Наряду с установлением иных обстоятельств, имеющих значение для дела, в заключении фиксируются причины и условия, которые, по мнению эксперта, способствовали совершению преступления.

Если в постановлении о назначении экспертизы не содержатся вопросы относительно установления факторов, обусловивших преступление, они могут быть указаны экспертом по собственной инициативе (ч. 2 ст. 204 УПК РФ).

Предъявление для опознания предусмотрено ст. 193 УПК РФ и является одним из наиболее сложных следственных действий, используемых на практике в целях получения доказательственной информации о факторах, обусловивших совершение преступного деяния. 8% опрошенных следователей и дознавателей считают предъявление для опознания одним из тех следственных действий, при производстве которых наиболее часто происходит выявление причин и условий, способствовавших совершению преступления.

В криминалистике принято различать объекты опознания (личность конкретного человека, предметы, животные, птицы, тождество или различие которых необходимо установить) и объекты предъявления для опознания, которые предъявляются свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому в ходе опознания (человек, труп, предметы, животные и птицы в натуре, а также их фотоизображения) <*>.

<*> См.: Бритвич Н.Г. Теоретические основы и практика предъявления для опознания: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Харьков, 1968. С. 8.

Предъявление для опознания в целях выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления, производится в тех случаях, когда необходимо получение доказательственной информации о соучастниках преступления (организаторах, подстрекателях, пособниках), влиявших на обвиняемого и создававших благоприятные условия для совершения им преступного деяния, а также о потерпевших, виктимное поведение которых обусловило совершение преступления.

Согласно ч. 5 ст. 193 УПК РФ при невозможности предъявления лица опознание может быть проведено по его фотографии, предъявляемой одновременно с фотографиями других лиц, внешне сходных с опознаваемым лицом. Однако на практике при производстве этого следственного действия нередко возникают проблемы из-за низкого качества фотоизображений. Поэтому в настоящее время особой популярностью среди работников органов внутренних дел пользуется видеокартотека "Фейсменеджер", предназначенная для автоматизированного сбора высококачественных видеоизображений лиц с помощью видеокамеры и персонального компьютера <*>, хотя сам факт получения у граждан их видеоизображений на законодательном уровне не регламентирован.

<*> См.: Багаутдинов Ф. Опознание // Законность. 1999. N 10. С. 22.

В связи с этим считаем целесообразным изложить ч. 5 ст. 193 УПК РФ в следующей редакции: "При невозможности предъявления объекта опознание может быть произведено по его диапозитиву, фото- или видеоизображению с другими диапозитивами, фото- или видеоизображениями в количестве не менее трех".

Следственный эксперимент осуществляется путем воспроизведения действий, обстановки или иных обстоятельств определенного события с целью проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела (ст. 181 УПК РФ).

Несмотря на то что 17 % опрошенных следователей и дознавателей относят следственный эксперимент к числу следственных действий, при производстве которых наиболее часто выявляются факторы, обусловившие совершение преступления, анализ материалов уголовных дел позволяет сделать вывод о том, что производство этого следственного действия в целях выявления доказательственной информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, имеет место лишь в 6% случаев. Подобная ситуация обусловлена тем, что следственный эксперимент является одним из наиболее сложных следственных действий, требующих тщательной подготовки и планирования, а также привлечения большого числа людей, каждый из которых в зависимости от процессуального положения выполняет определенные функции. Кроме того, производство следственного эксперимента, для которого характерны сложное организационное и тактическое обеспечение, высокое психологическое напряжение, не всегда позволяет добиться объективного результата. Но это не означает, что следственный эксперимент следует игнорировать и по возможности стремиться заменить иным следственным действием (например, экспертизой или осмотром).

В целях выявления обстоятельств, способствовавших совершению преступления, следственный эксперимент производится в тех случаях, когда необходимо получение доказательственной информации о навыках обвиняемого, способствовавших реализации преступного умысла (например, профессиональное выведение из строя сигнализационных или фиксирующих устройств), а также о реальных возможностях использования тех или иных условий, которые, по словам обвиняемого, облегчили совершение преступления.

Производство рассматриваемого следственного действия в профилактических целях можно разграничить на несколько этапов: подготовительный и этап непосредственного производства следственного эксперимента.

Подготовительный этап включает в себя: изучение материалов уголовного дела, оперативных данных, специальной юридической литературы; четкое определение подлежащих выявлению, проверке и уточнению обстоятельств, способствовавших совершению преступления; подбор необходимых для эксперимента предметов, изготовление муляжей; определение места, времени, условий производства следственного действия; принятие мер к обеспечению охраны места эксперимента; решение вопроса о составе участников; составление плана действий; подбор транспортных средств для выезда на место.

По прибытии на место следственного эксперимента необходимо проверить, не нарушена ли его обстановка (в случае ее нарушения провести восстановительные работы); организовать охрану места производства эксперимента, а также обеспечить безопасность его участников; проинструктировать их о целях и содержании опытных действий, разъяснить права и обязанности, а также определить средства связи между ними и места нахождения; при необходимости зафиксировать особенности обстановки места следственного эксперимента до его производства.

Проверка показаний на месте в настоящее время регламентирована ст. 194 УПК РФ и заключается в воспроизведении ранее допрошенным лицом на месте обстановки и обстоятельств исследуемого события. В настоящее время порядок и условия производства этого следственного действия регламентируются ст. 194 УПК РФ.

Прежний уголовно-процессуальный закон не содержал норм, предусматривающих возможность производства проверки показаний на месте, хотя практические работники довольно часто применяли его в целях установления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, в том числе и для выявления обстоятельств, обусловивших совершение преступления. Так, 19% опрошенных следователей и дознавателей заявили о том, что проверка показаний на месте является одним из наиболее часто проводимых действий, в результате которых устанавливаются причины и условия, способствовавшие совершению того или иного преступного деяния.

Анализ уголовно-процессуального законодательства стран СНГ позволяет сделать вывод о том, что проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие до принятия УПК РФ нашла свое отражение в уголовно-процессуальных кодексах Казахстана, Латвии, Литвы, Таджикистана и Туркменистана.

Более того, многие практические работники и ученые достаточно активно отстаивали позицию авторов (А.И. Белова, Н.В. Васильева, М.М. Гродзинского, Н.И. Гуковской, А.Б. Зозулинского, С.С. Степичева, Л.А. Соя-Серко), подчеркивающих важность и самостоятельность проверки показаний на месте.

Вместе с тем некоторые из них (Г.Н. Александров, В.И. Каминская, М.С. Строгович, А.И. Трусов) придерживались диаметрально противоположной точки зрения. Их отрицательное отношение к проверке показаний на месте в определенной степени было обусловлено отдельными встречающимися на практике случаями создания для суда посредством допроса на месте преступления потерпевшего, свидетеля (чаще подозреваемого, обвиняемого, у которых удалось получить вынужденное признание) некоего псевдодоказательства в виде соответствующего протокола, в котором устное показание закреплялось подписями понятых <*>.

<*> См.: Трусов А.И. Уголовный процесс: Учебное пособие / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1995. С. 132.

Однако подобное суждение вряд ли могло быть положено в обоснование нецелесообразности законодательного закрепления и практического применения проверки показаний на месте в целях установления фактических обстоятельств дела, в том числе причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Любое следственное действие может быть использовано недобросовестными сотрудниками правоохранительных органов для искусственного создания ложных доказательств, однако, как справедливо отмечает профессор Е.Е. Центров, "нельзя, указывая на такую возможность, отказывать в праве на существование тем или иным следственным действиям, тем более что лица, поступающие подобным образом, нарушают основные положения закона об обеспечении объективного, непредвзятого расследования, недопустимости физического и психического насилия, фальсификации доказательств и т.п. действий, за совершение которых установлена уголовная ответственность (ст. ст. 299, 302, 303 УК РФ)" <*>.

<*> Центров Е.Е. Проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие // Российский следователь. 1999. N 1. С. 37.

Целесообразность законодательного признания проверки показаний на месте в качестве самостоятельного следственного действия, на наш взгляд, не вызывает никаких сомнений и потому безусловно является одним из позитивов ныне действующего уголовно-процессуального закона.

Проверка показаний на месте носит комплексный характер, поскольку включает в себя элементы таких следственных действий, как осмотр места происшествия, допрос, следственный эксперимент, предъявление для опознания. Однако, несмотря на это обстоятельство, ни одно из указанных следственных действий не может заменить проверку показаний на месте.

Путем ее производства могут быть получены, например, новые вещественные доказательства, свидетельствующие об употреблении обвиняемым незадолго до совершения преступления спиртного, наркотических средств или психотропных веществ, обусловивших совершение преступного деяния. Так, в ходе производства указанного следственного действия могут быть обнаружены тщательно спрятанные обрывки жгутов, бинты, использованные шприцы и иглы, упаковки от таблеток, бутылки из-под спиртного и т.п.

Кроме того, при выявлении доказательственной информации о причинах и условиях, способствовавших совершению преступления, в ходе проверки показаний на месте может быть установлен факт самооговора и ложного оговора лица, не имеющего отношения к преступному деянию. Это обстоятельство достаточно легко устанавливается путем сопоставления показаний проверяемого лица относительно события и особенностей места происшествия с реально существующей там обстановкой, а также посредством проверки способности проверяемого ориентироваться на месте происшествия.

Таким образом, на основании изложенного можно сделать вывод о том, что при производстве различных следственных действий происходит главным образом выявление и проверка ранее установленных причин и условий, способствовавших совершению преступления. После получения доказательственной информации наступает этап ее обобщения и анализа с целью разработки и последующей реализации необходимых мероприятий профилактического характера.

§ 2. Содержание внесения следователем или дознавателем представления профилактического характера

В соответствии со ст. 158 УПК РФ следователь, дознаватель вправе внести в соответствующую организацию или должностному лицу представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, или других нарушений закона. Таким образом, анализ ч. 2 ст. 73 и ч. 2 ст. 158 УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что если выявление указанных обстоятельств является обязанностью следователя или дознавателя, то внесение представления - не более чем право. Такая законодательная формулировка представляется нам вполне удачной, поскольку допускает возможность использования в ходе досудебного производства и иных мер профилактического характера, которые, несмотря на их достаточно активное применение на практике, к сожалению, пока не нашли должного отражения в законе.

Проведенное исследование показало, что по 79% уголовных дел следователи и дознаватели вносят представления. При этом 52% этих процессуальных документов вносятся в конце предварительного расследования, тогда как остальные 27% приходятся на его начальный (2%) и последующий (25%) этапы.

Такая практика, на наш взгляд, вполне оправдана, поскольку именно на заключительном этапе предварительного расследования, когда всесторонне, полно и объективно установлены и исследованы все обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, следователь, дознаватель могут составить и внести в соответствующую организацию или должностному лицу наиболее полное и обоснованное представление. К тому же такой подход согласуется с требованиями закона, поскольку порядок внесения представления регламентируется статьей, которая называется "Окончание предварительного расследования".

На основании этого можно сделать вывод о том, что следователь, дознаватель не вправе вносить указанный процессуальный документ в начале или в середине расследования. Однако это не совсем правильно, так как указанные должностные лица лишаются возможности осуществления эффективной профилактической деятельности на более ранних этапах досудебного производства. В связи с этим процессуальная норма, регламентирующая порядок внесения и исполнения представления, на наш взгляд, должна быть закреплена в отдельной статье.

Нередко представление является юридическим основанием для привлечения лица, создавшего благоприятные условия для совершения преступления, к уголовной, административной или дисциплинарной ответственности. Поэтому внесенное представление должно основываться на собранных в ходе предварительного расследования доказательствах. Только после того, как следователь (дознаватель) придет к выводу о наличии достаточных данных для принятия соответствующего процессуального решения в целях устранения обстоятельств, обусловивших совершение преступления, он может внести представление, которое будет законным.

Кроме того, представление должно быть еще и обоснованным, т.е. основывающимся на доказательственной информации. Вместе с тем выявление некоторых причин и условий, способствовавших совершению преступления, может иметь место и до возбуждения уголовного дела. Например, в ходе осмотра места происшествия или проверочных действий возможно установление таких обстоятельств, обусловивших совершение хищения, как отсутствие сигнализационных устройств, наличие повреждений в ограждении и т.д. Учитывая, что эти факторы могут и в дальнейшем способствовать совершению аналогичных преступлений, считаем, что внесение представлений о принятии мер, направленных на незамедлительное устранение подобных обстоятельств до возбуждения уголовного дела, вполне обоснованно.

В связи с этим мы разделяем позицию авторов <*>, предлагающих дополнить уголовно-процессуальный закон положением о том, что в случаях выявления причин и условий, способствовавших совершению преступления, до возбуждения уголовного дела следователь (дознаватель) вправе внести в соответствующую организацию или должностному лицу представление о принятии мер по устранению этих обстоятельств. На наш взгляд, это позволило бы несколько активизировать профилактическую деятельность в стадии возбуждения уголовного дела, а также избежать возможности повторного совершения преступлений, обусловленных теми обстоятельствами, которые были выявлены в ходе проверочных действий.

<*> См.: Макушненко Л.П. Доказывание следователем обстоятельств, способствовавших совершению преступлений и принятие мер к их устранению. (По материалам следственного аппарата МВД СССР): Дис... канд. юрид. наук. М., 1974. С. 133.

В законе не определено количество представлений, которые могут быть внесены в соответствующие учреждения или должностным лицам в рамках расследования по уголовному делу. Поэтому практика внесения по делу нескольких представлений, на наш взгляд, вполне обоснованна. Тем более что после внесения представления на начальном этапе или в середине расследования могут быть установлены дополнительные причины и условия, способствовавшие совершению преступления, в связи с чем следователь, дознаватель могут внести в соответствующую организацию или должностному лицу повторное представление.

Согласно п. 27 ст. 5 УПК РФ, содержащей "основные понятия, используемые в настоящем Кодексе", под представлением понимается "акт реагирования прокурора на судебное решение", в то время как понятие представления профилактического характера законодательно не закреплено. Вместе с тем указанный процессуальный документ является юридическим основанием для принятия достаточно серьезных мер по устранению выявленных в процессе предварительного расследования обстоятельств, обусловивших совершение преступления. В связи с этим полагаем целесообразным закрепить понятие представления на законодательном уровне. Тем более что указанную точку зрения разделяет большинство практических работников (75%).

Внесение такого дополнения в уголовно-процессуальное законодательство позволило бы внести ясность относительно характера этого процессуального документа подобно тому, как это сделано в отношении определения, постановления и приговора, понятия которых закреплены в ст. 5 УПК РФ.

Определение понятия представления в теории уголовного процесса разрабатывалось многими авторами.

Одни рассматривали представление как процессуальное действие следователя, направленное на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления <*>.

<*> См.: Алексеев А.А. Внесение следователем представлений об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений // Вопросы криминалистики. 1964. N 2/27. С. 70 - 77.

Другие полагали, что представление - специальный процессуальный акт реагирования следователя на вышеуказанные негативные обстоятельства <*>.

<*> См.: Бажанов М.И. К вопросу о содержании представлений следователя и частных определений судов, направленных на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления // Работа прокурора по предупреждению правонарушений. Харьков, 1968. С. 41.

Третьи видели в нем итоговый процессуальный документ следователя <*>.

<*> См.: Звирбуль В.К., Михайлов А.И. Основные направления и формы работы следователя по предупреждению преступлений // Проблемы искоренения преступности. М., 1965. С. 123 - 134.

Однако, на наш взгляд, более предпочтительной является позиция П.А. Лупинской, считающей, что представление - это прежде всего решение следователя, направленное на устранение криминогенных факторов <*>.

<*> См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. М., 1976. С. 28 - 29.

Аналогичной позиции придерживается и М.Ч. Когамов. В целях устранения обстоятельств, обусловивших совершение преступления, следователь в ходе предварительного расследования принимает различные процессуальные профилактические решения: о применении в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения; о временном отстранении обвиняемого от должности; о наложении ареста на имущество и т.д. К числу этих решений относится и представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления. Таким образом, М.Ч. Когамов делает вывод о том, что представление следователя - это процессуальное решение, во-первых, имеющее профилактическую направленность и цель - устранить причины и условия преступления, которые установлены в порядке, предусмотренном уголовно-процессуальным законом, во-вторых, внесенное при соблюдении требований законности и обоснованности в соответствующую организацию или должностному лицу с обязательным их письменным уведомлением следователя о принятых мерах в срок, предусмотренный законом <*>.

<*> См.: Когамов М.Ч. Предупредительная деятельность следователя и ее эффективность (на материалах органов внутренних дел Казахстана): Учеб. пособие. Караганда, 1986. С. 22.

Разделяя эту точку зрения, мы хотели бы отметить, что представление подобно постановлению, приговору, определению суда является процессуальным решением ВЛАСТНОГО ХАРАКТЕРА (выделено мной - С.Д.), облекаемым в форму процессуального документа. Поэтому даже тогда, когда содержащиеся в нем меры по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, носят рекомендательный характер, устранение этих обстоятельств является обязанностью для соответствующих организаций и должностных лиц.

Однако было бы неправильным ассоциировать внесение представления только с профилактической деятельностью следователя, так как он не единственный субъект, наделенный правом устанавливать и устранять в ходе предварительного расследования причины и условия, способствовавшие совершению преступления. Само понятие "представление следователя" представляется нам не совсем удачным, поскольку выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, а также вносить в соответствующие учреждения представления о принятии мер по их устранению, вправе не только следователь.

Согласно ст. 21.1 УПК РСФСР такой обязанностью помимо следователя и прокурора обладал орган дознания. Вместе с тем на практике в большинстве случаев представления либо составлялись от имени начальника органа дознания, либо им утверждались. В противном случае эти процессуальные акты не обладали юридической силой, хотя и выносились лицами, уполномоченными осуществлять профилактическую деятельность в рамках дознания. В связи с этим большинство практических работников (81%) предлагало расширить самостоятельность дознавателя путем наделения его правом самостоятельно вносить в соответствующие организации или должностным лицам представления профилактического характера. По их мнению, это имело бы положительный результат, так как позволило бы существенно упростить вышеуказанную процедуру.

Вместе с тем 19% практических работников придерживались на этот счет противоположной точки зрения, полагая, что такое упрощение процедуры внесения представления могло негативно отразиться на качестве этих процессуальных документов. Однако эти опасения оказались излишними, так как контроль за своевременностью и качеством принимаемых дознавателем решений в конечном итоге осуществлял начальник органа дознания, указания которого носили обязательный характер. Это обстоятельство являлось своего рода гарантией законности и обоснованности вносимых дознавателями представлений.

В итоге позиция относительно наделения дознавателя правом внесения представлений о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, возобладала и была официально закреплена на законодательном уровне.

Вместе с тем определение понятия представления так и не нашло своего отражения в УПК РФ. Последующие изменения и дополнения, внесенные в него федеральными законами, никак не повлияли на данную ситуацию.

В связи с этим предлагаем следующую редакцию определения понятия представления: "Представление - процессуальное решение следователя, дознавателя, принятое в связи с установлением причин и условий, способствовавших совершению преступления, и адресованное соответствующей организации или должностному лицу с целью устранения этих обстоятельств".

В действующем Уголовно-процессуальном кодексе не закреплены также форма и содержание представления.

В научной литературе по этому поводу существуют две диаметрально противоположные точки зрения.

Одни авторы выступают против введения единой формы представления, поскольку каждое конкретное преступление, по их мнению, имеет свои причины и условия, способствовавшие его совершению <*>.

<*> См.: Дербенев А.П. Деятельность следователя МВД по предупреждению преступлений: Дис... канд. юрид. наук. Л., 1969. С. 155 - 156.

Другие считают, что представление должно быть единым по форме <*>.

<*> См., напр.: Жуков А.П. Указ. соч. С. 132; Звирбуль В.К. Деятельность следователя по предупреждению преступлений: Дис... канд. юрид. наук. М., 1963. С. 196.

Последняя точка зрения представляется нам более верной, поскольку отсутствие законодательного закрепления формы и содержания представления приводит к тому, что на практике составление этого процессуального документа носит произвольный характер и не соответствует тем требованиям, которые предъявляются к остальным процессуальным документам.

В научной литературе неоднократно высказывались предложения о необходимости законодательного закрепления структуры представления <*>. Однако до сих пор эта проблема остается нерешенной.

<*> См., напр.: Выпря М.М., Михайлов М.А. Представление следователя // Роль аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. Омск, 1973. N 14. С. 45.

Большинство авторов придерживается точки зрения, согласно которой представление, как и все процессуальные документы, должно состоять из трех частей: вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной <*> (заключительной <**> или рекомендательной <***>).

<*> См.: Жуков А.М. Предупредительная деятельность следователя по уголовному делу. Саратов, 1990. С. 73.
<**> См.: Назаров В.В. Указ. соч. С. 110 - 113.
<***> См.: Когамов М.И. Указ. соч. С. 23.

Во вводной части должны содержаться:

  1. Наименование адресата, которому направляется представление. Согласно ст. 158 УПК РФ субъектами, обязанными на основании указанного процессуального документа принять меры по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, являются соответствующие организации или должностные лица. Таким образом, уголовно-процессуальный закон предоставляет возможность следователю, дознавателю вносить представления профилактического характера в любую организацию или должностному лицу независимо от рода их деятельности. Это означает, что адресатом такого процессуального документа могут быть как общественные, так и коммерческие организации, в деятельности которых выявлены те или иные недостатки, обусловившие совершение преступного деяния.
  2. Полное наименование документа. Полагаем, что данный процессуальный документ следует именовать следующим образом: "Представление о принятии мер по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления, или других нарушений закона". Такая редакция, на наш взгляд, не только не противоречит содержательной части представления, но и вполне соответствует его законодательной формулировке, закрепленной в ст. 158 УПК РФ.
  3. Время и место составления (вынесения) документа.
  4. Должность, специальное звание, фамилия и инициалы следователя, дознавателя, составившего документ.
  5. Номер уголовного дела, по материалам которого вносится представление (за исключением случаев внесения представления до возбуждения уголовного дела).

В описательно-мотивировочной части представления должны содержаться:

  1. Краткое изложение обстоятельств совершенного преступления.

Проведенное исследование показало, что в большинстве случаев (79%) в описательно-мотивировочной части представлений излагаются краткие сведения об обстоятельствах совершенного преступления как поводе для внесения представления. В то же время 21% представлений не содержит такой информации.

  1. Изложение обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

В большинстве случаев следователи, дознаватели отражают в представлении обстоятельства, обусловившие совершение преступления (92%). При этом практические работники указывают те обстоятельства, которые связаны с обстановкой преступного деяния (60%). В 30% случаев описательно-мотивировочная часть представления содержит информацию об обстоятельствах, связанных с личностью обвиняемого. И лишь 2% представлений имеют сведения как об обстоятельствах, связанных с обстановкой совершения преступления, так и с личностью обвиняемого. Представляется, что такое положение связано с трудностями выявления субъективных факторов, обусловивших совершение преступления (антиобщественных взглядов, установок, привычек обвиняемого и т.д.). Явления субъективного (внутреннего) характера очень сложны, поскольку связаны с комплексом переживаний человека, его мыслительной деятельностью, мироощущением, которые с трудом поддаются осознанию. Однако это не означает, что указанные обстоятельства не подлежат установлению. Напротив, без их выявления и тщательного исследования нельзя всесторонне, полно и объективно оценить собранные доказательства, особенно по делам в отношении несовершеннолетних, а также по делам об общественно опасных деяниях невменяемых.

  1. Доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Необходимость ссылки на доказательства, подтверждающие наличие тех или иных причин и условий, способствовавших совершению преступления, обусловлена тем, что на основании представления соответствующее должностное лицо может принять решение о привлечении лица, по вине которого возникли указанные обстоятельства, к административной или дисциплинарной ответственности. Поэтому представление должно быть мотивированным, т.е. основанным на тех фактических данных, которые в соответствии с законом установлены в ходе досудебного производства по уголовному делу.

В резолютивной части представления должны указываться:

  1. Предложения об устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Проведенное исследование показало, что в большинстве представлений (53%) содержатся либо рекомендации об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления, либо конкретные профилактические меры. При этом большинство практических работников (70%) считает, что представления, предусматривающие конкретные меры по устранению указанных обстоятельств, являются более эффективными, поскольку воспринимаются адресатом как процессуальные документы, носящие обязательный характер. В то же время 30% опрошенных придерживаются противоположной точки зрения, полагая, что более действенны представления, содержащие предупредительные меры рекомендательного характера. По их мнению, руководители соответствующих организаций или должностные лица более компетентны в решении вопроса о том, какие профилактические механизмы в рамках их учреждений необходимы для устранения причин и условий, способствовавших совершению преступления.

Кроме того, следователь (дознаватель) не вправе вмешиваться в административно-кадровые вопросы, то есть не может указывать, кого и как наказать или кого уволить. Это может сделать только руководитель организации. Следователь (дознаватель) в таких случаях должен ограничиваться лишь указанием на необходимость принятия со стороны руководства мер по устранению выявленных в ходе расследования обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Однако практика показала, что представления, содержащие превентивные меры рекомендательного характера, зачастую не воспринимаются руководителями организаций или должностными лицами как документы, обязательные для исполнения. В связи с этим считаем целесообразным по мере возможности предусматривать в представлении конкретные меры по устранению негативных обстоятельств, обусловивших совершение преступления, а для того, чтобы эти меры были эффективными, целесообразно использовать помощь соответствующих специалистов или руководителей тех учреждений, где эти меры будут реализованы.

  1. Срок, в течение которого меры по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, должны быть приняты и о результатах сообщено лицу, направившему представление.

Отсутствие законодательной регламентации вопроса, связанного с моментом начала срока исполнения представления, в УПК РСФСР, привело к тому, что на практике он исчислялся по-разному. Так, одни практические работники (12%) исчисляли его с момента составления (вынесения) представления; другие (20%) - с момента направления указанного процессуального документа адресату; третьи (68%) - с момента его получения адресатом.

В настоящее время этот вопрос решен на законодательном уровне. Согласно ч. 2 ст. 158 УПК РФ представление подлежит рассмотрению с обязательным уведомлением о принятых мерах не позднее одного месяца СО ДНЯ ЕГО ВЫНЕСЕНИЯ (выделено мной - С.Д.). Однако, на наш взгляд, такая формулировка является не вполне удачной, поскольку на практике следователи, дознаватели зачастую направляют представления профилактического характера по почте. В связи с этим адресат может длительное время его не получать, вследствие чего быть лишенным возможности принять по нему необходимые превентивные меры в установленный законом срок. Поэтому наиболее правильной нам представляется такая формулировка вышеуказанной статьи, которая обязывала бы соответствующую организацию или должностное лицо рассмотреть и уведомить следователя, дознавателя о принятых по представлению мерах не позднее одного месяца со дня его получения.

Практические исследования показали, что в большинстве представлений (75%) содержится информация о сроке принятия необходимых профилактических мер и уведомлении об их результатах лиц, направивших представление. При этом 73% указанных процессуальных документов содержат установленный законом максимальный срок по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, тогда как остальные 2% предусматривают иные сроки. Это связано с тем, что некоторые причины и условия требуют незамедлительного устранения, в то время как официально закрепленный максимальный месячный срок позволяет недобросовестному адресату игнорировать вышеуказанное обстоятельство, поэтому некоторые практические работники иногда самостоятельно устанавливают сроки исполнения внесенных ими представлений.

Более того, по этой же причине многие работники органов предварительного расследования (72%) считают необходимым предусмотреть в уголовно-процессуальном законе право следователя, дознавателя в необходимых случаях устанавливать по своему усмотрению более короткие сроки устранения организациями или должностными лицами причин и условий, способствовавших совершению преступления.

На основании изложенного полагаем целесообразным закрепить в УПК РФ норму, наделяющую следователя и дознавателя правом в отдельных случаях в целях наиболее быстрого устранения вышеуказанных обстоятельств устанавливать по своему усмотрению более короткие сроки исполнения представления.

Поскольку профилактическая деятельность по уголовным делам включает в себя не только действия следователя, дознавателя (арест, обыск, выемку, внесение представления и т.д.), но и принимаемые организациями и должностными лицами меры, остается актуальным вопрос, связанный с определением момента ее процессуального завершения.

Отсутствие законодательного регулирования этой проблемы привело к тому, что мнения практических работников разделились. Одни считают, что деятельность по установлению и устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений, завершается после внесения представления (11%), другие - после проведения проверки его исполнения (42%). Большинство следователей и дознавателей придерживается мнения о том, что деятельность по выявлению и устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, считается завершенной после получения сообщения о принятых мерах (47%).

Последняя точка зрения представляется нам более верной. Внесение представления нельзя рассматривать как свидетельство об окончании профилактической деятельности следователя, дознавателя даже в том случае, когда это процессуальное решение принято на заключительном этапе расследования, поскольку составление и направление процессуального документа властного характера и его реальное исполнение - не одно и то же. Кроме того, сам факт внесения представления является юридическим основанием для осуществления профилактической деятельности соответствующей организацией или должностным лицом, которые обязаны проинформировать следователя, дознавателя о результатах своих действий.

Таким официальным документом уведомительного характера является письменное сообщение адресата о принятых мерах по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Однако в целях предупреждения направления в адрес работников органов предварительного расследования ложных сообщений об исполнении представлений считаем целесообразным дополнить УПК РФ юридической нормой следующего содержания:

"Представление считается исполненным с момента официального уведомления следователя, дознавателя соответствующей организацией или должностным лицом о результатах принятых мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Следователь, дознаватель вправе проверять эффективность принятых мер и требовать надлежащего исполнения внесенного представления".

Такая проверка может как осуществляться следователем, дознавателем самостоятельно, так и быть поручена общественным помощникам.

  1. Порядок обжалования представления.

Указание на порядок обжалования является, на наш взгляд, одной из важнейших составляющих резолютивной части представления. Ее отсутствие может повлечь за собой существенные нарушения прав и интересов личности, поскольку в представлении может затрагиваться вопрос об ответственности лиц, виновных в нарушении закона и создании благоприятных условий, способствовавших совершению преступления. Поэтому в представлении должны содержаться ссылки на ст. ст. 123 - 125 УПК РФ, разъяснение содержания которых является прямой обязанностью следователя, дознавателя.

В связи с отсутствием законодательной регламентации процессуальной формы и содержания представления профилактического характера приложения к УПК РФ не содержат его бланка. Между тем большинство опрошенных практических работников (70%) полагает, что внедрение в практику типографских бланков указанных процессуальных документов способствовало бы повышению эффективности деятельности следователя, дознавателя по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Разделяя указанную позицию, считаем, что внедрение в подразделения органов дознания и предварительного следствия таких бланков подобно бланкам постановлений и протоколов позволило бы избежать на практике многих ошибок, допускаемых при составлении представлений.

Кроме того, представление должно составляться не менее чем в трех экземплярах, один из которых приобщается к уголовному делу, второй направляется адресату, а третий - прокурору для приобщения к надзорному производству.

В некоторых следственных подразделениях эти процессуальные документы составляются в четырех экземплярах. Последний хранится в специальной папке для учета представлений и ответов на них у начальников (например, следственных отделов УВД ЮВАО Москвы) или в канцеляриях (следственная часть УВД ВАО Москвы).

На наш взгляд, такая практика вполне обоснована, поскольку позволяет вести строгий учет количества внесенных представлений и полученных на них ответов, а также способствует усилению контроля за принятием необходимых мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, со стороны руководства следственных отделов.

Кроме того, поскольку во многих подразделениях проводится специализация следователей на расследовании определенных видов преступлений, полагаем вполне обоснованной практику внесения обобщенных представлений, которые составляются на основании анализа материалов нескольких уголовных дел.

Между тем по-прежнему остается актуальной проблема обратной связи между лицом, обязанным принять меры по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления, и следователем, дознавателем.

Так, на вопрос: "Имеют ли место в вашей практике случаи неполучения ответов на вносимые по делу представления?" - 75% работников органов предварительного расследования ответили, что сталкивались с подобными фактами. Из них 48% заявили о том, что случаи игнорирования вносимых представлений со стороны должностных лиц и руководителей соответствующих организаций достаточно часты; 27% ответили, что сталкивались с подобными ситуациями редко; 25% опрошенных сообщили о том, что всегда получают ответы на вносимые ими представления.

При этом большинство следователей и дознавателей (94% опрошенных) указывает на низкое качество исполнения вносимых ими представлений. Так, 65% из них заявили о том, что большая часть присылаемых ответов носит формальный характер; 29% указывают на то, что в большинстве случаев представления исполняются частично и потому ответы на них отчасти формальны. Лишь 6% следователей и дознавателей заявили о том, что большинство представлений исполняется своевременно и качественно.

По мнению практических работников, основными причинами неисполнения или ненадлежащего исполнения вносимых ими представлений являются:

В связи с этим большинство работников органов предварительного расследования (77%) разделяло позицию относительно официального закрепления правовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение указаний следователя, дознавателя об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления.

В связи с этим на законодательном уровне была предусмотрена ст. 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, согласно которой "умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, а равно законных требований следователя, дознавателя или должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти до пятнадцати минимальных размеров оплаты труда; на должностных лиц - от двадцати до тридцати минимальных размеров оплаты труда".

Таким образом, у следователей и дознавателей появилась реальная возможность оказания правового воздействия на тех руководителей организаций и должностных лиц, которые по тем или иным причинам игнорируют представления профилактического характера и не принимают необходимых превентивных мер.

При внесении представления на практике нередко возникает вопрос о том, кого из участников процесса следует знакомить с его содержанием. В научной литературе по этому поводу существует несколько точек зрения.

Одни авторы полагают, что во всех случаях знакомить с представлением необходимо обвиняемого <*>.

<*> См.: Кушнир Л.А. Представление следователя как одно из средств предупреждения преступлений // Вопросы предупреждения преступности. 1966. N 3. С. 41.

Другие считают, что помимо обвиняемого знакомить с представлением необходимо и его защитника <*>.

<*> См.: Алексеев А.А. Указ. соч. С. 76.

Некоторые авторы обосновывают точку зрения о том, что ознакомление обвиняемого и других участников уголовного судопроизводства с представлением необязательно, поскольку этот процессуальный документ может быть составлен (вынесен) как до, так и после окончания предварительного расследования по делу <*>. На наш взгляд, указанные точки зрения не соответствуют нормам уголовно-процессуального законодательства.

<*> См.: Миньковский Г.М. Предупреждение преступлений / Под ред. Н.В. Жогина. М., 1962. С. 98; Коврига З.Ф. Роль представлений органов милиции в предупреждении преступлений // Изучение и предупреждение преступности. Воронеж, 1965. N 2. С. 169 - 170.

Поскольку представление является процессуальным решением властного характера и может повлечь определенные негативные последствия для лиц, виновных в создании обстоятельств, благоприятствовавших совершению преступления, с ним должны быть ознакомлены не только обвиняемый и его защитник, но и другие участники процесса (потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, законный представитель несовершеннолетнего обвиняемого). Данное положение не только соответствует нормам, закрепленным в ст. ст. 42, 44, 45, 47, 49, 54, 55, 216 - 219, 426 УПК РФ, но и позволяет вышеперечисленным участникам уголовно-процессуальных отношений реально защитить свои права и интересы, а также интересы других лиц путем обжалования и заявления ходатайств о производстве следственных действий, направленных на проверку выявленных или установление дополнительных обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Из этого следует вывод о том, что внесение представления должно быть завершено до ознакомления участников уголовного процесса с материалами дела.

После выполнения требований ст. ст. 216 - 219 УПК РФ на заключительном этапе предварительного следствия составляется обвинительное заключение. В ст. 220 нет четких указаний о фиксации в описательной части этого процессуального документа причин и условий, способствовавших совершению преступления. В то же время в п. 3 части первой этой статьи говорится о том, что в обвинительном заключении наряду с существом обвинения, местом, временем, способами, мотивами, целями и последствиями преступления указываются "и другие обстоятельства, имеющие значение для данного уголовного дела". Аналогичное положение содержится и в ст. 225 УПК РФ, регламентирующей порядок составления по окончании дознания обвинительного акта. Поскольку обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, согласно ст. 73 УПК РФ входят в предмет доказывания по уголовным делам, они, безусловно, подпадают под это определение и должны в обязательном порядке указываться в обвинительном заключении (акте). Однако проведенное исследование показало, что большинство практических работников (59%) не излагает в указанных документах факторы, обусловившие совершение преступления. Объяснением этому является расплывчатость законодательной формулировки, не дающей четкого представления об обязательности фиксации подобного рода информации в обвинительном заключении (акте).

В то же время результаты опроса свидетельствуют о том, что большинство следователей и дознавателей (60%) поддерживает идею конкретизации положений ст. ст. 220, 225 УПК РФ в части необходимости отражения в обвинительном заключении (акте) обстоятельств, обусловивших совершение преступления.

В связи с этим полагаем необходимым дополнить п. 3 части первой вышеуказанной статьи указанием на обязательное изложение в обвинительном заключении обстоятельств, способствовавших совершению преступления.

Аналогичным образом считаем целесообразным закрепить в ч. 5 ст. 220 УПК РФ обязательность отражения в прилагаемой к обвинительному заключению справке информации о принятых профилактических мерах.

На наш взгляд, эти дополнения способствовали бы акцентированию внимания практических работников на установлении и исследовании обстоятельств, обусловивших совершение преступления.

Таким образом, на основании изложенного можно сделать вывод о том, что в качестве мер, направленных на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, действующий УПК называет только внесение представления в соответствующую организацию или должностному лицу. Вместе с тем ни понятие, ни форма, ни содержание представления профилактического характера на законодательном уровне до сих пор не определены. Исходя из этого, в целях выработки единой практики составления (внесения) указанных процессуальных документов полагаем целесообразным внести соответствующие изменения и дополнения в УПК РФ.

§ 3. Иные меры, используемые органами предварительного расследования в профилактической деятельности

Помимо внесения представлений на практике встречаются и иные (непроцессуальные) формы деятельности по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступления. Их выбор обусловливается материалами уголовного дела; обстановкой совершенного преступления, а также обстоятельствами, сложившимися на момент принятия решения профилактического характера; особенностями личности обвиняемого, иными факторами.

Согласно проведенному опросу 82% следователей и дознавателей заявили о том, что помимо внесения представлений они достаточно широко используют непроцессуальные меры превентивного характера.

Наиболее распространенными среди них являются:

Рассмотрим указанные формы предупредительной деятельности более подробно.

Выступления (доклады) в трудовых коллективах, учебных заведениях и средствах массовой информации.

При выборе одной из указанных форм реагирования на причины и условия, способствовавшие совершению преступления, следователь (дознаватель) должен, на наш взгляд, учитывать возраст, национальность, семейное положение, профессию, круг интересов людей. Учет этих факторов имеет существенное значение для обеспечения наиболее эффективного контакта с аудиторией, вызова у нее интереса к выступлению (докладу), а также желания оказать содействие в решении профилактических задач.

Кроме того, это позволяет должным образом подготовиться к предстоящему выступлению (докладу): учесть те или иные нюансы при составлении основного текста или его тезисов; решить вопрос, связанный с использованием в процессе выступления магнитофонных записей допросов участников уголовного процесса, а также фотоснимков и видеозаписей, обеспечивающих более наглядное представление о тех недостатках, которые обусловили совершение преступления.

В процессе выступления (доклада) целесообразно делать ссылки на соответствующие нормы уголовно-процессуального законодательства, разъясняя при этом их содержание. Это позволит исключить возможность неправильного истолкования гражданами того или иного процессуального положения.

В отличие от представления, выступление (доклад) позволяет решать профилактические задачи при помощи прямого контакта с аудиторией. Это преимущество дает более эффективный результат, поскольку данная форма реагирования на обстоятельства, обусловившие совершение преступления, несет в себе не только информационно-управленческий, но и воспитательно-просветительский, психологический и коммуникативный потенциал.

Кроме того, выступления (доклады), посвященные причинам и условиям, способствовавшим совершению преступления, могут побудить граждан обратиться к следователю (дознавателю) и сообщить дополнительную информацию о преступлении.

В настоящее время все чаще в реализации профилактических функций работников органов предварительного расследования принимают участие средства массовой информации (далее - СМИ). Это обусловлено тем, что СМИ позволяют в короткие сроки обеспечить розыск лиц, причастных к совершению преступления; осуществить профилактическое воздействие на отдельных руководителей, должностных лиц, граждан; побудить неизвестных следствию (дознанию) свидетелей, а также потерпевших сообщить органу, осуществляющему предварительное расследование, дополнительные сведения об обстоятельствах, способствовавших совершению преступления.

Следователи и дознаватели имеют возможность использовать в профилактических целях СМИ как через отделы (отделения, группы) информации (пресс-службы), так и самостоятельно. Однако практические работники, как правило, не обладают знаниями и навыками, позволяющими грамотно подготовить материалы для СМИ. В связи с этим в Волгоградской академии МВД России для курсантов последнего курса обучения введен спецкурс "Использование СМИ при расследовании и профилактике преступлений".

На наш взгляд, повсеместное включение такого спецкурса в учебные программы вузов МВД России позволило бы избежать многих проблем, с которыми приходится сталкиваться молодым следователям и дознавателям при взаимодействии со СМИ.

Публикации статей, заметок в печати.

По поводу использования этой формы реагирования на обстоятельства, обусловившие совершение преступления, в научной литературе сложилось несколько точек зрения.

Одни авторы полагают, что публикации статей и заметок в печати по материалам конкретных уголовных дел, находящихся в производстве лица, осуществляющего предварительное расследование, недопустимо <*>.

<*> См., напр.: Гальперин И.М. Советская печать и некоторые вопросы борьбы с преступностью // Сов. гос. и право. 1963. N 5. С. 137.

Другие считают, что такие публикации вполне допустимы, если при этом не происходит разглашение сведений, составляющих тайну предварительного расследования, а также не предрешается вывод о виновности обвиняемого в совершении преступления <*>.

<*> См., напр.: Кулагин Н.И. Использование органами следствия средств массовой информации. М., 1971. С. 48; Макушненко Л.П. Указ. соч. С. 138.

Разделяя эту точку зрения, А.Н. Тюменцев приходит к выводу, что при обнародовании информации, полученной в ходе досудебного производства, нельзя также оглашать данные, свидетельствующие о пробелах и просчетах, а также о беспомощности органов предварительного расследования <*>.

<*> См.: Тюменцев А.Н. Организационно-правовые и тактические вопросы использования средств массовой информации при расследовании и профилактике преступлений: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Волгоград, 2000. С. 18.

На наш взгляд, такая позиция весьма обоснована, поскольку в ряде случаев публикация досудебных материалов может играть важную роль в расследовании и профилактике преступлений. Через них осуществляется пропаганда права среди населения, предупреждение виктимного поведения граждан; оказывается воздействие на должностных лиц, обязанных в рамках своей компетенции принимать меры, направленные на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступлений.

При этом важным обстоятельством, которое всегда необходимо учитывать при принятии решения о публикации материалов предварительного расследования, является форма их "подачи". От этого во многом зависит, какое мнение вызовет публикация у читателя, каким образом это отразится на авторитете органов предварительного расследования.

К тому же следователь (дознаватель) всегда должен помнить о том, что в его обязанности входит защита тайны предварительного расследования. Поэтому публикация тех или иных сведений из досудебных материалов может иметь место лишь с письменного разрешения должностного лица, осуществляющего предварительное расследование по делу.

Возможность возникновения затруднений в работе следователя (дознавателя) из-за преждевременного информирования общественности о тех или иных обстоятельствах, способствовавших совершению преступления, является основанием для отказа от использования публикации статей и заметок в печати в качестве профилактической меры. В связи с этим ст. 40 Закона от 27 декабря 1991 года N 2124-1 "О средствах массовой информации" (в ред. ФЗ от 08.12.2003 N 169-ФЗ) предусматривает отказ или отсрочку от предоставления журналистам сведений, которые могут нанести ущерб интересам расследования, а также отдельным гражданам.

Кроме того, при опубликовании информации об обстоятельствах, обусловивших совершение преступления, в ходе досудебного производства недопустимо разглашение подробностей интимной жизни участников процесса, а также непроверенных сведений о безнравственных и противоправных поступках конкретных лиц.

Письма (сообщения) руководителям организаций, предприятий и учреждений; личные беседы с должностными лицами.

При выявлении причин и условий, способствовавших совершению преступления, следователи (дознаватели) направляют руководителям организаций, предприятий и учреждений письма (сообщения) с требованиями принять необходимые профилактические меры, а также проводят личные беседы с должностными лицами, в компетенцию которых входит устранение недостатков, обусловивших совершение преступления.

В основном указанные формы реагирования используются в стадии возбуждения уголовного дела. В случае непринятия по ним должных мер позднее в соответствующие организации или должностным лицам может быть направлено представление профилактического характера.

В отличие от последнего письмо (сообщение) составляется в менее категоричной форме и содержит лишь указание на те недостатки, которые способствовали совершению преступления, в связи с чем нуждаются в устранении. В случае принятия необходимых превентивных мер после получения письма (сообщения) внесение следователем (дознавателем) представления, на наш взгляд, нецелесообразно. Достаточно приобщить к материалам уголовного дела уведомление соответствующего руководителя или должностного лица о проделанной профилактической работе. Это необходимо для того, чтобы прокурор и суд при изучении уголовного дела имели полное представление о том, какие обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, были устранены.

Использование следователями (дознавателями) указанных непроцессуальных профилактических мер не противоречит предписаниям уголовно-процессуального закона. Однако ввиду отсутствия законодательного закрепления их перечня и содержания, они менее эффективны. Иногда руководители соответствующих организаций, а также должностные лица игнорируют подобные формы профилактического воздействия и не принимают меры по устранению выявленных при производстве проверочных действий обстоятельств, обусловивших совершение преступления. Поэтому исполнение профилактических требований следователя (дознавателя), содержащихся в письмах (сообщениях), на наш взгляд, подлежит обязательной проверке.

Лекции.

На практике эти предупредительные меры довольно редки. Объясняется это тем, что у следователей (дознавателей) для этого, как правило, нет ни времени, ни опыта общения с населением. Тем не менее полагаем, что при более благоприятных условиях эти формы профилактического воздействия на практике могли бы иметь весьма перспективное значение.

При подготовке к лекциям необходимо соблюдать те же правила, что и при разработке, планировании выступлений (докладов) в трудовых коллективах, учебных заведениях и средствах массовой информации. Однако в отличие от этих профилактических мер выступления с лекциями перед населением, как правило, основываются на обобщенных данных об обстоятельствах, способствовавших совершению преступлений.

При их подготовке используются: статистические данные о количестве выявленных преступлений в том или ином районе, а также причинах и условиях, наиболее часто способствующих их совершению; соответствующая информация из материалов уголовных дел; научная литература, посвященная предупреждению виктимного поведения граждан; личные наблюдения следователя (дознавателя) и т.д.

При подготовке таких лекций целесообразно использовать профессиональный опыт пенсионеров - бывших сотрудников правоохранительных органов.

Согласно Приказу МВД России от 30 декабря 1997 года N 859 "О привлечении пенсионеров к работе в системе МВД России" они могут оказать помощь путем:

Изучение материалов уголовных дел показывает, что сам факт использования вышеперечисленных мер не всегда находит отражение в материалах уголовных дел.

Из изученных 150 уголовных дел лишь в 32 имелись документы, содержащие информацию об использовании этих мер следователями (дознавателями) в профилактических целях. В большинстве случаев это были письма руководителям организаций, предприятий и учреждений (12%), а также справки о проведенных беседах с должностными лицами государственных органов, руководителями и представителями организаций (5%). В отдельных случаях в материалах уголовных дел содержалась информация о выступлениях (докладах) следователей, дознавателей в трудовых коллективах (1%), учебных заведениях (1%), подготовке лекций (1%), публикации статей и заметок в печати (1%).

Несмотря на отсутствие законодательного закрепления необходимости фиксирования в материалах уголовного дела применения вышеуказанных превентивных мер, на наш взгляд, каждый такой случай должен находить документальное отражение. Это не только позволит сформировать наиболее полное представление о проделанной следователем (дознавателем) профилактической работе в рамках конкретного уголовного дела, но и выявить наиболее эффективные механизмы предупредительной деятельности.

Наряду с этим практике известны и такие формы реагирования на обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, как:

разработка совместно с другими подразделениями органов внутренних дел комплексных мероприятий профилактического характера;

проведение бесед с потерпевшими, чье виктимное поведение спровоцировало совершение преступления; лицами, совершившими антиобщественные поступки, но не привлеченными по тем или иным законным основаниям к уголовной ответственности; родителями, близкими, знакомыми, друзьями, соучениками, коллегами, педагогами, руководителями вышеуказанных лиц;

участие в диспутах, "круглых столах", конференциях, симпозиумах, иных мероприятиях, посвященных вопросам профилактики преступлений, и т.д.

Использование любой из вышеперечисленных профилактических мер не означает, что в процессе расследования по этому же уголовному делу не может быть внесено представление. Так, например, следователь (дознаватель) может направить представление соответствующему руководителю и договориться с ним о выступлении перед трудовым коллективом, а также провести профилактическую беседу с потерпевшим, виктимное поведение которого обусловило совершение преступления. Такой комплексный подход к деятельности по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступного деяния, на наш взгляд, будет способствовать наиболее эффективному решению профилактических задач.

Более того, в целях формирования единого понимания процессуальной сущности вышеуказанных профилактических мер полагаем целесообразным их законодательное закрепление в УПК РФ. Это не только позволит активизировать работу следователя (дознавателя) по устранению причин и условий, способствовавших совершению преступлений, но и повлечет за собой те правовые последствия, которые возникают при внесении представлений. При этом необходимо предоставить указанным должностным лицам право выбора той или иной превентивной меры в зависимости от обстоятельств дела и обстановки, сложившейся на момент производства расследования.

Таким образом, закрепление обязанности следователя (дознавателя) выявлять и устранять обстоятельства, способствовавшие совершению преступления, с правом выбора той или иной предупредительной меры обеспечит эффективное функционирование всех механизмов профилактической деятельности, осуществляемой в ходе досудебного производства по конкретным уголовным делам.

ЛИТЕРАТУРА

Абашева Ф.А. Профилактика (предупреждение) преступлений как уголовно-процессуальная функция: Дис... канд. юрид. наук. Свердловск, 1991.

Александров Г.А. Совершенствование методов расследования преступлений - в центр внимания советской криминалистики // Соц. законность. 1948. N 2.

Алексеев А.А. Внесение следователем представлений об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступлений // Вопросы криминалистики. 1964. N 2/27.

Алексеев А.И., Сахаров А.Б. Причины преступлений и их устранение органами внутренних дел. М., 1982.

Багаутдинов Ф. Опознание // Законность. 1999. N 10.

Бажанов М.И. К вопросу о содержании представлений следователя и частных определений судов, направленных на устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления // Работа прокурора по предупреждению правонарушений. Харьков, 1968.

Блувштейн Ю.Д. Изучение личности преступника и предупредительная работа следователя. М., 1969.

Бритвич Н.Г. Теоретические основы и практика предъявления для опознания: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Харьков, 1968.

Варчук Т.В. Виктимологические аспекты профилактики имущественных преступлений в условиях крупного города: по материалам квартирных краж в Москве: Автореф. дис... канд. юрид. наук. М., 1999.

Васильев А.Н. и др. Осмотр места происшествия. М., 1960.

Ведомости Верховного Совета СССР. 1955. N 9.

Веренчиков И.Р. Профилактическая деятельность следователя. (Криминалистический аспект): Дис... канд. юрид. наук. Минск, 1990.

Винберг А.И. Предмет и метод советской криминалистики // Криминалистика. Ч. 1. М., 1950.

Власов В.И., Гончаров Н.Ф. Организация розыска преступников в России в IX-XX веках (историко-правовое исследование): Монография. В 2-х частях. Домодедово, 1997.

Выпря М.М., Михайлов М.А. Представление следователя // Роль аппаратов уголовного розыска и следствия в борьбе с преступностью. Омск, 1973. N 14.

Галкин Б.А. Советский уголовно-процессуальный закон. М., 1962.

Гальперин И.М. Советская печать и некоторые вопросы борьбы с преступностью // Советское государство и право. 1963. N 5.

Герцензон А.А. Вопросы предупреждения преступлений в новом законодательстве союзных республик // Советское государство и право. 1961. N 7.

Герцензон А.А., Танасевич В.Г., Болдырев Е.Б., Степичев С.С., Яковлев А.М., Карнович Г.Б. Вопросы методики изучения и предупреждения преступлений. М., 1962.

Государственный аппарат (историко-правовые исследования): Сборник научных трудов // Научные труды Свердловского юридического института. Вып. 44. Свердловск, 1975.

Громов В.У. Предварительное расследование в советском уголовном процессе. М., 1935.

Гуляев А.П. Процессуальные функции следователя. Учебное пособие. М., 1981.

Дербенев А.П. Деятельность следователя МВД по предупреждению преступлений: Дис... канд. юрид. наук. Л., 1969.

Евстигнеева О.В. Использование специальных познаний в доказывании на предварительном следствии в российском уголовном процессе: Дис... канд. юрид. наук. Саратов, 1998.

Еженедельник советской юстиции. 1928. N 26.

Жуков А.М. Выявление и устранение причин и условий, способствовавших совершению преступления, в советском уголовном процессе: Дис... канд. юрид. наук. Свердловск, 1980.

Жуков А.М. Предупредительная деятельность следователя по уголовному делу. Саратов, 1990.

Зайцева Е.А. Совершенствование правового института судебной экспертизы в стадии расследования: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 1994.

Законодательство Петра I. М., 1997.

Звирбуль В.К. Деятельность следователя по предупреждению преступлений // Практика применения нового уголовно-процессуального законодательства. М., 1962.

Звирбуль В.К. Деятельность следователя по предупреждению преступлений: Дис... канд. юрид. наук. М., 1963.

Звирбуль В.К., Михайлов А.И. Основные направления и формы работы следователя по предупреждению преступлений // Проблемы искоренения преступности. М., 1965.

Зеленецкий В.С. Представление следователя об устранении причин и условий, способствовавших совершению преступления (по материалам Украинской ССР): Дис... докт. юрид. наук. Харьков, 1969.

Зуйков Г.Г. Выявление в процессе расследования причин и условий, способствующих совершению преступлений, и принятие мер к их устранению. М., 1964.

Зуйков Г.Г. К вопросу о понятии причин преступления и условий, способствующих его совершению // Вопросы предупреждения преступности. М., 1965. Выпуск 2.

Из истории ВЧК (1917 - 1921 гг.) // Сборник документов. М., 1958.

История полиции дореволюционной России (сборник документов и материалов по истории государства и права): Учебное пособие / Отв. ред. В.М. Курицын. М., 1981.

Карнеева Л.М. Доказательства и доказывание в уголовном процессе: Фондовая лекция. М., 1997.

Ковалев М.И. Основы криминологии. М., 1970.

Коврига З.Ф. Роль представлений органов милиции в предупреждении преступлений // Изучение и предупреждение преступности. Воронеж, 1965. N 2.

Когамов М.Ч. Предупредительная деятельность следователя и ее эффективность (по материалам органов внутренних дел Казахстана): Учебное пособие. Караганда, 1986.

Колмаков В.П. Следственный осмотр. М., 1969.

Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание) / Под общ. ред. В.В. Мозякова, С.И. Гирько, Г.В. Мальцева, И.Н. Барцица. М., 2003.

Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях / Под общ. ред. Сидоренко Е.Н. М., 2002.

Кривошеин И.Т. Криминалистическая характеристика личности обвиняемого и тактика его допроса: Дис... канд. юрид. наук. Томск, 1991.

Криминалистика: Учебник для вузов / Под ред. И.Ф. Герасимова, Л.Я. Драпкина. М., 1994.

Кудрявцев В.Н. К вопросу об изучении причин преступности // Советское государство и право. 1964. N 5.

Кулагин Н.И. Использование органами следствия средств массовой информации. М., 1971.

Курляндский В.И. К вопросу об изучении причин и условий, способствующих совершению преступлений // Труды Военно-политической академии. Вып. 17. М., 1957.

Кушнир Л.А. Представление следователя как одно из средств предупреждения преступлений // Вопросы предупреждения преступности. 1966. N 3.

Ларин А.М. Работа следователя с доказательствами. М., 1966.

Ларин А.М. Расследование по уголовному делу: процессуальные функции. М., 1986.

Леви А.А. Осмотр места происшествия. М., 1979.

Лопушанский Ф.А. Теоретические проблемы профилактики преступлений, осуществляемой органами предварительного следствия: Дис... канд. юрид. наук. Киев, 1979.

Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве. М., 1976.

Макушненко Л.П. Доказывание следователем обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, и принятие мер к их устранению. (По материалам следственного аппарата МВД СССР): Дис... канд. юрид. наук. М., 1974.

Миньковский Г.М., Арзуманян Т.М., Звирбуль В.К., Кацук М.И., Шинд В.И. Деятельность органов расследования, суда и прокуратуры по предупреждению преступлений. М., 1962.

Назаров В.В. Процессуальная деятельность следователя по предупреждению преступлений: Дис... канд. юрид. наук. Саратов, 1980.

Осмотр места происшествия: Практическое пособие / Под ред. А.И. Дворника. М., 2000.

Победкин А.В. Показания обвиняемого в уголовном процессе: Дис... канд. юрид. наук. М., 1998.

Полиция и милиция России (очерки истории). М., 1993.

Полицейское право: Хрестоматия / Под общ. ред. Ф.М. Рудинского. Волгоград, 2001.

Полное собрание законов Российской империи. Т. Й. СПб., 1830.

Полянский Н.Н. Коалиции рабочих и предпринимателей с точки зрения уголовного права. М., 1909.

Предупреждение преступлений / Под ред. Н.В. Жогина М., 1962.

Репецкая А.Л. Виновное поведение потерпевшего и принцип справедливости в уголовной политике. Иркутск, 1994.

Ривман Д.В. Виктимологический аспект аналитической работы в органах внутренних дел. СПб., 1997.

Сафиулин Н. Преступник-жертва: Социологический анализ // Российская юстиция. 1996. N 6.

Сахаров А.Б. О личности преступника и причинах преступности в СССР. М., 1961.

Сборник циркуляров Наркомюста РСФСР за 1922 - 1925 гг. М., 1926.

Сборник приказов Прокуратуры Союза ССР. М., 1939.

Сборник действующих приказов и инструкций Генерального прокурора СССР. М., 1958.

Сборник действующих приказов и инструкций Генерального прокурора СССР. М., 1966.

Селиверстов В.И., Власова Н.А. Уголовный процесс: Вопросы и ответы / Под ред. Р.А. Журавлева. М., 2000.

Сидоров В.Е. Начальный этап расследования: организация, взаимодействие, тактика. М., 1992.

Сизиков М.И. Полиция Российской империи. Лекция. М., 2000.

Советское государство и право. 1966. N 4.

Справочная книга криминалиста / Под ред. Селиванова. М., 2000.

Танасевич В.Г., Звирбуль В.К., Каганович И.Б., Статкус В.Ф., Яковлев М.В. Изучение преступности в районе. М., 1962.

Теория доказательств в советском уголовном процессе / Под ред. Н.В. Жогина, 2-е изд. испр. и доп. М., 1973.

Толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. Т. 3. М., 1939.

Тюменцев А.Н. Организационно-правовые и тактические вопросы использования средств массовой информации при расследовании и профилактике преступлений: Автореф. дис... канд. юрид. наук. Волгоград, 2000.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР. М., 1997.

Уголовный процесс: Учебное пособие / Под ред. К.Ф. Гуценко. М., 1995.

Учреждение для управления губерний. Устав благочиния. Т. 5. М., 1987.

Фоминых И.С. Становление института предварительного следствия в России в 1860 - 1864 годах (уголовно-процессуальный и криминалистический аспекты): Дис... канд. юрид. наук. Томск, 1998.

Францифоров Ю., Николайченко В., Громов Н. Производство экспертизы до возбуждения уголовного дела // Российская юстиция. 1999. N 3.

Химичева Г.П. Общие условия производства предварительного расследования: Фондовая лекция. М., 1997.

Центров Е.Е. Проверка показаний на месте как самостоятельное следственное действие // Российский следователь. 1999. N 1.

Шаламов М.П. Теория улик. М., 1960.

Шляпочников А.С. О классификации обстоятельств, способствующих совершению преступления // Советское государство и право. 1964. N 10.