Мудрый Юрист

Учет завещаний в единой информационной системе нотариата Российской Федерации

Кириллова Елена Анатольевна, преподаватель кафедры гражданского права Юго-Западного государственного университета, кандидат юридических наук.

В статье исследованы особенности учета завещаний в созданной Единой информационной системе нотариата, проанализированы некоторые спорные моменты работы нотариусов с электронными формами реестров наследственных дел.

Ключевые слова: наследодатель, наследник, электронный реестр, информационно-компьютерные технологии.

Recording of wills in the unified information system of the notarial system of the Russian Federation

E.A. Kirillova

Kirillova Elena A., lecturer of the civil law chair of the Southwest State university, candidate of juridical sciences.

In the article the features of account of testaments are investigated in the created Single informative system of notaries, some controversial moments of work of notaries with the electronic forms of registers of the inherited businesses are analyzed.

Key words: testator, heir, electronic register, informatively-computer technologies.

С 1 июля 2014 года вступил в силу Федеральный закон N 379-ФЗ "О внесении изменений в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате и отдельные законодательные акты Российской Федерации", в соответствии с которым в Единой информационной системе нотариата начинает функционировать ряд электронных реестров. Согласно ст. 34.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (далее - Основы) "единой информационной системой нотариата признается автоматизированная информационная система, предназначенная для комплексной автоматизации процессов сбора, обработки сведений о нотариальной деятельности и обеспечения всех видов информационного взаимодействия (обмена)".

Единая информационная система нотариата (далее - ЕИСН) включает в себя ведущиеся в электронной форме реестры: 1) нотариальных действий; 2) наследственных дел; 3) уведомлений о залоге имущества, не относящегося к недвижимым вещам.

Требования к содержанию реестров ЕИСН касаются, в соответствии со статьей 34.2 Основ, не всех трех обозначенных выше реестров, а только двух из них: реестра нотариальных действий и реестра наследственных дел.

Законом предусматривается, что до 1 января 2018 года в обязательном порядке должен быть осуществлен переход к регистрации всех нотариальных действий в электронной форме с использованием квалифицированной электронной подписи в ЕИСН. Этот срок указан как для государственных нотариусов, так и для нотариусов, которые осуществляют частную практику <1>.

<1> См.: Волчинская Е.К. Об использовании электронных документов нотариусами (в свете вступления в силу изменений в законодательство о нотариате) // Нотариальный вестник. 2014. N 8. С. 51 - 62.

На сегодняшний день нотариусы России уже начали вносить в Единую информационную систему нотариата сведения о завещаниях и наследственных делах. Эти нововведения играют важную роль как в совершенствовании гражданско-правового оборота в России, защите прав наследников и гражданского оборота, так и в общей стратегии развития нотариата.

Создание ЕИСН позволит решить важные проблемы наследования:

<2> О проблемах недействительности завещаний см.: Долганова И.В. Элементы иска о недействительности завещания // Наследственное право. 2014. N 4. С. 26 - 29; Барков Р.А., Блинков О.Е. Формальная действительность завещания как акта реализации активной завещательной правосубъектности (сравнительно-правовой аспект) // Наследственное право. 2013. N 3. С. 42 - 48; Блинков О.Е. О присутствии наследника при совершении завещания // Наследственное право. 2014. N 2. С. 3 - 5; Долганова И.В. Критерии разграничения дел о недействительности ничтожного и оспоримого завещаний // Наследственное право. 2013. N 3. С. 10 - 13.
<3> См.: Самойлова Ж.А. На пути к "электронному нотариату". Режим доступа: http://www.nphmao.ru/component/content/article/97-hiefnews/2365-enot.html (дата обращения: 01.06.2015).

Нотариусы получают возможность доступа к информации о ранее совершенных нотариальных действиях по всей территории России в любой момент, когда такая информация потребуется для совершения каких-либо действий по запросу клиента нотариуса. Теперь нотариус сможет получать сведения из ЕИСН, кем бы они туда ни вносились.

Электронные технологии ведения реестров, в частности реестра наследственных дел, позволяют, с одной стороны, упростить некоторые процедуры (например, не писать текст, а выбрать из предлагаемого перечня: это касается вида нотариального действия), а с другой стороны, позволяют создать базу для более глубокого автоматизированного анализа нотариальной деятельности с использованием сведений, содержащихся в реестрах <4>.

<4> См.: Доклад президента Федеральной нотариальной палаты М.И. Сазоновой на отчетно-выборном собрании представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации // Нотариальный вестник. 2013. N 8. С. 7 - 14.

Решается очень актуальный, а во многих регионах и весьма болезненный вопрос получения сведений о нотариальных действиях, совершаемых должностными лицами местных администраций, для внесения их в ЕИСН. Сведения из местных администраций согласно законопроекту должны будут подаваться только в электронном виде, что технически облегчит работу нотариусов <5>. В связи с этим в реестр нотариальных действий вносятся сведения об указанных должностных лицах.

<5> Завещания, удостоверяемые в порядке п. 1 ст. 1127 ГК РФ, будут вноситься в ЕИСН нотариусом по месту жительства завещателя (см.: Блинков О.Е. Методические рекомендации по удостоверению завещаний лиц, находящихся в местах лишения свободы // Нотариус. 2015. N 5. С. 42 - 43).

Говорить о недостатках ЕИСН можно будет после накопления практики ведения электронных реестров (год, полгода) и анализа такой практики, однако на сегодняшний день можно остановиться на некоторых спорных моментах, которые, возможно, потребуют совершенствования действующего законодательства.

Например, при совершении завещания и внесении сведений в реестр нотариальных действий ЕИСН нотариус, работник нотариальной палаты субъекта Российской Федерации или работник Федеральной нотариальной палаты подписывают сформированную запись своей квалифицированной электронной подписью. В случаях, установленных Приказом Министерства юстиции Российской Федерации от 17 июня 2014 г. N 129 "Об утверждении Порядка ведения реестров единой информационной системы нотариата" (далее - Приказ N 129), нотариус обязан присоединять к записи в реестр электронный образ (скан-образ) нотариально оформленного документа <6>. На практике могут возникнуть трудности в связи с ограниченной возможностью получить в электронном виде собственноручную подпись лица, обратившегося за совершением нотариального действия. Пока у большинства нотариусов нет возможности приобрести графические планшеты для получения в электронной форме (скан-образ) собственноручной подписи лица, составляющего завещание. Кроме того, вопрос о достаточности такой подписи для совершения юридически значимых действий пока остается открытым. Сейчас его изучают специалисты Российского Федерального центра судебной экспертизы при Минюсте России, Экспертно-криминалистического центра МВД РФ и Института криминалистики ФСБ России (в части возможности проведения судебно-почерковедческой экспертизы такой подписи). Очевидно, что для проведения экспертизы потребуется проведение экспериментов, создание специального методического и программно-аппаратного обеспечения.

<6> См.: Радченко И.В. Федеральный закон от 29 декабря 2014 года N 457-ФЗ: основные новеллы и их значение в практике нотариуса // Нотариальный вестник. 2015. N 2. С. 7 - 16.

Количество случаев обязательного представления электронного образа документа минимально: при совершении таких нотариальных действий, как удостоверение и отмена завещания. Понятно, что объем сканированных документов прямо пропорционально влияет на стоимость ЕИСН, а требования к прикреплению скан-образов и формат сканирования предопределяют объем расходов нотариусов. Кроме того, необходимо учитывать и тот факт, что "тяжелые" файлы скан-образов будут существенно замедлять передачу сведений по каналам связи, если вообще будут переданы. Электронный образ нотариально оформленного документа на бумажном носителе, присоединяемый к записи в реестре нотариальных действий, должен оформляться в соответствии с требованиями, установленными приложением 1 к Приказу N 129.

Необходимо отметить, что использование информационно-компьютерных технологий в нотариальной деятельности создает повышенные угрозы нарушения нотариальной тайны и, соответственно, предъявляет повышенные требования к ее защите. Баланс интересов нотариального сообщества по доступу к информации о нотариальной деятельности и прав лиц, обратившихся за совершением нотариального действия, на защиту нотариальной тайны должен был установить закон <7>. К сожалению, Федеральный закон N 379-ФЗ сделал это недостаточно удачно, поскольку часть четвертая статьи 34.1 Основ фактически создает запрет на предоставление информации, содержащейся в ЕИСН, не только обществу, но даже другим нотариусам: "Нотариусы, имеющие доступ к сведениям, содержащимся в ЕИС нотариата, и лица, осуществляющие обработку вносимых в ЕИС нотариата сведений, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять сведения, содержащиеся в этой информационной системе, за исключением случаев, установленных настоящими Основами". Указанные "случаи" - это статья 34.4 Основ (распространение через Интернет сведений об отмене доверенности и сведений из реестра уведомлений), статья 5 Основ (предоставление сведений по требованию суда, прокуратуры, органов следствия, судебных приставов-исполнителей в налоговые органы), статья 34 Основ (предоставление сведений в рамках контроля за исполнением нотариусами профессиональных обязанностей). В силу указанной выше абсолютизации нотариальной тайны анализ нотариальной деятельности с использованием сведений, содержащихся в реестрах ЕИСН, возможен только по сведениям, внесенным в незашифрованном виде <8>. Для обеспечения баланса между частным и публичным интересом необходимо вносить в ЕИСН сведения для анализа нотариальной деятельности в незашифрованном виде, но для совершенных завещаний в целях безопасности сведений, вносимых в реестры ЕИСН, Приказом N 129 предусматриваются шифрование нотариусом вносимых сведений перед направлением в реестр нотариальных действий ЕИСН и транспортное шифрование.

<7> См.: Сидорко Т.Г., Мкртчян А.А. К проблеме законодательного регулирования правил совершения нотариальных действий в РФ // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. N 105. С. 981.
<8> См.: Волчинская Е.К. Место персональных данных в системе информации ограниченного доступа // Дискуссионный клуб. Режим доступа: http://www.law-journal.hse.ru (дата обращения: 01.06.2015).

Следует остановиться на еще одном спорном моменте, так, согласно ст. 1124 ГК РФ наследодатель имеет право удостоверить завещание у любого нотариуса. В совокупности с правилом о тайне завещания это означает, что наследники не могут выяснить, сколько завещаний и у каких нотариусов составлено наследодателем <9>. Между тем в соответствии со ст. 1130 ГК РФ новое завещание в отношении одного и того же имущества отменяет действие прежнего завещания, даже если в новом завещании нет прямого указания на отмену предыдущего.

<9> См.: Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Инфра-М, 2012. С. 79.

В Федеральном законе N 379-ФЗ определено, в какие сроки нотариусы обязаны вносить новые сведения о составлении, изменении либо отмене завещаний, однако для них не установлена обязанность включения в информационную систему всех завещаний, составленных до момента вступления рассматриваемых поправок в силу. Также комментируемым Законом не установлен приоритет завещаний, сведения о которых внесены в реестр завещаний, над завещаниями, информация о которых в данном реестре отсутствует. Важным представляется положение Приказа N 129 о приоритете записи в реестре на бумажном носителе перед записью в реестре нотариальных действий ЕИСН в случае их отличия. Однако, как справедливо отмечают эксперты, установленные в подзаконных и просто ведомственных актах положения о приоритете бумажных реестров перед электронными не опираются на положения федерального законодательства <10>.

<10> См.: Махноносов Э.В., Волчинская Е.К. О правовом статусе Единой информационной системы нотариата // Нотариальный вестник. 2013. N 9. С. 22 - 29.

Проблема получения сведений о совершенных наследодателем завещаниях стала также предметом специальной Международной конвенции, заключенной 16 мая 1972 г. в Базеле и установившей в отношениях между государствами-участниками универсальный режим регистрации завещаний и обмена информацией о них. В настоящее время участниками настоящей Конвенции являются Бельгия, Испания, Италия, Кипр, Люксембург, Нидерланды, Португалия, Турция, Франция, Эстония. Данная Конвенция разработана и заключена в рамках Совета Европы.

Конвенция предусматривает создание в каждом договаривающемся государстве системы, позволяющей завещателю зарегистрировать свое завещание и избежать ситуаций, когда о нем не будет известно в другом государстве (например, по месту нахождения наследственного имущества), облегчая открытие факта наличия завещания или актов его отмены и изменения после смерти завещателя. В каждом государстве назначается орган (как правило, это орган, аналогичный Федеральной нотариальной палате России), компетентный передавать другим государствам информацию о записях в созданном таким образом реестре завещаний, а также принимать и передавать запросы от органов, назначенных в других государствах. Данная система обмена информацией о завещаниях, основываясь на национальных реестрах, облегчает регулирование международного наследования по завещанию.

В Российской Федерации отсутствуют правовые основы для ведения национального реестра завещаний в рамках ЕИСН. Учитывая объективную сложность изменения российского законодательства о нотариате, более перспективным представляется присоединение России к международной Конвенции в этой области. Это позволит регламентировать порядок получения сведений из аналогичных национальных реестров других государств, присоединившихся к Конвенции, что весьма актуально при ведении международных наследственных дел.

Создание в России общенационального реестра завещаний на основе ЕИСН в рамках присоединения к Базельской конвенции позволило бы исключить риск, когда такие распорядительные акты последней воли не будут обнаружены или обнаружатся с опозданием - после выдачи правоустанавливающих документов на наследство иным, чем указано в них, лицам.

На сегодняшний день российскому нотариусу следует выяснять у заинтересованных лиц, обратившихся к нему в связи с регулированием международного наследства, об известных им завещаниях умершего. Это позволяет, при необходимости, сузить возможные границы поиска. Наличие информации о совершении завещания за границей требует от нотариуса, компетентного урегулировать наследственное дело в России, получения данного документа или его копии. Для этого ему следует обратиться напрямую к коллеге-нотариусу, удостоверившему данный акт за рубежом, или предложить сделать это наследникам в рамках процедуры, установленной местным законом для открытия завещаний.

Таким образом, учреждение реестра распоряжений последней воли на основе присоединения к Базельской конвенции соответствует мировому опыту, предоставляя ряд значительных преимуществ заинтересованным лицам, способствуя максимально точному исполнению последней воли граждан России.

Литература

  1. Барков Р.А., Блинков О.Е. Формальная действительность завещания как акта реализации активной завещательной правосубъектности (сравнительно-правовой аспект) // Наследственное право. 2013. N 3. С. 42 - 48.
  2. Блинков О.Е. Методические рекомендации по удостоверению завещаний лиц, находящихся в местах лишения свободы // Нотариус. 2015. N 5. С. 37 - 43.
  3. Блинков О.Е. О присутствии наследника при совершении завещания // Наследственное право. 2014. N 2. С. 3 - 5.
  4. Волчинская Е.К. Место персональных данных в системе информации ограниченного доступа // Дискуссионный клуб. Режим доступа: http://www.law-journal.hse.ru (дата обращения: 01.06.2015).
  5. Волчинская Е.К. Об использовании электронных документов нотариусами (в свете вступления в силу изменений в законодательство о нотариате) // Нотариальный вестник. 2014. N 8. С. 51 - 62.
  6. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации. М.: Инфра-М, 2012. С. 448.
  7. Доклад президента Федеральной нотариальной палаты М.И. Сазоновой на Отчетно-выборном собрании представителей нотариальных палат субъектов Российской Федерации // Нотариальный вестник. 2013. N 8. С. 7 - 14.
  8. Долганова И.В. Критерии разграничения дел о недействительности ничтожного и оспоримого завещаний // Наследственное право. 2013. N 3. С. 10 - 13.
  9. Долганова И.В. Элементы иска о недействительности завещания // Наследственное право. 2014. N 4. С. 26 - 29.
  10. Махноносов Э.В., Волчинская Е.К. О правовом статусе Единой информационной системы нотариата // Нотариальный вестник. 2013. N 9. С. 22 - 29.
  11. Радченко И.В. Федеральный закон от 29 декабря 2014 года N 457-ФЗ: основные новеллы и их значение в практике нотариуса // Нотариальный вестник. 2015. N 2. С. 7 - 16.
  12. Самойлова Ж.А. На пути к "электронному нотариату". Режим доступа: http://www.nphmao.ru/component/content/article/97-chiefnews/2365-enot.html (дата обращения: 01.06.2015).
  13. Сидорко Т.Г., Мкртчян А.А. К проблеме законодательного регулирования правил совершения нотариальных действий в РФ // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2015. N 105. С. 981 - 999.