Мудрый Юрист

Правоспособность насцитуруса: наследственно-правовой аспект

Лоренц Дмитрий Владимирович, доцент кафедры гражданского права и процесса Южно-Уральского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент.

Шотт Екатерина Константиновна, студент юридического факультета Южно-Уральского государственного университета.

В статье анализируются особенности определения момента рождения ребенка и момента возникновения у физического лица правоспособности в России и зарубежных странах. Авторы считают зачатого ребенка носителем условной правоспособности в наследственных и деликтных правоотношениях. В научной работе рассматриваются проблемы правового статуса ребенка, зачатого после смерти биологических родителей, и в качестве вывода предлагается совершенствование норм Гражданского кодекса Российской Федерации относительно условий правоспособности граждан и включение в число наследников новой категории лиц.

Ключевые слова: зачатый ребенок, насцитурус, правоспособность, наследство.

Legal capacity of the nasciturus: succession law aspect

D.V. Lorents, E.K. Shott

Lorents Dmitry V., assistant professor of the civil law and procedure chair at the South Ural state university, candidate of juridical sciences, assistant professor.

Shott Ekaterina K., student of the faculty of law of the South Ural state university.

The article analyzes the peculiarities of determining the time of birth and the moment of occurrence of a physical person's legal capacity in Russia and foreign countries. The authors wonder that a conceived child have conditional legal capacity in hereditary and tort legal relations. This scientific work deals with the problems of the child's legal status conceived after the death of the biological parents, and in conclusion, it is proposed improvement of norms of the Russian Civil code on the citizens' legal capacity and the inclusion among heirs of a new category of persons.

Key words: conceived baby, nasciturus, capacity, inheritance.

Носитель субъективных прав и обязанностей является ключевым элементом в структуре любого правоотношения. По словам В.С. Нерсесянца, "право, как известно, само не действует, действуют люди, со свободой воли, которые в своих взаимоотношениях выступают как субъекты права" <1>. При юридическом анализе возможности лица участвовать в тех или иных правоотношениях важнейшим предметом исследования выступает категория правоспособности.

<1> Нерсесянц В.С. Философия права: Учебник. М.: Норма, 1997. С. 43.

До настоящего времени остается дискуссионным вопрос о моменте возникновения правоспособности физических лиц. Решение данной проблемы имеет серьезное практическое значение, т.к. от этого зависит признание лица в качестве субъекта права, а соответственно, реализация и охрана (защита) его субъективных прав (интересов), в том числе в сфере наследственных отношений <2>.

<2> Подробно см.: Баринов Н.А., Блинков О.Е. Наследование в международном частном праве и сравнительном правоведении // Наследственное право. 2013. N 1. С. 33 - 40; Блинков О.Е. Модели наследования по праву представления в постсоветском наследственном праве // Наследственное право. 2013. N 2. С. 3 - 7; Блинков О.Е. Раздел наследства в государствах - участниках Содружества Независимых Государств и стран Балтии // Адвокатская практика. 2009. N 4. С. 13 - 17.

В соответствии с пунктом 2 статьи 17 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) правоспособность гражданина возникает в момент его рождения. Рождение, акт отделения младенца от чрева матери - это исходный пункт, с которого начинается физическая личность, начало самостоятельного бытия человека, вместе с тем и есть начальный момент его юридической жизни <3>.

<3> Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 1997. Ч. 1. С. 84.

Современное российское законодательство определяет момент рождения как момент отделения плода от организма матери посредством родов (ст. 53 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации").

Медицинскими критериями рождения являются: 1) срок беременности 22 недели и более; 2) масса тела ребенка при рождении 500 грамм и более (или менее 500 грамм при многоплодных родах); 3) длина тела ребенка при рождении 25 см и более (в случае, если масса тела ребенка при рождении неизвестна).

Если срок беременности менее 22 недель или масса тела ребенка при рождении менее 500 грамм или в случае, если масса тела при рождении неизвестна, длина тела ребенка менее 25 см, то требуется продолжительность жизни более 168 часов после рождения (7 суток).

Живорождением является момент отделения плода от организма матери посредством родов при соблюдении всех медицинских критериев рождения и при наличии у новорожденного признаков живорождения (дыхание, сердцебиение, пульсация пуповины или произвольные движения мускулатуры независимо от того, перерезана ли пуповина и отделилась ли плацента) <4>.

<4> См.: Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 27 декабря 2011 г. N 1687н "О медицинских критериях рождения, форме документа о рождении и порядке его выдачи".

Между тем С.А. Сулейманова отмечает, что с точки зрения права не имеет значения, был ли ребенок жизнеспособным: сам факт появления его на свет живым означает, что у него возникла правоспособность <5>.

<5> Сулейманова С.А. Правоспособность граждан (физических лиц) по российскому гражданскому праву: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002; URL: https://dvs.rsl.ru.

В иностранных правопорядках нет единого подхода к определению момента возникновения правоспособности физического лица.

Большинство стран связывают момент начала правоспособности, как и в гражданском праве России, с моментом рождения, но законодательство зарубежных стран по-разному определяет момент рождения. В соответствии с Гражданским кодексом Испании ребенок рассматривается как рожденный, если он имеет человеческое тело и проживет 24 часа с момента отделения от материнского организма <6>. Гражданская правоспособность физического лица по швейцарскому праву начинается в момент рождения и прекращается смертью или объявлением умершим <7>. Французское законодательство исходит из того, что, помимо рождения живым, ребенок должен обладать таким свойством, как жизнеспособность, при этом доказывать жизнеспособность можно любыми способом, в том числе свидетельскими показаниями или заключениями экспертов <8>. Согласно Гражданскому кодексу Чехии правоспособность физического лица возникает в момент рождения и прекращается со смертью. В Болгарии по Закону о лицах и семье каждое лицо с момента рождения становится носителем определенных прав. По гражданскому законодательству Хорватии правоспособность людей возникает с момента рождения человека и прекращается с его смертью <9>.

<6> Цит. по: Сулейманова С.А. Указ. соч. URL: http://dvs.rsl.ru.
<7> Сравнительное правоведение: национальные правовые системы / Под ред. В.И. Лафитского. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2012. Т. 2: Правовые системы Западной Европы; URL: http://internet.garant.ru.
<8> Жюллио де ла Морандьер Л. Гражданское право Франции / Пер. с французского и вступ. ст. Е.А. Флейшиц. М.: Иностранная литература, 1958. Т. 1. С. 222.
<9> Сравнительное правоведение: национальные правовые системы / Под ред. В.И. Лафитского. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2012. Т. 1: Правовые системы Восточной Европы; URL: http://internet.garant.ru.

В иных правопорядках законодатель так или иначе уделяет внимание правовому статусу зачатого ребенка. Так, Германское гражданское уложение связывает начало правоспособности (Rechtsfahigkeit) с моментом "полного рождения", т.е. ребенок во чреве матери еще не является лицом, но допускается фикция, приравнивающая зародыша к родившемуся ребенку <10>. Еще не рожденный и поэтому еще не обладающий правоспособностью ребенок все же имеет определенную гражданско-правовую защиту и может, например, наследовать имущество, если он был зачат до смерти наследодателя (§ 1923 ГГУ) <11>. В Аргентине допускается возникновение правоспособности с момента зачатия. Правоспособность гражданина по законодательству Венгрии возникает с момента зачатия физического лица, при условии что ребенок родился живым <12>. Обратившись к Гражданскому кодексу Нидерландов, мы также найдем положения, из которых следует, что зачатый, но не родившийся ребенок считается появившимся на свет, если эта презумпция соответствует его интересам.

<10> Цит. по: Удовиченко Т.Ю. Правоспособность физических лиц по российскому гражданскому праву: Дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2003; URL: https://dvs.rsl.ru.
<11> Сравнительное правоведение: национальные правовые системы / Под ред. В.И. Лафитского. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2012. Т. 2: Правовые системы Западной Европы; URL: http:// internet.garant.ru.
<12> Там же.

В соответствии с Гражданским кодексом Японии все физические лица обладают полной правоспособностью, получая ее с момента рождения (ст. ст. 1 - 3). Эти права распространяются также на ребенка, находящегося в утробе матери, при возникновении деликта и наследовании. Таким образом, еще не родившийся ребенок рассматривается как уже родившийся и имеющий право требовать возмещения убытков (ст. 721) и наследования (ст. 886) <13>.

<13> Сравнительное правоведение: национальные правовые системы / Под ред. В.И. Лафитского. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, 2013. Т. 3: Правовые системы Азии; URL: http://internet.garant.ru.

В Австрии нерожденные дети с момента их зачатия имеют притязание на защиту со стороны закона и считаются рожденными в той мере, в какой речь идет об их правах, а не о правах третьего лица. Однако мертворожденный ребенок рассматривается как никогда не зачатый, когда речь идет о тех правах, которые бы ему принадлежали в случае, если бы он был жив (§ 22 Общего гражданского уложения Австрийской Республики) <14>.

<14> См.: Общее гражданское уложение Австрийской Республики / Под ред. Л. Шарингера и Л. Шпехта; пер. с нем. М.: Статут, 2013. С. 50.

Многие американские специалисты полагают, что "оплодотворенная яйцеклетка - не просто клеточная масса без особых своих собственных характеристик, это полностью и абсолютно есть жизнь человеческого существа, и она имеет ту же жизнь, какую имеет новорожденный младенец, дитя, подросток и зрелый человек" (американский доктор Эрнст Хант); "беременность - это период созревания нового существа, а не превращение его в человека, так как это уже человек" (Д. О'Коннор); "начало жизни должно определяться с момента зачатия" (Л.Н. Линник) <15>.

<15> Цит. по: Пестрикова А.А. Наследственные права и правовой статус эмбриона // Наследственное право. 2009. N 4. С. 20 - 22.

Проблема охраны интересов зачатого ребенка известна еще со времен римского права. Римляне предлагали, не признавая такого ребенка как существующего человека, способного приобретать права и обязанности, приравнять его к субъекту гражданского права, при условии что он родится живым. При этом представители сабинианской школы считали достаточным, чтобы новорожденный подал какой бы то ни было признак жизни, а прокулианцы исходили из того, что ребенок обязательно должен закричать, чтобы признать его живорожденным <16>. Зачатого ребенка считали условно правоспособным, если речь шла о его выгоде. Таким образом, римляне прибегали к фикции для сохранения в пользу зародыша (насцитуруса или постуми) определенных прав <17>.

<16> См.: Сулейманова С.А. Указ. соч. URL: http://dvs.rsl.ru.
<17> См.: Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов. М., 1996. С. 589, 258.

Развивая данную идею, дореволюционный исследователь В.В. Ефимов в свое время писал, что, пока дитя в утробе, правоспособность признавалась за ним под условием рождения. Автор предлагал деление правоспособности на условную - от зачатия, и безусловную - от рождения <18>.

<18> См.: Ефимов В.В. Догмы римского права. Петроград, 1918. С. 46 - 49.

По современному ГК РФ (ст. 1116) к наследованию могут призываться зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства. Подобная нормативная формулировка означает рецепцию классического древнеримского термина "насцитурус" <19>.

<19> См.: Журавлева Е.М. Статус насцитуруса в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. С. 8 - 26.

В монографии А.Е. Тарасовой <20> представлены взгляды правоведов и представителей законодательной власти РФ относительно концепции правоспособности зачатого (еще не родившегося) ребенка.

<20> См.: Тарасова А.Е. Правосубъектность граждан. Особенности правосубъектности несовершеннолетних, их проявления в гражданских правоотношениях. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 320.

Так, 6 февраля 2003 года депутатом Государственной Думы А.В. Чуевым был внесен проект ФЗ "О внесении дополнения в статью 17 Гражданского кодекса Российской Федерации" по вопросу определения момента возникновения правоспособности гражданина. В проекте предлагалось дополнить ст. 17 ГК РФ пунктом 3 следующего содержания: "В случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и принятыми в соответствии с ним иными федеральными законами, регулирующими отношения, указанные в пунктах 1 и 2 статьи 2 настоящего Кодекса, правоспособность гражданина наступает в момент его зачатия и прекращается исполнением его завещания, в том числе завещательного отказа или завещательного возложения". По мнению инициатора закона, правоспособность призываемых к наследству граждан в соответствии со ст. 1116 ГК РФ наступает с момента зачатия, что не согласуется с нынешними положениями ст. 17 ГК РФ, по которой правоспособность граждан наступает в момент рождения. И, с другой стороны, как отмечает депутат А.В. Чуев, исполнение завещания умершего гражданина есть не что иное, как реализация его права на свободу завещания, что подразумевает наличие правоспособности умершего <21>.

<21> Пояснительная записка к проекту федерального закона N 292316-3 "О внесении дополнения в статью 17 Гражданского кодекса Российской Федерации". URL: http://internet.garant.ru.

В официальном отзыве Правительства РФ на указанный проект отмечено противоречие предлагаемого дополнения ст. 17 ГК РФ. Правительство РФ не поддержало представленный проект, указав следующее: "В гражданском законодательстве понятие "гражданин" используется для обозначения субъекта гражданских правоотношений. Основаниями для возникновения, изменения, прекращения правоотношений являются юридические факты, в том числе факты рождения и смерти гражданина, удостоверяемые в порядке, определяемом законодательством РФ. Вместе с тем установление момента зачатия не предусмотрено законодательством РФ".

По мнению экспертов, отсутствие в законодательстве положений, прямо закрепляющих статус насцитуруса как субъекта гражданского права, никогда не создавало препятствий для защиты интересов зачатого, но еще не родившегося ребенка посредством норм наследственного и деликтного права, если таковые имелись в соответствующем правопорядке. Именно так обстояло дело и в дореволюционной России, и в советский период, такое же положение наблюдается и в настоящее время. Поэтому внесение в ст. 17 ГК РФ положения по вопросу о гражданской правоспособности насцитурусов не вызвано практической необходимостью и не подкреплено должной доктринальной проработкой этой довольно непростой проблемы. Кроме того, предлагаемое дополнение вступает в явное противоречие с буквой ч. 2 ст. 17 Конституции РФ, согласно которой основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

В цивилистической науке высказывались и другие критические замечания относительно правоспособности насцитуруса: "несмотря на то, что зачатый ребенок в будущем может стать субъектом права, вряд ли следует рассматривать его в качестве обладателя правоспособности и других прав еще до рождения" (М.Н. Малеина, Г.Б. Романовский); "неродившийся плод, связанный с материнским организмом... вернее рассматривать как составную часть организма женщины" (Н.В. Кальченко) <22>.

<22> Цит. по: Пестрикова А.А. Указ. соч. С. 20 - 22.

В качестве альтернативы можно отметить позицию А.А. Пестриковой, которая, выступая в защиту правового статуса эмбриона, предлагает считать его особым субъектом права, а следовательно, косвенно он может быть участником правоотношений <23>.

<23> См.: Там же.

Развитие новых биотехнологий в современном мире привело к широкому распространению методов экстракорпорального оплодотворения, которые поставили перед наукой гражданского права проблему защиты прав ребенка, зачатого посредством имплантации женщине, в том числе суррогатной матери, криоконсервированного эмбриона после смерти биологического родителя <24>. В такой ситуации появляется еще одна специальная категория зачатого ребенка, который ни по российскому законодательству, ни в зарубежных правопорядках не может быть признан классическим насцитурусом, поскольку зачат после смерти квазинаследодателя. Правовое регулирование не должно обходить стороной данный аспект современной жизни человечества в силу широкого распространения подобных отношений.

<24> См.: Лоренц Д.В. Квазизавещания человеческих органов и тканей // Нотариальный вестник. 2013. N 1. С. 36 - 43.

Хотя в России обязательства по хранению человеческих клеток пока не получили массового распространения, здесь имеется значительный потенциал. С ростом благосостояния граждан, развитием клеточных технологий может появиться даже мода на хранение собственных клеток в банках. В одних Соединенных Штатах в настоящее время хранится около 200 тысяч замороженных эмбрионов, не считая крови и ее компонентов <25>.

<25> См.: Мохов А.А., Мелихов А.В. Клетки как объекты гражданских и иных правоотношений // Медицинское право. 2008. N 2. С. 30 - 38.

В связи с этим вполне разумным является предложение Е.М. Журавлевой изменить пункт 1 статьи 1116 ГК РФ и призывать к наследованию граждан, находящихся в живых на день открытия наследства, а также зачатых при жизни наследодателя и родившихся живыми после открытия наследства, в том числе ребенка наследодателя, зачатого после его смерти в течение шести месяцев, при условии доказанности воли наследодателя на такое зачатие <26>.

<26> См.: Журавлева Е.М. Указ. соч. С. 8 - 26.

Можно поддержать и взгляды М.Л. Андреевой, что для детей, зачатых после смерти наследодателя, следует выделить из наследственной массы обязательную долю, которую они наследуют после своего рождения. Эта доля переходит другим наследникам, если ребенок не родится. И, как верно отмечает автор, генный материал, в отличие от иных объектов, через неопределенный промежуток времени может стать субъектом (наследником) <27>.

<27> См.: Андреева М.Л. Генный материал: юридические проблемы владения и наследования // Актуальные вопросы российского и международного права. 2012. N 1; URL: http://www.edit.muh.ru/content/mag/trudy/03_2011/02.pdf.

Обозначив проблему и подводя итог всему вышесказанному, хотелось бы предложить ряд изменений, которые, на наш взгляд, необходимы современному гражданскому праву России.

Во-первых, необходимо на законодательном уровне предусмотреть термин "насцитурус" и расширить его смысл по сравнению с древнеримской юридической конструкцией, т.е. понимать под ним не только ребенка, зачатого при жизни наследодателя, но и зачатого после смерти наследодателя на основании его воли, выраженной при жизни, при условии что ребенок родится живым после открытия наследства.

Во-вторых, в статье 17 ГК РФ целесообразно уточнить, что правоспособность гражданина возникает в момент его рождения живым, то есть в момент отделения плода от матери с признаками жизнеспособности, установленными законодательством.

В-третьих, в ГК РФ разумно предусмотреть некую фикцию по аналогии с нормами зарубежного гражданского права, что у зачатого ребенка предполагается правоспособность, в частности, в наследственных и деликтных правоотношениях.

Если учесть, что законодательство любой страны признает в качестве субъекта права такое фиктивное образование, как юридическое лицо, то нет никаких препятствий для того, чтобы признать в качестве лица реальное существо (человеческий эмбрион в организме матери), которое, в отличие от иных "тканей", может трансформироваться из состояния квазисубъекта (результат оплодотворения яйцеклетки) в состояние полноценного субъекта (в момент живорождения) <28>. Это фикция необходима цивильному праву для урегулирования нестандартных отношений, когда следует конструировать субъективные права и удовлетворять охраняемые законом интересы нетипичных участников гражданских правоотношений, которые реализуют свою правосубъектность через поведение других лиц (трансдееспособность <29>), в частности, права и обязанности насцитуруса могут осуществлять будущие законные представители ребенка, но возникают они у самого зачатого ребенка.

<28> См.: Лоренц Д.В. Указ. соч. С. 36 - 43.
<29> См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. С. 37.

Литература

  1. Андреева М.Л. Генный материал: юридические проблемы владения и наследования // Актуальные вопросы российского и международного права. Электронный научный журнал. 2012. N 1 (URL: www.es.rae.ru/ril/148-432 (дата обращения: 17.03.2015)).
  2. Баринов Н.А., Блинков О.Е. Наследование в международном частном праве и сравнительном правоведении // Наследственное право. 2013. N 1. С. 33 - 40.
  3. Блинков О.Е. Модели наследования по праву представления в постсоветском наследственном праве // Наследственное право. 2013. N 2. С. 3 - 7.
  4. Блинков О.Е. Раздел наследства в государствах - участниках Содружества Независимых Государств и стран Балтии // Адвокатская практика. 2009. N 4. С. 13 - 17.
  5. Жюллио де ла Морандьер Л. Гражданское право Франции / Пер. с франц. и вступ. ст. Флейшиц Е.А. М.: Иностранная литература, 1958. Т. 1. С. 742.
  6. Дождев Д.В. Римское частное право: Учебник для вузов. М.: ИНФРА-М - Норма, 1996. С. 704.
  7. Журавлева Е.М. Статус насцитуруса в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2014. С. 28.
  8. Красавчиков О.А. Юридические факты в советском гражданском праве. М.: Госюриздат, 1958. С. 182.
  9. Лоренц Д.В. Квазизавещания человеческих органов и тканей // Нотариальный вестник. 2013. N 1. С. 36 - 43.
  10. Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 1997. Ч. 1. С. 453.
  11. Мохов А.А., Мелихов А.В. Клетки как объекты гражданских и иных правоотношений // Медицинское право. 2008. N 2. С. 30 - 38.
  12. Нерсесянц В.С. Философия права: Учебник. М.: Норма, 1997. С. 652.
  13. Общее гражданское уложение Австрийской Республики / Пер. с нем.; под ред. Л. Шарингера и Л. Шпехта. М.: Статут, 2013. С. 584.
  14. Пестрикова А.А. Наследственные права и правовой статус эмбриона // Наследственное право. 2009. N 4. С. 20 - 22.
  15. Сравнительное правоведение: национальные правовые системы / Под ред. В.И. Лафитского. М.: Институт зак-ва и сравнит. правовед. при Правительстве РФ, 2012. Т. 1: Правовые системы Восточной Европы. С. 528.
  16. Сравнительное правоведение: национальные правовые системы / Под ред. В.И. Лафитского. М.: Институт зак-ва и сравнит правовед. при Правительстве РФ, 2012. Т. 2: Правовые системы Западной Европы. С. 768.
  17. Сравнительное правоведение: национальные правовые системы / Под ред. В.И. Лафитского. М.: Контракт; Институт зак-ва и сравнит, правовед. при Правительстве РФ, 2013. Т. 3: Правовые системы Азии. С. 704.
  18. Сулейманова С.А. Правоспособность граждан (физических лиц) по российскому гражданскому праву: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2002. С. 173.
  19. Тарасова А.Е. Правосубъектность граждан. Особенности правосубъектности несовершеннолетних, их проявления в гражданских правоотношениях. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 320.
  20. Удовиченко Т.Ю. Правоспособность физических лиц по российскому гражданскому праву: Дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2003. С. 190.