Мудрый Юрист

Аналитический обзор ключевых положений постановления пленума верховного суда РФ от 29 января 2015 г. № 2 "о применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств"

Гущин Павел Николаевич, арбитражный управляющий, начальник юридического отдела ООО "Страховой юрист", кандидат юридических наук.

Сарнаков Игорь Валериевич, доцент кафедры "Предпринимательское и корпоративное право" юридического факультета Финансового университета при Правительстве Российской Федерации (Финуниверситет), Financial University, член Российской академии юридических наук, магистр юриспруденции, кандидат юридических наук.

Статья посвящена проблеме обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств. Авторы указывают на расхождение действующего законодательства, теории права и судебной практики при рассмотрении данного вопроса.

Ключевые слова: договор обязательного страхования, гражданская ответственность, автотранспортное средство, страховое возмещение, судебная практика.

Analytical review of key provisions of Decree No. 2 of Plenum of the Supreme Court of the Russian Federation dd. January 29, 2015 "On application by courts of the legislation on obligatory insurance of civil liability of vehicle owners"

P.N. Gushchin, I.V. Sarnakov

Gushchin Pavel N., insolvency Receiver Head of the Legal Department of OJSC "Strakhovoy Yurist", Candidate of Juridical Sciences.

Sarnakov Igor V., Assistant Professor of the Entrepreneurial and Corporate Law Department at the Faculty of Law of the Financial University under the Government of the Russian Federation, Member of the Russian Academy of Legal Sciences, Master of Jurisprudence, Candidate of Juridical Sciences.

Article is devoted to a problem of obligatory insurance of a civil liability of owners of vehicles. Authors point to a divergence of the current legislation, theory of the right and jurisprudence by consideration of the matter.

Key words: contract of obligatory insurance, civil liability, vehicle, insurance compensation, jurisprudence.

"Режим публичных договоров, как отмечает М.И. Брагинский <1>, является исключением из того общего, который опирается на принцип свободы договора, не допускающего понуждение к заключению договора, за исключением случаев, когда обязанность его заключения предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством. Указанное исключение представляет собой один из случаев действия публичного начала в гражданском праве, направлено на защиту прав граждан как более слабой в экономическом отношении стороны..." <2>.

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

<1> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997. С. 197, 201.
<2> Шиминова М.Я. Договор страхования в системе гражданско-правовых договоров // Вопросы экономики и права. 2012. N 1. С. 39 - 46.

Ввиду наличия огромного числа недобросовестных страховых агентов, действующих от имени страховщика, лица, намеревающиеся застраховать свое имущество, используя услуги посредника, могут заключить договоры обязательного страхования владельцев транспортных средств (далее - ОСАГО) по похищенным или утраченным страховым полисам, а уплаченная ими страховая премия может быть перечислена страховой организации несвоевременно и (или) не в полном объеме, а порой и вовсе не передаваться страховщику.

На все претензии страхователей страховщик, нивелируя свою ответственность за утерянные полисы, отсылал их с требованиями возмещения вреда к страховому агенту, через которого страхователь заключал полис ОСАГО.

Чаще всего суд вставал на сторону страхователя. Так, Лефортовский районный суд г. Москвы в своем решении от 2 марта 2010 г. по гражданскому делу N 2-7338/2010 признал отказ страховой компании незаконным (далее - ответчик) и взыскал с ответчика в пользу гражданина К. (далее - истец) сумму страхового возмещения в размере 60 000 руб. Из материалов дела усматривается, что гражданская ответственность причинителя вреда была застрахована в компании ответчика по полису ОСАГО. В результате страхового случая имущество истца получило механические повреждения в размере 60 000 руб.

Ответчик полагает, что он не обязан производить выплату страхового возмещения, поскольку указанный бланк полиса ОСАГО, по которому застрахована гражданская ответственность причинителя вреда, был утрачен ответчиком, о чем он сообщил в соответствующие компетентные органы и в РСА, который присвоил данному бланку статус "утраченный".

Удовлетворяя исковые требования, Суд справедливо обратил внимание на то, что в подтверждение факта заключения договора страхования причинитель предоставил в суд оригинал страхового полиса и квитанцию о выплате страховой премии.

В силу п. 7 ст. 15 Федерального закона от 25 апреля 2002 г. N 40-ФЗ "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" при заключении договора обязательного страхования страховщик вручает страхователю страховой полис, являющийся документом, удостоверяющим осуществление обязательного страхования.

Бланк страхового полиса обязательного страхования является документом строгой отчетности.

Также сторона истца представила в суд копию справки с места ДТП, в которой имеются сведения об исполнении ею обязанности по страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

В этой связи указанная справка с учетом ее целевого предназначения также является доказательством подтверждения обязательного страхования гражданской ответственности на основании полиса ОСАГО в компании ответчика.

Согласно п. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Что касается возражений ответчика, то Суд счел, что сведения об утрате полиса не полны и не позволяют однозначно установить факт незаключения договора, в то время как причинитель вреда представил суду оригинал договора ОСАГО и квитанцию о его оплате.

Сведения из базы РСА указывают лишь на то, что данный полис числится утраченным, в то время как договор был заключен еще в то время, когда ответчик не заявил об утере, что означает, что на момент заключения договора он не был утрачен <3>.

<3> Решение Лефортовского районного суда г. Москвы от 26 апреля 2012 г. N 2-586/2012 // Архив Лефортовского районного суда г. Москвы за 2012 г.

Коллегией по гражданским делам Мосгорсуда данное решение было оставлено без изменения, а кассационная жалоба - без удовлетворения.

Однако судебная практика также была неоднозначна и не всегда была на стороне потребителя.

Так, к примеру, нередки случаи заключения договоров ОСАГО через посредников, с использованием утерянных бланков страховых полисов, причем у страховой компании, где страхуется ответственность, до заключения данного договора со страховщиком государственным органом отозвана лицензия на ведение страховой деятельности.

Согласно п. 1 ст. 32 Закона "Об организации страхового дела в Российской Федерации" лицензия на осуществление страхования, перестрахования, взаимного страхования, посреднической деятельности в качестве страхового брокера (далее - лицензия) - специальное разрешение на право осуществления страховой деятельности, предоставленное органом страхового надзора субъекту страхового дела <4>.

<4> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 2. Ст. 56.

Как правило, страхователь, не являясь специалистом в области юриспруденции, не знал, что у страховщика, у которого была застрахована его ответственность, на момент заключения договора была отозвана лицензия на ведение страховой деятельности, и считал, что он добросовестно исполнил обязанность по страхованию.

Однако Апелляционным определением Московского областного суда от 5 марта 2013 г. по делу N 33-5066/2013 требования гражданина Ж. (далее - истец) о взыскании суммы страхового возмещения по прямому урегулированию убытков с ООО "Росгосстрах" (далее - ответчик) в размере 19 815,64 руб. и об отмене решения Люберецкого городского суда Московской области были оставлены без рассмотрения.

Как усматривается из материалов дела, согласно полису ОСАГО причинителя вреда, гражданская ответственность виновника ДТП должна была быть застрахована страховой компанией ООО "ГСА".

В ходе судебного разбирательства был представлен письменный ответ Российского союза автостраховщиков (далее - РСА), согласно которому по имеющимся в РСА данным действительно бланк страхового полиса ОСАГО ВВВ N 0482543252 был передан страховой организации ООО "ГСА".

Однако в письменном ответе РСА указано, что Приказом ФССН от 12 декабря 2008 г. N 591, вступившим в силу 18 декабря 2008 г. ("Финансовая газета". 2008. N 51), у ООО "ГСА" действие лицензии на осуществление страховой деятельности было приостановлено, а впоследствии Приказом ФССН от 30 января 2009 г. N 33, вступившим в силу 5 февраля 2009 г. ("Финансовая газета". 2009. N 6), у ООО "ГСА" отозвана лицензия на осуществление страховой деятельности.

В соответствии с п. 6 ст. 32.6 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации" приостановление действия лицензии субъектов страхового дела означает запрет на заключение договоров страхования, договоров перестрахования, договоров по оказанию услуг страхового брокера, а также внесение изменений, влекущих за собой увеличение обязательств субъекта страхового дела, в соответствующие договоры.

Таким образом, вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что последним днем, когда ООО "ГСА" могло заключать договоры ОСАГО и выдавать полисы на законном основании, является 17 декабря 2008 г.

На основании ст. 13 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств договор ОСАГО заключается на 1 год.

Таким образом, последним днем действия договоров ОСАГО, заключенных страховой компанией ООО "ГСА", является 16 декабря 2009 г.

В связи с тем что ДТП произошло 28 февраля 2012 г., гражданская ответственность причинителя вреда не могла быть застрахована в ООО "ГСА".

Суд первой инстанции, по мнению суда вышестоящей инстанции, правомерно отказывая в удовлетворении требований истца, применив нормы ст. 929 ГК РФ, ст. 13, 14.1, 26.1 Федерального закона "Об обязательном страховании владельцев транспортных средств", п. 6 ст. 32.6 Закона РФ "Об организации страхового дела в Российской Федерации", исследовав представленные доказательства, пришел к обоснованному выводу о том, что поскольку на момент ДТП гражданская ответственность причинителя вреда не была застрахована надлежащим образом в соответствии с требованиями закона, то у ответчика отсутствовали основания произвести страховую выплату в порядке прямого возмещения убытков <5>.

<5> Апелляционное определение Московского областного суда от 5 марта 2013 г. N 33-5066/2013 // Архив Люберецкого городского суда Московской области за 2013 г.

С введением изменений в Федеральный закон от 7 ноября 2014 г. "Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" спорная ситуация, связанная с выплатой страхового возмещения по утерянным полисам, однозначно начала меняться в пользу потребителей услуги по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Так, согласно п. 7.1 ст. 15 вышеуказанного Федерального закона страховщик обеспечивает контроль за использованием бланков страховых полисов обязательного страхования страховыми брокерами и страховыми агентами и несет ответственность за их несанкционированное использование. Для целей данного Федерального закона под несанкционированным использованием бланков страховых полисов обязательного страхования понимается возмездная или безвозмездная передача чистого или заполненного бланка страхового полиса владельцу транспортного средства без отражения в установленном порядке факта заключения договора обязательного страхования, а также искажение представляемых страховщику сведений об условиях договора обязательного страхования, отраженных в бланке страхового полиса, переданного страхователю.

В случае причинения вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевшего владельцем транспортного средства, обязательное страхование гражданской ответственности которого удостоверено страховым полисом обязательного страхования, бланк которого несанкционированно использован, страховщик, которому принадлежал данный бланк страхового полиса, обязан выплатить за счет собственных средств компенсацию в счет возмещения причиненного потерпевшему вреда в размере, определенном в соответствии со ст. 12 Федерального закона, за исключением случаев хищения бланков страховых полисов обязательного страхования, при условии, что до даты наступления страхового случая страховщик, страховой брокер или страховой агент обратился в уполномоченные органы с заявлением о хищении бланков. Выплата указанной компенсации осуществляется в порядке, установленном Федеральным законом для осуществления страховой выплаты. Принадлежность бланка страхового полиса обязательного страхования страховщику подтверждается профессиональным объединением страховщиков в соответствии с правилами профессиональной деятельности.

Неполное и (или) несвоевременное перечисление страховщику страховой премии, полученной страховым брокером или страховым агентом, не освобождает страховщика от необходимости исполнения обязательств по договору обязательного страхования, в том числе в случаях несанкционированного использования бланков страхового полиса обязательного страхования.

В пределах суммы компенсации, выплаченной страховщиком потерпевшему в соответствии с настоящим пунктом, а также понесенных расходов на рассмотрение требования потерпевшего страховщик имеет право требования к лицу, ответственному за несанкционированное использование бланка страхового полиса обязательного страхования, принадлежавшего страховщику <6>.

<6> СЗ РФ. 2002. N 18. Ст. 1720.

Окончательную ясность в судебной практике по вышеуказанному вопросу внесло Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" <7>.

<7> Российская газета. 2015. N 21.

Согласно п. 15 Постановления выдача страхового полиса является доказательством, подтверждающим заключение договора обязательного страхования гражданской ответственности, пока не доказано иное.

Неполное и (или) несвоевременное перечисление страховщику страховой премии, полученной страховым брокером или страховым агентом, несанкционированное использование бланков страхового полиса обязательного страхования не освобождают страховщика от исполнения договора обязательного страхования (п. 7.1 ст. 15 Закона об ОСАГО).

В случае хищения бланков страховых полисов обязательного страхования страховая организация освобождается от выплаты страхового возмещения только при условии, что до даты наступления страхового случая страховщик, страховой брокер или страховой агент обратился в уполномоченные органы с заявлением о хищении бланков (п. 7.1 ст. 15 Закона об ОСАГО).

Другим немаловажным вопросом, который остро стоял при разрешении споров по ОСАГО, была проблема удовлетворения 50% штрафа по Закону РФ "О защите прав потребителей" при выплате суммы страхового возмещения, причитающейся страхователю по договору ОСАГО, в ходе судебного процесса.

На основании п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17, если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами <8>.

<8> Российская газета. 2012. N 156.

Согласно п. 6 ст. 13 Закона "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя <9>.

<9> СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 140.

Суть правовой коллизии заключалась в том, что при подаче искового заявления страхователем в суд страховщик выплачивал заявленную истцом сумму страхового возмещения в ходе судебного процесса, до вынесения судом решения, уходя от штрафных санкций по Закону "О защите прав потребителей".

Судебная практика в данном случае не складывалась в пользу страхователя. Примером может служить решение Таганского суда г. Москвы по делу N 2-3191/2014 от 13 ноября 2014 г., в котором исковые требования гражданина Ж. (далее - истец) к ООО "Росгосстрах" (далее - ответчик) были удовлетворены частично. С ответчика в пользу истца была взыскана неустойка в размере 10 692 руб. и расходы на оплату услуг представителя в размере 25 000 руб., во взыскании 50% штрафа по Закону "О защите прав потребителей" в 60 000 руб. было отказано.

Отказывая во взыскании штрафа, Суд руководствовался тем, что ответчик - ООО "Росгосстрах" в ходе судебного разбирательства в добровольном порядке произвел выплату страхового возмещения в пользу истца в размере 120 000 руб.

Согласно п. 6 ст. 13 Закона "О защите прав потребителей" при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Следовательно, по мнению суда, в данном случае самостоятельная оплата ответчиком суммы страхового возмещения в ходе судебного процесса исключает ответственность, предусмотренную п. 6 ст. 13 Закона "О защите прав потребителей" <10>.

<10> Решение Таганского районного суда г. Москвы от 13 ноября 2014 г. N 2-3191/2014 // Архив Таганского районного суда г. Москвы за 2014 г.

П.Н. Гущин в своем диссертационном исследовании "Гражданско-правовая защита страхователя по договору добровольного страхования автотранспортных средств" неоднократно отмечал, что основной функцией, свойственной всем имущественным договорам страхования, является защитная функция договора страхования. Причем не только имущественная защита прав страхователя, но и его защита, вытекающая из договора страхования, к которому в том числе относятся положения, защищающие права потребителя услуги по страхованию <11>.

<11> Гущин П.Н. Гражданско-правовая защита страхователя по договору добровольного страхования автотранспортных средств: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 23, 50.

Исходя из практики судов г. Москвы, страховщик мог безнаказанно не выплачивать страховое возмещение до подачи искового заявления страхователя в суд, избегая ответственности, прямо предусмотренной п. 6 ст. 13 Закона "О защите прав потребителей", нивелируя тем самым основную из функций договора обязательного страховая владельцев транспортных средств.

Однако с недавнего момента согласно п. п. 63 и п. 64 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств" наличие судебного спора о взыскании страхового возмещения указывает на неисполнение страховщиком обязанности по уплате его в добровольном порядке, в связи с чем удовлетворение требований потерпевшего в период рассмотрения спора в суде не освобождает страховщика от выплаты штрафа.

Размер штрафа за неисполнение в добровольном порядке требований потерпевшего определяется в размере 50% от разницы между суммой страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему по конкретному страховому случаю, и размером страховой выплаты, осуществленной страховщиком в добровольном порядке <12>.

<12> Российская газета. 2015. N 21.

Стоит отметить, что данный пункт Постановления Пленума Верховного Суда РФ нашел свое отражение в судебной практике рассмотрения споров, связанных с договором не только обязательного страхования, но и добровольного страхования владельцев транспортных средств.

Так, Апелляционным определением Московского городского суда по делу N 33-7770 от 18 марта 2015 г. решение Пресненского районного суда г. Москвы было изменено в части, согласно которой в пользу гражданина Л. (далее - истец) с ОАО "АльфаСтрахование" (далее - ответчик), помимо суммы недоплаченного страхового возмещения по договору добровольного страхования автотранспортных средств в размере 1 500 000 руб., судебных расходов в размере 30 000 руб., был изменен взыскиваемый штраф по Закону "О защите прав потребителей" с 750 000 руб. на 1 400 000 руб.

Из материалов дела усматривается, что между истцом и ответчиком был заключен договор добровольного страхования автотранспортного средства в размере 2 800 000 руб.

В ходе судебного заседания ответчик добровольно выплатил сумму страхового возмещения не в полном объеме в размере 1 300 000 руб.

Увеличивая сумму штрафа с 750 000 руб. до 1 400 000 руб., судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда исходила из того, что ответчиком страховое возмещение даже в неоспариваемой части было выплачено только при рассмотрении спора судом, что свидетельствует о несоблюдении страховщиком добровольного порядка удовлетворения требования потребителя.

Учитывая вышеизложенное, решение суда подлежит изменению в части взысканного судом с ответчика в пользу истца штрафа.

На основании вышеуказанной правовой нормы с ОАО "АльфаСтрахование" в пользу истца подлежит взысканию штраф в размере 1 400 000 руб.

В соответствии с Постановлением Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. N 20 "О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан" судам следует иметь в виду, что применение ст. 333 ГК РФ возможно лишь в исключительных случаях, когда подлежащий уплате штраф явно несоразмерен последствиям нарушенного обязательства, по заявлению ответчика с указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера штрафа является допустимым.

При разрешении спора ответчиком требований о применении положений ст. 333 ГК РФ не заявлялось.

Заявляя требование о снижении размера подлежащего взысканию штрафа на основании положений ст. 333 ГК РФ, представитель ответчика сослался только на то, что часть страхового возмещения была выплачена истцу добровольно.

Между тем часть страхового возмещения в размере 1 300 000 руб. была выплачена ответчиком только при разрешении спора судом, что не свидетельствует о добровольном порядке удовлетворения ответчиком требований истца.

Судебная коллегия не находит оснований для применения положений ст. 333 ГК РФ <13>.

<13> Апелляционное определение Московского городского суда от 18 марта 2015 г. N 33-7770 // Архив Пресненского районного суда г. Москвы.

В заключение отметим, что такие судебные акты высших судов, как Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 января 2015 г. N 2 "О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств", не только устраняют пробелы в законодательстве и правоприменительной практике, но и повышают гражданско-правовую защиту страхователя по договору обязательного страхования.

Литература

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

  1. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 1997.
  2. Шиминова М.Я. Договор страхования в системе гражданско-правовых договоров // Вопросы экономики и права. 2012. N 1.
  3. Гущин П.Н. Гражданско-правовая защита страхователя по договору добровольного страхования автотранспортных средств: дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012.