Мудрый Юрист

Общий обзор и значение правовых позиций конституционного суда Российской Федерации по вопросам толкования отдельных положений семейного законодательства

Юнусова Ксения Васильевна, преподаватель кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Академии Федеральной службы исполнения наказаний России, кандидат юридических наук.

В данной статье рассматриваются постановления Конституционного Суда Российской Федерации и высказанные им правовые позиции, принятые в ходе обращения граждан в части нарушения их конституционных прав отдельными положениями семейного законодательства. Анализируются вопросы толкования действующего семейного законодательства Конституционным Судом Российской Федерации в части защиты семейных прав и их правового регулирования. Исследуется и подтверждается главенствующая функция правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации в правоприменительной практике судов общей юрисдикции.

Ключевые слова: правовая позиция, толкование, правоприменительная практика, отраслевое семейное законодательство, правовое регулирование, жалобы, непосредственное применение.

General overview and significance of legal propositions of the Constitutional Court of the Russian Federation regarding issues of interpretation of several provisions of the family legislation

K.V. Yunusova

Yunusova Ksenia V., Lecturer of the Civil Law and Procedure Chair at the Faculty of Law of Academy of the Federal Service for Execution of Punishment of Russia, Candidate of Juridical Sciences.

This article discusses the decisions of the constitutional Court of the Russian Federation and expressed the legal position taken during the treatment of citizens in violation of their constitutional rights provisions of family law. Analyzes the provisions of the family law of the Constitutional court of the Russian Federation concerning protection of the family rights and their legal regulation. Being investigated and confirmed by the chief function of the legal positions of the constitutional Court of the Russian Federation in the law enforcement practice of courts of General jurisdiction.

Key words: legal position, interpretation, enforcement practices, the branch of family law, legal regulation, complaints, direct application.

Относительно понятия правовой природы и использования в практической деятельности правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации (далее - Конституционный Суд) было высказано много точек зрения и на протяжении нескольких лет ведется дискуссия. Признано, что они образуют интеллектуально-юридическое содержание судебного решения <1>. Если рассматривать понятия "правовая позиция..." и "постановление Конституционного Суда", то, по мнению автора, первое понятие по своему объему не совпадает со вторым, поскольку в постановлении Конституционный Суд может высказать правовые позиции как по одной, так и по нескольким значимым проблемам. В соответствии с действующим законодательством правовые позиции Конституционного Суда могут содержаться в итоговых решениях, вынесенных по существу любого из вопросов, относящихся к компетенции и именуемых постановлениями, в иных решениях, принимаемых в ходе осуществления конституционного судопроизводства и именуемых определениями <2>. Например, при обращении граждан в случае нарушения их конституционных прав нормами семейного законодательства Конституционный Суд принимает итоговое решение по существу вопроса либо определение об отказе в принятии обращения к рассмотрению, Конституционный Суд излагает сущность семейно-правового спора, дает толкование конституционного смысла примененных при его рассмотрении положений семейного законодательства. Особое значение приобретают постановления, в которых оспариваемая норма права признается не противоречащей Конституции Российской Федерации в пределах ее конституционно-правовой интерпретации, данной в правовой позиции Конституционного Суда <3>.

<1> Анишина В. Правовые позиции Конституционного Суда России // Российская юстиция. 2000. N 7. С. 16.
<2> "О Конституционном Суде Российской Федерации" от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ: ФЗ РФ // СПС "КонсультантПлюс".
<3> "О разъяснении Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 5 февраля 2007 г. N 2-П по делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации": Определение Конституционного Суда РФ от 11 ноября 2008 г. N 556-О-Р, п. 4 // СПС "КонсультантПлюс".

Постановления Конституционного Суда играют большую существенную роль в развитии как науки конституционного права, так и отраслевого законодательства, в частности рассматриваемого нами семейного. За последние пятнадцать лет Конституционным Судом было рассмотрено порядка 40 обращений граждан на нарушение их конституционных прав отдельными положениями Семейного кодекса Российской Федерации и иных нормативно-правовых актов в сфере защиты семейных прав граждан.

Конституционный Суд неоднократно рассматривал обращения граждан по вопросам правового регулирования заключения брака <4>, признания его недействительным <5>, оснований отказа в регистрации заключения брака между лицами одного пола <6>, невозможность заключения брака между мужчиной и двумя женщинами (невестами) <7>, алиментных обязательств, порядка усыновления (удочерения) <8>, порядка предоставления информации о тайне усыновления (удочерения) <9>.

<4> "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Королева В.А. на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 28 Семейного кодекса Российской Федерации и пунктом 4 статьи 27 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации": Определение Конституционного Суда РФ от 22 января 2004 г. N 14-О // СПС "КонсультантПлюс".
<5> "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Филиппова В.Д. на нарушение его конституционных прав пунктом 4 статьи 29 Семейного кодекса Российской Федерации": Определение Конституционного Суда РФ от 16 октября 2001 г. N 206-О // СПС "КонсультантПлюс".
<6> "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Э. Мурзина на нарушение его конституционных прав пунктом 1 статьи 12 Семейного кодекса Российской Федерации": Определение Конституционного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 496-О // СПС "КонсультантПлюс".
<7> "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Рязапова Н.Г. на нарушение его конституционных прав положениями п. 1 ст. 12 и ст. 14 Семейного кодекса Российской Федерации": Определение Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2007 г. N 851-О-О // СПС "КонсультантПлюс".
<8> "По делу о проверке законности абзаца 10 пункта 1 статьи 127 Семейного кодекса в связи с жалобой гражданина С.А. Аникиева": Определение Конституционного Суда РФ от 31 января 2014 г. N 1-П // СПС "КонсультантПлюс".
<9> "По делу о проверке конституционности положений статьи 139 Семейного кодекса Российской Федерации и статьи 47 Федерального закона "Об актах гражданского состояния" в связи с жалобой граждан Г.Ф. Грубич и Т.Г. Гущиной": Определение Конституционного Суда РФ от 16 июня 2015 г. N 15-П // СПС "КонсультантПлюс".

Особым значением обладают постановления Конституционного Суда, в которых положения семейного законодательства признаются не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку именно здесь Конституционный Суд разъясняет конституционно-правовой смысл оспариваемых норм, дает толкование правовой ситуации. Например, Г.Ф. Грубич и Т.Г. Гущина оспаривали конституционность ст. 139 Семейного кодекса Российской Федерации (далее - СК РФ) и ст. 47 Федерального закона Российской Федерации "Об актах гражданского состояния": по мнению заявительниц, указанные нормы семейного законодательства, в силу их неопределенности, не позволяют однозначно установить порядок предоставления сведений об усыновлении (удочерении) в случае смерти как усыновителей, так и усыновленного, поскольку в соответствии с действующим семейным законодательством тайна усыновления ребенка охраняется законом и ее разглашение, а также выдача соответствующих документов возможна лишь с согласия усыновителей (усыновителя). В Постановлении Конституционного Суда от 16 июня 2015 г. N 15-П приведены следующие правовые позиции: 1) раскрытие тайны усыновления может причинить моральные (нравственные) страдания ребенку, сказаться на его психическом состоянии, воспрепятствовать созданию нормальной семейной обстановки и затруднить процесс воспитания ребенка, в связи с этим раскрытие сведений об усыновлении ребенка возможно исключительно с волеизъявления его усыновителей; 2) Конституция Российской Федерации гарантирует каждому гражданину право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым способом; 3) получение сведений об усыновлении без согласия усыновителей на раскрытие тайны усыновления применяется на практике не только для обеспечения и защиты соответствующих прав взрослого и ребенка, но и при разрешении вопроса о возможности реализации взрослыми детьми усыновленного права узнать о его происхождении после смерти лиц, усыновивших его, то есть о своем этническом происхождении, своих предках. Таким образом, автор полагает, что положения ст. 139 СК РФ и ст. 47 Федерального закона Российской Федерации "Об актах гражданского состояния" должны применяться судами общей юрисдикции и иными государственными органами в единстве с подтвердившими их конституционность правовыми позициями Конституционного Суда, с тем чтобы исключить их неправильное неконституционное толкование в правоприменительной практике.

Не менее интересны для практики определения Конституционного Суда, которыми прекращается производство по жалобам в случаях, если обращения граждан не подлежат рассмотрению в заседании Конституционного Суда.

Анализ судебной практики судов общей юрисдикции показал, что суды в большинстве случаев правильно определяют законодательство, подлежащее применению при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов, однако в некоторых случаях они не совсем правильно трактуют понятия, заложенные законодателем. Так, к 2012 году у судов общей юрисдикции возникли спорные вопросы, связанные с удержанием алиментов на содержание несовершеннолетних детей с доходов, полученных по договорам, заключенным в соответствии с гражданским законодательством, а также от реализации авторских и смежных прав, доходов, полученных за выполнение работ и оказание услуг, предусмотренных законодательством Российской Федерации (подп. "о" п. 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на содержание несовершеннолетних детей <10>). Федеральные службы судебных приставов Российской Федерации и суды общей юрисдикции по-разному трактуют понятие "доход". В практике Конституционного Суда по этой проблеме имеются два схожих определения, вынесенных в один день, 17 января 2012 г., и имеющих близкие порядковые номера N 122-О-О и N 123-О-О, при этом материалы дел подтверждают разные правовые позиции судов общей юрисдикции. Первое определение Конституционного Суда вынесено по жалобе гражданина Гниломедова В.Н. на нарушение его конституционных прав подп. "о" п. 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей. Так, установлено, что решением Волжского городского суда Волгоградской области от 20 января 2011 г., оставленным без изменения определением Волгоградского областного суда от 11 марта 2011 г., было признано незаконным решение старшего судебного пристава Волжского городского отдела судебных приставов Управления Федеральной службы судебных приставов по Волгоградской области об отказе в удовлетворении требований гражданки Н.В. Австрийсковой о возобновлении исполнительного производства в отношении В.Н. Гниломедова с целью взыскания алиментов на содержание несовершеннолетнего ребенка с дохода, полученного им от продажи Н.В. Австрийсковой принадлежавших ему 1/2 доли земельного участка и 1/2 доли расположенного на нем садового домика <11>.

<10> "О перечне видов заработной платы и иного дохода, из которого производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей": Постановление Правительства РФ от 18 июля 1996 г. N 841 // СПС "КонсультантПлюс".
<11> "По жалобе гражданина Гниломедова Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав подпунктом "о" пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей": Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2012 г. N 122-О-О // СПС "КонсультантПлюс".

Второе определение Конституционного Суда вынесено по делу гражданки Хазарджян К.В. на нарушение ее конституционных прав ст. 82 СК РФ и подп. "о" п. 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей. Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, было отменено постановление должностного лица службы судебных приставов, которым отцу несовершеннолетнего ребенка К.В. Хазарджян со ссылкой на подп. "о" п. 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, была начислена задолженность по алиментам на содержание несовершеннолетнего ребенка, подлежащая взысканию с дохода, полученного от продажи квартиры и автотранспортного средства. При этом суд исходил из того, что денежные средства, полученные данным лицом от продажи квартиры и автотранспортного средства, не являются доходом, с которого подлежат взысканию алименты на содержание несовершеннолетнего ребенка, поскольку в результате продажи своего имущества никакого дохода (в смысле увеличения размера своих активов) он не получил, так как преобразовалась лишь форма активов имущества из натуральной в денежную <12>.

<12> "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Хазарджян Кристины Валерьевны на нарушение ее конституционных прав статьей 82 Семейного кодекса Российской Федерации и подпунктом "о" пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей": Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2012 г. N 123-О-О // СПС "КонсультантПлюс".

Конституционный Суд Российской Федерации сформулировал единую правовую позицию, подлежащую применению в практике судов общей юрисдикции и сотрудников Федеральной службы судебных приставов: с учетом необходимости обеспечения баланса интересов обеих сторон алиментных отношений алименты подлежат удержанию из доходов, полученных их плательщиком только по тем заключенным в соответствии с гражданским законодательством договорам, заключая которые лицо реализует принадлежащие каждому право на свободное использование своих способностей и имущества для незапрещенной законом экономической деятельности, а также право на труд (ст. 34 ч. 1; ст. 37 ч. 1 Конституции Российской Федерации).

Таким образом, правовые позиции Конституционного Суда отличает единство доктринальных и нормативных начал, которое очень важно для семейного права как науки и как отрасли права <13>. Результаты деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, выражающиеся в принимаемых им решениях, весомо и зримо дают о себе знать во всех сферах деятельности государства, в том числе в сфере гражданского судопроизводства.

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Е.И. Гладковской "О значении правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации для применения семейного законодательства" включена в информационный банк согласно публикации - "Вестник Пермского университета. Юридические науки", 2013, N 1.

<13> Гладковская Е.И. О значении правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации для применения семейного законодательства // Вестник Пермского университета. 2014. N 1. С. 23 - 27.

В настоящее время ни у кого не возникает сомнения относительно самостоятельности семейного права как отрасли права. Еще одним тому подтверждением является официально опубликованное Постановление Конституционного Суда от 20 июля 2010 г. N 17-П, которым установлено, что "определение размера доходов индивидуального предпринимателя для исчисления суммы алиментов на основании положений налогового законодательства, определяющих размер доходов в целях налогообложения, как это предусмотрено подп. "з" п. 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, не отвечало бы отраслевой природе семейного права и обусловленной ею специфике семейного законодательства" <14>.

<14> "По делу о проверке конституционности подпункта "з" пункта 2 Перечня видов заработной платы и иного дохода, из которых производится удержание алиментов на несовершеннолетних детей, в связи с жалобой гражданина Л.Р. Амаякяна": Постановление Конституционного Суда РФ от 20 июля 2010 г. N 17-П // СПС "КонсультантПлюс".

Не принимая к рассмотрению жалобу гражданина Рязапова Н.Г. на отказ в регистрации брака одновременно с двумя женщинами (невестами), Конституционный Суд отмечает, что п. 1 ст. 12 СК РФ, согласно которому для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, гарантируя тем самым как мужчине, так и женщине равные права и возможности для вступления в брак, корреспондирует ст. 12 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 23 Международного пакта о гражданских и политических правах, признающих за мужчинами и женщинами право вступать в брак и создавать семью в соответствии с национальным законодательством, регулирующим осуществление этого права. Российская Федерация - светское государство, поэтому религиозные установления и правила, допускающие полигамию брачных союзов, не могут оказывать влияния на государственную политику в сфере семейных отношений, основные начала которой характеризуются, в частности, принципом единобрачия (моногамией), исходящим из отношения к браку как биологическому союзу только одного мужчины и одной женщины, что не допускает одновременного состояния в нескольких браках <15>.

<15> "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Рязапова Нагима Габдылахатовича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 1 статьи 12 и статьи 14 Семейного кодекса Российской Федерации": Определение Конституционного Суда РФ от 18 декабря 2007 г. N 851-О-О // СПС "КонсультантПлюс".

На основании нескольких проанализированных постановлений Конституционного Суда Российской Федерации можно сделать следующие выводы: правовые позиции Конституционного Суда, сформулированные им в ходе осуществления судопроизводства и связанные с защитой и реализацией семейных прав, должны занять особое место в единой правоприменительной практике, а оценочные категории Конституционного Суда должны найти закрепление в соответствующих нормах действующего законодательства.

Нормы международных договоров обязывают Россию осуществлять защиту семьи как естественной и основной ячейки общества, естественной среды для роста и благополучия всех ее членов, особенно детей, в том числе при образовании семьи, пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях, их воспитании. И Конституция Российской Федерации, и международные правовые нормы признают необходимость государственной поддержки и защиты семьи, потому что одно из важнейших ее предназначений - рождение и воспитание детей.

Литература

  1. Анишина В. Правовые позиции Конституционного Суда России // Российская юстиция. N 7. 2000. С. 15 - 21.