Мудрый Юрист

Гарантии работникам, входящим в состав выборных профсоюзных коллегиальных органов и не освобожденным от основной работы

М.М. Покровская, юрист.

Ю.Н. Строгович, юрист.

Установление для работников, входящих в состав выборных профсоюзных коллегиальных органов организации и не освобожденных от основной работы, определенных дополнительных гарантий в трудовых отношениях - и прежде всего механизма эффективного контроля за правомерностью действий работодателя при их увольнении - обусловлено тем обстоятельством, что свободное осуществление такими лицами трудовой деятельности может быть затруднено в силу необходимости сочетания работы с выполнением иных функций, причем весьма значимых для государства и общества, а именно функций по защите интересов работников и по их представительству в системе социального партнерства.

В этой связи подчеркнем, что осуществление указанных функций базируется на важнейших конституционных положениях. Так, согласно части 1 статьи 30 Конституции РФ каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов; свобода деятельности общественных объединений гарантируется. При этом, как неоднократно указывал в своих решениях Конституционный Суд РФ, из названной конституционной нормы вытекает обязанность государства обеспечивать свободу деятельности профсоюзов в целях надлежащего представительства и защиты социально-трудовых прав граждан, связанных общими профессиональными интересами.

Очевидно, что закрепление в законодательстве в отношении названных работников повышенных по сравнению с иными работниками мер социальной защиты имеет весьма существенное значение для реализации права на создание профсоюзов как самостоятельных и независимых объединений трудящихся - одного из основных прав в демократическом правовом государстве.

Гарантии профсоюзным лидерам

В настоящее время гарантии работникам, входящим в состав выборных профсоюзных коллегиальных органов и не освобожденным от основной работы, определены статьей 374 Трудового кодекса РФ. Как известно, данной статьей предусматриваются следующие меры.

Во-первых, в соответствии с ее частями первой и второй возможность увольнения с работы по инициативе работодателя в соответствии с пунктом 2, подпунктом "б" пункта 3 и пунктом 5 статьи 81 Кодекса руководителей (их заместителей) выборных профсоюзных коллегиальных органов организации, ее структурных подразделений (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, предусмотрена только с предварительного согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа. Если же вышестоящий выборный профсоюзный орган отсутствует, увольнение указанных работников производится с учетом мотивированного мнения выборного профсоюзного органа организации в порядке, установленном статьей 373 Трудового кодекса РФ. При этом согласно статье 376 Трудового кодекса РФ только с соблюдением порядка, установленного статьей 374 Кодекса, допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя по указанным основаниям и с руководителем выборного профсоюзного органа данной организации и его заместителями в течение 2 лет после окончания срока их полномочий.

Во-вторых, частью третьей статьи 374 Трудового кодекса РФ установлена обязательность освобождения от работы для участия в качестве делегатов созываемых профессиональными союзами съездах, конференциях, а также для участия в работе их выборных органов членов этих органов, также не освобожденных от основной работы в данной организации. При этом условия освобождения от работы и порядок оплаты времени участия в указанных мероприятиях определяются коллективным договором, соглашением.

Представляется важным оговорить следующее. Как известно, в свое время в статье 25 Федерального закона от 12.01.1996 N 10-ФЗ "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" (с изм. на 08.12.2003) получил закрепление более широкий круг гарантий работникам, входящим в состав профсоюзных органов и не освобожденным от основной работы. Данной статьей, помимо мер по освобождению от работы для выполнения профсоюзных обязанностей и участия в профсоюзных мероприятиях, которые по существу аналогичны мерам, закрепленным частью второй статьи 374 Трудового кодекса РФ, предусмотрено, в частности, что:

работники, входящие в состав профсоюзных органов и не освобожденные от основной работы, не могут быть подвергнуты дисциплинарному взысканию без предварительного согласия профсоюзного органа, членами которого они являются, руководители профсоюзных органов в подразделениях организаций - без предварительного согласия соответствующего профсоюзного органа в организации, а руководители профсоюзных органов в организации, профорганизаторы - органы соответствующего объединения (ассоциации) профсоюзов;

перевод указанных профсоюзных работников на другую работу по инициативе работодателя не может производиться без предварительного согласия профсоюзного органа, членами которого они являются;

увольнение по инициативе работодателя работников, входящих в состав профсоюзных органов и не освобожденных от основной работы, допускается помимо общего порядка увольнения только с предварительного согласия профсоюзного органа, членами которого они являются, профгрупоргов - соответствующего органа подразделения организации (при его отсутствии - соответствующего профсоюзного органа в организации), а руководителей и членов профсоюзных органов в организации, профорганизаторов - только с предварительного согласия соответствующего объединения (ассоциации) профсоюзов;

привлечение к дисциплинарной ответственности уполномоченных профсоюза по охране труда и представителей профсоюза в создаваемых в организации совместных комитетах (комиссиях) по охране труда, перевод их на другую работу или увольнение по инициативе работодателя допускаются только с предварительного согласия профсоюзного органа в первичной профсоюзной организации;

члены профсоюзных органов, не освобожденные от основной работы, уполномоченные профсоюза по охране труда, представители профсоюза в создаваемых в организациях совместных комитетах (комиссиях) по охране труда освобождаются от основной работы для выполнения профсоюзных обязанностей в интересах коллектива работников, а также на время краткосрочной профсоюзной учебы. Условия освобождения от основной работы и порядок оплаты времени выполнения профсоюзных обязанностей и времени учебы указанных лиц определяются коллективным договором, соглашением.

Однако, как видно из содержания статьи 374 Трудового кодекса РФ, предоставление гарантий, касающихся наложения дисциплинарных взысканий, переводов на другую работу, а также увольнения с работы по инициативе работодателя по любому основанию всех работников, входящих в состав профсоюзных органов и не освобожденных от основной работы, ею не предусматривается.

В силу части третьей статьи 423 Трудового кодекса РФ Федеральный закон "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" применяется постольку, поскольку он не противоречит Кодексу. Поэтому перечисленные положения статьи 25 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" фактически не должны применяться после введения в действие Трудового кодекса РФ, то есть с 1 февраля 2002 года.

Говоря об установленных статьей 374 Кодекса гарантиях работникам, входящим в состав выборных профсоюзных коллегиальных органов и не освобожденным от основной работы, нельзя не признать, что основные сложности в их применении касаются именно гарантии по ограничению увольнения указанных в части первой данной статьи работников по соответствующим основаниям.

Действия работодателя при возникновении необходимости увольнения профсоюзных лидеров

Рассмотрим подробнее, какие дополнительные действия следует предпринимать работодателю помимо соблюдения общего порядка увольнения по соответствующим основаниям в случае возникновения необходимости увольнения с работы работников, являющихся руководителями (их заместителями) выборных профсоюзных коллегиальных органов организации, ее структурных подразделений (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, по основаниям, предусмотренным:

пунктом 2 статьи 81 ТК РФ - в случае сокращения численности или штата работников организации;

подпунктом "б" пункта 3 статьи 81 ТК РФ - в случае несоответствия работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации;

пунктом 5 статьи 81 ТК РФ - в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание.

Как видно из содержания части первой статьи 374 Трудового кодекса РФ, согласие вышестоящего профсоюзного органа работодатель обязан получить до издания приказа об увольнении с работы соответствующего работника. Следовательно, обращение в вышестоящий выборный профсоюзный орган может последовать после соблюдения иных процедурных правил увольнения по указанным основаниям.

В частности, поскольку в силу части второй статьи 81 ТК РФ увольнение по основаниям, указанным в ее пунктах 2 и 3, допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу, вопрос об обращении в вышестоящий выборный профсоюзный орган может возникнуть при увольнении по одному из этих оснований лишь в том случае, если оказалось невозможным перевести работника с его согласия на другую работу (и уж во всяком случае после вручения этому работнику персонального письменного уведомления о предстоящем увольнении по пункту 2 статьи 81 ТК РФ).

В этой связи еще раз обратим внимание на то, что в настоящее время Трудовым кодексом РФ, в отличие от положений КЗоТ РФ (часть первая статьи 235), не предусмотрено необходимости получения предварительного согласия какого-либо профсоюзного органа при переводе на другую работу работников, избранных в состав профсоюзных органов и не освобожденных от основной работы, включая работников, являющихся руководителями этих органов, при их переводе на другую работу, в том числе в случаях перевода в другое структурное подразделение организации.

Законодательством не установлено какой-либо обязательной формы документа, который должен быть направлен работодателем в вышестоящий выборный профсоюзный орган в целях получения его согласия на увольнение указанных работников. Тем не менее представляется, что в этом документе по крайней мере должны содержаться однозначным образом выраженные:

  1. намерение работодателя уволить соответствующего работника по конкретному основанию - одному из перечисленных в части первой статьи 374 Трудового кодекса РФ;
  2. просьба, обращенная к профсоюзному органу;
  3. причины, обосновывающие такое решение работодателя (например, проведение организационно-штатных мероприятий в организации, признание работника по результатам аттестации не соответствующим занимаемой должности), в том числе его попытки перевести работника с его согласия на другую работу с указанием предлагавшихся вакансий и с приложением копии штатного расписания организации с указанием всех имеющихся на момент рассмотрения вопроса вакансий.

Кроме того, в вышестоящий профсоюзный орган также целесообразно представить те же документы, которые согласно части первой статьи 373 ТК РФ работодатель должен направить в выборный профсоюзный орган организации при принятии решения о возможном расторжении трудового договора в соответствии с пунктом 2, подпунктом "б" пункта 3 и пунктом 5 статьи 81 ТК РФ с работником, являющимся членом профессионального союза, для выражения мотивированного мнения по этому вопросу (проект приказа, копии документов, являющихся основанием для принятия указанного решения). Во всяком случае при возникновении судебных разбирательств позиции работодателя этим могут быть только усилены.

При издании приказа об увольнении указанных работников работодателям необходимо помнить и о следующем. Как это вытекает из содержания пункта 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", решая вопрос о законности увольнения в тех случаях, когда оно произведено с согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа, суды будут исходить из того, что работодатель, в частности, должен представить доказательства того, что профсоюзный орган дал согласие по тем основаниям, которые были указаны работодателем при обращении в профсоюзный орган, а затем в приказе об увольнении.

Кроме того, Трудовой кодекс РФ не установил срока, в течение которого работодатель, получивший согласие вышестоящего выборного профсоюзного органа на увольнение соответствующего работника, вправе расторгнуть с ним трудовой договор. Однако, как констатировано в названном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ (пункт 25), в данной ситуации судам при рассмотрении трудовых споров применительно к правилам части пятой статьи 373 Кодекса следует исходить из того, что и в рассматриваемом случае увольнение также может быть произведено не позднее 1 месяца со дня получения согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа на увольнение. При этом, поскольку возможность перерыва или приостановления этого срока не предусмотрена законом, временная нетрудоспособность работника, нахождение его в ежегодном отпуске и другие обстоятельства не влияют на течение данного срока.

В этой связи возникает закономерный вопрос, как поступить работодателю в случае болезни увольняемого работника, начавшейся, например, незадолго до даты предполагаемого увольнения и уже после того, как согласие вышестоящего профсоюзного органа в надлежащем порядке им было получено, период которой может продолжаться достаточно долго, в том числе и после истечения указанного месячного срока, предусмотренного частью пятой статьи 373 Трудового кодекса РФ: нужно ли ему в подобной ситуации повторно получать мотивированное мнение выборного профсоюзного органа или же нет?

Как следует из содержания приведенного пункта 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ, судебная практика при разрешении данного вопроса идет по пути признания необходимости руководствоваться формальными требованиями закона. Иными словами, в указанной ситуации работодателю необходимо вновь обратиться в выборный профсоюзный орган за получением подтверждения высказанного им ранее мнения. Определенные потери работодателя в этом случае, как представляется, будут компенсированы уверенностью в том, что при возможном возникновении трудового спора, его позиции в суде, как основанные на точном соблюдении буквы закона, окажутся достаточно прочными.

Рассматривая предусмотренную частью первой статьи 374 Трудового кодекса РФ гарантию работникам, входящим в состав выборных профсоюзных коллегиальных органов и не освобожденным от основной работы либо являвшимся ранее (в установленных статьей 376 пределах) членами выборного профсоюзного органа, нельзя оставить без внимания и вопрос о том, насколько же реальным оказывается расторжение трудового договора с такими работниками по указанным основаниям.

Действительно, со значительной степенью уверенности можно предположить, что на практике в абсолютном большинстве случаев соответствующими профсоюзными органами просьба работодателя дать согласие на их увольнение не будет удовлетворена.

При этом, как следует из буквального содержания статьи 374 Кодекса, наряду с тем что на работодателя возложена обязанность получить согласие профсоюзного органа сам профсоюзный орган не обязан каким-либо образом обосновывать свое решение в случае отказа дать это согласие либо представить свое решение работодателю в течение какого-либо определенного разумного срока. Иными словами, при таком понимании данной нормы ничто не препятствует профсоюзному органу по существу блокировать увольнение соответствующего работника, мотивируя свой отказ в согласии на его увольнение, например, по пункту 2 статьи 81 Кодекса тем, что, по мнению профсоюзного органа, сокращение занимаемой работником должности является нецелесообразным или же попросту оставив без ответа обращение работодателя.

Судебная же практика идет по тому пути, что, как подчеркнул Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 17.03.2004 N 2 (пункт 26), в случае несоблюдения работодателем требований закона о предварительном (до издания приказа) получении согласия соответствующего вышестоящего выборного профсоюзного органа на расторжение трудового договора с работником, когда это является обязательным, увольнение работника является незаконным и он подлежит восстановлению на работе.

Оговоримся, что исключение может составить лишь случай злоупотребления работником правом - в частности, при сокрытии им того обстоятельства, что он является руководителем (заместителем руководителя) выборного профсоюзного коллегиального органа организации, ее структурных подразделений (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденным от основной работы, и ему должна быть обеспечена гарантия, установленная статьей 374 Трудового кодекса РФ. При установлении данного факта суд может отказать в удовлетворении иска такого работника о восстановлении на работе, поскольку в указанном случае работодатель не должен отвечать за неблагоприятные последствия, наступившие вследствие недобросовестных действий со стороны работника (пункт 27 названного Постановления Пленума Верховного Суда РФ).

Следовательно, по общему правилу при рассмотрении трудового спора об увольнении с работы работника из числа указанных в статьях 374 и 376 Трудового кодекса РФ для признания судом увольнения незаконным и необоснованным достаточно лишь подтверждения того обстоятельства, что работодателем не было получено обязательное предварительное согласие соответствующего профсоюзного органа, без какой-либо оценки других обстоятельств. Работодатель при этом во всяком случае будет обязан оплатить работнику время вынужденного прогула, а также - по решению суда - возместить ему моральный вред, причиненный увольнением. Кроме того, уполномоченное лицо, непосредственно издавшее приказ об увольнении, может быть привлечено к материальной ответственности, то есть на него может быть возложена обязанность возместить ущерб, причиненный организации в связи с оплатой времени вынужденного прогула и выплатой денежных сумм в возмещение морального вреда.

Однако определенные возможности реализовывать принадлежащие работодателю полномочия, касающиеся принятия необходимых кадровых решений в целях рационального управления деятельностью организации (подбор, расстановка, увольнение персонала), в случаях немотивированного отказа вышестоящего профсоюзного органа дать согласие на увольнение соответствующего работника либо уклонения от разрешения данного вопроса все же имеются, и определяются они содержанием ряда решений Конституционного Суда РФ.

Решения Конституционного Суда РФ

Об увольнении по основаниям, предусмотренным пунктом 2, подпунктом "б" пункта 3 и пунктом 5 статьи 81 ТК РФ 4 декабря 2003 года Конституционным Судом РФ было принято Определение N 421-О по запросу Первомайского районного суда города Пензы о проверке конституционности положения части первой статьи 374 Трудового кодекса РФ, в котором был выявлен конституционно-правовой смысл указанной нормы.

Как следует из содержания данного Определения, Первомайский районный суд города Пензы, рассматривая трудовой спор о восстановлении на работе по иску гражданина Ю.В. Цыпина - главного инженера ОАО "Молочный комбинат "Пензенский" (избранного в феврале 2003 года председателем местного комитета профсоюзной организации) и уволенного в марте этого же года с работы в связи с сокращением штата работников, установил, что вышестоящий выборный профсоюзный орган, в который работодатель, как того требует часть первая статьи 374 Трудового кодекса РФ, обратился после принятия решения о сокращении штатной единицы главного инженера в связи с реорганизацией структуры управления, согласие на его увольнение не дал.

При рассмотрении данного дела названный суд общей юрисдикции пришел к выводу о том, что указанное положение части первой статьи 374 Трудового кодекса РФ не соответствует Конституции РФ, в частности ее статьям 19 (части 1 и 2), 34 (часть 1), 35 (часть 2), 37 (часть 1), 46 (часть 1), 55 (часть 3) и 118, и обратился в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке его конституционности.

В названном Определении Конституционного Суда РФ подчеркнуто, что обязанность государства обеспечивать указанным выше категориям граждан надлежащую защиту против любых дискриминационных действий, направленных на ущемление свободы объединения профсоюзов в области труда, согласуется с международно-правовыми нормами, в частности положениями статей 2 и 3 Конвенции МОТ N 87 1948 года о свободе ассоциации и защите права на организацию, подпункта "б" пункта 2 статьи 1 Конвенции МОТ N 98 1949 года о применении принципов права на организацию и на введение коллективных договоров, статей 1 и 2 Конвенции МОТ N 135 1971 года о защите прав представителей трудящихся на предприятии и предоставляемых им возможностях, а также с пунктом "а" статьи 28 Европейской социальной хартии (пересмотренной) от 03.05.1996, которая подписана Российской Федерацией 14.09.2000.

На основе анализа приведенных конституционных положений и норм международного права, Конституционный Суд РФ пришел к выводу о том, что установление законодателем для работников, входящих в состав профсоюзных органов (в том числе их руководителей) и не освобожденных от основной работы, дополнительных гарантий при осуществлении ими профсоюзной деятельности, как направленных на исключение препятствий такой деятельности, следует рассматривать в качестве особых мер их социальной защиты. По сути указанная норма части первой статьи 374 Трудового кодекса РФ устанавливает абсолютный запрет на увольнение перечисленных категорий профсоюзных работников без реализации установленной в ней специальной процедуры прекращения трудового договора.

В то же время Конституционный Суд РФ посчитал, что в целях осуществления работодателем эффективной экономической деятельности организации, усовершенствования ее организационно-штатной структуры путем сокращения численности или штата работников он обязан представить для получения согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа на увольнение работника, являющего руководителем (его заместителем) выборного профсоюзного коллегиального органа и не освобожденного от основной работы, мотивированное доказательство того, что предстоящее увольнение такого работника обусловлено именно указанными целями и не связано с осуществлением им профсоюзной деятельности.

С другой стороны, в Определении подчеркнуто, что в случае отказа вышестоящего профсоюзного органа в согласии на увольнение работодатель вправе обратиться в суд с заявлением о признании его необоснованным. Суд общей юрисдикции при рассмотрении такого дела выясняет, производится ли в действительности сокращение численности или штата работников, связано ли намерение работодателя уволить конкретного работника с изменением организационно-штатной структуры организации или с осуществляемой этим работником профсоюзной деятельностью.

При этом, исходя из состязательности сторон, участвующих в судебном процессе, соответствующий профсоюзный орган обязан представить суду доказательства того, что его отказ основан на объективных обстоятельствах, подтверждающих преследование данного работника со стороны работодателя по причине его профсоюзной деятельности, т.е. увольнение носит дискриминационный характер. Тем самым судебная проверка правомерности решения профсоюзного органа уже не сводится только к выяснению вопросов о том, вправе ли данный профсоюзный орган выносить указанное решение, принято ли оно коллегиально, надлежащим составом и в установленном порядке.

Как представляется, при рассмотрении такого рода дел важное значение будет иметь установление судами фактических обстоятельств, характеризующих конкретную профсоюзную деятельность работника:

в чем непосредственно она выражается;

какие именно мероприятия им реально осуществлялись;

как долго работник выполняет соответствующие функции, осуществление которых дает ему право на гарантии, установленные частью первой статьи 374 Трудового кодекса РФ;

не связано ли по существу избрание его на выборную профсоюзную должность с желанием "уберечь" от возможного увольнения по перечисленным основаниям.

Обратим внимание на то, что мотивы, которыми профсоюзный орган вправе обосновывать свой отказ в удовлетворении просьбы работодателя дать согласие на увольнение соответствующего работника, не могут быть произвольными: такой отказ может быть связан лишь с указанными причинами. С другой стороны, этот отказ ни в коей мере не может объясняться, например, нецелесообразностью, по мнению профсоюзного органа, проведения организационно-штатных мероприятий, сокращения тех или иных должностей и т.п. (за исключением того случая, когда полномочия по участию в решении подобного рода вопросов вытекают из коллективного договора, соглашения, что на практике, разумеется, можно встретить крайне редко).

В подобных ситуациях суд, рассматривающий заявление работодателя о признании необоснованным отказа соответствующего профсоюзного органа дать согласие на увольнение работника, входящего в состав выборного профсоюзного коллегиального органа и не освобожденного от основной работы, придя к выводу о том, что действия работодателя не связаны с вмешательством в профсоюзную деятельность, выносит решение об удовлетворении требований работодателя, который только после этого вправе издать приказ об увольнении работника.

С учетом изложенного Конституционный Суд РФ определил, что норма части первой статьи 374 Трудового кодекса РФ, предусматривающая увольнение по инициативе работодателя в соответствии с пунктом 2 статьи 81 данного Кодекса руководителей (их заместителей) выборных профсоюзных коллегиальных органов организации, ее структурных подразделений (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, только с предварительного согласия вышестоящего профсоюзного органа, по своему конституционно-правовому смыслу и целевому предназначению направлена на защиту государством свободы профсоюзной деятельности и не препятствует судебной защите прав работодателя на свободу экономической (предпринимательской) деятельности в случае отказа соответствующего вышестоящего профсоюзного органа дать предварительное мотивированное согласие на увольнение такого работника.

Представляется важным подчеркнуть также следующее. Выявленный Конституционным Судом РФ в Определении от 04.12.2003 N 421-О конституционно-правовой смысл указанной нормы в силу статьи 6 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (с изм. на 15.12.2001) является общеобязательным, что исключает любое иное ее истолкование в судебной и иной правоприменительной практике.

Остановимся еще на нескольких вопросах, которые могут возникнуть в ходе реализации работодателем изложенной процедуры и непосредственного ответа на которые в Определении не содержится и содержаться не могло, учитывая установленную Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации" специфику осуществляемого им конституционного судопроизводства.

Первый такой вопрос, разумеется, заключается в том, по каким правилам работодателю следует оформлять свое заявление в суд, поскольку трудовой спор как таковой на данный момент времени еще не возник. На первый взгляд речь в данном случае идет об оспаривании действия или бездействия (если вышестоящий профсоюзный орган вообще никак не отреагирует на обращение к нему работодателя). Однако согласно Гражданскому процессуальному кодексу РФ оспаривание действий или бездействия возможно только по делам, вытекающим из публичных правоотношений, к которым данный Кодекс относит, в частности, дела по заявлениям об оспаривании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих (статья 245, глава 25). В данном же случае имеют место не публичные, а частные правоотношения.

Как следует из содержания пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.01.2003 N 2 "О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации", ГПК РФ, в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ от 27.04.1993 N 4866-I "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (с изм. на 14.12.1995), не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений (включая профсоюзы). Следовательно, с 01.02.2003 (даты вступления в силу Гражданского процессуального кодекса РФ) дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства (статьи 131 и 132 ГПК РФ), в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите права.

При этом такие дела согласно статьям 22 (подпункт 1 части первой) и 23 (пункт 6 части первой) Гражданского процессуального кодекса РФ, как дела, возникающие из трудовых отношений, но не являющиеся делами о восстановлении на работе и о разрешении коллективных трудовых споров, подсудны мировому судье в качестве суда первой инстанции.

Отметим, что в случае, если вышестоящий профсоюзный орган не дает никакого ответа на обращение работодателя с просьбой дать согласие на увольнение соответствующего работника и тем самым по существу попросту игнорирует его, заявление о нарушении права работодателя таким бездействием профсоюзного органа может быть подано в суд, как представляется, по крайней мере не ранее истечения срока, установленного частью второй статьи 373 Трудового кодекса РФ для рассмотрения вопроса о выражении мотивированного мнения выборным профсоюзным органом организации по поводу возможного расторжения трудового договора с работником, являющимся членом профсоюза (с учетом времени, необходимого для доставки корреспонденции), то есть не ранее истечения 7 рабочих дней (с указанной поправкой) со дня получения профсоюзным органом необходимых документов.

Другим вопросом является вопрос о том, в течение какого срока после получения работодателем положительного для себя решения суда, признавшего отказ профсоюзного органа дать согласие на увольнение по пункту 2 статьи 81 Трудового кодекса РФ работника из числа указанных в части первой статьи 374 и статье 376 Кодекса не обоснованным, как указано в Определении Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 421-О, он может издать приказ об увольнении такого работника. Порядок расторжения трудового договора в этом случае, в том числе срок, в течение которого работодатель может воспользоваться указанным правом, в Определении не оговорен (что также объясняется особенностями деятельности Конституционного Суда РФ).

Логично предположить, что и в этом случае по аналогии следует учитывать позицию Пленума Верховного Суда РФ, содержащуюся в пункте 25 его Постановления от 17.03.2004 N 2, которая была изложена ранее. Иными словами, и в данном случае во избежание возможных осложнений расторжение трудового договора нужно произвести не позднее месячного срока со дня вступления в законную силу решения суда, если в самом решении не будет указан иной порядок разрешения данного вопроса.

Но вернемся еще раз к содержанию Определения Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 421-О. Как видно, при его вынесении Судом был выявлен конституционно-правовой смысл нормы части первой статьи 374 Трудового кодекса РФ, предусматривающей увольнение по инициативе работодателя в соответствии с пунктом 2 статьи 81 Кодекса руководителей (их заместителей) выборных профсоюзных коллегиальных органов организации, ее структурных подразделений (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденных от основной работы, только с предварительного согласия вышестоящего профсоюзного органа. Однако содержащееся в той же части первой статьи 374 Кодекса положение о допустимости увольнения с работы перечисленных работников по основанию, предусмотренному подпунктом "б" пункта 3 статьи 81, по своей правовой сути является аналогичным нормативному положению статьи 374 Кодекса, бывшего предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ при вынесении названного Определения.

Следовательно, на наш взгляд, в силу части второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" это положение не должно применяться судами, другими органами и должностными лицами в противоречие с указанной правовой позицией Конституционного Суда РФ.

Иными словами, в случае отказа вышестоящего профсоюзного органа в согласии на увольнение работника из числа поименованных в части первой статьи 374 и в статье 376 Трудового кодекса РФ в соответствии с подпунктом "б" пункта 3 статьи 81 Кодекса (несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации) либо уклонения названного органа от разрешения данного вопроса работодатель со ссылкой на выраженную в названном Определении Конституционного Суда РФ правовую позицию также вправе обратиться с заявлением о признании необоснованным такого решения профсоюзного органа в суд, представив мотивированное доказательство того, что предстоящее увольнение работника обусловлено именно указанной причиной и не связано с осуществлением им профсоюзной деятельности.

Аналогичным образом профсоюзный орган при рассмотрении данного дела также будет обязан представить доказательства того, что его отказ основан на объективных обстоятельствах, подтверждающих преследование данного работника работодателем по причине его профсоюзной деятельности.

Вынесение судом решения, удовлетворяющего требование работодателя, позволит ему издать приказ об увольнении.

Об увольнении по основанию, предусмотренному пунктом 5 статьи 81 ТК РФ

Рассмотрим еще одно содержащееся в части первой статьи 374 Трудового кодекса РФ положение - о допустимости увольнения с работы перечисленных в ней работников по основанию, предусмотренному пунктом 5 статьи 81 Кодекса (за неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей, если работник имеет дисциплинарное взыскание). По нашему мнению, при оценке возможности его применения следует руководствоваться еще одним решением Конституционного Суда РФ - его Постановлением от 24.01.2002 N 3-П по делу о проверке конституционности положений части второй статьи 170 и части второй статьи 235 Кодекса законов о труде Российской Федерации и пункта 3 статьи 25 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" в связи с запросами Зерноградского районного суда Ростовской области и Центрального районного суда города Кемерово.

Напомним, что до введения в действие Трудового кодекса РФ статьей 235 (часть вторая) КЗоТ РФ закреплялись нормы, согласно которым увольнение по инициативе работодателя, причем по любому из установленных законодательством оснований, выборных профсоюзных работников допускалось лишь с предварительного согласия соответствующих профсоюзных органов, подобно тому как это закреплено упоминавшейся выше статьей 25 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности".

В названном Постановлении Конституционный Суд РФ констатировал, в частности, что установленный частью второй статьи 235 КЗоТ РФ и пунктом 3 статьи 25 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" запрет на увольнение работника, совершившего противоправное деяние, являющееся законным основанием для расторжения трудового договора по инициативе работодателя, представляет собой несоразмерное ограничение прав работодателя как стороны в трудовом договоре и в то же время субъекта экономической деятельности и собственника. Такого рода ограничение не обусловлено необходимостью защиты прав и свобод, закрепленных статьями 30 (часть 1), 37 (часть 1) и 38 (части 1 и 2) Конституции РФ, нарушает свободу экономической (предпринимательской) деятельности, право собственности, искажает существо принципа свободы труда и в силу этого противоречит предписаниям статей 8, 34 (часть 1), 35 (часть 2), 37 (часть 1) и 55 (часть 3) Конституции РФ. Оспариваемые положения предоставляют работникам, входящим в состав профсоюзных органов и не освобожденным от основной работы, необоснованные преимущества по сравнению с другими работниками и создают возможность злоупотребления правом, что несовместимо и с положениями статьи 19 Конституции РФ о равенстве всех перед законом и судом и о гарантиях равенства прав и свобод человека и гражданина.

Отсутствие возможности доказывать в суде необходимость и обоснованность увольнения таких недобросовестных работников, совершивших дисциплинарный проступок, а в случае расторжения трудового договора с работником, входящим в состав профсоюзных органов и не освобожденным от основной работы, - и неправомерность отказа профсоюзного органа дать согласие на его увольнение по сути лишает работодателя возможности защищать в судебном порядке свои права и законные интересы, т.е. существенно ограничивает его конституционное право на судебную защиту.

Данным Постановлением, в частности, были признаны не соответствующими Конституции РФ часть вторая статьи 235 КЗоТ РФ и пункт 3 статьи 25 Федерального закона "О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности" в той части, в какой ими не допускалось без предварительного согласия соответствующих профсоюзных органов увольнение работников, входящих в состав профсоюзных органов и не освобожденных от основной работы, в случаях совершения ими дисциплинарных проступков, являющихся в соответствии с законом основанием для расторжения с ними трудового договора по инициативе работодателя.

Рассматриваемая норма части первой статьи 374 Трудового кодекса РФ - в той мере, в какой она не допускает наложения дисциплинарного взыскания за нарушение трудовой дисциплины на указанных в ней работников без предварительного согласия соответствующего профсоюзного органа - по своей правовой сути аналогична нормативным положениям, признанным Конституционным Судом РФ не соответствующими Конституции РФ.

Приведенная правовая позиция, выраженная в Постановлении Конституционного Суда РФ от 24.01.2002 N 3-П, сохраняет свою силу и в полной мере применима при оценке этой нормы части первой статьи 374 Трудового кодекса РФ. Поэтому, на наш взгляд, также в силу части второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" эта норма не должна применяться судами, другими органами и должностными лицами в противоречие с указанной правовой позицией Конституционного Суда РФ.

Тем не менее, несмотря на содержание правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в указанном Постановлении, законодателем при принятии Трудового кодекса РФ было установлено правило о допустимости увольнения по пункту 5 статьи 81 Кодекса работников, перечисленных в части первой статьи 374 Кодекса, только с предварительного согласия вышестоящего выборного профсоюзного органа. Кроме того, Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 17.03.2004 N 2 вообще не дал оценки применению этой нормы.

С учетом всего сказанного, по нашему мнению, работодатель, намеревающийся уволить с работы работника из числа поименованных в части первой статьи 374 и статье 376 Трудового кодекса РФ по пункту 5 статьи 81 Кодекса, может действовать двумя способами.

В первом случае при установлении факта неоднократного неисполнения без уважительных причин трудовых обязанностей работником, который имеет дисциплинарное взыскание, не предпринимать никаких дополнительных действий, помимо предусмотренных статьей 193 Кодекса, определяющей порядок применения дисциплинарных взысканий, и, основываясь на правовой позицией, выраженной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 24.01.2002 N 3-П, издать приказ о расторжении трудового договора. При этом работодателю следует иметь в виду, что в случае предъявления работником иска о восстановлении на работе правомерность своих действий он должен обосновывать, ссылаясь именно на указанное Постановление.

Во втором случае работодатель может все же проявить определенную осторожность в указанной ситуации и на "всякий случай" предварительно обратиться в вышестоящий профсоюзный орган за получением согласия на увольнение работника; при отказе профсоюзного органа дать такое согласие либо уклонения профсоюзного органа от разрешения данного вопроса - обратиться в суд с заявлением о признании необоснованным решения профсоюзного органа в суд в изложенном выше порядке.

Конечно, невозможно определить заранее, как будут разрешаться такого рода дела в каждом из перечисленных случаев судами общей юрисдикции, к исключительным полномочиям которых относится применение и истолкование законов, включая оценку того, какая именно норма закона подлежит применению в конкретном деле, но в том, что такие дела должны разрешаться с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ, сомневаться не приходится.