Мудрый Юрист

О позиции конституционного суда РФ по вопросу оформления права собственности на жилое помещение, приобретенное с использованием материнского (семейного) капитала

Ракитина Любовь Николаевна, доцент кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Ульяновского государственного университета, кандидат юридических наук.

В статье исследуется вопрос об определении круга лиц, на которых оформляется право собственности на жилое помещение, приобретенное с использованием материнского (семейного) капитала. Показана позиция Конституционного Суда РФ по конкретному делу, вносящая ясность в правильное понимание некоторых противоречащих друг другу положений нормативных правовых актов.

Ключевые слова: материнский (семейный) капитал, жилое помещение, право собственности.

On the position of the Constitutional Court of the Russian Federation regarding the issue of registration of title to a residential property acquired with use of the maternal (family) capital

L.N. Rakitina

Rakitina Lyubov N., associate professor of the department of civil law and process, Ulyanovsk state University, faculty of law, candidate of juridical sciences.

This article examines the issue of determining the circle of persons on which is necess is the ownership right to the dwelling acquired for the use of maternity (family) capital. Shows the position of the Constitutional Court in a particular case, untangle the correct understanding of certain conflicting provisions of the regulations.

Key words: maternal (family) capital, premises, ownership.

Закон 256-ФЗ <1> наделил родителя второго или последующих детей, если ранее он не воспользовался правом получить материнский (семейный) капитал (МСК), правом на его получение. Это право подтверждается выдаваемым Пенсионным фондом России (ПФР) государственным сертификатом, распорядиться которым можно по общему правилу не ранее чем по истечении трех лет со дня рождения (усыновления) ребенка, кроме ситуации, предусмотренной ч. 6.1 ст. 7 Закона 256-ФЗ, когда заявление о распоряжении МСК может быть подано в соответствующее отделение ПФР в любое время со дня рождения (усыновления) второго, третьего ребенка или последующих детей в случае необходимости использования средств (части средств) МСК на уплату первоначального взноса и (или) погашение основного долга и уплату процентов по кредитам или займам на приобретение (строительство) жилого помещения, включая ипотечные кредиты, предоставленным гражданам по кредитному договору (договору займа), заключенному с организацией, в том числе кредитной организацией.

<1> Федеральный закон от 29.12.2006 N 256-ФЗ "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" (в ред. от 23.05.2015) // Российская газета. 31.12.2006; http://www.pravo.gov.ru (23.05.2015).

Таким образом, у семей с детьми имеется возможность использовать МСК до истечения трехлетнего срока, если речь идет о приобретении жилья. Разумно предположить, что законодатель исходит из приоритета именно данного направления расходования МСК, что нельзя не приветствовать.

Для обеспечения реализации этих положений Правительство РФ приняло ряд правовых актов <2>. Однако нельзя не заметить, что эти акты не во всем согласуются с Законом 256-ФЗ. Особенно этим страдают Правила.

<2> Правила направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий, утв. Постановлением Правительства РФ от 12.12.2007 N 862 (в ред. от 30.01.2015) // Российская газета. 19.12.2007; http://www.pravo.gov.ru (далее - Правила); Постановление Правительства РФ от 10.03.2009 N 209 "О предоставлении межбюджетных трансфертов бюджету Пенсионного фонда Российской Федерации на погашение за счет средств материнского (семейного) капитала основного долга и уплату процентов по кредитам или займам на приобретение (строительство) жилого помещения, в том числе ипотечным, предоставленным гражданам по кредитному договору (договору займа)" // Российская газета. 17.03.2009, и др.

Согласно п. 4 ст. 10 Закона 256-ФЗ жилое помещение, приобретенное (построенное, реконструированное) с использованием средств (части средств) МСК, оформляется в общую собственность родителей, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению. Это означает, что здесь возникает общая долевая собственность родителей и детей. На уязвимость определения долей родителей и детей по соглашению с точки зрения интересов детей в юридической литературе уже указывалось <3>. В самом деле, имеет смысл как-то нормировать долю детей во избежание ущемления их интересов, как это предлагает В. Михайлов, либо сразу определить доли всех сособственников как равные, за исключением случаев, когда дееспособные члены семьи готовы уменьшить или вовсе отказаться от своих долей в пользу несовершеннолетних, как это предлагает сделать М.В. Матвеева <4>, либо можно предложить законодателю вовсе отказаться от упоминания соглашения, ибо, как вытекает из п. 1 ст. 245 ГК РФ, если доли участников общей долевой собственности не могут быть определены на основании закона и не установлены соглашением всех ее участников, доли считаются равными. Это было бы более справедливо и исключило бы возможность злоупотребления родительским авторитетом в ущерб интересам детей. К тому же это избавило бы от необходимости разрешать коллизию заключения соглашения представителя несовершеннолетнего, каким является родитель, фактически "с самим собой", что нормами п. 3 ст. 182 ГК РФ по общему правилу не допускается <5>.

<3> Харламова М.А. Соблюдение прав несовершеннолетних при направлении материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий // Законность. 2013. N 6. С. 46 - 50; Михайлов В. Материнский капитал на жилье: что не так? // Жилищное право. 2015. N 4.
<4> Матвеева М.В. Проблемы, возникающие при использовании материнского (семейного) капитала // Семейное и жилищное право. 2012. N 6.
<5> Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в ред. от 23.05.2015) // Российская газета. 08.12.1994; 26.05.2015 (далее - ГК РФ).

Однако пока соответствующих изменений в Законе N 256-ФЗ не произошло, приходится опираться на существующие подзаконные правовые акты.

Обратившись к Правилам, обнаруживаем, что они предписывают в конкретных ситуациях для получения МСК представлять документ, подтверждающий "...оформление жилого помещения в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей)". Как видим, в данных Правилах произошла незаметная, на первый взгляд, подмена понятий: вместо второго родителя стал фигурировать "супруг лица, получившего сертификат", да и сам родитель стал именоваться "лицом, получившим сертификат". Между тем целевое назначение МСК, как сказано в преамбуле Закона 256-ФЗ, - это поддержка семей с детьми, не случайно п. 4 ст. 10 данного Закона говорит об общей долевой собственности родителей и детей на приобретенное за счет МСК жилое помещение, но не "супругов и детей", на чем делают акцент Правила. К тому же "супруг лица, получившего сертификат", не всегда ко времени распоряжения МСК оказывается родителем ребенка, в связи с рождением которого выплачивается МСК. Если же учесть, что сам ребенок (дети) при определенных обстоятельствах может стать "лицом, получившим сертификат", ситуация с "супругом" становится просто нелепой. В Правилах имеется много нестыковок с Законом 256-ФЗ и с другими законами, на что указывает ряд авторов <6>.

<6> Костылева Н.В., Костылев В.М. Закон о материнском капитале: три года спустя. Иронический комментарий // Нотариус. 2011. N 4.

Во многих случаях публично высказанных толкований вопроса о том, в собственность каких конкретно лиц следует оформлять приобретенное за счет МСК жилое помещение, чувствуется влияние названных Правил.

Так, Минэкономразвития считает, что размер доли в праве общей долевой собственности на жилое помещение, приобретаемое с использованием средств МСК, в том числе доли несовершеннолетних детей, должен определяться на основании письменного соглашения всех дееспособных членов семьи. На самом деле это лишь порождает новые вопросы: о какой именно семье речь, кого следует считать членами такой семьи, кто должен представлять интересы детей, как правило, являющихся несовершеннолетними и не обладающих полной дееспособностью и т.п. Минэкономразвития также отмечает, что при появлении нового совместно проживающего члена семьи (например, при рождении следующего ребенка) он также будет иметь право на долю в таком жилом помещении, поэтому в соглашении должна быть предусмотрена возможность уменьшения (перераспределения) долей участников общей долевой собственности <7>. Понятно, что Минэкономразвития демонстрирует лишь свое понимание порядка оформления права собственности, не обязательное для других, но, надо признать, такое понимание является наиболее распространенным.

<7> Письмо Минэкономразвития РФ от 28.06.2011 N Д23-2738 "О рассмотрении обращения" // СПС "КонсультантПлюс".

Схожий подход выражает и вице-президент Федеральной нотариальной палаты России (ФНП) В.В. Ярков, считающий, что жилое помещение, приобретенное с использованием средств МСК, должно поступить в собственность лица, получившего сертификат, его супруга и детей. Он справедливо рассуждает, что легитимность сделки купли-продажи жилого помещения с использованием средств МСК, в результате которой собственниками жилья становятся только дети владельца сертификата, может быть поставлена под сомнение <8>. С этим трудно не согласиться, поскольку п. 4 ст. 10 Закона 256-ФЗ не дает оснований лишить кого-либо из перечисленных в нем лиц права собственности на приобретенное за счет средств МСК жилое помещение.

<8> Письмо ФНП от 07.02.2013 N 216/06-11 "О материнском капитале" // СПС "КонсультантПлюс".

Между тем, как отмечает О. Мун, контроля за выполнением процедуры оформления доли на детей в настоящее время не существует, большинство родителей не выделяют долю на детей, чтобы можно было без проволочек продать жилье <9>. Автор не приводит никакой статистики на этот счет, да и откуда ей взяться, если регулярного контроля никто не осуществляет, но эпизодический контроль, видимо, все же имеет место, судя по тому, что сообщает пресса. Так, М.А. Харламова описывает случай, когда мать оформила на себя жилой дом, приобретенный за счет средств МСК, чем нарушила права несовершеннолетней дочери. Только по иску прокурора за малолетней было признано право собственности <10>. На наличие соответствующей судебной практики указывают и другие исследователи <11>.

<9> Мун О. Махинации с материнским капиталом // Жилищное право. 2013. N 6. С. 7 - 29.
<10> Харламова М.А. Соблюдение прав несовершеннолетних при направлении материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий // Законность. 2013. N 6. С. 46 - 50.
<11> Браташова В.А. Нотариальные обязательства в связи с использованием средств материнского (семейного) капитала: проблемы реализации и контроля // Судья. 2014. N 7. С. 31 - 33.

Нельзя не обратить внимание также на то, что в Правилах многократно фигурирует и другое требование, не предусмотренное Законом 256-ФЗ: представлять для получения МСК, "...если жилое помещение ко времени подачи заявления на распоряжение МСК оформлено не в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) или еще не осуществлена государственная регистрация права собственности на жилое помещение - засвидетельствованное в установленном законодательством Российской Федерации порядке письменное обязательство лица (лиц), являющегося покупателем по договору купли-продажи жилого помещения (договору купли-продажи жилого помещения с рассрочкой платежа) с использованием средств (части средств) материнского (семейного) капитала, оформить жилое помещение в общую собственность лица, получившего сертификат, его супруга, детей (в том числе первого, второго, третьего ребенка и последующих детей) с определением размера долей по соглашению...". Схожие положения предусмотрены Правилами и для других способов использования МСК для приобретения жилья.

Мало того что и здесь фигурирует "супруг", а не родитель, так еще и непонятна природа этого "обязательства", исполнение которого отследить практически невозможно ни нотариусам, ни третьим лицам, удостоверяющим либо совершающим последующие сделки с этой недвижимостью <12>.

<12> Браташова В.А. Нотариальные обязательства в связи с использованием средств материнского (семейного) капитала: проблемы реализации и контроля // Судья. 2014. N 7. С. 31 - 33.

Казалось бы, ясность в понимание того, насколько Правила соответствуют Конституции РФ, Закону 256-ФЗ и другим законам, имеющим отношение к МСК, мог внести Конституционный Суд РФ (КС РФ), одной из задач которого является как раз проверка правовых актов на их соответствие Конституции РФ и Федеральным законам.

Действительно, КС РФ неоднократно касался МСК в своих постановлениях и определениях <13>, однако общая оценка Правил неизменно была одна и та же: Правила не противоречат Конституции РФ и Закону 256-ФЗ. Трудно объяснить, почему КС РФ не видит очевидных вещей, порою приводящих к совершенно абсурдной ситуации, какая, например, имела место в одном из недавних случаев, к сожалению, так и не ставшем предметом основательного рассмотрения КС РФ <14>.

<13> Постановление КС РФ от 08.07.2014 N 21-П "По делу о проверке конституционности пп. "г" п. 18 Правил предоставления молодым семьям социальных выплат на приобретение (строительство) жилья и их использования (утв. Постановлением Правительства РФ от 17.12.2010 N 1050) в связи с жалобой гражданки Е.А. Дурягиной" // Вестник КС РФ. 2014. N 6; Определение КС РФ от 17.11.2011 N 1539-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Лимонниковой Е.В. на нарушение ее конституционных прав ч. 2 ст. 3 Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" // СПС "КонсультантПлюс"; Определение КС РФ от 30.09.2010 N 1238-О-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Аплиной В.В. на нарушение ее конституционных прав положениями Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" // СПС "КонсультантПлюс"; Определение КС РФ от 21.05.2015 N 1205-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Ершовой Р.П. на нарушение ее конституционных прав ч. ч. 6 и 6.1 ст. 7 Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" // СПС "КонсультантПлюс", и др.
<14> Определение КС РФ от 03.03.2015 N 431-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Горбачевой Н.Б. на нарушение ее конституционных прав п. 3 ч. 1.3 ст. 10 Федерального закона "О дополнительных мерах государственной поддержки семей, имеющих детей" и абзацем четвертым п. 10 (4) Правил направления средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий" // СПС "КонсультантПлюс".

Суть дела в следующем.

Г. в связи с рождением второй дочери получила сертификат на МСК. Далее они с мужем - отцом ее детей купили земельный участок и построили на нем жилой дом. К сожалению, семья распалась, имущество поделено, и судебным решением за каждым бывшим супругом признано право собственности на 1/2 долю земельного участка и построенного на нем жилого дома.

Вскоре Г. снова вышла замуж и подарила своим дочерям по 15/100 долей каждой в праве общей долевой собственности на земельный участок и построенный на нем жилой дом, в результате чего сособственниками дома стали сама Г., две ее дочери и бывший супруг.

Когда подошел срок, Г. обратилась в ПФР с заявлением о распоряжении средствами МСК и направлении их на компенсацию затрат, понесенных на строительство жилого дома, однако ей было отказано по мотиву, что Г. не представила письменное обязательство ее бывшего супруга (собственника 1/2 доли в праве собственности на жилой дом) оформить указанный объект в общую собственность, в том числе с ее нынешним супругом.

Предпринятое Г. обращение в суды первой, апелляционной и кассационной инстанций не дали положительного для нее результата. Отказывая Г., суды исходили из того, что направление средств МСК на улучшение жилищных условий возможно в отношении жилого помещения (жилого дома, части жилого дома, квартиры, части квартиры, комнаты), но не в отношении доли в праве собственности на жилое помещение, сособственниками которого являются иные лица, не имеющие права на использование средств материнского семейного капитала. Однако, как верно заметили Н.В. Костылева и В.М. Костылев, комментируя решение по другому схожему делу, законодательство о МСК не содержит запрета на улучшение жилищных условий путем приобретения (или увеличения) долей в праве собственности на жилые помещения <15>. Сама же Г. считала, что примененные в ее деле п. 3 ч. 1.3 ст. 10 Закона 256-ФЗ и абзац четвертый п. 10 (4) Правил не соответствуют ст. ст. 7, 15, 17, 19, 35, 38 - 40 и 45 Конституции РФ <16> в той мере, в какой они ограничивают ее право на направление средств МСК на компенсацию затрат по строительству объекта индивидуального жилищного строительства (жилого дома), поскольку устанавливают в качестве условия реализации данного права необходимость выделения доли в таком жилом доме ее нынешнему супругу, не принимавшему участия в приобретении (строительстве) жилого дома и не являющемуся отцом ни одного из ее детей.

<15> Костылева Н.В., Костылев В.М. Нотариус и материнский капитал // Нотариус. 2012. N 1. С. 6.
<16> Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) (http://www.pravo.gov.ru, 01.08.2014).

КС РФ указал, что правами собственников объекта индивидуального жилищного строительства, на компенсацию затрат по строительству (реконструкции) которого будут направлены средства МСК, должны, по смыслу оспариваемых норм, обладать по крайней мере сама получательница сертификата на МСК, ее дети, а также ее супруг, являющийся отцом детей (ребенка). Соответственно, супруг получательницы сертификата в обязательном порядке должен быть включен в число участников общей долевой собственности на объект индивидуального жилищного строительства только в том случае, если он является отцом ее детей (ребенка).

Представляется, в этом Определении КС РФ наконец-то "свел" воедино разведенные Правилами понятия "родитель" и "супруг". Далее КС РФ совершенно правильно рассуждает, что "...улучшение жилищных условий семьи лица, получившего сертификат, не должно происходить за счет нарушения прав и законных интересов третьих лиц, которые стали сособственниками данного объекта до обращения соответствующего лица с заявлением о направлении средств (части средств) материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий". Применительно к сложившейся ситуации это означает, что бывший супруг Г. вправе и далее оставаться сособственником своей доли в доме и не может быть принужден к принятию на себя обязательства оформить ее в общую собственность, в том числе в собственность теперешнего супруга Г.

Если бы данные положения были взяты за основу при рассмотрении жалобы Г. по существу, возможно, КС РФ сделал бы иной вывод, чем тот, к которому он в конечном счете пришел. А он просто отказал в принятии жалобы Г. к рассмотрению, указав, что оспариваемые Г. нормы не могут рассматриваться как нарушающие ее конституционные права. Но позиция КС РФ по вопросу толкования Правил должна быть взята на вооружение ПФР и судьями.

Очевидно, понимая нелепость сложившейся ситуации, КС РФ в своем Определении отметил: "При этом не исключается право федерального законодателя внести в действующее правовое регулирование - исходя из требований Конституции РФ и с учетом правовых позиций КС РФ - изменения, направленные на совершенствование правового механизма реализации дополнительных мер государственной поддержки семей, имеющих детей, в части направления средств МСК на улучшение жилищных условий, в особенности применительно к тем случаям, когда один из супругов не является родителем детей (ребенка) и/или не участвует в строительстве (реконструкции) объекта индивидуального жилищного строительства".

Таким образом, позиция КС РФ, изложенная им в этом Определении, хотя бы немного приближает нас к правильному пониманию того, в собственность каких именно субъектов подлежит оформлению приобретаемое с помощью МСК жилое помещение. При этом нельзя не выразить досаду, что КС РФ не сделал жалобу Г. предметом своего полноценного рассмотрения. Остается только надеяться, что своим правом внести изменения в действующее законодательство об МСК федеральный законодатель воспользуется и рекомендация КС РФ будет реализована.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что, несмотря на срочный характер Закона 256-ФЗ (до 2016 г.), он, несомненно, имеет большое социальное значение, и именно поэтому он непременно должен подкрепляться не противоречащими ему подзаконными правовыми актами, позволяющими тем, кому он адресован, в реальности воспользоваться МСК для решения жилищных проблем семей с детьми.

Литература

  1. Браташова В.А. Нотариальные обязательства в связи с использованием средств материнского (семейного) капитала: проблемы реализации и контроля // Судья. 2014. N 7.
  2. Костылева Н.В., Костылев В.М. Закон о материнском капитале: три года спустя. Иронический комментарий // Нотариус. 2011. N 4. С. 36 - 42.
  3. Костылева Н.В., Костылев В.М. Нотариус и материнский капитал // Нотариус. 2012. N 1. С. 6 - 11.
  4. Матвеева М.В. Проблемы, возникающие при использовании материнского (семейного) капитала // Семейное и жилищное право. 2012. N 6. С. 18 - 20.
  5. Михайлов В. Материнский капитал на жилье: что не так? // Жилищное право. 2015. N 4.
  6. Мун О. Махинации с материнским капиталом // Жилищное право. 2013. N 6.
  7. Харламова М.А. Соблюдение прав несовершеннолетних при направлении материнского (семейного) капитала на улучшение жилищных условий // Законность. 2013. N 6.