Мудрый Юрист

О методологических проблемах правовой информатизации в республике Беларусь

Калинин Сергей Артурович, заведующий кафедрой теории и истории государства и права Белорусского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Рецензент: Лопатин Владимир Николаевич, главный редактор журнала, доктор юридических наук, профессор.

В статье рассматриваются методологические основания правовой информатизации. Указывается, что правовая информатизация по своей сути является созданным при помощи достижений иных наук (математика и информатика) инструментом, повышающим эффективность правовой системы, что позволяет рассматривать ее в логике инструментального подхода. При этом правовая информатизация как междисциплинарный интегративный феномен может рассматриваться в логике иных методологических подходов, как относящихся к юриспруденции и государственному управлению, так и выступающих внешними по отношению к ним (информационные технологии, кибернетика, лингвистика, семантика и т.д.). Также правовая информатизация может использоваться в качестве инструмента обеспечения систематики законодательства, рассматриваться как постоянная целевая управленческая деятельность, направленная на поддержание надлежащих качеств и объема законодательства, а также повышение эффективности правового регулирования, в том числе за счет оптимизации доступа к правовой информации. Одновременно правовая информатизация может рассматриваться в рамках информационного подхода к праву, описывающего последнее в качестве информационно-коммуникационной системы, и осмысливаться как процесс информатизации правовой системы.

Ключевые слова: правовая информатизация, методология правовой информатизации, информационный подход к праву, инструментальный подход, систематика законодательства, информационно-коммуникационная система.

Methodological issues of legal information in Byelorussia

S.A. Kalinin

Kalinin S.A., head of the State and Law Theory and History Department at the Belarusian State University, Candidate of Juridical Sciences, Assistant Professor.

Reviewer: Lopatin V.N., Editor-in-Chief of the magazine, Doctor of Legal Sciences, Professor.

Purpose. The article deals with methodological bases of legal informatization. Methods, Results. The author argues that legal informatization shall be in essence viewed as a tool that increases the effectiveness of legal system, created with the help of achievements of other sciences (Mathematics and Informatics), which allows to consider it using instrumental approach method. This legal informatization as an interdisciplinary integrative phenomenon can be seen in the logic of other methodological approaches as belonging to the law and public administration, as well as the speakers external to it (information technology, cybernetics, linguistics, semantics, etc.). Also, legal informatization can be used as a tool for taxonomy legislation considered as permanent task management activities aimed at maintaining adequate quality and scope of the legislation, as well as improving the efficiency of legal regulation, including by optimizing access to legal information. At the same time the legal informatization can be seen in the framework of the informational approach to the law, describing the latter as an information and communication system, and comprehend the process of informatization of the legal system.

Key words: legal informatization, legal informatization methodology, instrumental approach to law, instrumental approach, systematics of legislation, information and communication system.

Правовая информатизация, основанная на использовании информационно-коммуникативных технологий в правовой сфере, имеет междисциплинарный интегрирующий характер, являясь неотъемлемым элементом ряда предметных реальностей, в том числе правовой системы, системы управления, отдельных концепций сущности государства (информационное государство и т.п.). При этом в ходе ее достаточно длительной и успешной реализации был накоплен определенный практический и теоретический опыт, позволяющий повысить эффективность правовой системы в целом и правового регулирования в частности. Так, создана и успешно функционирует Государственная система правовой информации Республики Беларусь, в рамках которой государственные органы и организации при координации Национального центра правовой информации Республики Беларусь на основе информационно-коммуникационных технологий и с использованием созданных ресурсов (эталонный банк данных правовой информации Республики Беларусь, Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь и т.д.) обеспечивают ее функционирование.

На определенном этапе, для которого, как нам кажется, уже созрели предпосылки, количество разноуровневых феноменов, относящихся к правовой информатизации, должно породить новое качество, требующее своего методологического осмысления. Такое осмысление должно способствовать уточнению границ междисциплинарной предметной сферы, относящейся к правовой информатизации. Первоначально правовая информатизация возникла как перенос достижений в области математики и информационных технологий на правовую сферу, рассмотрение права в качестве текста (знаково-символьного сообщения), представленного в информационной форме. Такая информатизация качественно изменила определенные процессы в правовой системе, трансформировав прежние и создав абсолютно новые инструменты, обеспечивающие хранение, поиск, доступ и распространение текстов правовых актов, представленных в виде правовой информации. При этом данные процессы, которые допустимо именовать информатизацией правовой системы, не охватывают всю предметную сущность правовой информатизации.

Успешность правовой информатизации, вытекающая из возможности информатизации всей совокупности правовых предписаний (законодательство), породила во многом идеалистические, спорные и нуждающиеся в дальнейшем уточнении представления о ее функциональной роли в правовой системе (отсутствие необходимости предоставления правовой информации в традиционных формах, формирование "гиперправа" как основной формы выражения права [11, с. 63], пересмотр в силу развития единого информационно-правового пространства таких понятий, как "правовая норма", "нормативный правовой акт", "система законодательства" и т.д. [10, с. 25]).

Такая чрезмерность отражена и в ряде концептуальных документов. Например, в Концепции совершенствования законодательства Республики Беларусь указывается, что "системный подход [к анализу законодательства, проводимому с целью выявления пробелов в правовом регулировании, а также коллизий нормативных правовых актов] может быть наиболее полно и эффективно реализован только посредством внедрения в правовую сферу достижений информатизации (п. 27) [5]. Рекомендации по теоретико-методологическим основам совершенствования правовой системы Республики Беларусь отмечают воздействие информационных телекоммуникационных технологий на нормотворчество, что "предопределяет совершенно новые подходы к совершенствованию законодательства, в том числе его систематизации", а также указывает на будущее преобладание "электронной" систематизации, позволяющей в перспективе сформировать единое информационно-правовое пространство, обеспечить создание консолидированных информационно-правовых ресурсов, содержащих актуальную, полную и достоверную информацию. Это обосновывается сопряжением существующих традиционных способов систематизации с различными способами упорядочения правовых актов в электронном виде в процессе создания баз и банков данных различной степени общности, глубины согласованности нормативных предписаний и тематической дифференциации их содержательной направленности (п. 25) [8].

На наш взгляд, верная посылка о значимости информационных технологий не коррелирует с таким излишне идеалистичным выводом о прогнозируемых результатах их использования. Это вызвано определенным смешением двух форм систематизации, а именно нормотворчества и систематики законодательства [1, с. 89 - 191; 6], направленной на упорядочение и обеспечение доступности нормативного массива, в том числе посредством классификации и информационных технологий, которая в дальнейшем облегчит нормотворческую деятельность. Систематика, которая всегда присуща праву, лежит в основе учета, хранения и использования уже созданных массивов нормативных правовых актов, в том числе в виде банков и баз данных, размещенных в информационно-поисковых системах. Это объективно и инструментально ограничивает сферу применения правовой информатизации. Названные технологии способны лишь до определенного предела усилить объективно существующие системно-структурные качества и связи нормативного массива и внешнее выражение нормы права (информации о праве). При этом использование информационных технологий обработки норм права действительно воздействует на процессы правотворчества и правореализации, например изменив форму официального опубликования правовых актов Республики Беларусь (размещение на Национальном правовом интернет-портале Республики Беларусь) [7]. Также документальное оформление нормативных правовых актов уже осуществляется с учетом требований их размещения в Национальном реестре правовых актов Республики Беларусь. В этой связи было бы верным обязать нормотворческие органы проводить и действия, облегчающие информационную обработку нормативных массивов, например формировать карточку документа, индексировать связи акта в Едином правовом классификаторе Республики Беларусь и Своде законов Республики Беларусь и т.д.

Методологическое осмысление правовой информатизации требует учета следующих тенденций, характеризующих специфику ее предмета. Во-первых, правовая информатизация зародилась как результат "парадигмальной прививки", то есть переноса на право феноменов из иной сферы (информационные технологии), что породило тенденцию использовать подходы, сложившиеся в математике и информатике, к правовой действительности, но без учета предметной специфики. Во-вторых, правовая информатизация неотделима от иных внешних по отношению к праву сфер познания (лингвистика, семантика, семиотика, логика и т.д.), юридическое измерение которых в Республике Беларусь разрабатывается в основном в узкоприкладной направленности. В-третьих, правовая информатизация есть один из видов информатизации, конечной целью которой является создание информационного общества, после чего информатизация выступит его неотъемлемой составляющей, имманентным свойством. В-четвертых, правовая система имеет собственную, способную быть изложенной в информационном измерении внутреннюю логику, выражаемую в двух аспектах: 1) признаке формальности права, проявляемом в юридической технике и предопределяющем структуру совокупности правовых предписаний; 2) направленности на эффективное регулирование общественных отношений.

На наш взгляд, в рамках имеющего в большей степени прикладную направленность юридического подхода к правовой информатизации последнюю допустимо рассматривать в качестве одного из инструментов, обеспечивающих надлежащее функционирование правовой системы. Это позволяет осмысливать правовую информатизацию в логике инструментального подхода, базирующегося на принципиальной идее способности как права в целом, так и его отдельных элементов выступать средством достижения определенных субъектных целей, что само по себе является одним из его существенных свойств [9, с. 16; 4].

Неотъемлемым элементом данного подхода, на основе которого такое методологическое направление сложилось в отечественной юриспруденции, является обобщающая концепция "механизм правового регулирования" [2], объединяющая ряд иных феноменов ("правовые средства", "правовые цели", "правовая политика", "правовая жизнь", "юридическая (правовая) деятельность", "законные интересы" и т.д.). Следовательно, одной из методологических задач, возникающих при осмыслении процессов правовой информатизации, является установление ее места в соответствующих механизмах правового регулирования, а также синтез имеющихся частных аспектов в единую интегративную концепцию, обусловленную логикой развития государства и права.

Так, правовая информатизация может использоваться в качестве инструмента обеспечения систематики законодательства, рассматриваться как постоянная целевая управленческая деятельность, направленная на поддержание надлежащих качеств и объема законодательства, а также повышение эффективности правового регулирования, в том числе за счет оптимизации доступа к правовой информации. Этому соответствует и выдвигаемая нами идея о рассмотрении Национального центра правовой информации Республики Беларусь, а равно и ряда иных специализированных государственных органов (учреждений), в силу осуществления деятельности по управлению, оптимизации, совершенствованию и систематизации нормативного массива учреждением, обеспечивающим нормотворческую деятельность [3].

Вышеизложенное позволяет утверждать о преимущественно инструментальной природе правовой информатизации, что обусловливает дальнейшее теоретическое осмысление данного процесса в рамках инструментального подхода и категории "механизм правового регулирования". При этом правовая информатизация как междисциплинарный интегративный феномен может рассматриваться в логике иных методологических подходов, как относящихся к юриспруденции и государственному управлению, так и выступающих внешними по отношению к ним (информационные технологии, кибернетика, лингвистика, семантика и т.д.). Одновременно правовая информатизация может рассматриваться в рамках информационного подхода к праву, описывающего последнее в качестве информационно-коммуникационной системы, и осмысливаться как процесс информатизации правовой системы. При этом накопление определенной критической массы феноменов, обусловленных правовой информатизацией, объективно ведет к потребности изучения их методологических основ, которые первоначально выступят в качестве частных теорий отдельных, ранее нами перечисленных подходов, а затем могут быть синтезированы в рамках общего информационного подхода к праву.

Литература

  1. Азми Д.А. Правовая структуризация и систематика. СПб.: Юстицинформ, 2010. 320 с.
  2. Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. М.: Юридическая литература, 1966. 187 с.
  3. Калинин С.А. Нормотворческий процесс в Республике Беларусь // Общая теория права: пособие / В.А. Абрамович [и др.]; под общ. ред. С.Г. Дробязко, С.А. Калинина. Минск: 4 четверти, 2014. С. 327 - 332.
  4. Калiнiн С. Iнструментальне розумiння права в контекстi пiдходу: щодо проблеми методологiчних стратегiй // Фiлософiя права i загальна теорiя права. 2014. N 1 - 2. С. 239 - 252.
  5. О Концепции совершенствования законодательства Республики Беларусь [Электронный ресурс]: Указ Президента Респ. Беларусь, 10 апр. 2002 г., N 205 // Эталон-Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2015.
  6. Кухарук Т.В. Правовая система и систематика законодательства: автореф. ... канд. юрид. наук: 12.00.01 / науч. рук. А.И. Королев; Санкт-Петербургский гос. ун-т. СПб., 1998. 22 с.
  7. О некоторых вопросах опубликования и вступления в силу правовых актов Республики Беларусь [Электронный ресурс]: Декрет Президента Респ. Беларусь, 24 февраля 2012 г., N 3 // Эталон-Беларусь / Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. Минск, 2015.
  8. Рекомендации по теоретико-методологическим основам совершенствования правовой системы Республики Беларусь [Электронный ресурс]: одобр. решением ученого совета Нац. центра законодательства и правовых исследований Респ. Беларусь от 23 апреля 2013 г. N 5 // Нац. правовой интернет-портал Респ. Беларусь. Режим доступа: http://www.pravo.by/main.aspx?guid=11901 (дата обращения: 01.05.2015).
  9. Сапун В.А., Шундиков К.В. Инструментальная теория права и человеческая деятельность // Правоведение. 2013. N 1. С. 14 - 32.
  10. Сатолина М.Н. К вопросу об изменении подходов к правовому регулированию общественных отношений в информационном обществе // Проблемы правовой информатизации. 2005. N 1. С. 23 - 26.
  11. Шилович А.С. Право информационного общества: основные предпосылки развития системы права в условиях информатизации // Проблемы правовой информатизации. 2004. N 1. С. 61 - 64.

References

  1. Azmi D.A. Pravovaya strukturizatsiya i sistematika [Legal structuring and systematics]. SPb.: Ustitsinform, 2010. 320 p.
  2. Alekseev S.S. Mekhanizm pravovogo regulirovaniya v sotsialisticheskom gosudarstve [The mechanism of legal regulation in the socialist state]. M.: Urid. Lit., 1966. 187 p.
  3. Kalinin S.A. Normotvorcheskiy protsess v Respublike Belarus [Legislative process in the Republic of Belarus] // Obschaya teoriya prava: posobie [General theory of law: A handbook] / V.A. Abramovich [i dr.]; pod obschey redaktsiey S.G. Drobyazko, S.A. Kalinina. Minsk: 4 chetverti, 2014. 327 - 332 pp.
  4. Kalinin S. Instrumentalnie razumeniya prava v kontekste subektnogo podhoda: problem vzaimodeystviya metodologicheskih strategiy [Instrumental understanding of law in the context of the subject: approach the problem of interaction between methodological strategies] // Filosofiya prava i teoriya prava [Philosophy of law and theory of law]. 2014. No 1 - 2. 239 - 252 pp.
  5. Kuharuk T.V. Pravovaya sistema i sistematika zakonodatelstva [The legal system and systematics of legislation]: avtoref. kand. ur. nauk: 12.00.01 / nauch. ruk. A.I. Korolev: Sankt-Peterburgskiy gos. Un-t. SPb., 1998. 22 p.
  6. Sapun V.A., Shundikov K.V. Instrumentalnaya teoriya prava i chelovecheskaya deyatelnost [Instrumental theory of law and human activity] // Pravovedenie. 2013. No 1. 14 - 32 pp.
  7. Satolina M.N. K voprosu ob izmenenii podhodov k pravovomu regulirovaniu obschestvennyh otnosheniy v informatsionnom obschestve [On the issue of change of approach to the legal regulation of public relations in the information society] // Problemy pravovoy informatizatsii - Problems of Legal Informatization. 2005. No 1. 23 - 26 pp.
  8. Shilovich A.S. Pravo informatsionnogo obschestva: osnovnie predposilki razvitiya sistemy prava v usloviyah informatizatsii [The right to the information society: the basic preconditions of the development of law in the context of information] // Problemy pravovoy informatizatsii - Problems of Legal Informatization. 2004. No 1. 61 - 64 pp.