Мудрый Юрист

Убить насильника и не сесть в тюрьму

Алексей Воронов, юрист, г. Москва.

В ходе покушения на изнасилование или совершение иных насильственных действий сексуального характера жертва нередко способна, защищаясь, убить преступника. При этом вопрос квалификации данного деяния как превышающего пределы необходимой обороны либо соответствующего этим пределам остается открытым.

Закон защищает

В законодательстве России предусматривается право каждого человека на оборону, самостоятельную защиту от преступных посягательств. В статье 37 УК РФ необходимая оборона названа в качестве обстоятельства, исключающего преступность деяния: "Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия".

В определении пределов необходимой обороны заложена формула, в соответствии с которой действия, совершаемые жертвой при необходимой обороне, и вред, причиняемый ими, не должны превышать тот вред, который причиняется преступным посягательством, против которого и направлены оборонительные действия. Следовательно, оборона не должна быть более опасной, чем само преступление. Иначе оборонительные действия сами станут преступными.

Впрочем, часть 2.1 ст. 37 УК РФ предусматривает: "Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения".

Что на практике?

Однако существуют преступления, пределы необходимой обороны против которых установить на практике сложно. Зачастую это остается на усмотрение судов, как в случае со ст. 131 УК РФ (изнасилование) и ст. 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера). В статье 131 УК РФ потерпевшим может быть только лицо женского пола, а преступником - только лицо мужского пола. Статья 132 УК РФ устанавливает наказание за подобного рода преступления, совершаемые лицом женского пола - в отношении лиц мужского и женского пола; и лицом мужского пола - в отношении лиц мужского пола.

В судебной практике не сложилось единое мнение относительно квалификации убийства, совершенного лицом при обороне против совершаемых в отношении него покушения на изнасилование или насильственных действий сексуального характера.

Нередко лиц, убивших насильника во время попытки изнасилования или совершения иных насильственных действий сексуального характера, привлекают к ответственности по ч. 1 ст. 108 УК РФ (убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны).

В судебной практике известны многие резонансные дела, которые широко освещались в СМИ и обсуждались в среде юристов. В основном это случаи, когда девушки и женщины убивали насильников, пытаясь защититься. И в таких случаях суду требуется определить, является ли это убийство превышением пределов необходимой обороны. Хотя в теории уголовного права и принято считать, что убийство, совершенное при попытке воспрепятствовать изнасилованию или иным насильственным действиям сексуального характера, не превышает пределов необходимой обороны, унифицированного правового регулирования по этому вопросу нет, потому суды сами принимают решение в каждом конкретном случае.

Так, можно вспомнить дело Татьяны Андреевой, убившей насильника и осужденной за это городским судом г. Бийска Алтайского края на семь лет лишения свободы.

Следует понимать, что последствия изнасилования или иных насильственных действий сексуального характера для потерпевшего (потерпевшей) практически всегда вызывают тяжелейшую моральную травму и психологическую подавленность на всю оставшуюся жизнь, вызванные пережитым жестоким унижением, что говорит об особой опасности данных деяний. Изнасилование или иные насильственные действия сексуального характера - это крайне жестокая и особо изощренная форма попрания чувств человека.

Поэтому во время совершаемой попытки изнасилования или иного насильственного действия сексуального характера обороняющееся лицо, пытаясь защитить свою честь (это слово здесь употреблено в его обыденном смысле, а не в качестве объекта гл. 17 УК РФ), имеет моральное право осуществить любые действия для своего спасения.

Это говорит в пользу идеи, что такое убийство совершается в пределах необходимой обороны и за эти рамки не выходит.

Данная мысль также соответствует принципу ч. 2.1 ст. 37 УК РФ, который был изложен выше. Также следует обратить внимание и на ч. 1 ст. 6 УК РФ: "Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного".

Требуется дополнение

Очевидно, что жертва изнасилования или иных насильственных действий сексуального характера, совершая какие-либо действия, чтобы не позволить насильнику надругаться над ней, не представляет общественной опасности, то есть опасности для общества. Действия жертвы направлены исключительно на оборону против одного из страшнейших и жесточайших посягательств, которые может совершить один человек в отношении другого. Важно понимать, что такие действия направлены не против преступника в рамках некоего самостоятельного умысла, а именно против посягательства - и только в рамках этого самого посягательства.

Поэтому предпочтительным будет рассмотреть вопрос о включении в ст. 108 УК РФ примечания в следующей редакции: "Не является превышением пределов необходимой обороны причинение смерти лицу во время совершения им покушения на деяния, предусмотренные ст. ст. 131 и 132 УК РФ".

Дополнение данной статьи настоящим примечанием позволит в будущем избежать явно несправедливых приговоров, обрекающих на уголовное наказание лиц, всего лишь пытавшихся защитить себя от насильника и не имевших возможности ни оценить степень угрозы, ни рационально рассчитать степень опасности собственных действий, ни тем более принять какие-либо меры предосторожности.

Потому предпочтительным будет считать, что такое правовое урегулирование настоящего вопроса было бы справедливым.