Мудрый Юрист

Обеспечение уплаты таможенных платежей

Бадулин Олег Геннадьевич

Заместитель генерального директора по правовым вопросам ОАО "Люберецкий завод "Торгтехника". Специалист по административному и финансовому праву.

Родился 21 мая 1977 г. в г. Москве. В 1999 г. окончил МГЮА.

Статьей 340 Таможенного кодекса Российской Федерации предусмотрены следующие способы обеспечения уплаты таможенных платежей: залог товаров и иного имущества; банковская гарантия; внесение денежных средств в кассу или на счет таможенного органа в федеральном казначействе (денежный залог); поручительство.

Кроме того, в качестве еще одного способа обеспечения уплаты таможенных платежей для плательщика предусмотрена возможность использовать договор страхования в случаях, определенных совместно федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в области таможенного дела, и федеральным органом исполнительной власти по надзору за страховой деятельностью. Такой договор должен заключаться по правилам, установленным гражданским законодательством (п. 1 ст. 347 Таможенного кодекса РФ), и, вероятно, предметом такого договора должно быть страхование риска неуплаты лицом причитающихся с него таможенных платежей.

Перечень способов обеспечения уплаты таможенных платежей не является закрытым, правовыми актами Российской Федерации могут быть предусмотрены и иные способы обеспечения (п. 3 ст. 340 ТК РФ). Такими актами должны быть федеральные законы, указы Президента РФ или Правительства РФ (по смыслу ст. 3 - 5 ТК РФ).

СПОСОБЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПЛАТЕЖЕЙ

Плательщик таможенных платежей вправе самостоятельно выбрать способ обеспечения их уплаты (п. 2 ст. 340 ТК РФ), за исключением применения договора страхования, использование которого предполагается специальным порядком. Таким образом, с юридической точки зрения таможенный орган не вправе предъявить плательщику таможенных платежей требование о применении какого-то определенного способа обеспечения их уплаты. Хотя представляется сомнительным, что таможенный орган будет безропотно принимать то обеспечение, которое самостийно предложит плательщик, и не "включит" административный ресурс в том случае, если по каким-то причинам (объективного или субъективного характера) предоставленное обеспечение его не устроит. В крайнем случае таможенный орган всегда сможет найти способ "перекрыть кислород" даже вполне добросовестному предпринимателю.

Способы обеспечения уплаты таможенных платежей в виде залога товаров и иного имущества, банковской гарантии и поручительства фактически взяты из гражданского права, в связи с чем, видимо, в самом Таможенном кодексе имеются ссылки к нормам гражданского права (например, п. 1, 4 ст. 341, п. 3 ст. 342, ст. 346). Но Таможенный кодекс не предусматривает безусловного применения норм гражданского права в случаях применения всех и любого из указанных способов обеспечения исполнения обязательства по уплате таможенных платежей. Применение норм гражданского права предусмотрено ТК РФ лишь в определенных случаях.

В то же время вопрос о сочетании норм столь разных отраслей законодательства, как гражданское и таможенное, и применении их в совокупности представляется весьма интересным.

Отношения по уплате таможенных платежей носят публично-правовой характер, т.к. одной из сторон этих отношений выступает государство в лице специально уполномоченных им на это органов государства. Государством для обеспечения исполнения его функций установлены специальные индивидуально безвозмездные платежи в государственную казну, которые лицо в установленных законодательством случаях обязано уплатить. В отличие от отношений, регулируемых гражданским законодательством, в сфере таможенного дела фактическое равенство сторон правоотношений и автономия их воли отсутствуют, наоборот, имеет место доминирование государственного органа (таможенного) и осуществление им определенных законодательством властных полномочий в отношении субъектов, действующих в сфере таких его полномочий.

Пункт 3 ст. 2 Гражданского кодекса РФ допускает в установленных законодательством случаях применение гражданского законодательства к имущественным отношениям, основанным на административном подчинении одной стороны другой. Но представляется, что юридическое оформление хитросплетения гражданского и таможенного законодательства при обеспечении уплаты таможенных платежей могло бы быть и более удачным (если вообще в рассматриваемой ситуации стоит смешивать указанные отрасли законодательства).

В гражданском праве возникновение отношений по обеспечению исполнения лицом его обязательства перед кредитором обусловлено существованием соответствующего основного гражданско-правового обязательства. По всем способам обеспечения исполнения обязательств, предусмотренным гл. 23 ГК РФ, фигурирует кредитор в основном обязательстве, интерес которого в надлежащем исполнении и обеспечивается. Таким образом, существуют два гражданско-правовых обязательства: обязательство должника перед кредитором по основному обязательству и обязательство должника или иного лица перед тем же кредитором по дополнительному (обеспечивающему) обязательству, причем второе жестко привязано к первому. Недействительность основного обязательства (т.е. его фактическое отсутствие) влечет недействительность акцессорного обязательства, обеспечивающего его исполнение (п. 3 ст. 329 ГК РФ).

В сфере таможенного дела конструируется следующая схема обеспечения исполнения обязательства по уплате таможенных платежей. Существует публично-правовое обязательство конкретного лица по уплате таможенных платежей, возникшее по основаниям, предусмотренным законодательством. Данное публично-правовое обязательство предлагается обеспечить теми способами, которые предусмотрены для гражданского оборота, и в основном на основании правовых норм, предусмотренных опять-таки для гражданского оборота, т.е. для правоотношений, основанных на равенстве и автономии воли участников. Насколько же применимо такое регулирование?

Таможенный кодекс предлагает заключать в случае обеспечения исполнения обязательства по уплате таможенных платежей договоры (например, залога, поручительства) между таможенным органом и залогодателем (поручителем). Так, напрямую указано, что договор поручительства заключается между таможенным органом и поручителем в соответствии с требованиями гражданского законодательства (ст. 346 ТК РФ). Относительно договора залога, правда, отсутствует указание, в соответствии с требованиями какого законодательства его следует заключать. Можно придерживаться следующей позиции: учитывая, что залог является институтом гражданского права, очевидно, такой договор следует заключать согласно требованиям гражданского законодательства. Однако, как уже было сказано, гражданское законодательство применяется к административным правоотношениям только в случаях, предусмотренных законодательством. В рассматриваемой ситуации ст. 341 ТК РФ предусматривает к правоотношениям, складывающимся в результате применения такого способа обеспечения исполнения обязательства по уплате таможенных платежей, как залог, применение гражданского законодательства лишь при определении предмета залога (т.е. того имущества, которое может быть передано в залог) и обращении взыскания на заложенное имущество, не являющееся товаром, находящимся под таможенным контролем и переданным таможенному органу. Относительно иных аспектов правового регулирования залога в таможенном деле гражданское законодательство, видимо, применяться не должно.

Однако следует учитывать, что договор залога или поручительства в гражданском законодательстве понимается как договор между залогодателем (поручителем) и кредитором в основном обязательстве, в то время как в публично-правовом обязательстве по уплате таможенных платежей, являющихся федеральными налогами (сборами), кредитором является государство, а не конкретный таможенный орган. Таможенный орган лишь выполняет определенные возложенные на него государственные функции. Таможенные платежи идут в федеральный бюджет и составляют часть государственной казны. Данная сфера общественных отношений не относится к гражданскому праву и гражданскому обороту, а приобретение государством прав на уплаченные ему платежи происходит на основании норм публичного права. Таможенному органу для самостоятельного выступления в качестве субъекта гражданских правоотношений и заключения гражданско-правовых договоров необходимо обладать статусом юридического лица, т.е. быть зарегистрированным в качестве такового в соответствии с требованиями нормативных правовых актов о государственной регистрации юридических лиц. В противном случае таможенный орган может выступать в гражданском обороте только от имени государства в соответствии со ст. 125 Гражданского кодекса РФ.

Статья 342 ГК РФ допускает последующий залог, если договором о предыдущем залоге последующий залог не был запрещен. Пунктом 2 ст. 340 Таможенного кодекса предусмотрено, что плательщик вправе сам выбрать способ обеспечения исполнения им обязательства по уплате таможенных пошлин, налогов. Указаний на то, что залог таможенному органу имущества, являющегося предметом действующего договора залога, для обеспечения исполнения обязательства по уплате таможенных пошлин, налогов не допускается, Таможенный кодекс не содержит. Таким образом, не исключается юридическая возможность для плательщика передать в залог таможенному органу уже заложенное имущество. При этом следует учитывать, что требования последующих залогодержателей удовлетворяются за счет заложенного имущества после требований предшествующих залогодержателей. Для недопущения подобной ситуации таможенному органу придется включать "административный ресурс", что лежит уже за рамками правового поля.

Интересен также и следующий момент. Указанный в п. 1 ст. 340 Таможенного кодекса способ обеспечения исполнения обязательства в виде внесения денежных средств в кассу или на счет таможенного органа в федеральном казначействе назван в скобках также и денежным залогом. Такая грамматическая конструкция предполагает тождество понятия, помещенного в скобки, тому понятию, после которого оно расположено в предложении. Данному способу обеспечения уплаты таможенных платежей посвящена ст. 345 Таможенного кодекса РФ. Однако, несмотря на то что указанный способ обеспечения назван также и денежным залогом, никаких отсылок к возможному применению в данном случае гражданского законодательства не имеется. Таможенный кодекс РФ сам предусматривает правила применения денежного залога, его внесения и возврата. При этом деньги в соответствии со ст. 128 Гражданского кодекса РФ также считаются имуществом, которое в соответствии со ст. 336 ГК РФ может быть заложено. Иными словами, правовое регулирование возникающих залоговых правоотношений различается в зависимости от того, что будет являться предметом залога. Если предметом залога будут являться денежные средства, то осуществляется административно-правовое регулирование, а если иное имущество - в значительной степени гражданско-правовое. Вопрос заключается в том, насколько это целесообразно в рамках в общем-то однородных общественных отношений.

Как уже было отмечено, обращение взыскания на заложенное имущество, не являющееся товаром, находящимся под таможенным контролем и переданным таможенному органу, осуществляется в соответствии с требованиями гражданского законодательства. Товары, находящиеся под таможенным контролем и переданные таможенному органу, реализуются в порядке, предусмотренном гл. 41 Таможенного кодекса РФ. Однако следует учитывать, что такие товары также являются собственностью лица, как и любое другое имущество, за исключением того момента, что пользование и распоряжение ими ограничено нормами публичного права. Почему же для возможно однородного имущества должны устанавливаться различные процедуры обращения на него взыскания?

Обеспечение уплаты таможенных платежей может производиться, в частности, в виде предоставления банковской гарантии и поручительства, которые согласно требованиям ст. 342 (п. 3) и 346 Таможенного кодекса РФ регулируются гражданским законодательством Российской Федерации, а отношения в связи с выдачей банковской гарантии, представлением требований по банковской гарантии, выполнением гарантом обязательств и прекращением банковской гарантии - также положениями банковского законодательства. При этом гарантом может выступать только определенное лицо (лицо, внесенное в соответствующий реестр федеральным органом исполнительной власти в области таможенного дела). Для внесения в реестр лицо обязано представить в соответствующий орган заявление и документы согласно утвержденному перечню. Таким образом, отношения в связи с включением лица в такой реестр носят административно-правовой характер. При предоставлении банковской гарантии лицо выступает гарантом перед таможенным органом. При этом таможенный орган выступает не в качестве обычного участника гражданского оборота, а в качестве органа государства, выполняющего определенные функции государства, наделенного для этого соответствующей компетенцией и действующего в соответствии с указанной компетенцией. Такого рода отношения должны регулироваться нормами административного права, а не гражданского. Итак, получается следующая ситуация. Существует публично-правовое обязательство лица по уплате причитающихся с него в пользу государства таможенных платежей. Учитывая риск недобросовестного поведения частного лица - участника возникших правоотношений, законом предусматривается обязанность данного лица в определенных случаях обеспечивать публично-правовой интерес в получении соответствующих таможенных платежей посредством установленных законом процедур. При этом обязанное лицо находится в ситуации подчинения государственно-властной воле и в соответствии с законом вправе проявить автономию своей воли лишь в выборе способа обеспечения уплаты таможенных платежей (п. 2 ст. 340 Таможенного кодекса РФ). Отказаться от обеспечения уплаты платежей данное лицо не вправе. Точнее, оно может не исполнять указанную обязанность, но в этом случае все установленные ст. 149 Таможенного кодекса условия выпуска товаров соблюдены не будут, в силу чего таможенное оформление товаров не будет завершено. Таким образом, заключение лицом договора залога либо поиск поручителя или гаранта обусловлены публично-правовыми обязательствами этого лица.

Поручитель или гарант, обеспечивая исполнение обязанным лицом его обязательств по уплате таможенных платежей, фактически сам вступает в правоотношения с таможенным органом, т.к., во-первых, позиционирует себя в качестве такового перед таможенным органом, во-вторых, в случае неуплаты обязанным лицом причитающихся с него платежей этот поручитель или гарант обязан будет возместить недоплату. Таким образом, фактически складываются административно-правовые отношения.

Обратимся к такому юридическому инструменту, как административный договор. В настоящее время такое понятие в действующем законодательстве отсутствует <*>. Договорные связи в сфере государственного управления пока еще не получили своего четкого понимания и должного юридического оформления. Однако специалисты по административному праву обращаются к проблеме административных договоров, но внимание к данной проблеме не носит фундаментального характера, а скорее, носит характер отдельных замечаний, что обусловлено, в частности, элементарным отсутствием какой-либо приемлемой нормативно-правовой базы. В целом же данная тема не является новой для науки административного права <**>.

<*> А.В. Демин в своей работе "Общие вопросы теории административного договора" отмечает, что в отечественном правоведении сложилось устойчивое мнение о межотраслевом разграничении юридических средств, в результате чего договор как средство правового регулирования оказался "монополизирован" частными отраслями права (Красноярск, 1998. С. 14).
<**> Бахрах Д.Н. Административное право. М.: БЕК, 1993. С. 131, 132.

Специалисты выделяют следующие особенности административного договора:

целью данных договоров является достижение общественно значимых результатов;

такой договор выступает как правовая форма деятельности субъектов, обладающих определенной самостоятельностью в решении соответствующих вопросов, хотя права и обязанности сторон не равны, поскольку речь идет об управленческих, а не имущественных полномочиях;

административный договор в Российской Федерации не обеспечен судебной защитой;

административный договор выступает в качестве формы, связанной с административным актом, с осуществлением административным органом своих обязанностей;

нормативно-правовой базой административно-договорной практики выступают нормы административного, а не гражданского права <*>.

<*> Там же. С. 132, 133.

Некоторые эксперты полагают, что в тех договорных отношениях, в которых проявляются характерные признаки государственных органов как государственно-властных субъектов, наделенных соответствующими полномочиями прерогативного характера, применяются не нормы гражданского права, а нормы конституционного, административного, финансового права. Возникающие при этом правоотношения не являются гражданско-правовыми. Административные договоры опосредуют административно-правовые отношения, непременным участником которых выступает государственный (муниципальный) орган, должностное лицо или субъект с делегированными полномочиями. Государственный орган в административном договоре выступает именно как компетентный орган, реализующий управленческие функции и наделенный властными полномочиями <*>.

<*> Демин А.В. Указ. раб. С. 28, 35, 36.

Исходя из сказанного, можно было бы рассматривать заключение договоров между таможенными органами и залогодателями (да и поручителями) как заключение договоров (соглашений) административно-правового характера с необходимой корректировкой существующей нормативно-правовой базы. Представляется, что для этого есть основания. Договорный элемент в рассматриваемых отношениях несомненно присутствует, т.к. условия соответствующих договоров (соглашений) в рамках действующего законодательства должны согласовываться сторонами. Таможенный орган в таких отношениях выступает именно в качестве государственного органа, наделенного властными полномочиями и реализующего определенные государственные функции, а не в качестве обычного юридического лица, участвующего в гражданском обороте. Посредством заключаемых договоров обеспечивается интерес государства в получении причитающихся ему таможенных платежей. Безусловно, в настоящее время достаточных правовых оснований (исходя из содержания Таможенного кодекса РФ) для этого пока не имеется, но рассмотрение таких договоров именно как административных позволило бы "удержать" правоотношения в рамках публично-правового регулирования и не перемешивать административное и гражданское право, когда для этого, наверное, нет действительно серьезных оснований.

Рассмотрим вкратце договор страхования как способ обеспечения исполнения обязательств по уплате таможенных платежей. Законодательством выделяются два вида договора страхования: договор имущественного страхования и договор личного страхования (п. 1 ст. 927 ГК РФ). Сомнительно, что в рассматриваемых отношениях допустимо применение договора личного страхования, поэтому обратимся к договору имущественного страхования.

В соответствии со ст. 929 ГК РФ по договору имущественного страхования одна сторона (страховщик) обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить другой стороне (страхователю) или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя (выплатить страховое возмещение) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). Приведенное определение договора страхования позволило выделить в Гражданском кодексе следующие виды договоров имущественного страхования:

страхования имущества;

страхования гражданской ответственности;

страхования предпринимательского риска.

Вопрос заключается в том, какой из указанных видов договоров страхования следует применять в случае обеспечения уплаты таможенных платежей. Первые два явно не подходят, третий же если и можно применять, то с существенной "натяжкой". Сомнительно, что уплату таможенных платежей можно отнести к предпринимательскому риску хотя бы потому, что риск содержат в себе обстоятельства, относительно которых имеется только вероятность, что они наступят, таможенные же платежи необходимо платить, если совершены действия, влекущие возложение на лицо обязанности по их уплате, а придется ли их платить - вполне просчитываемо заранее.

Напрямую же возможность заключения договора страхования относительно ситуации с возможной неуплатой причитающихся с лица таможенных платежей законом не предусмотрена. Фактически в данной ситуации страхуется даже не риск плательщика в связи с неуплатой им причитающихся с него платежей, а риск неполучения другим лицом (государством) указанных платежей, т.е. обеспечение публично-правового интереса. Возможно, для применения договора страхования следовало бы некоторым образом подкорректировать содержание действующих нормативно-правовых актов.